<<
>>

§137. Установление и прекращение отеческой власти

Отеческая власть установлялась или естественным путем рождения, или искусственным путем усыновления. Естественным путем подпадали под отеческую власть дети, рожденные от настоящего римского брака; если отец их сам еще находился под властью, то они подпадали под власть деда или прадеда*(460).

Усыновлением называлось установление отеческой власти особым юридическим актом, который был двух родов - arrogatio и adoptio. Arrogatio употреблялась тогда, когда в усыновление поступал совершеннолетний (pubes) и самостоятельный (persona sui juris) римский гражданский; adoptio - тогда, когда отец семейства отдавал другому отцу в усыновление своего подвластного*(461).

Аррогация совершалась в народном собрании по куриям. При этом присутствовали усыновитель, усыновляемый и понтифы. Руководивший собранием магистрат спрашивал (rogabat) усыновляемого и усыновителя, желают ли они один принять, другой вступить под власть; спрашивал и народ, разрешает ли он это усыновление*(462). Понтифы же присутствовали для того, чтобы удостовериться, нет ли в данном усыновлении нарушения каких-либо религиозных правил или вообще какого-нибудь обмана. То и другое было возможно, ибо, во-первых, с поступлением самостоятельного гражданина под отеческую власть семейная религия, которой он был единственным жрецом, должна была прекратиться, и, во-вторых, все, что было прежде под властью усыновляемого, между прочим, и его имущество, переходило под власть усыновителя; поэтому возможны были случаи усыновления из корыстных видов*(463). Последствие аррогации, как уже было замечено, состояло в том, что усыновляемый становился под власть усыновителя со всем, что было ему подвластно: если у него были подвластные дети, то они подчинялись усыновителю в качестве внуков*(464); имущество его переходило к усыновителю per universitatem*(465).

Adoptio, т.е. отдача подвластного в усыновление другому лицу, совершалась посредством сложного обряда, который распадался на две половины.

Первая половина имела целью прекращение прежней отеческой власти, а вторая - установление новой. Первая половина построена была на вышеупомянутом правиле о троекратной продаже сына и однократной продаже прочих подвластных (§136, с. 213, прим. 1). Отец манципировал своего сына какому-нибудь приятелю, т.е. отдавал его в кабалу этому последнему, разумеется, только ради формы (dicis gratia). Приятель отпускал сына на волю (manumittebat), и этот последний, согласно вышеупомянутому правилу, снова подпадал под отеческую власть. Затем вся эта процедура совершалась второй раз. Далее, отец манципировал сына в третий раз и после того терял свою отеческую власть. Приятель же не отпускал сына на волю в третий раз, а реманципировал его прежнему отцу, к которому сын вследствие этого поступал не под отеческую, а в кабальную власть. Эта реманципация, впрочем, не была безусловно необходима: сын мог оставаться в кабале у приятеля. Вторая половина обряда представляла т.н. in jure cessio перед судебным магистратом, т.е. мнимый судебный спор. Усыновитель, усыновляемый и прежний отец являлись in jus, т.е. к судебному магистрату, где усыновитель виндицировал усыновляемого как своего сына (vindicat apud praetorem filium suum esse); прежний отец не возражал против этого притязания (non contravindicabat), и магистрат присуждал (addicebat) сына под власть усыновителя. При усыновлении прочих подвластных, кроме сыновей, в первой половине для прекращения отеческой власти достаточно было одной манципации*(466).

Относительно этого обряда нужно заметить следующее. Во-первых, возник он, наверное, не раньше второго периода, ибо для первого периода конструкция его слишком искусственна, как это можно видеть из сравнения с институтами, которые, несомненно, относятся к первому периоду. Во-вторых, создан он был не законодательным путем, ибо законодателю не было бы нужды прибегать к таким обходным путям, а юристами 2-го периода путем приноровления старых юридических правил к новому отношению.

В-третьих, обряд этот представляет характерный образчик древней юридической техники, как это разъяснено в отделе о юриспруденции по поводу подобного же обряда эманципации (§85 о формах деятельности юристов). На нем же оправдывается и общая характеристика этой техники: обряд тяжеловесен, сложен, но он обрисовывает отношение ясно и определенно: для всякого очевидно, что прежняя власть прекратилась и установилась новая.

Что касается вообще до вопроса, какой потребностью жизни вызван был институт усыновления, то мы ограничимся указанием на две из них, вероятно, главнейшие. По религиозным верованиям древних римлян, всякий человек мог быть счастлив в загробной жизни только тогда, когда его дети и вообще потомки приносили ему жертвы, т.е. продолжали поить и кормить его, как он привык в земной своей жизни, и оказывали ему всякое почитание. Если у него не было потомков, никто не мог оказать ему этого почитания, вследствие чего загробная жизнь его обращалась в непрерывное мрачное существование. Поэтому каждый римлянин считал своей обязанностью вступить в брак, чтобы иметь потомство. Но если брак его был бездетен, то у него должно было явиться желание избегнуть печальной загробной жизни каким-нибудь искусственным средством: усыновление родственника или даже постороннего человека было именно таким средством. К этой религиозной потребности могла присоединиться и хозяйственная нужда в таком помощнике по хозяйству, который бы работал не как раб, а как будущий наследник.

Прекращалась отеческая власть прежде всего и с древнейших времен естественным путем, т.е. смертью домовладыки; но при этом только сыновья и дочери становились sui juris; если у умершего были внуки, то они только меняли домовладыку, т.е. поступали под власть своих отцов*(467). Затем отеческая власть прекращалась, когда отец или подвластный подвергались capitis deminutio maxima или media, т.е. лишались свободы или прав римского гражданина*(468). Наконец, отеческая власть могла прекратиться искусственным путем, посредством освобождения особым юридическим актом, который назывался emancipatio.

Обряд эманципации совершался почти так же, как первая половина обряда adoptio, т.е. отец совершал троекратную манципацию подвластного, а кабальный господин манумиттировал его; сын после третьей манумиссии, а прочие подвластные после первой становились sui juris. Но так как manumissor получал относительно манумиттированного некоторые права (например, право на наследство в известных случаях, право опеки над женщинами), то отец, чтобы сохранить для себя эти права, просил кабального господина реманципировать ему подвластного и последнюю манумиссию совершал уже сам*(469). Эманципированный переставал быть членом прежней семьи, т.е. подвергался capitis deminutio minima, поэтому, например, терял права агнатства.

Потребности в эманципации могли быть весьма разнообразны. Прежде всего, вероятно, развитие общественной и личной жизни римлян стало вызывать во взрослых членах семьи стремление к самостоятельности, и таким образом римское общество подготовилось к мысли об эманципации. А затем к этой основной причине могли присоединиться разные другие практические потребности, например, желание избавить детей от последствий договора nexum или достигнуть каких-нибудь иных выгод; из 2-го периода нам известен один исторический пример: Лициний Стодон эманципировал своего сына для того, чтобы тот мог взять на свою долю 500 югеров общественной земли*(470).

<< | >>
Источник: Боголепов Н.П.. Учебник истории римского права (под редакцией и с предисловием Томсинова В.А.). - "Зерцало", 2004 г.. 2004

Еще по теме §137. Установление и прекращение отеческой власти:

  1. Содержание
  2. §137. Установление и прекращение отеческой власти
  3. §360. Усыновление
  4. Об иностранцах, покоренных с оружием в руках.
  5. КНИГА ТРЕТЬЯ
  6. КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ
  7. СОДЕРЖАНИЕ
  8. Сенат или сонет старейшин
  9. IL2. «Церковная революция»
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -