<<
>>

§ 2. СОСТОЯНИЕ И ДИНАМИКА СОВРЕМЕННОГО БАНДИТИЗМА


Несомненно, идеологическая концепция об искоренении бандитизма сказалась на юридической практике советской России. В результате, произошло фактическое замалчивание подлинного состояния этих особо опасных преступлений, путем искажения их квалификации.
Статистическому снижению (или практическому отсутствию) бандитизма в официальных документах сопутствовал фактический рост бандитских проявлений. После распада СССР Россию захлестнули бандитские нападения на ювелирные магазины, пункты обмена валюты, пассажирские автобусы и автотранспорт, осуществляющий грузовые перевозки. Это обстоятельство с одной стороны, и ослабление идеологического диктата с другой, привели к отказу от политики замалчивания бандитизма. И сразу оказалось, что количество данных преступлений в десятки раз превышает ранее регистрируемый уровень.
В начале 90-х годов по данным МВД Российской Федерации в стране действовало около 60 групп бандитской направленности. К середине 90-х годов преступления бандгрупп были зарегистрированы в 60% субъектах Российской Федерации.
Динамика бандитизма в 90-е годы отражена в табл. 10 и выглядит следующим образом. В 1992 году зарегистрировано 9 фактов бандитизма. В следующем году число случаев бандитизма возросло почти в 5 раз, а к середине 90-х годов— более чем в 30 раз. К 1997 году количество фактов бандитизма увеличилось уже более чем в 40 раз. Рост числа фактов бандитизма продолжается и в последующие годы. В 1998 году, в сравнении с 1997 годов он составил 37,2%. Наибольшее количество этих преступлений зарегистрировано в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирской, Ростовской, Кемеровской областях. На Северном Кавказе зарегистрирован 71 факт бандитизма, то есть почти 14% от всех преступлений этой категории. В 1999 году число бандитских проявлений возросло еще на 1,9%. Резко увеличилось число банд и совершаемых ими преступлений в Красноярском и Приморском краях, Мордовской республике, а также в Калининградской, Кировской, Томской, Читинской, Пермской областях. Наибольшее количество фактов бандитизма в 1999 году зарегистрировано в Москве (36), Алтайском и Приморском краях (соответственно 18 и 36), в Томской (29), Пермской (22), Московской (22) областях. В указанных шести регионах выявлена почти треть всех фактов бандитизма в стране. На рубеже веков (в 1999 году) число фактов бандитизма, в сравнении с началом 90-х годов возросло в 58 раз (табл. 10).
Таблица 10 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 9 44 249 304 316 374 513 523 513 465 Количественная характеристика бандитизма в России в 1992-2001 годах
Следует отметить, что бурный рост бандитизма значительно опережал рост общей преступности. Если сопоставить уголовную статистику 1993 и 2000 года, то окажется, что количество зарегист-рированных преступлений увеличилось с 2 млн 800 тыс. до 2 млн 952 тыс., то есть на 5,4%, а количество фактов бандитизма возросло на 1165, то есть на 9%.
Неблагоприятно изменился и удельный вес бандитизма в общей массе преступных деяний. Если в 1993 году он составлял 0,0016%, то к 2000 году возрос более чем в 10 раз и составил 0,017%. При этом следует отметить, что явно выраженная тенденция роста бандитских проявлений практически не менялась, тогда как динамика общей преступности принимала как положительные, так и отрицательные значения.
Не менее значимым является и то, что эскалация бандитизма происходила на фоне нарастания в 90-е годы преступлений, совершенных организованными преступными группами: их число увели-чилось более чем в 10,3 раза (табл.
11). При такой преступной активности многие организованные преступные группы перерастали в бандгруппы. К тому же нельзя оставить незамеченным и такой существенный факт: декриминализация отдельных составов преступлений и фактическое ослабление борьбы с преступностью под лозунгами «гуманизации» и «демократизации» в значительной степени сформировали обстановку безнаказанности и способствовали трансформации обычных уличных преступных групп в организованные, хорошо вооруженные банды .
Таблица И
Число зарегистрированных преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами в России (1990-2000 годы) 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 3315 5119 10707 12431 19422 19604 26377 26500 27098 31082 34231 Таким образом, динамика фактов бандитизма в современной России характеризует не просто некоторое его увеличение, а свидетельствует о широкомасштабной эскалации данного явления.
Статистические данные, приведенные в табл. 10, отражают не столько реальную картину бандитизма, сколько практику борьбы с ним и ее регистрацию в официальной статистике.
Результаты криминологического исследования дают основание утверждать, что приведенные количественные показатели бандитизма не соответствуют реальности. Наша точка зрения находит подтверждение в наблюдениях других ученых . Среди причин следует, по нашему мнению, назвать следующее: это, во-первых, латентность ; во-вторых, неспособность выявить преступления банд- групп соответствующими службами ; в-третьих, квалификация бандитских деяний по другим статьям Уголовного кодекса .
Представляется, что латентность бандитизма, особенно в современных формах проявления, является весьма высокой. Это объясняется трудностью его доказывания даже тогда, когда преступление, совершенное вооруженной организованной группой, было зарегистрировано и расследовано.
Нельзя не учитывать существующий на практике перенос центра тяжести оперативно-следственной деятельности с тяжких, трудно раскрываемых и связанных с риском для жизни, здоровья и карьеры сотрудников, на преступления менее опасные, легко раскрываемые и безопасные для сотрудников. Следствием этого процесса является качественная характеристика осужденных, содержащихся в местах лишения свободы: подавляющее большинство отбывает наказание за бытовые преступления и малозначительные кражи.
В силу инерционности мышления сотрудников правоохранительных органов, сдерживающее влияние оказывают и традиционные подходы искусственного ограничения применения ст. 77 УК РСФСР.
В отечественной криминологии по-разному определяют латентную часть различных видов преступлений . Отсюда широкий разброс показателей латентности . При этом специальных исследований проблем латентности бандитизма не проводилось. В этой связи мы опирались на точку зрения экспертов Московского института МВД РФ, которые полагают, что при определении действительного состояния в стране организованной преступности следует исходить из необходимости десятикратного увеличения зарегистрированных показателей .
Полагаем, что такой порядок цифр, характеризующих латентность, можно отнести и к современному бандитизму. Прибегнув к методу экспертных оценок, мы получили данные, представляющие несомненный интерес. По мнению опрошенных сотрудников подразделений по борьбе с организованной преступностью и уголовного розыска выявляется 34% бандитских проявлений, из них квалифицируются по ст. 209 УК РФ и доходят до суда 26%.
Если исходить из мнения экспертов, что зарегистрированные в 2000 году 513 случаев бандитизма, дошедшие до суда, составляют лишь 26% от выявленных фактов бандитизма, то можно прийти к гипотетическому выводу о том, что выявлено в действительности было 1973 проявлений бандитизма. Развивая гипотезу экспертов о том, что выявленные 1973 факта бандитизма составляют только 34% от совершенного, но не выявленного массива бандитизма, логично предположить, что всего совершено 5803 бандитских проявлений, значительная часть которых (3830) осталась в сфере латентности. Наложив реальную цифру 513 на гипотетическую 5803 получим предположительную латентность 91%. Согласно экспертным оценкам гипотетический динамический ряд бандитизма должен был бы выглядеть так, как показано в табл. 12.
Таблица 12 Годы 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 Случаи бан-дитизма 497 2816 4470 3575 4231 5803 5916 5803 Вполне понятно, что гипотезы остаются гипотезами, однако мнения экспертов подтверждают наши предположения о том, что приведенные в табл. 10 статистические данные о бандитизме не отражают его реального состояния, которое носит гораздо более масштабный характер.
Исследования показывают, что одновременно с количественным ростом бандитизма происходят его качественные изменения. Процесс расширения и развития организованной преступности в постсоветской России, ее проникновение «во власть» породил новые формы преступной деятельности для обеспечения высоких криминальных доходов, контроля за разными сегментами экономики и раздела сфер влияния .
В криминальную действительность современной России быстрыми, можно сказать, стремительными темпами стали входить новые преступления, совершаемые устойчивыми вооруженными преступными группами (бандами), но не характерные для традиционного бандитизма. Наиболее распространенным преступлением подобного рода является вымогательство, носящее не разовый характер, а имеющее форму регулярных платежей, за так называемую «защиту», которая получила широко вошедшее в оборот наименование «крыша». Такое вымогательство в обиходе получило название «рэкет» . В то же время данный термин стал употребляться и в литературе, где явление с таким названием определяется как новый вид преступности .
Изучение литературы, материалов уголовных дел, аналитических документов ГИЦ МВД России свидетельствует, что с началом реформ в стране значительная часть зарегистрированных вымогательств совершается группами лиц, что привело к большому числу организованных преступных групп. Это находит отражение в следующих показателях. Например, удельный вес вымогательств, совершаемых организованными группами, в общем количестве зарегистрированных вымогательств в 1994-1998 годах составлял в Белгородской и Псковской областях около 14%, а в отдельные годы (1994, 1995) — достигал соответственно 27% и З2% . В Западно- Сибирском регионе этот показатель за 1993-1998 годы равнялся 15,7% , в Ростовской области 38,1% вымогательств в 1998 году было совершено группой лиц . В целом по стране удельный вес данного вида вымогательства, совершаемого ОПТ, составлял 17,7% (табл. 13). По своей сути эти группы являются не чем иным, как бандами: тщательно планируют и организовывают свои преступные действия, осуществляют их долгое время, имеют на вооружении современные средства поражения (автоматы, гранатометы, пистолеты, снайперские винтовки, взрывные устройства) .
Таблица 13
Удельный вес вымогательств, совершенных организованными преступными группами, в общем количестве вымогательств, зарегистрированных в России в 1993-1998 годах (%) 1993 1994 1995 1996 1997 1998 8,6 21,9 19,0 21,4 20,1 15,2 Таким образом, до 20% вымогательств совершаются организованными вооруженными группами. В действительности же этот показатель более значителен .
Особого внимания заслуживает характер рэкетирской деятельности бандитских групп. Их требования внешне не выглядят крими-нально и преподносятся как предложения сотрудничества на опре-деленных условиях (чаще всего навязывается «охрана»). Обложенные данью лица зачастую знают исполнителей. Гласным является и отбор субъектов преступлений: через знакомых, непосредственно самими преступниками, через работников охранных фирм и иных организаторов . К тому же при рэкете преступный контакт не ограничивается разовым в количественном отношении, а является длительным. Таким образом, рэкет совершается вооруженными организованными группами чаще всего в условиях открытости.
Исследование показывает, что современные организованные преступные группы чутко реагируют на изменение политической и экономической стабильности в реформируемой стране, проявляют гибкость и быстро адаптируются к той или иной ситуации для достижения намеченных преступных целей. В результате в указанный период получили развитие такие формы деяний бандитских групп,
u u 39 40 41
как убийство по найму , похищение людей , захват заложников 5 которые вообще не были свойственны «традиционным» бандам . Это подтверждается и другими исследователями. С. В. Максимов отмечает, что в отличие от многих зарубежных стран, где в структуре зарегистрированной преступности абсолютно преобладает экономическая, в России значительную часть преступлений, совершаемых организованными преступными группами и преступными сообществами, составляют убийства по найму, похищения людей, разбойные нападения, вымогательства с применением насилия или угрозой его применения .
В. Н. Кудрявцев указывает, что наиболее распространенными и опасными формами бандитизма стали рэкет, похищения людей, захват заложников и заказные убийства . На фоне стремления организованной преступности укрепить свое влияние в разных сферах общества бандитские группы стали ее боевым прикрытием в процессе «выбивания» долгов и невозвращенных кредитов , передела сфер влияния , устрашения предпринимательских структур . Названные функции определили не только устойчивый, а резко растущий спрос на преступные услуги, оказываемые бандитскими группами . Всего за семь лет (для иллюстрации мы взяли 1993-1999 годы) зарегистрировано 6019 фактов похищения человека, 6092 факта незаконного лишения свободы, 649 случаев убийства по найму.
Заметим, что число этих деяний бандитской направленности с начала 90-х годов заметно прогрессировало, хотя приведенные нами ранее статистические данные не отражают реальной картины этих преступлений. Так, по данным Интерпола в среднем по России ежегодно совершается около 600 заказных убийств (официальные же данные, например, за последние 5 лет в четыре раза меньше). Анализ статистики, показывающей рост числа указанных деяний, изучение специальной литературы позволили увидеть существенные из-менения в криминальной среде: профессионализм группы лиц по предварительному сговору замещается разделением коллективной преступной деятельности на отдельные операции и даже действия. В последние годы убийства по найму, похищения людей, незаконное лишение свободы, захват заложников осуществляют организованные вооруженные преступные группы, которые, зачастую, входят в то или иное преступное сообщество, находясь на его содержании (приобретают оружие, автотранспорт, средства связи). Члены таких групп проходят специальную подготовку, тренируются, вырабатывая профессиональные преступные навыки.
Очевидно, что указанные деяния, дополняемые ставшими обычным явлением, криминальными взрывами , расстрелами- «разборками» , отражают особую жестокость бандитизма 90-х годов, которая выступает средством достижения цели . Данное обстоятельство в числе других является характерным для современного бандитизма.
Совершенно новой чертой является создание общей атмосферы страха, деморализующего население, государственных служащих, работников правоохранительных органов. Эксплуатация результатов устрашения большого круга людей и целых социальных слоев отличает современный бандитизм от традиционного, для которого характерно запугивание или физическое уничтожение узкого круга конкретных лиц при конкретном бандитском нападении.
Эскалацию бандитизма объективно следует связать с ростом количества разбоев, которые увеличились, по сравнению с началом 90-х годов, почти в 2,5 раза. В литературе совершенно справедливо отмечается, что большинство современных организованных преступных групп, совершающих разбойные нападения, по характеру своих действий не отличаются от банд. Для них характерны применение оружия, жестокость по отношению к жертвам, готовность к вооруженному сопротивлению правоохранительным органам . На это указывают и практические работники .
В то же время, эти бандитские группы, даже при наличии всего комплекса квалификационных признаков, в большинстве случаев правоприменителем переводятся в разряд разбойных . Это подтверждается данными нашего исследования. Из изученных в Ростовском областном суде 15 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 162 УК РФ, только в одном рассматривался вопрос о возможности переквалификации на ст. 209 УК РФ. В остальных случаях такой вопрос вообще не ставился, хотя, на наш взгляд, по крайне мере половина из разбойных групп обладала всеми признаками банды.
Учитывая, что удельный вес зарегистрированных фактов разбоев, совершенных организованными группами, составлял к концу 90-х годов от 4 до 7,2%, можно с высокой долей вероятности кон-статировать, что значительная часть фактов бандитизма проходит по статистическим данным как разбойные нападения.
Особенно наглядно это видно при анализе деятельности бандитских групп, совершающих нападения на водителей автотранспорта с целью завладения грузами, автомобилями, денежными средствами. «Трассовый» бандитизм в 90-е годы стал одним из самых тревожных явлений в криминальной сфере . Заметим, что удельный вес банд, совершающих нападения на водителей автотранспорта, составляет, по данным Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД РФ, 20-24%.
Нападения на водителей автотранспортных средств и раньше являлись заметным компонентом профессиональной преступности.
Однако, в 70-80-е годы эти нападения не обладали признаками, ха-рактерными для бандитизма.
К 90-м годам в этой криминальной деятельности произошли качественные изменения. Оживление в экономической сфере, рост частного предпринимательства, резкое увеличение товарооборота, увеличение парка большегрузных автомобилей, находящихся в личном пользовании, привели к тому, что по дорогам страны стали перевозиться крупные партии особо ценных грузов: компьютеров, бытовой электроники, оргтехники и т. п. Сопровождали грузы, как правило, не вооруженная охрана, а один водитель, либо два, сменяющих друг друга, они длительное время находились в пути, ночуя в неприспособленных местах. Таким образом, сложилась ситуация, когда значительные материальные ценности оказывались вне надежных хранилищ, без охраны, погруженными в мобильные транспортные средства и были сконцентрированы на безлюдных междугородних трассах. Богатые и уязвимые для посягательств объекты не могли не привлечь внимания преступников.
Вследствие перечисленных объективных условий, произошло формирование высокоорганизованных, устойчивых, хорошо вооруженных и технически оснащенных преступных групп, специализирующихся на нападениях на водителей автотранспорта. Качественно изменились способы нападения, появились новые: с использованием милицейской формы, быстроходных легковых автомобилей, деву- шек-приманок и т. д. Детально отрабатывалась техника преступлений, отхода с места их совершения, укрывательства следов и т. п. Расширилась география деяний бандгрупп, занимающихся автомобильным бандитизмом, которая не ограничивается административными границами города, района, даже региона.
Результаты изучения уголовных дел показывают, что нападения на водителей грузовых и легковых автомобилей совершаются, как правило, на международных и междугородных автотрассах . Преобладающая часть нападений совершаются с применением огнестрельного оружия (72%). Физическое насилие при нападениях на водителей применялось в 44,8% случаев, психическое, в том числе с угрозой применения оружия, — в 56,2%. Примерно шестая часть (15,9%) названных преступлений связана с физическим насилием после предварительного психического воздействия .
Судебно-следственная практика показывает, что реализация преступного замысла нападения на автомобильный транспорт характеризуется высоким профессионализмом членов банд, четко от-работанными планами их действий . Нападающие хорошо ориенти-руются на местности, в графиках маршрутов автотранспорта, их принадлежности, местах приписки, характере перевозимых грузов, располагают сетью информаторов как в фирмах-отправителях, так и в фирмах-грузополучателях .
Значительный удельный вес составляют вооруженные нападения бандитских групп и на водителей легковых автомашин с целью завладения последними. Привлекают бандитов не только автомобили иностранных марок, но также престижные машины отечественного производства. Завладев автомобилями, преступники перегоняют их в Польшу, Балтию, другие регионы бывшего СССР .
Сферой повышенного интереса бандитских групп остаются автобусы с пассажирами, занимающимися «челночным» бизнесом. Введение жестких таможенных правил заставило «челноков» отказаться от заграничных поездок за товарами. Они пересели на «чартерные» междугородние автобусы, которые доставляют их в крупные города для закупки товаров на оптовых базах. Как правило, «челнок» везет как минимум 3-4 тыс. долларов. Если учесть количество мест в автобусах (чаще всего «Икарусы»), то нетрудно посчитать, какие доходы имеют бандитские группы от нападений на «чел- 62
ночных» пассажиров .
Многочисленные исследования свидетельствуют, что в условиях криминального передела собственности и борьбы за территории и сферы влияния, возможности бандгрупп активно используются лидерами организованной преступности для боевых операций организованных преступных группировок и сообществ (преступных организаций) .
Это явление отражается в динамике зарегистрированных видов вооруженной преступности. В числе основных «услуг» бандитских групп можно выделить следующие: а) противодействие конкурентам и угроза конкурентам; б) защита от других организованных преступных групп; в) взыскание долгов.
В результате в структуре современного бандитизма заметную долю составляют заказные нападения. Как уже отмечалось, обозначился ощутимый рост бандитских нападений на водителей авто-транспорта. Члены бандформирований непосредственно «берут под крышу» коммерческие структуры и другие хозяйствующие объекты. Эти виды бандитской деятельности являются высокодоходными, причем если «трассовый бандитизм» осуществляется в формах традиционных бандитских нападений, то бандитский рэкет характерен для современных форм гангстеризма, он приносит стабильно длительный доход и не связан с риском для жизни и здоровья преступников.
Высокая латентность организованной вооруженной преступности затрудняет изучение всех форм проявления современного бандитизма. Но несомненным является следующий вывод: в бандитизме 90-х годов произошли качественные изменения, которые определили его отличие от традиционного бандитизма по формам и способам преступных проявлений.
Криминологически важным является анализ количественной доли бандитизма в общем числе зарегистрированных преступлений, совершенных организованными преступными группами и преступными сообществами (табл. 14). Если в 1993 году удельный вес бандитизма в преступлениях, совершенных организованными преступными группами и сообществами, равнялся 0,3%, то в 1998 году приблизился к 2%. В среднем этот показатель в 90-е годы увеличился в 5 раз.
Таблица 14
Удельный вес бандитизма в вооруженной преступности и в общем числе зарегистрированных преступлений, совершенных организованными преступными группами и преступными сообществами в России (1993-2000 годы) Годы 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 ОПТ 0,3 1,3 1,5 1,2 1,4 1,9 1,7 1,5 Вооруженная
преступность 0,2 0,2 2,5 3,1 1,0 1,4 1,7 2,0 Еще рельефней состояние бандитизма 90-х годов характеризует его удельный вес в общем массиве зарегистрированных преступлений, совершенных в указанный период с применением оружия. Представленная таблица передает общую тенденцию увеличения доли бандитизма в вооруженной преступности. Например, в 1993 году этот показатель равнялся 0,2%, а в дальнейшем наблюдается его рост. К 2000 году удельный вес бандитизма в вооруженной преступности увеличился уже в 10 раз.
Таким образом, приведенные выше показатели свидетельствуют, что в вооруженной преступности и в преступлениях, совершаемых организованными преступными группами и сообществами, происходит значительный рост удельного веса бандитизма. Это обстоятельство подтверждает тезис о том, что современный бандитизм является силовым фундаментом организованной преступности.
Состояние современного бандитизма связано с процессами интеграции, происходящими в сфере деятельности организованной преступности. Автономно действующие организованные преступные группы с целью взаимоподдержки, защиты контролируемой территории от посягательств иных преступных образований стали объединяться в преступные группировки и сообщества . В 1992 году, например, насчитывалось более 3 тыс. криминальных организованных группировок, а в 1998 г. — около 12 тыс. Если в начале 90-х годов в стране были зарегистрированы единичные преступные сообщества, то в 1999 году их количество возросло до 159. Преступные группировки и сообщества действуют практически во всех субъектах Федерации.
Важно заметить, что деятельность организованных группировок и сообществ практически не конспирируется. Парадоксально, но факт: скрытность присуща менее опасным группам, совершающим отдельные преступления. Наиболее влиятельные организованные преступные формирования, например солнцевская, люберецкая, ра- менская ОПТ, хорошо известны как органам внутренних дел, так и широкой общественности. О них часто пишут газеты, демонстрируются телевизионные сюжеты, им даже посвящаются книги. Эти ОПТ открыто демонстрируют свои силовые возможности, влияние и авторитет. Громкое имя помогает при запугивании коммерсантов и устрашении конкурентов. Поэтому имели место случаи, когда никому неизвестные бандиты самовольно выдавали себя за солнцевских либо покупали право действовать под названием солнцевской ОПТ Криминологическая оценка подобных фактов сводится к тому, что если бандиты не маскируют и не скрывают свою принадлежность к преступной организации, а напротив, бравируют ею и открыто используют в целях совершения преступлений, то уголовная политика государства по борьбе с организованной преступностью явно неудовлетворительна.
Тенденция открытого действия бандформирований обозначилась в начале 90-х годов. В 1993 году Министерство внутренних дел страны признало, что «действующие в России организованные криминальные группировки уже в открытую терроризируют предприятия, должностных лиц» . Характерно, что за прошедшие десять лет после констатации этого вопиющего факта положение только усугубилось, так как в стране сформировалась атмосфера страха перед бандитами, а выплата им дани стала повсеместно распространенным, обыденным явлением.
Бандитские группы, являясь структурными подразделениями ОПГ, навязывают коммерсантам, банкирам и другим хозяйствующим субъектам «услуги», связанные с охраной, сбытом продукции, борьбой с конкурентами и т. д. Современные бандитские группы можно рассматривать в качестве обязательного атрибутивного признака организованных преступных группировок и сообществ. Ни одно преступное сообщество не может существовать, если в его структуре нет организованных, устойчивых, вооруженных боевых подразделений, которые являются не чем иным, как бандами.
Хорошо вооруженные и технически оснащенные банды являются последним аргументом при проникновении криминала «во власть», в банковскую систему, при акционировании предприятий и целых промышленных отраслей, завоевании рынков сбыта и т. п. Указанные выше функции характеризуют современный бандитизм как фундамент организованной преступности, который во многом определяет и ее производные — коррупционную и экономическую преступность.
Бандитское «прикрытие» позволило структурам организованной преступности контролировать как негосударственные, так и значи-тельное количество государственных предприятий, особенно торговли и банковской деятельности, добывающей и перерабатывающей промышленности. В настоящее время организованными преступными структурами по некоторым оценкам установлен контроль над 35 тыс. хозяйственных объектов, среди которых 400 банков, 47 бирж, 1,5 тыс. предприятий государственного сектора. Поборами обложены 70-80% приватизированных предприятий и коммерческих банков. Размер «дани» составляет 10-20% от оборота, а нередко превышает половину балансовой прибыли предприятия. Особенно уязвимы для организованных преступных групп экономические структуры, скрывающие свои доходы от налогообложения и допускающие другие противоправные действия. Преступники, действующие в сфере экономики, прибегают к помощи бандитских групп для имитации поджогов или ограблений в целях сокрытия следов, устрашения свидетелей, должностных лиц структур власти.
Одновременно бандитские группы, являясь силовым (вооруженным) фундаментом организованной преступности, создают для себя финансовые возможности и условия для проникновения в теневой и легальный бизнес. Мотивы преступлений современных бандг- рупп имеют прежде всего ярко выраженную экономическую направленность. На эту особенность российской организованной преступности обращают внимание отечественные и зарубежные исследователи. Правомерными являются выводы о том, что преступные формирования, в том числе и бандитские, стремятся к получению прибыли и сверхприбыли .
Лидеры бандгрупп становятся компаньонами преступных дельцов; вкладывают в легальный и нелегальный бизнес собственные средства, добытые преступным путем; в подпольных цехах, а затем в кооперативах и предпринимательских фирмах отмывают и приум-ножают незаконные доходы (в частности, путем скупки контрольных пакетов акций акционерных обществ, включения представителей банд в советы директоров, вложения валютных средств в недвижимость, промышленные и торговые предприятия как в России, так и за рубежом).
Практика свидетельствует, что борьба современных бандитских групп за сферы влияния беспрецедентно расширила географию их преступных деяний. Например, из 189 организованных преступных группировок бандитской направленности Подмосковья только 54 действуют в одном или двух районах, 95 — в области и во всем Московском регионе, 17 — в России и 23 — на международном уровне . Уже к середине 90-х годов каждая шестая бандгруппа имела межрегиональные связи . В то же время все организованные пре-ступные группы, занимающиеся криминальным автобизнесом, имеют сегодня межрегиональные и международные связи.
Данные МВД России свидетельствуют об устойчивой тенденции роста связей отечественных организованных преступных групп с криминальными формированиями в странах дальнего и ближнего зарубежья. Так, если в 1991 году были выявлены 91 ОПТ, имевшие международные связи, то в 1992 — 174, в 1993 — 307. Такое же положение сохранялось и в 1994 году, в течение которого выявлены более 460 таких ОПТ, совершивших 657 преступлений .
Характерной чертой современных бандгрупп является наличие у них коррумпированных связей. Распространенность коррупции в сферах деятельности организованной преступности общеизвестна , хотя официальные цифры малоинформативны из-за чрезвычайно высокой латентности этого явления . Ни в одном из изученных нами уголовных дел о бандитизме мы не нашли показаний членов организованных преступных групп о коррумпированных связях с властными структурами. Поэтому выводы приходится строить на экспертных оценках и всевозможных косвенных данных.
По оценке МВД РФ каждая седьмая преступная группа использует подкупленных государственных должностных лиц. На их подкуп расходуется от 30 до 50% доходов организованной преступности . Из опрошенных оперативных работников и руководителей органов внутренних дел 64% указали на сращивание организованных преступных групп с правоохранительными учреждениями . Из опрошенных сотрудников правоохранительных органов 51% ответили, что коррупцией поражены почти полностью или значительно органы государственной таможенной службы, органы внутренних дел и налоговой полиции, 33% считают, что в той же мере поражены органы прокуратуры, 33% — судебная власть и 17% — органы ФСБ .
Приведенные данные объективно подтверждают, что длительная безнаказанность ОПГ, ОПС и их боевых подразделений — бандитских формирований — отнюдь не является результатом случайности, везения или запугивания свидетелей и потерпевших, это главным образом результат покровительства со стороны коррумпированных представителей власти.
Суммируя вышеизложенное, можно отметить следующие специфические особенности, характеризующие современный банди-тизм:
в структуре вооруженной преступности возрастает удельный вес преступлений бандитской направленности;
происходит увеличение доли новых форм бандитской деятельности (похищении людей, убийств по найму, вымогательств, захвата заложников);
растет число бандитских проявлений террористической направленности;
наблюдается ярко выраженная экономическая мотивация деятельности бандгрупп;
деятельность современных банд носит полулегальный характер и во многих случаях не маскируется;
происходят качественные изменения в деятельности бандитских групп: они используют высокоэффективное боевое оружие, не опасаются свидетелей, оказывают вооруженное сопротивление сотрудникам правоохранительных органов и т. п.;
— противоправная деятельность современных бандитских групп существенно осложняет криминологическую обстановку в отдельных сферах высокодоходной экономической деятельности (производстве и импорте алкогольной и табачной продукции, банковской деятельности) и некоторых регионах.
В целом современный бандитизм является силовым (вооруженным) фундаментом организованной преступности, существенным образом осложняет криминальную обстановку в стране, подрывает доверие населения к органам власти, создает атмосферу страха, неуверенности в своей безопасности граждан, должностных лиц (в том числе и правоохранительных органов), коммерсантов.
Анализ развития современного бандитизма позволяет выделить следующие основные этапы в его развитии.
Первый этап. Зарождение современного бандитизма (1990— 1992 годы). Данный этап характеризуется появлением организованных устойчивых групп бандитской направленности, которые изначально действуют автономно. Совершенствуются приемы и методы их преступной деятельности. Бандгруппы укрепляются физически крепкими людьми, оснащаются современным огнестрельным оружием, новейшими техническими и специальными средствами. Активно развиваются новые формы бандитской деятельности — рэкет, заказные убийства, захват заложников, похищения людей с целью выкупа. Организованные вооруженные преступные группы силовыми методами берут под контроль коммерческие и иные предприятия, целые административные территории как в рамках отдельного ре-гиона, так и на межрегиональном уровне, становятся «крышей» ле-гального и подпольного бизнеса, боевым прикрытием предпринима-тельских и криминальных структур. Происходит консолидация бан-дитских групп, их сращивание в организованные преступные группировки и сообщества. Успешно налаживаются коррумпиро-ванные связи с органами власти и управления.
На этом этапе бандитизм начинает приобретать черты, присущие гангстеризму.
Второй этап. Становление и укрепление современного бандит тизма (1993-1994 годы). На данном этапе сложились благоприятные возможности, связанные с приватизацией государственного имущества и переделом собственности, реализация которых достигалась применением эффективного вооруженного насилия. Бандгруппы становятся силовым (вооруженным) фундаментом организованной преступности, обеспечивая получение прибыли и сверхприбыли, и соответственно укрепляя свой криминальный потенциал и боевые возможности. В преступных группировках и сообществах бандгруп- пы играют определяющую роль. Они перерастают в бандформирования нового типа, которые сочетают традиционные нападения корыстной направленности с новыми видами преступлений. Обычным явлением становятся заказные нападения, захват заложников, трассовый бандитизм. Сопротивление частного бизнеса и конкурентов жестоко подавляется методами гангстерского террора, опасными для многих людей, — взрывами, поджогами, расстрелами- разборками» в людных местах. В результате организованные преступные группы и формирования с помощью вооруженных «бригад» (банд) полностью взяли под контроль на своих территориях предпринимательские и коммерческие структуры. Деятельность организованных преступных групп приобретает широкий межрегиональный и даже международный характер, характеризуется наличием коррумпированных связей в аппарате власти, управления, правоохранительных органов. Организованные преступные группировки и сообщества, выполняя с позиции силы «арбитражные функции» и «крышевание», внедряются в банковские и иные кредитно- финансовые учреждения.
На данном этапе современные бандформирования завершают свое становление и укрепляют свои позиции. По масштабности и формам проявления современный бандитизм принимает тотальный характер и превращается из ведомственной проблемы в государственную.
Третий этап. Завершение формирования современного бандитизма (1995-1997 годы). Данный этап характеризуется тем обстоятельством, что организованные преступные группы и сообщества действуют практически во всех субъектах Федерации. Используя «гангстерский террор», опираясь на устойчивые коррумпированные связи, они внедрились в наиболее доходные сферы коммерческой деятельности, продвинули своих представителей в органы законодательной и исполнительной власти различного уровня, активно влияют на экономику своих регионов. Бандитские формирования органично вписались в систему транснациональной преступности. Они успешно завершают освоение новых источников преступных доходов. Позиции современных банд укрепились настолько, что «гангстерская элита» в полной мере ощущает комфортные условия для преступной деятельности и свою безнаказанность. Идет активный процесс легализации лидеров организованных преступных группировок и сообществ в качестве предпринимателей, продвижения их в органы власти и политические структуры.
На этом этапе современный бандитизм окончательно становится фундаментом организованной преступности с сформировавшимися признаками, свойственными гангстеризму.
<< | >>
Источник: Д. А. Корецкий,Т. А. Пособина. Современный бандитизм: Криминологическая характеристика и меры предупреждения. — СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс»,2004. —241 с.. 2004

Еще по теме § 2. СОСТОЯНИЕ И ДИНАМИКА СОВРЕМЕННОГО БАНДИТИЗМА:

  1. § 1. СОВРЕМЕННЫЙ БАНДИТИЗМ В СИСТЕМЕ ВООРУЖЕННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
  2. § 2. СОСТОЯНИЕ И ДИНАМИКА СОВРЕМЕННОГО БАНДИТИЗМА
  3. § 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ УЧАСТНИКА БАНДЫ
  4. § 2. МЕРЫ БОРЬБЫ С СОВРЕМЕННЫМ БАНДИТИЗМОМ
  5. СТАТЬИ
  6. §2. Реорганизация высших и центральных органов исполнительной власти в годы НЭПа
  7. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. Адвокатские коллективы Западно-Сибирской краевой и Новосибирской областной коллегий защитников (1930-е гг.)
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -