<<
>>

Иван Златев МОТИВИРОВАННОСТЬ СЛОВ РАЗНЫХ ЧАСТЕЙ РЕЧИ МЕЖДОМЕТИЯМИ В РУССКОМ И В БОЛГАРСКОМ ЯЗЫКАХ

Словообразовательные связи междометий со словами других частей речи представляют интерес для выявления важных семантических и грамматических особенностей как самих междометий, так и остальных слов. В немногочисленных исследованиях, посвященных междометиям, наметилась тенденция рассматривать словообразовательные связи междометий лишь в одном направлении - образование так называемых производных междометий от слов различных частей речи. Еще в середине 20 в. В.В. Виноградов отмечает эту тенденцию в работах, анализирующих русский язык: “Для современности гораздо важнее наблюдения над превращением других слов в междометия, чем решение вопроса о возникновении слов из междометий (ср.: ахатъ, ухнутъ, аховый, не ахти какой, слышалисъ ахи и т.

п.)” [Виноградов 1986, с. 611].

Далее попытаемся коротко описать образование слов от междометий в русском и в болгарском языках. Объектом нашего исследования будут только слова, образованные аффиксацией. Слова - результат так называемой субстантивации[‡‡‡‡‡] междометий - остаются вне нашего внимания, так как мы не будем считать слова, образованные таким путем, междометиями.

Он двигал полными ножками, вертел выбритым подбородочком, издавал ахи и производил волосатыми руками такие жесты, будто делал гимнастику на резинках. (И. Ильф, Е. Петров. 12 стульев)

В приведенном выше предложении слово ахи выполняет функцию члена предложения, т.е. это уже не междометие. Представляется, что в таких случаях можно говорить о словах-омонимах: ах - междометие и ах - существительное.

Также не будут рассматриваться слова, образованные от звукоподражательных слов, которые, на наш взгляд, по причине своих семантических особенностей должны выделяться как класс вне междометий. Таким образом, мы не включаем в наше исследование все слова, описанные в разделе “Словообразование” академической “Русской грамматики” как производные от междометий, поскольку в ней звукоподражания включаются в междометия. [Русская грамматика 1980, §1700] Междометно-глагольные формы типа бац, бах и т. п. тоже часто подводятся под междометия, но мы не включаем их производные в круг исследуемых единиц, так как не будем считать их междометиями, поскольку они выполняют функцию члена предложения и обозначают действие. Основным источником для наших наблюдений послужили современные толковые и словообразовательные словари болгарского и русского языков, а также различные грамматические труды. В известном двухтомном “Словообразовательном словаре русского языка” А.Н. Тихонова [Тихонов 1985] словообразование от междометий описано в довольно большом объеме. Представлены словообразовательные гнезда междометных слов, в том числе одиночные слова, не образующие гнезд. Сложнее обстоит дело с лексикографическим описанием гнезд с производящими словами междометиями в болгарском языке. Объем изданного Болгарской академией наук “Словообразовательного словаря современного болгарского литературного языка” [Словообразувателен речник 1999] ограничен объемом картотеки, послужившей основой для его создания (приблизительно 50 000 слов), что обуславливает совсем небольшое количество производных от междометий в этом справочнике.

Самой многочисленной группой среди производных слов, как в болгарском, так и в русском языках являются глаголы, мотивированные междометиями. Подавляющее большинство глаголов в обоих языках образованы при помощи суффиксов -а- и -ка-: (болг.) ахам, ахкам, вайкам (се), ихкам, айкам; (русск.) ахать, окать, нукать, уськать, баюкать, агукать, атукать и др.

Но когда стал сбегаться народ, когда кругом стали ахать и охать, стали жалеть церковь, Шурыгин вдруг почувствовал себя важным деятелем с неограниченными полномочиями. (В.Шукшин. Крепкий мужик)

Вовка ерзал и нукал. Руки у деда дрожали, даже было заметно, а глаза ничего не видели - их застилало и застилало. Дед вспомнил свою дочку и зятя - Севкиных родителей. От них уже два месяца ни строчки.

  • Ну, дедушка, ну! (М. Садовский. Настоящий гром)

Като го видял, аборигенът Иван ахнал:

-Ламя! (А. Илиев. Истината за тримата братя и златната ябълка.)

Но клетият баща продължаваше да моли да не се допуща такова безумие. Той лягаше наземи, вайкаше се гласно и не щеше да чуе за увещанията на другите. (Г. Караиванов)

От этих глаголов регулярно образуются префиксальные глаголы, а также отглагольные существительные (болг. охкам - изохкам; охкам - охкане; русск. ахать - заахать; ахать - аханье и др. ):

Приближих се да му помогна и го ударих неочаквано в стомаха. Той изохка и падна на земята. (Д. Димитров. Дъжд.)

  • Стига сте викали като цигани! - ... - Таз работа с охкане и ахкане няма да стане. (И. Петров. Нонкината любов.)
  • Ах, что за прелесть, что за прелесть - восторженно заахала вдруг накрашенная немолодая дама, печатавшая в газетах очерки на морально-бытовые темы. (А. Яшин. Угощаю рябиной)

За деревянной решеткой послышалось призывное агуканье — и тетя, сладко дремавшая перед телевизором, заспешила на голос. (М. Балашов, Докуда?)

Единичны случаи образования глаголов от междометий. В русском языке при помощи суффикса -ирова- образовано всего одно слово - бисировать, а в болгарском только два глагола, образованных при помощи суффикса -ира-: бисирам и стопирам.

В болгарском и в русском языках количество существительных, мотивированных междометиями, незначительно. Таковы аллилуйщик (суффикс -щик-), аллилуйщина (суффикс -щин(а)) в русском, сто- паджия, олелия в болгарском. Слово стопаджия - интересный случай словообразования: к заимствованному из английского языка слову добавляется суффикс турецкого происхождения -джия. В слове олелия усекается конечное е междометия олеле и добавляется суффикс -ия.

  • Значит, я переугожденец?- все более догадываясь, пугался проф- уполномоченный. - У нас есть в профбюро один какой-то аллилуйщик, а я, значит, переугожденец? (А. Платонов. Котлован)

И една нескончаема олелия от най-различни диалекти и езици се понесе под сивото ноемврийско небе. (Е. Станев. Крадецът на прас- кови)

Прилагательных, мотивированных междометиями, в болгарском языке нами не было обнаружено. В русском мы зафиксировали только два прилагательных: уже вышедшее из употребления аллилуйный (суффикс -Н-) и аховый (суффикс -ов-):

  • Ведъ ехатъ-то мимо Чортова лога придется, место глухое, народец аховый... Хотъ свету дождитесъ. (В. Короленко. Убивец)

Необходимо отметить также способность некоторых русских междометий мотивировать междометия со значением экспрессии ласкательности. В этих случаях используются суффиксы -очко/-очки, -ушки/-нюшки/-унюшки, -оньки, -охоньки/-ошеньки, -еньки, -иньки, -леньки, -нечки: агунечки, агушенъки, агунюшки, агуленъки, спасибочко, спасибочки, охохонюшки, баинъки, баюшки [Русская грамматика 1980, §1040]. Подобное явление в болгарском языке не наблюдается.

  • Спасибочко, Яков Алексеевич! - Прохор выгнулся в поклоне. (Михаил Шолохов. Червоточина)

Марфа подымает брови, вытягивает губы - так же, как когда говорят ребенку “агу-агунюшки”. (Е. Замятин. Икс)

Илъя Муромец подошел к двери и заорал:

  • Охохонюшки! (Ю. Буркин, С. Лукьяненко. Остров Русь)

Говоря о мотивационных связях междометий, необходимо

остановиться на словах, служащих для призыва животных (вокативных междометиях). Существует мнение, что эти слова возникли от обиходных названий животных путем усечения (напр., чух-чух от чушка) [Германович 1966, с. 58; Русская грамматика 1980, §1701]. В некоторых исследованиях, однако, отражена другая точка зрения. Так, например, в “Словообразовательном словаре” А.Н.Тихонова и в “Этимологическом словаре русского языка” Н.М.Шанского и Т.А.Бобровой [Шанский, Боброва 1994, с. 367] слова киса и чушка даны как производные от вокативных междометий кис-кис и чух-чух. Вероятно, это расхождение продиктовано разными ракурсами при исследовании происхождения, в первом случае анализируются мотивационные связи на синхронном уровне, а во втором - на диахронном.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что в болгарском и в русском языке активнее всего междометия мотивируют глаголы (суффиксация), причем налицо сходство суффиксов (ср. -а-, -ка-). В немногочисленных случаях можно говорить о мотивации существительных. В болгарском не зафиксированы случаи мотивации междометиями прилагательных, а также отсутствуют т.н. экспрессивно-ласкательные формы междометий, которые нередко встречаются в русском языке.

<< | >>
Источник: Гочев Г.Н. и др.. ЕЖЕГОДНЫЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ЧТЕНИЯ 3 декабря 2004  года, 2006. 2006

Еще по теме Иван Златев МОТИВИРОВАННОСТЬ СЛОВ РАЗНЫХ ЧАСТЕЙ РЕЧИ МЕЖДОМЕТИЯМИ В РУССКОМ И В БОЛГАРСКОМ ЯЗЫКАХ:

  1. СОДЕРЖАНИЕ СБОРНИКА
  2. Иван Златев МОТИВИРОВАННОСТЬ СЛОВ РАЗНЫХ ЧАСТЕЙ РЕЧИ МЕЖДОМЕТИЯМИ В РУССКОМ И В БОЛГАРСКОМ ЯЗЫКАХ