<<
>>

Введение

Актуальность темы диссертационного исследования. В условиях глобализации, экономического сближения государств и увеличения трансграничных потоков капитала важную роль играет международно-правовое регулирование иностранных инвестиций.

Государства предпочитают заключать двусторонние инвестиционные договоры (ДИДы), в большинстве из них содержатся оговорки о наибольшем благоприятствовании. Объем принятых международно-правовых обязательств государств согласно таким договорам может быть больше, чем установленный в их тексте, поскольку оговорки о наибольшем благоприятствовании выступают основанием международных обязательств, которые не включены в основной договор. Благодаря действию таких оговорок между несколькими международными договорами возникает тесная связь.

Оговорки о наибольшем благоприятствовании встречаются в международных договорах с XII века[1]; в настоящее время они чаще всего закрепляются в источниках международного экономического права. В праве Всемирной торговой организации они способствуют справедливой конкуренции между государствами и обеспечивают либерализацию международной торговли.

В международных инвестиционных соглашениях механизм действия и применения оговорок о наибольшем благоприятствовании недостаточно изучен. Во-первых, это связано с тем, что международные инвестиционные соглашения долгое время оставались в тени и юристы-международники не обращали внимания на этот динамично развивающийся нормативный массив. Во-вторых, этому способствовала изученность этих оговорок в рамках международного торгового права. Тем не менее, в международных инвестиционных соглашениях оговорки выполняют иные функции, в первую очередь, связанные с преимущественно двусторонним характером регулирования. В-третьих, механизм действия и применения оговорок о наибольшем благоприятствовании стал предметом рассмотрения инвестиционных арбитражей, где впервые возник вопрос о применимости данных оговорок к процессуальным положениям международных инвестиционных соглашений.

Все эти факторы в совокупности заставили Комиссию международного права ООН повторно обратиться к теме оговорок о наибольшем благоприятствовании и рассмотреть вопрос об их толковании в Заключительном докладе Исследовательской группы 2015 г. Применение оговорок о наибольшем благоприятствовании невозможно без их толкования в соответствии с правилами, закрепленными в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

Оговорки о наибольшем благоприятствовании обладают рядом особых характеристик, которые отличают их от иных норм международного права. Они являются договорным выражением принципа наибольшего благоприятствования. Этот принцип, являясь по существу одним из самых противоречивых и самых значимых принципов международного экономического права, гарантирует предоставление бенефициару не менее благоприятных условий осуществления экономической деятельности, которые формируют определенный режим. При рассмотрении возможных нарушений оговорок со стороны государства необходимо принимать во внимание все эти факторы.

В международно-правовой доктрине нет единства относительно соотношения правовых категорий «оговорка», «принцип» и «режим» наибольшего благоприятствования, что, на наш взгляд, затрудняет правильное применение оговорок. Кроме того, несмотря на наличие отечественных диссертационных исследований в данной области, ни одно из них не было посвящено действию и применению оговорок о наибольшем благоприятствовании в международных инвестиционных соглашениях. Однако именно в сфере международных инвестиционных отношений вопрос о действии и применении оговорок о наибольшем благоприятствовании носит дискуссионный характер.

Необходимость изучения действия и применения оговорок о наибольшем благоприятствовании вызвана также политико-правовыми реалиями, а именно рассмотрением исков против Российской Федерации в международных инвестиционных арбитражах о нарушении оговорки о наибольшем благоприятствовании, а также изменением инвестиционной политики нашей страны, выразившейся в принятии нового Постановления Правительства, которым был утвержден Регламент заключения международных договоров Российской Федерации по вопросам поощрения и защиты инвестиций[2] вместо ранее действовавшего Постановления Правительства Российской Федерации «О заключении соглашений между Правительством Российской Федерации и Правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений[3]».

Изменению подверглась в том числе и предусмотренная в тексте Типового соглашения оговорка о наибольшем благоприятствовании.

На современном этапе назрела необходимость изучения действия и применения оговорок о наибольшем благоприятствовании с учетом новых реалий международных инвестиционных отношений.

Степень научной разработанности темы исследования. Учитывая особый характер оговорки о наибольшем благоприятствовании, стоит отметить интерес к данной теме со стороны научного сообщества еще в начале XX века, в частности, исторический очерк Я.Д. Маковского «Условие о наибольшем благоприятствовании» (1917 г.), статью С. Хорнбека «The Most-Favored-Nation Clause» (1909 г.). В советской правовой литературе монографии Н.А. Ушакова, С.А. Войтовича были посвящены режиму наибольшего благоприятствования. В диссертации В.М. Шумилова о принципе наиболее благоприятствуемой нации в международном праве (1986 г.) рассматривались в том числе соотношение понятий «принцип» и «оговорка» о наибольшем благоприятствовании. Диссертация Ж.О. Кулжабаевой (1991 г.) была посвящена теме оговорок (клаузул) о наибольшем благоприятствовании, при этом автор диссертации не разделяла точку зрения о том, что эти оговорки являются договорным выражением принципа наибольшего благоприятствования. Указанные работы отражали специфику действия и применения оговорок о наибольшем благоприятствовании в первую очередь в международных торговых договорах СССР.

После перехода нашей страны к рыночной экономике тема правового регулирования иностранных инвестиций приобрела особую актуальность. Появились первые монографии, посвященные инвестиционному праву в целом, а именно А.Г. Богатырева «Инвестиционное право» (1992 г.), М.М. Богуславского «Иностранные инвестиции: правовое регулирование» (1996 г.). Однако в указанных трудах тема оговорок о наибольшем благоприятствовании не была раскрыта.

В новейшее время ученые-юристы занимались изучением принципа наибольшего благоприятствования, вели дискуссии относительно его правовой природы и места в системе отраслевых принципов международного экономического права.

В частности, принцип наибольшего благоприятствования рассмотрен в учебных пособиях Г.М. Вельяминова «Международное экономическое право и процесс» (2004 г.), Д.К. Лабина «Международно-правовое регулирование иностранных инвестиций» (2001 г.), И.З. Фархутдинова

«Международное инвестиционное право и процесс» (2010 г.). В диссертационных исследованиях Е.В. Кобчиковой, И.С. Чабаевой, Д.Ф. Заляловой, посвященных принципам международного экономического права, затрагивались отдельные аспекты принципа наибольшего благоприятствования.

Принцип наибольшего благоприятствования является также основным началом международного частного права, и «предметно опосредует сложный механизм связей между международным и международным частным правом[4]». Специфика исследуемой темы потребовала обращения к работам в сфере международного частного права авторства Л.П. Ануфриевой, М.М. Богуславского, Г.К. Дмитриевой.

Предметом рассмотрения диссертации Т.С. Устиновой (2000 г.) стал режим наибольшего благоприятствования в международном праве в целом. Вопрос о применении оговорок о наибольшем благоприятствовании к процессуальным положениям международных инвестиционных соглашений затрагивался в работах, посвященных проблемам международного инвестиционного арбитража, а именно в диссертации А.С. Котова (2009 г.) и монографии А.П. Гармозы (2011 г.).

В зарубежной правовой доктрине об оговорках о наибольшем благоприятствовании в международных инвестиционных соглашениях писали такие ученые, как Т. Вайлер, К. Вальдерманн, Р. Дольцер, З. Дуглас, П. Жюйар, Д. Карро, Т. Коле, Ю. Курц, Ж. Мопин, Я. Ради, А. Райниш, Дж. Салакуз, Г. Шварценбергер, К. Шроер, Ш. Шилл и др. Следует отметить, что зарубежные авторы в первую очередь рассматривают проблему применения оговорок о наибольшем благоприятствовании к процессуальным положениям международных инвестиционных соглашений, оставляя, как правило, в стороне вопросы правовой природы этих оговорок и предоставляемого в соответствии с ними режима.

Несмотря на большой интерес со стороны научного сообщества к оговоркам о наибольшем благоприятствовании и активное их использование в тексте заключаемых международных договоров, в российской доктрине международного права до сих пор нет комплексных монографических исследований, посвященных действию и применению данных оговорок в международных инвестиционных соглашениях.

Объектом исследования являются совокупность регулируемых международным правом отношений, в которых действуют и применяются оговорки о наибольшем благоприятствовании, закрепленные в международных инвестиционных соглашениях.

Предметом исследования выступают международно-правовые акты, содержащие оговорку о наибольшем благоприятствовании, решения органов международного правосудия, международных инвестиционных арбитражей, а также российское право, регулирующее отношения в сфере инвестиционной деятельности.

Цели и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состоит в комплексном научном анализе оговорок о наибольшем благоприятствовании, проблем, связанных с применением оговорок и путей их решения. Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

— выявить правовую природу оговорок о наибольшем благоприятствовании, определить соотношение понятий «принцип», «режим», «оговорка» о наибольшем благоприятствовании; рассмотреть соотношение принципа наибольшего благоприятствования с принципом недискриминации;

— проанализировать историю закрепления оговорок о наибольшем благоприятствовании и историю изучения этих оговорок в международном праве;

— рассмотреть возникающие на основании оговорок о наибольшем благоприятствовании правоотношения;

— раскрыть значение оговорок о наибольшем благоприятствовании в двусторонних инвестиционных договорах, предложить классификацию оговорок, а также рассмотреть существующие исключения из оговорок, выявить их правовую природу;

— рассмотреть особенности применения оговорок о наибольшем благоприятствовании к материальным положениям международных инвестиционных соглашений;

— рассмотреть методику применения оговорок о наибольшем благоприятствовании к процессуальным положениям международных инвестиционных соглашений, выделить особенности процессуальных норм в международном праве;

— проанализировать возникающие при применении оговорок о наибольшем благоприятствовании проблемы;

— оценить средства толкования, предложенные Комиссией международного права ООН в Заключительном докладе Исследовательской группы по клаузуле о наиболее благоприятствуемой нации 2015 г.;

— охарактеризовать взаимодействие международного и национального правопорядков при реализации оговорок о наибольшем благоприятствовании.

Методологическую основу исследования составляют как общенаучные методы познания (анализ, синтез, индукция, дедукция, описательный, формальнологический), так и специальные юридические методы (историко-правовой, формально-юридический, сравнительно-правовой).

Теоретическую основу настоящего исследования составили работы таких российских и советских ученых-правоведов, как А.Х. Абашидзе, C.C. Алексеева, Л.П. Ануфриевой, Б.М. Ашавского, К.А. Бекяшева, П.Н. Бирюкова, И.П. Блищенко, А.Г. Богатырева, М.М. Богуславского, Г.М. Вельяминова, Н.Н. Вознесенской, С.А. Войтовича, А.Н. Вылегжанина, Н.Г. Дорониной, Г.В. Игнатенко, А.С. Исполинова, Е.В. Кобчиковой, Г.И. Курдюкова, Д.К. Лабина, И.И. Лукашука, С.Ю. Марочкина, И.В. Рачкова, С.Ю. Рипинского, А.С. Смбатян, В.Я. Суворовой, Ю.А. Тихомирова, В.Л. Толстых, М.П. Трунк-Федоровой, Г.И. Тункина, Н.Е. Тюриной, Е.Т. Усенко, Н.А. Ушакова, И.З. Фархутдинова, В.М. Шумилова и других правоведов и экономистов.

Кроме того, в диссертационном исследовании использовались труды зарубежных ученых в области права: А. Алиева, Я. Броунли, Т. Вайлера, К. Вальдерманна, Р. Дольцера, З. Дугласа, П. Жюйара, Д. Карро, Т. Коле, Ю. Курца, Ж. Мопин, Дж. Повелина, Я. Ради, А. Райниша, Дж. Салакуза, С.П. Субеди, Г. Шварценбергера, К. Шроера, Ш. Шилла и других.

Нормативно-правовую основу исследования составляет комплекс правовых норм, содержащихся в международных договорах (в первую очередь, в международных инвестиционных соглашениях), нормативно-правовых актах Российской Федерации.

Эмпирическую основу диссертации составляют практика международных инвестиционных арбитражей, органов по разрешению споров Всемирной торговой организации, Экономического суда Содружества независимых государств, арбитражных судов Российской Федерации, Доклады Комиссии международного права, аналитические справки Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) и Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), посвященные оговоркам о наибольшем благоприятствовании, Типовые двусторонние инвестиционные договоры Российской Федерации и зарубежных государств.

Научная новизна. Настоящая работа является комплексным исследованием теоретических и прикладных проблем применения оговорок о наибольшем благоприятствовании в международных инвестиционных соглашениях. При этом научное освещение получают не затронутые в международно-правовой науке проблемы применения оговорок о наибольшем благоприятствовании. В рамках указанного научного представления:

— на основе проведенного анализа доктринальных подходов, арбитражной практики выявлены особенности действия и применения оговорок о наибольшем благоприятствовании в международном инвестиционном праве;

— определено соотношение понятий «принцип», «режим», «оговорка» о наибольшем благоприятствовании; соотношение принципа наибольшего благоприятствования с принципом недискриминации;

— предложены классификации оговорок о наибольшем благоприятствовании, классификации международных инвестиционных соглашений;

— выявлена правовая природа исключений из оговорок о наибольшем благоприятствовании;

— выделены особенности применения оговорок о наибольшем благоприятствовании к материальным и процессуальным положениям международных инвестиционных соглашений;

— рассмотрены проблемы применения оговорок о наибольшем благоприятствовании и предложены пути их решения;

— охарактеризовано взаимодействие международного и национального правопорядков при реализации оговорок о наибольшем благоприятствовании.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Действие оговорки о наибольшем благоприятствовании как нормы международных договоров связано с предоставлением третьим лицам более благоприятного режима. Режим наибольшего благоприятствования представляет собой комплекс правовых средств, включая все международные нормы и внутригосударственные нормы, принятые в процессе реализации оговорки о наибольшем благоприятствовании.

2. Термин «оговорка» о наибольшем благоприятствовании является более удачным, чем термин «клаузула» или «договорное положение о наибольшем благоприятствовании». Многозначность термина «оговорка» не затрудняет восприятие его смысла: если имеется в виду оговорка как одностороннее заявление государства, то речь идет об «оговорке к договору»; если этот термин употребляется для обозначения договорного положения, то речь идет об «оговорке в договоре».

3. Оговорка о наибольшем благоприятствовании является договорным выражением принципа наибольшего благоприятствования. Вариативность формулировок присуща оговоркам о наибольшем благоприятствовании, но не содержанию самого принципа. В качестве отраслевого принципа международного экономического права принцип наибольшего благоприятствования выступает критерием допустимого нормообразования в рамках международного инвестиционного права. Принцип наибольшего благоприятствования и принцип экономической недискриминации являются независимыми, но взаимодополняющими принципами международного экономического права, поскольку оба направлены на недопущение противоправной дискриминации, но имеют различные источники и правовую природу.

4. Субъектами возникающих на основании оговорки о наибольшем благоприятствовании правоотношений выступают не только государства, международные организации, но и частные лица. В случаях, когда в соответствии с оговоркой режим наибольшего благоприятствования предоставляется иностранным инвесторам, непосредственно им принадлежат все преимущества и льготы, гарантируемые данной оговоркой.

5. Правоотношение по предоставлению режима наибольшего благоприятствования тесно связано с иным правоотношением, в которое вступают бенефицирующее государство и третье лицо. Вступление в такое иное правоотношение, если в нем бенефицирующее государство предоставляет третьему лицу более благоприятный режим - это юридический факт, с которым связывается начало действия оговорки. В то же время, если во втором правоотношении бенефицирующее государство отзывает все предоставленные третьему лицу преимущества и привилегии, то оно выполняет обязанность предоставить режим наибольшего благоприятствования в рамках первого правоотношения.

6. В международном инвестиционном праве все исключения из оговорки о наибольшем благоприятствовании не имеют обычно-правового характера и являются правомерными только в том случае, когда они предусмотрены в основном международном инвестиционном соглашении, в котором участвуют бенефицирующее государство и государство национальности инвестора, либо если в этом соглашении содержится указание на возможность закрепления исключений из оговорки в национальном законодательстве принимающего инвестиции государства.

7. Применение оговорки о наибольшем благоприятствовании к положениям международных инвестиционных соглашений предполагает «инкорпорирование» стандартов инвестиционной защиты, отдельных более благоприятных прав и преимуществ из других международных инвестиционных соглашений принимающего инвестиции государства.

8. Оговорка о наибольшем благоприятствовании по общему правилу не применяется к нормам, устанавливающим юрисдикцию инвестиционных арбитражей, поскольку адресаты таких норм не совпадают с адресатами оговорок о наибольшем благоприятствовании. Оговорки о наибольшем благоприятствовании по общему правилу применяются к нормам о приемлемости иска, поскольку адресаты оговорок и таких норм совпадают. Нормы о приемлемости иска устанавливают определенные права и обязанности иностранных инвесторов, то есть являются частью предоставленного иностранным инвесторам режима, в то время как нормы о юрисдикции представляют собой условия доступа к таким правам.

9. При толковании оговорки о наибольшем благоприятствовании учету подлежат все средства толкования, указанные в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. Если использование всех средств толкования приводит к двусмысленным, противоречивым результатам, необходимо использовать такое средство толкования, как принцип одновременности.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Результаты исследования развивают основы науки международного права в части обоснования теоретических положений оговорки о наибольшем благоприятствовании в сфере международных инвестиционных отношений. Основные выводы настоящего исследования могут быть использованы для совершенствования норм Общих подходов к заключению международных договоров Российской Федерации по вопросам поощрения и защиты инвестиций, а также при разработке межправительственных программ для развития отношений в рамках Евразийского экономического союза.

Выводы диссертационного исследования базируются на практической деятельности диссертанта в рамках стажировки в Отделе международных инвестиционных соглашений Конференции ООН по торговле и развитию (г. Женева), в рамках преподавательской практики в качестве аспиранта кафедры международного и европейского права Уральского государственного юридического университета (г. Екатеринбург).

Материалы диссертации могут использоваться в учебном процессе при преподавании курсов международного публичного права, международного экономического права, международного инвестиционного права.

Степень достоверности и апробация результатов диссертационного исследования. Диссертация подготовлена на кафедре международного и европейского права Уральского государственного юридического университета, где было проведено ее рецензирование и обсуждение. Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в научных статьях, опубликованных в журналах, в том числе рекомендованных ВАК.

Степень достоверности результатов обеспечивается исследованием достижений науки международного права, других юридических наук, нормативных правовых актов, судебной практики, проведенным автором единолично с использованием современной методологии.

Основные положения диссертации нашли свое отражение не только в научных статьях, но также в докладах на научно-практических конференциях, в частности: ХП Всероссийская научная конференция студентов и молодых ученых «Актуальные вопросы публичного права» 2013 г., XI ежегодная всероссийская научная конференция молодых ученых и студентов «Эволюция российского права» 2014 г., VIII и X сессии Европейско-Азиатского правового конгресса 2014 и 2016 гг. (г. Екатеринбург, УрГЮУ), XII ежегодная международная научно-практическая конференция «Блищенковские чтения» 2014 г. (г. Москва, РУДН), Конференция «Юридические аспекты Соглашений об Ассоциации ЕС с Грузией, Молдовой и Украиной в контексте «Восточного партнерства» ЕС» 2014 г. (г. Киль, Университет имени Кристиана Альбрехта).

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования и включает в себя введение, три главы, подразделяемые на параграфы, заключение, а также список использованных нормативно-правовых источников, судебной практики и литературы.

<< | >>
Источник: Рогозина Анастасия Алексеевна. ДЕЙСТВИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ ОГОВОРКИ О НАИБОЛЬШЕМ БЛАГОПРИЯТСТВОВАНИИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ИНВЕСТИЦИОННОМ ПРАВЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Введение:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
  16. ВВЕДЕНИЕ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -