<<
>>

Соматоневрологический статус без видимой патологии.

Психический статус: в ясном сознании, всесторонне ориентирован,

жалоб не предъявляет. Мышление последовательное, логичное, на вопросы отвечает правильно, по существу. Уровень знаний соответствует

полученному образованию и жизненному опыту.

Память и внимание не

нарушены, правильно и последовательно вспоминает события, происшедшие с ним в период, к которому относятся инкриминируемые деяния. Отмечает, что с раннего детства, сколько себя помнит, испытывал

“тягу к мальчикам”, с которыми вступал в половую связь неоднократно.“Пробовал вступать в половую связь с женщинами, но ничего не получалось. У меня с детства такое пристрастие, сколько себя помню. Ничего не могу с собой поделать”. Рассказывает об инкриминируемых деяниях. Бредовых идей, обманов восприятия не обнаруживает, в беседе

спокоен, выдержан, соблюдает дистанцию. Себя считает психически

здоровым человеком.

При патопсихологическом исследовании держится естественно, охотно вступает в контакт, активно его поддерживает, торопится “выговориться”. Подробно рассказывает о себе, о судебно-следственной ситуации. Сетует на трудности существования, обусловленные его сексуальными особенностями. Понимает противоправность своего поведения, но

не видит выхода из создавшегося положения.

Темп сенсорно-моторных реакций равномерный, достаточный. Произвольное внимание не нарушено, истощаемости, утомляемости к концу

работы не отмечает. Память сохранна, мышление в обычном темпе.

Признан психически здоровым, обнаружены сексуальные перверсии в форме педофилии, в отношении инкриминируемых действий —

вменяем.136

Представляет интерес также Ф., обвиняемый в развращении малолетних девочек и попытке изнасилования.

Наследственность психопатологией не отягощена. Учился посредственно, образование семь классов, геолого-разведочный техникум и

политехнический институт. Холост, в армии не служил, алкоголем не

злоупотребляет.

В прошлом перенес перелом нижней челюсти, правой

лодыжки, сотрясение мозга. Жалуется на быструю утомляемость, головные боли, раздражительность, боли в области сердца.

Сообщает, что всегда в интимной жизни с женщинами испытывал

затруднения. Обычно женщины были недовольны им из-за половой слабости и он сам был собой недоволен. С детства приучился к онанизму,

в половой близости прибегал к извращениям. Лет десять назад, увидев

спящую обнаженную девочку, испытал к ней большое влечение. С тех

пор постоянно искал возможности прикоснуться половым органом или

рукой к половым органам девочек. Обычно возбуждение наступало быстро и столь же быстро происходило излияние спермы. Одно время ни с

кем не делился своими влечениями, потом разговорился об этом с Соломенко. С ним же неоднократно выходил в город в поисках девочки, которую можно было бы заманить в парадное дома и совершить с ней

“имитацию полового акта”. Так испытуемый определяет свои развратные действия в отношении девочек.

Ф. и Соломенко заводили девочек в парадные под благовидным

предлогом, оголяли их и свои половые органы и прислонялись к ним,

воспроизводя движения полового акта. Утверждает, что инициатива и

активность в заманивании девочек принадлежала Соломенко. Попытки

изнасилования отрицает.

Из материалов дела известно, что Ф. пытался изнасиловать семилетнюю К., причинив ей легкие телесные повреждения в области половых

органов. Окончить преступный замысел не смог вследствие быстрого

наступления удовлетворения.

Ф. также самостоятельно занимался развращением девочек — своих

знакомых, соседей, детей своих сожительниц.

По службе характеризовался положительно, с работой справлялся,

по службе рос, странностей в поведении не обнаруживал.

Среднего роста, правильного телосложения, лицо несколько асимметрично из-за травмы. Без признаков грубого органического поражения ЦНС.

Психическое состояние: держится взволнованно, дрожит, плачет,

сморкается, производит впечатление трусливого, растерявшегося человека.

Говорит торопливо, старается быть убедительным и от этого еще

больше волнуется. Во время беседы то и дело разражается рыданиями,

потом успокаивается и просит его простить. Хватается за голову, за137

сердце, совершает множество торопливых, лишних и ненужных движений. Жалуется на явления половой слабости, на влечение к маленьким

девочкам.

Расстройств восприятия не обнаруживает и на их наличие не ссылается. Мышление в достаточном темпе, последовательное, бредовые идеи

отсутствуют. Ассоциативные процессы не нарушены. Интеллект и его

предпосылки без формальных отклонений от нормы. Эмоционально неустойчив, но эмоциональные проявления адекватные.

Заключение. Психически здоров, обнаруживает расстройство полового влечения в виде педофилии. В отношении инкриминируемых деяний признан вменяемым.

Испытуемый С., 32 года. Обвиняется в совершении развратных действий и изнасиловании в извращенной форме.

Родился в семье служащих, сестра страдает эпилепсией. Раннее развитие без особенностей. В школу пошел своевременно, учился хорошо,

без особых наклонностей к какому-либо предмету, стремления к общению с товарищами не проявлял, нарушений дисциплины не имел. Со

слов испытуемого, он всегда отличался стеснительностью, был робким,

обидчивым. После девятого класса поступил в медучилище на зубопротезное отделение. Такой выбор обосновать не может и считает его результатом влияния случайных обстоятельств. По специальности работать не стал в связи с тем, что во время практики не мог видеть крови,

чувствовал при этом дискомфорт, слабость, не выносил криков людей.

Поступил на юридический факультет Барнаульского государственного

университета. Столь резкую смену профессии также объясняет случайными обстоятельствами: “Много читал книжек, смотрел фильмы о работе юридических органов”. Учился хорошо, учеба давалась легко, в свободное время много читал. Компаний не посещал, с девушками никогда

не встречался, предпочитал время проводить уединенно. На четвертом

курсе перевелся в Киевский государственный университет, а после его

окончания остался работать на кафедре в качестве инженера.

Кроме основной работы, проводил практические занятия по криминалистике на четвертом курсе юридического факультета, руководил

производственной практикой студентов третьего курса в органах прокуратуры, рецензировал контрольные работы по криминалистике студентов-заочников.

За время работы на кафедре изучал новую учебную

юридическую литературу, принимал активное участие в общественной

жизни коллектива факультета, избран заместителем председателя

ДОСААФ. Был куратором академической группы, пользовался авторитетом и уважением среди преподавателей и студентов. Призван на действительную военную службу, во время прохождения которой показал138

себя дисциплинированным, умелым командиром, неоднократно поощрялся командованием части. После возвращения на работу избран ассистентом кафедры криминалистики КГУ.

Сотрудники характеризуют С. как дисциплинированного, исполнительного, вежливого и предупредительного. Он смущался разговоров на

интимные темы и всегда уклонялся от них.

Проживает с матерью, не женат и, по его словам, не испытывает в

этом необходимости. Сообщает также, что, еще будучи студентом медучилища в Барнауле, “случайно из любопытства решил изучить половые

органы у девочек, это было приятно и интересно”. Однажды его задержала милиция, но к ответственности привлечен не был — “отпустили

домой”. Сознается, что чувствовал половое влечение к детям и за последние пять лет совершил около 60–70 эпизодов развратных действий по

отношению к 7–12-летним девочкам и мальчикам. При удобном случае

подходил к ребенку, заводил с ним разговор о том, как пройти на ту или

иную улицу, найти дом и т. п. Заводил ребенка в подъезд или другое

уединенное место, под видом того, что осматривает мышцы, поворачивал ребенка к себе спиной, трогал за половые органы, притрагивался

своим половым членом к ягодицам. При этом чувствовал половое удовлетворение, быстро наступало семяизвержение. В последний раз под видом “осмотра мышц ребенка” завел мальчика в подъезд и совершил с

ним акт мужеложства. Отмечает, что в последнее время были еще подобные случаи, но отрицает, что совершал половые акты с малолетними девочками, это он себя оговорил.

В ходе следствия давал последовательные, логические показания, подробно воспроизводил события периода, к которому относятся инкриминируемые деяния, не ссылался на какие-либо болезненные переживания.

Считает себя психически здоровым.

Соматически и неврологически без патологии.

Психическое состояние: в ясном сознании, ориентирован всесторонне. Охотно вступает в беседу, держится спокойно, выдержанно, корректно. Сообщает о себе подробные сведения, говорит, что никогда не испытывал потребности жениться, хотя “логически понимал, что это надо”. О влечении к детям говорит неохотно, жалуется, что его “обижают”

в палате. Во время беседы начинает плакать, при этом извиняется. Себя

характеризует как стеснительного и робкого, даже совершая развратные

действия, “не хотел травмировать детей и поэтому поворачивал их к себе

спиной”. Соглашается, что его заявление абсурдно, но все-таки утверждает, что в какой-то степени благородные помыслы ему не чужды. Понимал, что рано или поздно будет разоблачен, но не мог справиться с желанием. Настроение несколько снижено. Расстройств восприятия не обнаруживает, бредовых идей не высказывает. Сообщает, что в связи с

содеянным и “таким позором” в ходе следствия хотел покончить с со-139

бой, но “не удалось”. Суицидальные намерения надеется выполнить, будучи осужденным. Мышление последовательное, в обычном темпе, интеллект, память не нарушены, критические способности сохранены.

Заключение. Психическими заболеваниями не страдает, обнаруживает сексуальные перверсии в форме педофилии. В отношении содеянного

следует считать вменяемым.

В качестве иллюстрации к нашему утверждению о том, что лица,

страдающие педофилией, часто выбирают профессию, связанную с

детьми, приведем пример развратных действий тренера детской футбольной команды.

Испытуемый Р. родился 5 июня 1953 года. Второй ребенок в семье.

Сведений об отце не имеет, так как сразу после его рождения отец оставил семью.

Р. вырос в неполной семье, они с братом воспитывались матерью, которая работала на заводе контролером ОТК.

В раннем детстве от сверстников не отставал, но, с его слов, слишком

поздно начал разговаривать и до 12 лет страдал ночным энурезом. По

характеру формировался спокойным, любил одиночество.

В школу пошел в семилетнем возрасте, учился посредственно и после восьмого класса пошел работать на радиозавод им.

Королева. Параллельно обучался в вечерней школе, учился хорошо.

После окончания 11 классов с 1972 по 1974 г. служил в ВВС техником

по обслуживанию электронных систем.

После увольнения из армии поступил на подготовительное отделение

при университете, а затем — в университет на физический факультет.

С первого курса был отчислен из-за неуспеваемости по английскому

языку. В течение года работал лаборантом в вечерней школе, затем

вновь поступил на тот же факультет. С третьего курса был отчислен, так

как не сдал часть экзаменов. Параллельно с учебой работал лаборантом

в университете.

После отчисления из университета пошел работать на стадион инженером по обслуживанию электронного оборудования. Одновременно, с

1981 по 1986 г., помогал тренерам детских футбольных команд, которые тренировались на стадионе. Затем параллельно с основной работой

вел занятия в абонементной группе по физической подготовке, позже —

тренировал детскую футбольную команду.

В 1991 г. был привлечен к уголовной ответственности по ст. 121.

В ходе следствия проводилась стационарная судебно-психиатрическая

экспертиза. Согласно акту судебно-психиатрической экспертизы, Р. обвинялся в том, что, работая тренером детской футбольной команды, на

протяжении трех лет совершал в отношении несовершеннолетних членов

команды развратные действия. В летних лагерях и на соревнованиях140

в других городах он заходил в номера гостиниц к членам команды, раздевал их догола, целовал в губы, соски, брал в рот половой член, заставлял подростков брать в рот его половой член, а также друг у друга.

Аналогичные действия он совершал с мальчиками у себя в квартире,

фотографируя их при совершении развратных действий. Заставлял раздеваться догола членов команды и фотографировал их. Совершая развратные действия, Р. убеждал членов команды, что подобные отношения — нормальное, естественное явление, что подросткам не нужны родители, что он воспитывает из них личностей.

Экспертная комиссия в 1991 г. пришла к заключению, что Р. психическими заболеваниями не страдает и признала его вменяемым.

Будучи условно осужденным по ст. 121, испытуемый осенью 1992 г.

возобновил тренерскую деятельность и набрал команду из ребят

1983 года рождения.

С этой командой он работал до 1995 г., когда в конфликтной ситуации сгоряча ударил одного из мальчиков. Невзирая на его извинения,

мать мальчика рассказала другим родителям о его прежней судимости,

а также подала на него в суд, обвиняя в избиении и развратных действиях. В 1996 г. он был осужден по ст. 107 к двум годам лишения свободы.

По возвращении из мест лишения свободы в 1997 г. с запретом заниматься педагогической деятельностью продолжил работать под чужой

фамилией тренером детской футбольной команды.

Испытуемый холост, детей нет.

Как следует из материалов уголовного дела, в ноябре 1997 г. Р. провел набор детей (1988 года рождения) с целью организации футбольной

команды. Было отобрано 22 ребенка, с которыми Р. проводил тренировки на стадионах жилмассивов. 22 июня 1998 г. команда выехала в летний

спортивно-оздоровительный лагерь в Крым.

Уже в поезде тренер начал злоупотреблять спиртным и проявлять агрессивность по отношению к детям и сопровождающим взрослым.

Во время пребывания в лагере злоупотреблял спиртными напитками, а также совершил ряд развратных действий в отношении членов

команды.

Как известно из материалов уголовного дела, во время просмотра

чемпионата мира по футболу он закрывал дверь в комнате на замок,

выключал свет, подсаживался к детям, садил их на колени, целовал вгубы, крутил соски на груди, засунув руку в трусы, ощупывал их половые

органы, одновременно засовывал руку ребенка себе в трусы и заставлял ласкать свой член, просил снимать трусы, сосал их половые члены.

С некоторыми детьми он ложился спать, залезал руками в трусы, щупал половые органы, просил гладить и целовать свой пенис. Ребята переживали в связи с происходящим, шепотом обсуждали события, но боялись разрушить команду.141

Совершая развратные действия, Р. требовал, чтобы дети не рассказывали ничего родителям, угрожая исключить из команды. Они очень хотели играть в футбол, поэтому боялись как открыто противодействовать

тренеру, так и сообщить о происходящем родителям. Кроме того, Р. максимально ограничил доступ родителей к детям, запрещая им встречаться с приезжающими родителями вне его контроля, а также присутствовал при телефонных разговорах ребят с родственниками.

При попытке родителей прояснить ситуацию у тренера, Р. скрылся

с документами и деньгами, предназначенными для оплаты проезда команды.

Испытуемый никогда не был женат, более того, с его слов, он никогда не имел сексуальных отношений с женщинами. К женщинам он испытывал лишь интеллектуальный интерес, ему “была отвратительна сама

мысль о половом акте”. Отмечает, что очень хотел иметь детей, был не

прочь жениться, но осознание необходимости сексуальных отношений с

женой вызывало такое отвращение, что даже в беседе с экспертами он не

мог его скрывать.

Отрицает также сексуальные отношения с мужчинами и с детьми.

Вто же время говорит, что вся его жизнь — в детях, в команде, игроки

которой ему периодически снятся.

Р. никогда не обращался к психиатрам, наркологам или сексопатологам. Во время исследования он согласился, что ему уже давно необходима помощь сексопатолога, но, к сожалению, он понимает это только сейчас.

К алкоголю относится якобы резко отрицательно, всегда старался

избегать употребления спиртных напитков. Употреблял только вынужденно, когда вел переговоры со спонсорами. В таких случаях мог выпить

200–250 мл водки.

Количественный, качественный и ситуационный контроль при употреблении алкоголя сохранен, похмельный синдром не сформирован, амнестические формы опьянения отрицает. При употреблении спиртного

всегда ориентировался в происходящем и на следующий день помнил все

события.

Из неврологического обследования: испытуемый леворукий.

При обследовании сознание ясное. Правильно ориентирован в месте,

времени и собственной личности. Поведение упорядочено, доступен контакту. На вопросы отвечает по существу. Психически больным себя не

считает. Понимает цель направления на экспертизу. Против проведения

экспертизы не возражает. Мышление последовательное, логичное. Сведения о себе излагает подробно, многословен, обстоятелен, отвечая на

вопросы, старается начать издалека. Во время беседы спокоен, настроение ситуационно снижено. Выражение лица страдальческое, стремится

вызвать сочувствие у окружающих. Тонко эмоционально реагирует на142

интонации собеседника, избегает говорить на неприятные для него

темы. В беседе обнаруживает довольно высокий интеллектуальный уровень, большой запас общеобразовательных знаний и сведений, широкий

круг интересов. Категорически отрицает свою вину в отношении инкриминируемых ему правонарушений. Заявляет, что его оговорили под влиянием другого тренера, желающего отнять у него команду. В то же время абсолютно уверен, что его признают виновным и осудят, как и предыдущие разы, когда он также якобы был невиновен. Очень переживает о

своей дальнейшей судьбе, в связи с чем испытывает постоянное чувство

страха. Сообщает, что спит плохо, долго не может уснуть и от малейшего шума просыпается.

На основании изложенного комиссия пришла к заключению, что

Р. какими-либо хроническими психическими заболеваниями не страдал

и не страдает. В период времени, к которому относятся инкриминированные ему деяния, он не обнаруживал также признаков какого-либо

временного болезненного расстройства психической деятельности, физиологического аффекта и патологического опьянения. Об этом свидетельствуют данные анамнеза и настоящего клинико-психиатрического

обследования, отсутствие в его поведении и высказываниях в то время

признаков болезненных нарушений психики.

В период времени, к которому относятся инкриминируемые преступления, он мог отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими.

Во время совершения правонарушений испытуемый правильно ориентировался в окружающей обстановке и складывающихся ситуациях, его

действия носили целенаправленный, последовательный характер. В последующем у него не отмечалось истощения психики или запамятования.

В отношении содеянного его следует считать вменяемым.

По своему психическому состоянию в настоящее время Р. также может отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими.

Испытуемый не страдает хроническим алкоголизмом и не нуждается

в применении принудительных мер медицинского характера.

Учитывая то, что он отмечает определенное сексуальное напряжение,

возникновение спонтанных эрекций и периодическую мастурбацию, половое влечение как таковое у испытуемого сохранно. Основываясь на

материалах дела и предыдущих судимостях, можно утверждать о наличии у Р. педофилии с гомосексуальной направленностью.

В рамках педофилии выделяют эфебофилию — половое влечение

к лицам подросткового и юношеского возраста. Эта аномалия влечения ближе всего к нормальной возрастной ориентации. В пожилом

возрасте эфебофилия связана с угасающей сексуальностью и подростки служат как бы стимулятором. В подростковом возрасте эфебофилия может стойко зафиксироваться на фоне задержки психосексуаль-143

ного развития и при оставивших яркий след контактах с подростками. Иногда лиц с половой слабостью к сексуальным контактам

с подростками побуждает их неопытность и меньшая вероятность

осуждения ими сексуальных действий эфебофилов, некоторых прельщает их “обучение”. Наибольшее наслаждение эфебофил получает

от неопытности подростка, поэтому после нескольких встреч часто

меняет партнера. Особенно благодарно воспринимают эфебофилию

у женщин юноши-подростки.

Уголовное преследование лиц, совершивших сексуальные действия с 13–16-летними партнерами на чувственной основе и по добровольному согласию, далеко не всегда однозначно оправдано.

С одной стороны, ранняя половая жизнь у девушек часто заканчивается нежелательной беременностью и абортом или родами, что

отрицательно сказывается на развивающемся организме. С другой — следует рассмотреть эту проблему с точки зрения ее влияния

на психосексуальное развитие подростка.

Известно, что решающее влияние на проявление сексуальных реакций и нормальное выполнение сексуальных функций оказывает

процесс формирования сексуальных условных рефлексов. Он основан на принципе положительного подкрепления, т. е. сексуальное

поведение, приводящее к удовлетворению, имеет тенденцию к повторению. Прочнее всего и чаще всего сексуальные условно-рефлекторные связи формируются в подростковом возрасте, когда сексуальные

потребности очень выражены. Их характер зависит от первого отождествления сексуального возбуждения с определенным раздражителем. При наличии сексуальных запретов сексуальное возбуждение

может ассоциироваться со страхом, чувством вины, что в дальнейшем может отрицательно повлиять на супружеские отношения, когда запретов уже не существует. Именно на период полового созревания чаще всего приходятся первые попытки полового акта у мальчиков.

Его результат имеет поистине судьбоносное значение для ощущения

своей половой полноценности. Поэтому очень важно, чтобы инициация прошла успешно. Однако вследствие недостаточного сексуального опыта у одного из партнеров или наслоения относительных затруднений у обоих наступают абсолютные затруднения в осуществлении полового акта. Например, у юноши, неуверенного в своих

сексуальных возможностях и опасающегося насмешки, эрекция может не достигнуть достаточного уровня, но позволит ввести член во

влагалище и совершить половой акт. Если же его партнерша также144

испытывает некоторые относительные затруднения при половом

сношении (сохранная девственная плева, склонность к судорогам

мышц влагалища), то сочетание обоюдных затруднений приведет к невозможности полового сношения. Неудача еще больше усугубляет существующие проблемы, появляется напряженность и страх перед новыми неудачами. Повторные неудачи приводят к развитию невротических расстройств и абсолютной невозможности полового сношения

у каждого из партнеров. В то же время с опытной женщиной тот же

юноша смог бы совершить половой акт, что укрепило бы уверенность

в себе и устранило страх перед неудачей. Так же и девушке нормальные сексуальные возможности партнера позволили бы преодолеть ее

трудности.

Серьезные невротические нарушения могут развиться также тогда, когда у одного партнера имеются некоторые сексуальные затруднения, а у другого их нет, но он недостаточно опытен, чтобы правильно реагировать в сложившейся ситуации. Насмешка, отказ или

урежение половых сношений могут быть причиной психической

травмы у сексуального партнера и усугубления имеющегося отклонения. А как известно, нарушение гетеросексуальной адаптации является неотъемлемой составляющей формирования сексуальных перверсий.

Исходя из указанного неплохо, чтобы первый половый партнер

был опытным и знающим в сексуальном плане, т. е. в большинстве

случаев был старше по возрасту. По существу это является профилактикой половых дисфункций, залогом успешной гетеросексуальной

адаптации и, следовательно, профилактикой парафилий.

Как свидетельствуют социологические исследования, в последнее

время все больше молодых людей начинают жить половой жизнью

до наступления совершеннолетия. Во многом это объясняется возрастной и половой акселерацией. Зачастую подростки (в основном

женского пола), с виду вполне совершеннолетние, сознательно обманывают партнера, набавляя себе годы. В некоторых случаях подростки (в основном мужского пола) используют настойчивые домогательства и угрозы. Однако к ответственности при этом привлекаются взрослые партнеры.

Испытуемая Я., 23 года. Обвиняется в совершении развратных действий с несовершеннолетними. Отец и мать злоупотребляли спиртными напитками, отец с семьей не живет. Родилась третьей из пяти детей

в семье, с трехлетнего возраста воспитывалась в детском доме. С ранне-145

го детства отставала в умственном и физическом развитии, поздно начала ходить и говорить. Учиться начала с восьми лет, так как не умела читать и писать, со школьной программой справлялась плохо, на уроках

была рассеянной, легко отвлекалась, с трудом усваивала школьный материал. Во втором классе была освидетельствована медико-педагогической комиссией и направлена во вспомогательную школу с диагнозом

олигофрения. Окончила восемь классов, увлекалась спортом, читала

книги (о войне, о любви), нравились индийские фильмы, оказывающие

на нее сильное впечатление. С 17 лет установлена II группа инвалидности. Половая жизнь с шестнадцати с половиной лет, имела случайные половые связи, встречалась с мужчинами, вне брака родила сына. Четыре

года назад познакомилась с И., с которым начала сожительствовать. По

его словам, замуж выходить не собиралась, так как он был на четыре

года младше, кроме того, он был ранее судим, злоупотреблял спиртными напитками.

Из материалов дела известно, что в течение последнего полугодия И.

неоднократно приводил к Я. подростков в возрасте 13–15 лет и в их присутствии совершал по соглашению с Я. половые акты, после чего Я. добровольно совершала половые акты с подростками.

В показаниях Я. указала, что вначале просто сожительствовала с И.,

а потом он начал приводить с собой друзей и учил их “как нужно вступать с женщиной в половую связь”. Приходил И. всегда пьяный и принуждал ее вступать в половую связь с подростками. При этом он ругался, угрожал ножом. Угрожали ей также друзья И., добиваясь, чтобы Я.

вступала с ними в половую связь. Категорически утверждает, что вступала в половую связь с подростками не по своей воле, а по требованию

И. и его друзей, воспринимая их угрозы как реальные.

Соматическое состояние без особенностей, знаков очагового органического поражения ЦНС не выявлено.

Психическое состояние: в ясном сознании, всесторонне ориентирована, правильно понимает цель направления на экспертизу. Настроение

снижено, охотно отвечает на поставленные вопросы, рассказывает о своей жизни. Речь с бедным словарным запасом. Говорит, что пишет стихи,

но отказалась прочитать какие-нибудь. Очень переживает сложившуюся ситуацию, не понимает, почему она оказалась в качестве обвиняемой,

хотя должна быть потерпевшей. Волнуется за своего ребенка, скучает по

нему. Настаивает, что И. и его друзья совершали с ней половые акты

против ее воли, она боялась И., так как он угрожал “порезать”, иногда

бил. На вопросы, не касающиеся следственной ситуации, отвечает более

охотно. На протяжении всей беседы вежлива, корректна, адекватно реагирует на перемену темы разговора, смущается при упоминании следственной ситуации. Следит за своей внешностью, аккуратна. Говорит,

что ее “раздражают” другие девицы, которые находятся в палате, ей не146

нравится их развязность, нецензурная брань. Круг интересов испытуемой ограничивается бытовыми вопросами, в которых ориентируется достаточно хорошо. Мышление с тенденцией к конкретному, буквально

трактует пословицы, метафорические выражения, неплохо выделяет

главное от второстепенного, объединяет ряд однородных предметов.

Эмоционально адекватна, память не нарушена. Бред, галлюцинации не

выявляются. Достаточно критично относится к создавшейся судебноследственной ситуации, правильно оценивает ее. Надеется на благоприятный для себя исход: “Суд должен разобраться кто прав, кто виноват,

я же боялась их”.

Заключение. Я. обнаруживает признаки олигофрении в степени умеренной дебильности. В отношении инкриминируемых деяний следует

считать вменяемой. Однако вследствие интеллектуального недоразвития

наряду с повышенной внушаемостью угрозы И. и его друзей воспринимала как реальные, что ограничивало ее способность к сопротивлению

при совершении с ней половых актов, хотя характер и значение совершаемых с ней действий понимала.

Имеет смысл вкратце остановиться на реакции жертв педофильных действий, которая зависит от возраста, психической зрелости и

ситуации криминала. Ситуации криминала можно разделить на два

типа: когда обвиняемыми являются знакомые и близкие люди и когда обвиняемые — незнакомцы. В первом случае дети часто пассивно

подчиняются преступным замыслам, не оказывая при этом никакого

сопротивления, сам факт противоправных действий не имеет достаточной психогенной силы. В то же время при внезапном нападении

незнакомого человека с агрессивным поведением, изнасилованием,

нанесением телесных повреждений дети, независимо от понимания

сущности действий, оказывают посильное сопротивление, воспринимая ситуацию как угрожающую. При этом возникает ощущение

сильного страха с развитием психогенных состояний различной степени глубины. Наибольшим стрессом для них является процедура

следствия и судебного разбирательства. Маленькие дети зачастую не

понимают сексуальной сущности совершаемых с ними действий и не

фиксируют на этом своего внимания. В то же время под влиянием

бурной реакции родителей, неоднократного и тщательного обсуждения событий в ходе следствия происходит акцентирование ребенка

на происшедшем с возможным развитием вторичного психоэмоционального шока, который крайне неблагоприятно скажется на дальнейшем психическом и психосексуальном развитии.147

Дети старшего возраста и подростки осознают сексуальный

смысл производимых манипуляций и в ряде случаев даже получают

половое удовлетворение. В то же время они крайне болезненно воспринимают разглашение происшедшего, и широкая огласка в ходе

следствия может нанести им глубокие психические травмы. При развитии психогенных расстройств важное значение имеют не только

основные характеристики психотравмы, но и ее субъективная значимость для личности потерпевшего. Изнасилование сопровождается

возникновением чувства страха за свою жизнь, ощущением безысходности, аффективно-суженным сознанием, часто внешней заторможенностью. В дальнейшем развивается астения с эмоциональной

лабильностью, нарушение сна, снижение настроения, чувство тревоги, идеи отношения, самоуничижения. В целом диапазон клинических проявлений психогенных состояний достаточно широк — от острых шоковых реакций до отсутствия каких-либо проявлений.

Особенности психики малолетних потерпевших — незрелость,

внушаемость, склонность к фантазированию, доверчивость, пассивная подчиняемость — сказываются на их понимании и оценке ситуации правонарушения. Поэтому судебно-психиатрическая экспертиза

этой категории жертв имеет свои особенности.

<< | >>
Источник: А. П. Чуприков, Б. М. Цупрык. ОБЩАЯ И КРИМИНАЛЬНАЯ СЕКСОЛОГИЯ Учебное пособие Межрегиональная Академияуправления персоналом, 2002. 2002

Еще по теме Соматоневрологический статус без видимой патологии.:

  1. Соматоневрологический статус без видимой патологии.
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -