<<
>>

§ 1. Особенности производства допроса при расследовании мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта

Допрос был и остается одним из наиболее часто встречающихся следственных действий. По данным ряда исследований он занимает до половины рабочего времени, потраченного следователями на расследование уголовных дел[151], и до 70 % от общего количества всех проводимых в ходе расследования следственных действий[152].

Анализ протоколов следственных действий,

проводимых при расследовании мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта, также показал значительный удельный вес количества времени, затраченного следователями на проведение допросов при расследовании данной категории уголовных дел. В среднем он составил 37,4% времени. При этом более 50% занимает время на проведение осмотров документов и ознакомление с материалами уголовного дела. Необходимость проведения длительных осмотров документов является одной из характерных особенностей расследования данной категории уголовных дел, поэтому показатель удельного веса проводимых допросов, превышающий 37%, также следует считать достаточно высоким, даже не смотря на то, что при проведении исследования не представилось возможным учесть время, затраченное на составление процессуальных документов, исправление технических ошибок и многие иные документально не отражаемые действия следователя. Из общего количества времени, затрачиваемого на проведение допросов по данной категории уголовных дел, основную массу составляет время, потраченное на проведение допросов свидетелей. По некоторым уголовным делам такой показатель достигает 97%. В среднем около 7,5 % занимает время, затраченное на проведение допросов представителей потерпевших, специалистов, обвиняемых и подозреваемых. При этом допросы последних двух категорий участников уголовных дел занимают наименьшее количество времени, и это, думается, прежде всего связано с частым применением ими такой формы противодействия расследованию, как отказ от дачи показаний[153] [154] в период проведения предварительного следствия, что делает такие допросы непродолжительными.

При изучении ряда уголовных дел о мошенничестве, связанном с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта, можно прийти к выводу, что такого рода преступления в силу ряда причин совершаются на завершающем этапе инвестиционного процесса, когда возникают договорные отношения с подрядными организациями или организациями-поставщиками . Поэтому для определения круга лиц, которые были причастны к механизму данного рода преступления и с высокой степенью вероятности обладают оставленными этим механизмом идеальными следами[155], предлагаем рассмотреть следующие выделенные стадии окончательного этапа процесса осуществления инвестиционного проекта:

1. ) Стадия заключения договора. Эта стадия охватывает период времени приблизительно с момента одобрения Департаментом инвестиционной деятельности ОАО «РЖД» (ЦИНВ) инвестиционной программы и поквартальной детализации инвестиционного бюджета на предстоящий календарный год. Заказчик инвестиционного проекта на основании полученных от управляющих проектами данных приступает к поквартальной детализации годового бюджета и в установленном ОАО «РЖД» порядке проводит отбор подрядчиков, а также определяет цены на продукцию и услуги[156]. Заканчивается эта стадия подписанием договора, его обязательных приложений и присвоением ему номера, после чего подрядчик должен приступать к выполнению обязательств, предусмотренных договором.

Необходимо установить все обстоятельства процесса заключения договора его разработки, составления, обсуждения, согласования и подписания: кто, где, когда и при каких обстоятельствах непосредственно в этом участвовал. Об этих же обстоятельствах необходимо допросить руководителя, подписавшего такой договор от имени ОАО «РЖД», руководство и работников предприятия- подрядчика.

В некоторых случаях для отбора подрядчиков требуется проведение конкурсных процедур. Тогда на этой стадии участвуют работники регионального подразделения Центра организации закупочной деятельности (РКЗ).

Целью проведения допросов работников РКЗ является выяснение подробностей об обстоятельствах проведения конкурсных процедур, предшествовавших заключению договора. При этом возможно разделить вопросы на группы. В одну из таких групп будут входить вопросы, направленные на установление физических лиц, принимавших участие в конкурсных процедурах, а также любых других лиц, интересовавшихся процессом проведения конкурса, его подготовительными процедурами и результатами. Выясняя сведения об этих лицах, необходимо узнать, что известно допрашиваемому о взаимоотношениях между этими лицами и об отношениях самого допрашиваемого с ними. Вторую группу составляют вопросы об организациях, которые были представлены указанными допрашиваемыми физическими лицами. Все, что известно допрашиваемому о таких организациях и их работниках, так или иначе может быть полезным для расследования. В третью группу следует включить вопросы о процессе проведения отдельных стадий конкурса и принятия решения. Необходимо установить осведомленность допрашиваемого как о нормативных требованиях к проведению конкурсных процедур, так и о фактических обстоятельствах проведения интересующего следствие конкурса. К четвертой группе относятся вопросы, касающиеся документации, составляемой при проведении конкурса и получаемой от его участников, месте нахождения этой документации в настоящее время. Эти сведения будут полезными для проведения выемки этих документов.

Если конкурсные процедуры перед заключением договора не проводились, то необходимо выяснить, по какой причине это стало возможным, какой нормативный акт это позволяет, кто принимал решение заключить договор без конкурса, каким документом это было отражено, где находится такой документ.

2. ) Следующей стадией является процесс выполнения условий договора, Составление документов бухгалтерского учета для оплаты за выполненные обязательства. Необходимо максимально подробно допросить всех лиц из числа работников предприятия-подрядчика, принимавших участие в выполнении подрядных обязательств, предусмотренных договором, в той их части, в которой были допущены нарушения, влекущие необоснованность оплаты.

Деятельности предприятий железнодорожного транспорта такова, что многие работы на объектах этих предприятий не могут быть выполнены без прямого или косвенного участия работников железнодорожных организаций или незаметно от них. Таких работников необходимо установить и допросить о ставших известными им обстоятельствах выполнения работ подрядной организацией. Так, к примеру, следственной частью по расследованию организованной преступной деятельности ВС ЛУВДТ в 2009 году расследовалось мошенничество, суть которого заключалась в оплате за путевые работы, которые подрядной организацией фактически не были осуществлены. Кроме прочего, факт невыполнения этих работ подтверждался показаниями путевых рабочих, обслуживающих участок пути, где якобы были выполнены работы, а также отсутствием обращений в железнодорожную организацию, организующую движение на данном участке пути, с запросом о приостановлении прохождения поездов по нему в период проведения путевых работ .

К стадии выполнения условий договора и процессу составления документов бухгалтерского учета для оплаты за выполненные обязательства кроме представителей продавца или подрядчика имеют отношение представители железнодорожной организации, участвовавшие в принятии выполненных работ, в получении поставленного товара и подписавшие приемочные документы. Они также безусловно должны быть допрошены об известных им обстоятельствах. Имеет смысл до проведения такого допроса провести экспертное исследование для установления авторов выполненных в таких документах подписей и иных рукописных записей. Круг обстоятельств, которые возможно установить в процессе такого допроса, может быть самым широким и касаться всех элементов состава расследуемого преступления. В первую очередь, начиная допрос такого лица, следует установить время, место, способ и мотивы подписания такого документа, его осведомленность о фактических обстоятельствах выполнения обязательств, указанных в документе.

Кроме лиц, участвовавших в составлении и подписании таких документов, следует установить лиц, непосредственно передавших такие документы для оплаты в соответствующее подразделение ведущее бухгалтерский учет предприятия. Это один из ключевых моментов совершения такого рода преступлений, так как в момент получения для учета таких документов бухгалтером ОЦОР окончательно завершается осуществление обмана, являющегося способом хищения. При допросе бухгалтеров важно установить, кто именно и каким образом предоставил им подложные документы для оплаты. [157]

Предоставившие их лица могли не участвовать в составлении и подписании таких документов, но, тем не менее, существует высокая степень вероятности фиксации отраженных в их сознании значимых для расследования идеальных следов расследуемого преступления. Ключевыми в допросе таких лиц будут являться вопросы о том, каким образом они получили такие документы и по чьему поручению они передали их для оплаты бухгалтеру. Вопрос об их осведомленности о ложном характере сведений в передаваемых ими документах задавать необходимо, однако рассчитывать на откровенный ответ, в случае их умышленного участия в мошенничестве, по известным причинам не приходится.

3. ) Процедура организации процесса оплаты по подложным документам, предоставленным в ОЦОР, хоть и является неотъемлемым элементом механизма преступления, однако, как показал анализ уголовных дел и материалов оперативно-розыскного характера, эта часть механизма никогда не оставляет следов для установления такого ключевого элемента состава преступления, как субъективная сторона. Допрос лиц, участвующих в процедуре оплаты необходим для установления лиц, передавших им для оплаты подложные документы и для установления места нахождения и реквизитов документов, составленных для организации перевода денег в банке. Лица, участвующие в таких допросах, как правило, не оказывают противодействия расследованию и готовы подробно рассказать об известных им обстоятельствах.

4. ) Стадия использования по своему усмотрению похищенных денежных средств или получения реальной возможности такого использования берет начало в момент поступления денежных средств на счет организации-подрядчика. При определении подлежащих допросу лиц, принимающих участие в действии механизма мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятии железнодорожного транспорта, на данной стадии имеет существенное значение характер организации, являющейся подрядчиком по договору. Если такая, организация является абсолютно подставной, когда ее официальным руководителем и учредителем является подставное лицо, не знающее не только о характере деятельности его предприятия, но и вообще о том, что он является хозяином или руководителем какой-либо организации[158], то место нахождения такого юридического лица в таком случае также должно быть фиктивным. Настоящими и подлинными у такой организации являются только учредительные данные (ИНН, ОГРН и т.п.) и расчетные счета в банках. В случае, если приходится сталкиваться с подобными структурами, особое значение принимают допросы работников банка, обслуживавшего счет такой организации.

С возбуждением уголовного дела и началом расследования преступники прекращают всякие контакты от лица данной организации, и в том числе с банком. Необходимо установить, с кем из работников банка приходилось контактировать лицам, организовавшим учреждение такого юридического лица и открытие ему расчетного счета в банке. Кроме того, если получение денежных средств в собственное распоряжение происходило путем обналичивания чеков при непосредственном контакте с кассирами банка, то необходимо допросить и кассиров. При проведении допросов таких лиц, основной целью является установление личности того, с кем им пришлось иметь дело. Начиная с описания этого лица, необходимо «найти» в памяти допрашиваемого любые сведения, которые могли бы способствовать установлению интересующего следствие лица. Аналогичную цель следует преследовать и при допросе сотрудников налоговой инспекции, участвовавших в регистрации данной организации и контактировавших с инициаторами осуществления такой регистрации.

Также подрядчиком по договору может быть организация с достоверно отраженными в учредительных документах данными, однако при этом участие такой организации в договорных отношениях номинально. Участие руководителя такой организации может быть ограничено лишь предоставлением с его стороны на некоторое время в распоряжении мошенников печати для подписания от его имени договора и приемочных документов. Иногда такой руководитель может сам поставить свою подпись на этих документах, не вникая при этом в суть подписываемых им документов. Такой поступок возможен на основе личных доверительных отношений с мошенниками или за материальное вознаграждение, прямо не связанное с получением похищенного или его части в свою собственность. У преступников в таком случае нет особых причин посвящать такого руководителя в свои преступные планы, и тогда его вина будет выражена в одной из форм неосторожности, что исключает преступность деяния при квалификации его по признакам преступления, предусмотренного статьей 159 УК РФ. Тогда у руководителя такой организации или у лица ответственного за складывание подобной ситуации, необходимо выяснить причины такого поведения и подробные данные о лице, которому была оказана помощь в форме предоставления возможности выступать от имени данного юридического лица в договорных отношениях.

При расследовании мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта, следователям и представителям органа дознания приходится сталкиваться с достаточно сложным механизмом преступления. Такой механизм включает в себя большое число взаимодействующих компонентов, которые могут отразиться в сознании людей в виде идеальных следов[159]. Часто эти лица сами умышленно или не осознавая того принимают участие в действии этого механизма и являются косвенными участниками события преступления. Подробно о такого рода участии пишет в своей работе А.М. Кустов[160]. При этом к косвенным участникам преступного события кроме прочих он справедливо относит свидетелей, связанных с действиями преступника, которые в 11,1% случаев по изученным уголовным делам «стимулировали совершение преступлений», а в 5,5% «провоцировали преступную деятельность субъекта». Очень редко в действиях таких лиц присутствуют необходимые элементы состава преступления, необходимые для привлечения их к уголовной ответственности как соисполнителей или как других соучастников мошенничества. Это имеет место, не смотря, на то, что их действия вполне отвечают условиям, предусмотренным диспозицией статьи УК, предусматривающей ответственность за совершение подобного рода преступлений.

Так, в 2013 году Следственным отделом линейного отдела на станции Иркутск-пассажирский расследовалось уголовное дело, возбужденное по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ. Обман, явившийся способом расследуемого хищения, заключался в предоставлении в ОЦОР документов с заведомо ложными сведениями, послужившими основанием для необоснованной оплаты. Данные документы подтверждали факт получения покупателем оборудования, предусмотренного договором поставки, заключенным в рамках осуществления одного из инвестиционных проектов ОАО «РЖД». Фактически было поставлено другое оборудование, стоящее значительно ниже предусмотренного договором. Передачу этих документов бухгалтеру осуществил один из руководителей предприятия, которое являлось получателем поставляемого оборудования. Данный работник более других был осведомлен о ложном характере содержащихся в документах сведений. При этом у следствия отсутствовали достаточные данные, для того что бы официально подозревать этого работника в соучастии в мошенничестве. Нарушение правил было допущено им не по корыстным мотивам. Умысел на соучастие в безвозмездном изъятии чужого имущества также ничем не подтверждался. Давая показания в качестве свидетеля, этот человек неоднократно пытался ввести следствие в заблуждение, обратился к услугам адвоката, при проведении дополнительного допроса отказался давать показания и другими способами оказывал противодействие расследованию[161]. Такое поведение больше характерно для участника уголовного дела со стороны защиты, чем свидетеля.

Косвенное участие свидетеля в осуществлении действий охватываемых объективной стороной мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта, может быть выражено не только в содействии в осуществлении обмана. Часто действия косвенных участников направлены на противоправное изъятие чужих денежных средств и обращения их в пользу третьих лиц. В рамках осуществления инвестиционного проекта в 2012 году на одно из предприятий ВосточноСибирской дирекции мотор-вагонного хозяйства подлежало поставке оборудование, которое фактически поставлено не было. Однако, оплата за его поставку в сумме, превышающей 1 миллион рублей, была произведена в полном объеме[162]. При расследовании уголовного дела по данному факту изначально под подозрение попадал К., являющийся руководителем и одновременно учредителем предприятия-поставщика оборудования, получившего оплату. При допросе в качестве свидетеля К. признался в том, что в действительности он является подставным руководителем фирмы-однодневки. При этом он не являлся абсолютно подставным: К. принимал участие в процессе учреждения фирмы, выполняя при этом устные распоряжения своего родственника С., организовавшего незаконное оказание услуг по обналичиванию денежных средств. В ходе расследования показания С. подтвердились. Несмотря на незаконный и даже преступный характер оказываемых С. совместно с К. услуг, они не были осведомлены о преступном характере возникновения денежных средств, поступивших на счет организованного ими юридического лица, и могли выступать только свидетелями по уголовному делу о мошенничестве. В связи с отсутствием сговора речи о соучастии быть не могло[163]. В таких процессах, как заключение договора, выполнение части обязательств по договору, составление и предоставление для оплаты первичных документов бухгалтерского учета, они также ни коим образом не участвовали. Несмотря на это, конечно же ни о какой откровенности и активном участии в установлении истины по уголовному делу с их стороны речи идти не могло, и противодействие, оказываемое следствию этими лицами в процессе расследования, а также характер их поведения также были более присущи такой категории участников уголовного дела, как подозреваемый или обвиняемый.

В таких случаях участник уголовного дела, являющийся свидетелем, принимает позицию стороны защиты и активно препятствует установлению истины по делу. Это требует от следователя при проведении допроса такого лица применять методы и тактические приемы, используемые для борьбы с противодействием, оказываемым подозреваемым или обвиняемым при конфликтной следственной ситуации со строгим соперничеством[164].

На проблемы процессуальной определенности статуса участников уголовного дела не раз обращали свое внимание ученые[165]. В ситуациях, когда по уголовному делу установлено, что лицо выполнило действия, которые являются частью объективной стороны преступления, но уголовное дело было возбуждено не в отношении него, избирать такому лицу меру пресечения и тем более, задерживать его по подозрению нет оснований, следствие при проведении допроса вынуждено вести себя с ним как с подозреваемым, не смотря на его официальный статус свидетеля. При изучении уголовных дел о мошенничестве, связанном с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта такие ситуации возникают достаточно часто. Допрашивая такое лицо в качестве свидетеля нужно не забывать о вероятности того, что его придется в дальнейшем привлечь к уголовной ответственности. Такая вероятность хоть и крайне низка, но она все же существует. Целесообразно во избежание нарушения прав такого лица на защиту до проведения допроса разъяснить причину проведения такого допроса, давая при этом четко понять допрашиваемому, что у следствия есть некоторые основания считать его действия преступными. Разумеется, при этом необходимо обеспечить участие защитника. Такая ситуация безусловно является конфликтной, и тактике проведения допросов в конфликтной ситуации посвящено значительное количество исследований ведущих ученых[166]. Выбор конкретной тактики зависит от сложившихся обстоятельств.

Особенностям проведения допроса потерпевшего или его представителя также посвящено много исследований, и очень часто их авторы, большее внимание уделяют следственным ситуациям, складывающимся при расследовании преступлений, по которым потерпевшим является физическое

лицо[167] [168]. Большинство разработанных криминалистических методов и

рекомендаций, неприменимы по отношению к допросу представителя потерпевшего юридического лица и особенно, с государственным участием в капитале. Наиболее значимым отличием между потерпевшим физическим лицом и представителем потерпевшего юридического лица с государственным участием в капитале будет более высокая степень вероятности занятия последним позиции стороны защиты. Эта особенность, как бы парадоксально она не звучала, все же, к сожалению, имеет место и в корне меняет подход к выбору тактики и порядка проведения допроса.

Представителями потерпевшего в уголовном деле являются, как правило, работники юридической службы предприятия железнодорожного транспорта, и на момент проведения допроса, они зачастую лишь поверхностно осведомлены об обстоятельствах преступления. Информацию о преступлении, которой они владеют, им предоставляют сами же правоохранительные органы. Если речь идет о простом общеуголовном хищении, таком как кража деталей пути с места строительства дороги, или инструмента из пункта обогрева путевых работников, то представитель юридической службы, придя на допрос, самостоятельно оценивает собранные следствием доказательства и единолично на месте принимает решение поддержать сторону обвинения. Если же речь идет о мошенничестве, связанном с инвестиционными процессами, то в силу ряда причин этого, как показывает практика, не происходит , и у следствия возникают сложности с признанием очевидного факта причинения имущественного вреда представителем потерпевшего.

Вот, к примеру фрагмент допроса начальника юридической службы в подобной ситуации:

«...- Какие необходимы для Вас основания, для направления работника юридической службы для его участия в производстве следственных действий?

- Это повестка, или мотивированный запрос. Что касается запроса, поступившего в юридическую службу из Линейного отдела МВД России на станции Иркутск-пассажирский за исходящим (номер) от (дата), то в данном запросе была речь о сотруднике, компетентном ответить на вопросы, касающиеся наличия или отсутствия материального ущерба при выполнении обязательств по договору, а это не входит в компетенцию наших сотрудников, и поэтому мы не могли кого-либо направить.

- Прежде чем участвовать на предварительном следствии в качестве представителя потерпевшего ОАО "РЖД" Вам или Вашим сотрудникам всегда приходится предварительно обращаться в ОЦОР с запросом об ущербе?

- Мы обращаемся тогда, когда к нам приходят запросы о наличии (отсутствии) ущерба.

- Статья 159 Уголовного кодекса Российской Федерации подразумевает обман, или введение в заблуждение, как способ совершения хищения. В данном случае, если сотрудники ОЦОР обмануты ли введены в заблуждение, то каким образом они могли бы объективно ответить на запрос об ущербе?

- Мы можем подтвердить наличие или отсутствие ущерба только при наличии справки ОЦОР об ущербе. Без отражения ущерба в бухгалтерском учете, например, при выявлении недостачи, подтвержденной документально, мы не можем с уверенностью говорить об ущербе и подтвердить его на предварительном следствии. Больше на этот вопрос мне добавить не чего. [169]

- Почему Вам или Вашим сотрудникам недостаточно объективных материалов уголовного дела, являющихся по сути относимыми, допустимыми и достоверными доказательствами, полученными в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством, принимаемыми судебными органами, для того, чтобы убедиться в том, что обязательства со стороны контрагента ОАО "РЖД" по договору не выполнены?

- Мы не наделены функцией оценки материалов уголовного дела на

предмет относимости и допустимости доказательств. Этим занимается суд и следствие. Для нас подтверждающим ущерб будет только решение уголовного суда, в котором мы так же должны участвовать как представители потерпевшего, и который не может состояться без подтверждения ущерба. А материальный ущерб по уголовному делу мы можем подтвердить и признать только на основании документов бухгалтерского учета и справки из ОЦОР. Однако, даже если по сведениям ОЦОР, ущерб не подтверждается, это не обязывает нас признавать отсутствие ущерба, и мы можем выступать в уголовном судопроизводстве как представители потерпевшего не подтверждая и не опровергая факт причинения ущерба. Когда нами был получен запрос по уголовному делу № 321137 за исходящим (номер) от (дата), нами

незамедлительно был направлен запрос в ОЦОР о причинении ущерба. (дата) я получил на него ответ, копию которого прошу приобщить к протоколу моего

173

допроса...» .

Также в приведенном ранее примере расследования уголовного дела № 925006 о необоснованной оплате на сумму свыше миллиона рублей за путевые работы, выполненные работниками железнодорожной станции, при отказе признать ущерб, представители потерпевшего ссылались на то обстоятельство, что работы были выполнены полностью и приняты по факту. Каким образом сторонняя организация добилась выполнения работ, предусмотренных договором, в расчет не бралось, то, что фактически работы выполнили сами работники ОАО «РЖД» значения не имело, а заявления органов следствия об очевидном

нарушении всячески игнорировались. При обращении к вышестоящим руководителям ОАО «РЖД», запросы были перенаправлены ими тем же подразделениям, которые уже отказывались подтвердить факт причинения имущественного вреда.

Профессор О.Я. Баев, рассматривая конфликтное поведение со стороны потерпевшего, справедливо отмечает, что такое поведение может быть как пассивным, так и активным . Противодействие при этом может быть как по общему со стороной защиты мотиву, так и по другим побуждениям, например, связанным со служебными интересами. Такое поведение возможно с его стороны в связи с тем, что при реализации своих прав и полномочий, представителю потерпевшего юридического лица не требуется получать разрешение потерпевшего, он официально самостоятелен в выборе правовой позиции. Участвуя самостоятельно в исследовании доказательств, представитель потерпевшего формально не может быть связан в своих правовых выводах ничем кроме внутреннего убеждения, основанного на всестороннем, полном и объективном изучении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь при этом законом и своей совестью[170] [171]. Совесть в таком случае будет абстрактным понятием, и поведение представителя не по совести будет субъективной оценкой, которую всегда можно оспаривать, и которая практически не имеет какой-либо силы.

При изучении уголовных дел о мошенничестве, связанном с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта, можно увидеть следующие предлоги для непризнания факта причинения имущественного вреда, заявленные при проведении допроса представителя потерпевшего:

- отсутствие в бухгалтерском учете сведений об ущербе;

- не признание доказательств, собранных в ходе расследования основанием для принятия решения;

- поддержание версии стороны защиты, приводящей доводы об отсутствии в действиях объективной или субъективной стороны состава преступления;

- уверенность в законном и обоснованном характере действий сторонней организации, причинившей вред;

- допущение неумышленной ошибки как со стороны ОАО «РЖД», так и со стороны, причинившей вред;

- компенсация ущерба со стороны причинившей вред путем предоставления других товаров и услуг, в том числе до причинения вреда.

При проведении такого допроса, перед следователем, как правило, не стоит задача получения от представителя потерпевшего полезных и значимых сведений, которые следствию неизвестны, так как работники юридической службы, представляющие подобную организацию на предварительном следствии и в суде, не участвуют в инвестиционных процессах, при которых совершаются хищения. Для выяснения интересуемых следствие объективных обстоятельств хищения в данном случае, необходимо допрашивать в качестве свидетелей других работников, которые в силу своих должностных обязанностей или иных причин подверглись воздействию механизма преступления или иным прямым путем стали обладателями идеальных следов. Но такие работники не обладают доверенностью, позволяющей им выступать и принимать решения от имени организации. Поэтому они не могут являться процессуальными представителями потерпевшего, не смотря на то, что сведения, которые они могли бы сообщить следствию более важны для расследования обстоятельств преступления чем сведения, которыми может обладать официально признаваемый представитель. Вопросы, которые необходимо выяснить при проведении допроса такого рода представителей потерпевшего, сводятся к подтверждению ими уже установленных в процессе расследования фактов совершения хищения имущества, принадлежащего представляемой им организации и причинения хищением имущественного вреда и материального ущерба равного стоимости похищенного.

В силу того, что факты мошенничества в сфере экономики и в частности мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта, выявляются, как правило, по прошествии значительного периода времени после его совершения, специфика состава преступлений данной категории такова, что часть подлежащих обязательному доказыванию обстоятельств зачастую нельзя установить без непосредственного участия виновного лица или лиц, оказывавших ему содействие в осуществлении преступного замысла. И в первую очередь сложности возникают в установлении субъективной оценки своих действий фигурантом по уголовному делу, был ли у лица умысел на совершение обмана из корыстных побуждений, или же он изначально все-таки рассчитывал выполнить условия договора, но в силу стечения обстоятельств ему этого не удалось[172] [173]. Анализ изученных уголовных дел и материалов проверки сообщений о преступлениях показал, что в преобладающем большинстве (более 80%) уголовное преследование прекращалось ввиду отсутствия состава преступления из-за недоказанности присутствия у лица умысла на совершение обмана. Наиболее убедительным способом установления такого умысла всегда были и остаются признательные показания в совокупности с иными доказательствами . Получение в период расследования иных прямых доказательств этого является большой удачей для следователя или результатом профессиональной слаженной трудной кропотливой работы при эффективном взаимодействии следственных и оперативных подразделений. Поэтому трудно переоценить значение по такого рода уголовным делам результатов допроса обвиняемого или подозреваемого.

В структуре тактики любого следственного действия принято рассматривать три взаимосвязанных и взаимообусловленных этапа: подготовительный, рабочий и заключительный . В ходе подготовительного этапа при подготовке к допросу следует определить предмет допроса, изучить материалы дела, относящиеся к предмету допроса, определить круг и очередность допрашиваемых лиц, изучить личность допрашиваемого[174] [175].К этому следует добавить планирование процесса проведения допроса. К.А. Алексаньян предлагает также кроме прочего включать в качестве подготовительных элементов к проведению допроса выбор времени, места проведения, способа вызова на допрос, определение круга доказательств, которые могут быть использованы в случае отказа подозреваемого от дачи показаний, прогнозирование поведения подозреваемого на предстоящем допросе, определение тактической необходимости использования технических средств для фиксации хода планируемого допроса, организация ее подготовки[176].

Немаловажно перед проведением допроса предварительно определить позицию допрашиваемого, будет он оказывать противодействие следствию или готов дать правдивые показания.

Например, А.А. Кириллова предлагает учитывать следующие данные о личности допрашиваемого для прогнозирования его позиции: возраст, уровень образования, место проживания, избранную меру пресечения, наличия судимости и привлечения к уголовной ответственности, отношение к предъявленному обвинению динамику и причины изменения показаний, а так же форму участия защитника в уголовном судопроизводстве[177].

Как верно указывает Н.Т. Ведерников, полнота изучения личности

допрашиваемого позволит правильно выбрать тот или иной тактический прием .

Учитывая механизм такого рода преступлений, способ их совершения и другие элементы криминалистической характеристики можно определить круг наиболее вероятных вопросов. Эти вопросы можно объединить в группы в зависимости от характера выясняемых обстоятельств, в механизме преступления.

К первой группе относятся вопросы об обстоятельствах процедуры заключения соглашения. Кто, когда, где находясь и каким образом выступил с инициативой заключения договора, кто разрабатывал проект договора, в каком порядке он был подписан, кем, когда и где. Кроме того, необходимо выяснить все известные допрашиваемому обстоятельства проведения конкурсных процедур.

Вторую группу составляют вопросы об обстоятельствах, связанных с выполнением обязательств по продаже товаров или выполнении работ по договору. Так, следует выяснить, кем, когда, где и что конкретно было предпринято в рамках осуществления обязательств. Если обязательства не были выполнены, выполнены частично, выполнены другой организацией или они не соответствовали требованиям договора, то следует спросить, по каким причинам это произошло, и что было предпринято для избежания необоснованной оплаты. Какими документами это подтверждается. Как именно допрашиваемому стало известно об этих подробностях.

Следующий блок вопросов следует посвятить выяснению обстоятельств оплаты за выполнение обязательств. При этом следует выяснить, за выполнение каких обязательств, когда и каким образом была осуществлена и получена оплата по договору. Какое участие в этой процедуре выполнял допрашиваемый, что конкретно он сделал сам лично и что другие лица. Кто составлял бухгалтерские документы, подтверждающие факт выполнения обязательств, кто их подписывал, кем, кому и каким образом они были переданы для оплаты.

Важное значение имеет отношение допрашиваемого к нарушениям в хозяйственно-экономической деятельности предприятия железнодорожного транспорта, которые обязательно присутствуют в механизме расследуемого [178] преступления и которые создали условия для совершения расследуемого мошенничества. Присутствие таких нарушений обязательно для мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта, о чем уже неоднократно говорилось в предыдущих главах. И если к моменту проведения допроса, уже установлено, какие нарушения сделали возможным совершить мошенничество, то отношение допрашиваемого к этим нарушениям имеет одно из самых важных значений не только для квалификации преступления, но и для установления умысла у косвенных участников преступления.

Это, пожалуй, базовый набор обязательных сведений, которые необходимо выяснять почти во всех случаях допроса подозреваемого при расследовании мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта.

Проведение допроса при расследовании мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта, играет важную роль в процессе доказывания такого рода преступной деятельности. Многие следы, механизма данного рода преступлений отражаются не иначе как в идеальной форме, то есть в сознании людей, деятельность которых касалась такого механизма. Показания, записанные в протокол допроса, являются наиболее распространенным способом отражения таких следов в материальном мире. Круг лиц, подлежащих допрашиванию, при этом достаточно широк, как и круг вопросов, которые необходимо у них выяснить. Сложности, связанные с доказыванием умысла у участников механизма преступления, и частое косвенное участие в преступлении невиновных лиц зачастую требуют применение следователем при проведении допроса свидетеля методов преодоления противодействия расследованию.

<< | >>
Источник: Пермяков Андрей Леонидович. МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ МОШЕННИЧЕСТВА, СВЯЗАННОГО С ОСУЩЕСТВЛЕНИЕМ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ НА ПРЕДПРИЯТИЯХ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА. 2016

Еще по теме § 1. Особенности производства допроса при расследовании мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. § 2. Следственные ситуации, возникающие на первоначальном и последующем этапах расследования
  3. § 1. Особенности производства допроса при расследовании мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта
  4. § 2. Особенности проведения следственных действий невербального характера при расследовании мошенничества, связанного с осуществлением инвестиционных проектов на предприятиях железнодорожного транспорта
  5. § 3. Использование специальных знаний при расследовании мошенничества, связанного с инвестиционным процессом на предприятиях железнодорожного транспорта
  6. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -