<<
>>

ЭВРИСТИКА ОБЫЧНОГО РАЗГОВОРА

Утешение, поддержка, передача «формул жизни», оригинальные и неожиданные смысловые прочтения сиюминутного всё это мы подводим под понятие эвристики обычного разговора. Условно можно выделить такие варианты «разговорной эвристики», как

• утешение;

• подсказка;

• неожиданная интерпретация;

• формула сиюминутного;

• формула жизни.

Разумеется, возможны наложения характеристик: утешение во многом и есть формула сиюминутного и в то же время подсказка; чужая подсказка способна обернуться формулой жизни на ближайшие месяцы, если не годы.

Неприятности, трудности, фрустрации поджидают везде и во всём, а темпы жизни не позволяют сразу же найти ответ в книгах. Вот и приходит на помощь разговорный дискурс, своего рода энциклопедия поддержки, исходящая от окружающих нас людей, основанная на национальной симпатии, незаметном альтруизме через протянутое человеку слово.

[Проводница говорит женщине, торгующей в поезде:] Хочу абрикосов купить в Таганроге. - Как пожелаешь, так и купишь! (лето

2004) . [О семейной ситуации музыковед:] У нас такая полынь на сердце! (2004). [Ректор:] Вы знаете, кто такие философы? Это люди, умеющие знать! Я два года добивался, чтобы открыли такую престижную специальность... (20 июня 2005 г.). [Диалог пожилых женщин в минуты закапывания могилы, одна из которых намеревается проведать родные могилы:] Я пойду, проведаю! - Не ходи! Не надо ходить! Они - здесь! Все покойники сейчас здесь... (13 авг. 2005). [Разговор женщин в автобусе после похорон:] Начальство у меня всю жизнь хорошее! - Как начальство нервы не вымотает, то и ты хорошо сохранилась! - Так домашние вымотают? - То другое! То - у всех! (13 авг.

2005) . [Доцент-филолог:] Рушится целый мир! Это сложнее, чем когда умирает родственник пожилой. Собака же встроена в структуру дня! Я утром подскакиваю - а мне никуда не надо! Это как ребенок! То, вокруг чего! Мы крутимся всё время... Мы же не вокруг родителей крутимся (сент. 2005). [По поводу неутверждения в ВАКе докторской молодого физика:] Нет, всё-таки жизнь для человека - это печаль большая! (дек. 2005). [Рабочие ЖКХ со стремянок сбивают большие сосульки:] Или я сдохну на этих... - Сосульках? А куда денешься? Ничего не сделаешь! Сколько лет - столько зим! (26 февр. 2006). [По телефону:] Образ собаки в речи для меня всегда привлекателен. Я в окно смотрю: наши собаки дворовые лежат калачиком целый день!

Значит, животинке плохо! Один такой огненно-рыжий, а другой - помесь. Вот они, два друга, в одном месте полежат, потом в другом. Ну вот. Худо, худо сегодня в природе! Есть на кого ориентироваться... (2 апр. 2006). [По телефону:] Потому что старикам уже ничего не скрыть! Скульптор-жизнь уже всё вылепила у них на лице (2 апр. 2006). [Женщина-профессор, 59 л.:] Устаёшь - а что-то сделал - уже легче! Как наркотик. Мы так привыкли трудиться... (16 ноябр. 2008).

Иногда эвристика рождается в ответ на комплимент, в сочетании с ним, в ответ на благодарность: [Разговор двух встретившихся на конференции женщин-профессоров:] Я же у Вас училась. Красивые Вы были! А щеголиха! - Была, есть и пребуду! (2 июля 2004). [Мама 29 л. шестилетнему сыну:-] Да, ты умный. Но ты должен быть и много чего другое (6 дек. 2009).

[Женщина и мужчина, про- фессоры:] Вы нас подержали... - Потому что только поддержка позволяет достичь чего-то положительного, а борьба она всегда ослабляет (25 февр. 2010).

Мы выделили в примерах отнюдь не афоризмы, а смысловые центры, фокусирующие эвристический пафос повествования. Как это ни странно для общего поверхностного или формального восприятия и традиционно снисходительного описания «важности» разговорного дискурса, именно в нём как в главном коридоре передачи информации от человека к человеку встречается немало примеров инкрустации общения ценными, сакральными, священными, национально значимыми смыслами. Слово «инкрустация» здесь, однако, лишь внешне характеризует ситуацию подсказки, поддержки, нового поворота, прогнозных точек в «частном» понимании. Как мы говорим, писал Анджей Кожиб- ский, такой и обустраиваем жизнь. Ср.: Была, есть и пребуду... (формула жизни!). Если ты философ, ты обязан уметь знать (становись первоклассным специалистом по красоте, точности и адекватности знания). Более того, обучение сакральному восприятию «мелочей жизни» происходит не только благодаря чтению художественных текстов и усвоению общеповеденческих моделей, но и непосредственно в спонтанном общении.

Приведём записанный на диктофон монолог доцента, чья племянница, переехав в Грецию, на удивление быстро избавилась от фрикативного [у]: А она говорит: ты понимаешь, язык выстраивает то, что на уровне звука, не на уровне только слов, но на уровне звука! И если ты его опустил, позволил себе, ты уже человек другого качества. - Это в том смысле, что она более достойно стала жить? - Her, она более достойно себя чувствует! Это ответственность перед звуком! А теперь у неё телевизор, она очень внимательно слушала. Она уехала из России - поняла, что такое язык! «Ты знаешь, у нас в отделе появился русский, и я поймала себя на мысли, что я хожу, слушаю эту речь как музыку! Вы представляете, она настолько серьёзно стала относиться!» (11 сент. 2005).

Начитанность соотечественников, непростая история страны, невидимый, множественный героизм членов семьи, профессионализм, национальная скромность и достоинство - всё это в совокупности делает из обычного собеседника подчас выдающегося афориста. Разумеется, не в количестве афоризмов и наблюдений существо вопроса, а в их свежести, точности, действенности не вообще, а на данный момент.

[Женщина-профессор мужчине, г. Воронеж:] Игорь Павлович! Нельзя так! Нас ругать же будут! - Господи! Так мы для того и живём, чтобы нас ругали! [Пансионат «Дружба» под Таманью, к участникам конференции приехал священнослужитель с супругой, при прощании одна из преподавательниц, социолог:] Матушка, можно спросить? У вас такая нежная кожа, такое лицо! Каким кремом вы пользуетесь? - Моюсь обычным мылом! Даже не изысканным, не «Dove», и всё! И не думаю. Иногда надо не думать - само! (2 июля 2004). [Доцент уважительно и шутливо о жене, коменданте учебного корпуса:] Она ведьма! Не знает, но видит! (12 сент. 2005).

То, что мы характеризуем сейчас как эвристический потенциал обычного разговора, составляет поворотные точки, не всегда сразу понимаемые адресатом речи. И не понимаемые сразу отчасти потому, что наши современники-соотечественники выросли под диктатом книжного слова и мы потому не очень ценим, что нам говорят. Но книжное слово, как это ни парадоксально, ещё сырое слово, оно должно пройти личную апробацию, должно состояться внедрение книжного слова в твою жизнь, только тогда оно приобретет «вторичную ценность». Вот почему книги не всегда (далеко не всегда!) срабатывают так, как могли бы при большем внимании к ним, большем запоминании прочитанного, при соответствующей настройке на них антенн восприятия.

Вместе с тем противопоставлять книжное разговорному, разводить едва ли не в противоположные стороны эти влияния тоже нецелесообразно. Говорят-то сакральными смыслами весьма НАЧИТАННЫЕ люди, люди с непростой судьбой, представители нации с тяжёлым, но во многом - прекрасным прошлым. Обычному человеку есть что сказать - нашлись бы благодарные уши! Многое слышится, однако не записывается, и начинать сбор разговорной эвристики, скорее всего, предстоит специали- сту-филологу. Пушинка к пушинке - выйдет перинка, то есть может получиться большой словарь национальных смыслов и ценностей устного русского слова.

Когда мы пишем об эвристике обычного разговора, то исходим как минимум из двух посылов. Во-первых, НАБЛЮДЕНИЯ

ВСЕГДА ЗАРЯЖЕНЫ ТЕОРИЕЙ. Эту мысль доказывают Я. Хинтикка, М. Хинтикка в своей статье, ссылаясь в свою очередь на таких психологов, как Дж. Гибсон и Д. Катц, утверждавших, что восприятие есть приобретение информации, а не приобретение неструктурированных чувственных впечатлений[67]. Во-вторых, КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК - ПО-СВОЕМУ УЧЁНЫЙ. Эту мысль блестяще развивает во втором пункте своей статьи «Кто перед нами: наивные пользователи или исследователи?» профессор В. Б. Кашкин, приводя мнения зарубежных исследователей в подтверждении этой истины, сформулированной Дж. Келли[68]. У наблюдателя, исследователя жизни есть что сказать. Известно, что Сократ не брезговал учиться у любого встречного, полагая, что знания столь драгоценны, что их можно подбирать повсюду. Наверное, филологи первыми должны обратить внимание на сокровищницу разговорного дискурса, тем более что в отличие от книг (рукописи не горят) «разговорное знание» легко может оказаться утерянным.

Когда речь идёт о лингвистике утешения, именно в разговорном дискурсе срабатывает ЭФФЕКТ КОМПЕНСАЦИИ, противовес, например, давлению алармистских, запугивающих семантик СМИ. Приведём два примера, когда сами стали объектом талантливого утешения. Когда в начале 90-х годов в очередной раз вспрыгнули цены, я несла в авоське с рынка две банки краски. Идущая навстречу женщина, лет 45-50, спросила о ценах. Я назвала и тут же вздохнула, что дорого. В ответ прозвучал едва ли не упрекающий комплимент в форме, что очень важно, стратегии поведения на будущее: «Ну, если интеллигенция начнем унывать, то нам-то что делать?» Аналогичный случай произошёл во дворе у подъезда. Называю цену, вроде жалуясь, что те же ягоды могла бы купить гораздо дешевле, а от «тёти Зины», соседки 78 лет, слышу мудрую, старинную недоговоренность: «Не без ущерба...»

Не только в научном, но и в разговорном (!) дискурсе идёт борьба с банальностями оценки, почему мы и употребляем термин «эвристика». Так, «традиционно» считается, что вынашивать, рожать, выкармливать и воспитывать детей тяжело. И вдруг — высказывание: У них с братом пять детей. Света сама из донских казачек, ей мама говорила: Рожай - сколько родишь! Женщина не должна себя наказывать! Эвристика налицо: наказанием назван не бесконечный кромешный труд по пословице «Ребёнка не переделаешь», а, наоборот, отказ от возможного и, тем паче, уже начавшегося материнства.

Формой активизации ценностных смыслов может стать также обращение к не самым известным пословицам. [По телефону:] Я не жалею! Не деньги нас зарабатывают, а мы их зарабатываем Деньги тишину любят. [Врач по телефону знакомой:] Я выписала для себя испанскую пословицу: Чем ближе к вышке, тем виднее задница мартышки. Седалищные бугры у мартышек голые... Сказать смешно, а утаить грешно (14 апр. 2003).

В этом разделе книги нам хотелось бы предложить понятие, во-первых, МЕТАЭВРИСТИЧЕСКОЙ МЕТАФОРЫ, важной для конкретного человека и открывающейся подчас в обычном разговоре (не только на страницах книг!), и, во-вторых, понятие СОЦИОСУГГЕСТИВНОЙ МЕТАФОРЫ, которая нужна современному обществу как призыв к действию, как назревшая коррекция понимания, как эффектный образ, национально и социально значимый.

Метаэвристику метафор, кроме приведённых ранее примеров, демонстрируют, следующие. [Во время свободной дискуссии на защите КД:] У каждого лингвиста есть свои фильтры: что-то он принимает, что-то нет. Не учёт каких-то замечаний - это не криминал (ноябр. 1998). [Официальный оппонент, г. Курск:] Есть вещи, которые в принципе не будут доминировать, как соль в супе. И не могут сводиться к нулю! (21 окт. 2005). [Женщина, под 80:] Ох и жарко! Не хватает прямо жизни и жизни. И ночью жарко! Ну что ж, надо терпеть... Люби, что Бог дает!

Социосугтестивные свойства разговорной метафорики проиллюстрируем тоже двумя дополнительными примерами. [По телефону:] Что в студенчестве не заложено, то потом не расцветёт, новое уже не появится! (апр. 2006). [Начальник Управления науки и образования о воспитательной работе в вузе:] Здесь последний редут! Если не здесь, то нигде мы уже гражданскую позицию не отстоим! (20 марта 2006).

Особая подтема в этом параграфе - ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЭВРИСТИКА. До революции хранить профессиональные, производственные тайны считалось делом чести и основой будущего процветания, опережения конкурентов, тогда как десятилетия советского строя и постперестроечное общество ратовали за открытость секретов. Причины пульсируют отнюдь не в области языка. Человек любит кого-то поучать, а поскольку детей в семье мало и дети выбирают свои профессии, учительский синдром переносится на молодых коллег по профессии. Национальная особенность русских - дефицит похвалы, тогда как обладание тайнами профессии и демонстрация своего профессионального превосходства уже повышает рейтинг «открывателя профессиональных тайн». Не будем сбрасывать и феномен альтруизма, на котором держится нация. ГРАММАТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ТАЙН так можно обозначить существо разговорной эвристики на производстве, в учреждениях. Дело в том, что не только подбор слов и фразеология, но также грамматический уровень речи принимает на себя подсказывающие, инновационные функции. Профессиональные тайны, озвучиваемые в разговорном дискурсе, строятся на грамматике, метафорике, парадоксе. [Свободная дискуссия на защите, г. Орел:] Если вы занялись этим, то лучше идти в глубь, и тогда глубь выведет вас вширь (15 июня 2004).

Ещё сильнее заострим проблему: современному человеку не хватает знаний. Парадокс? Но информационное пространство перегружено и замусорено, да и не скоро отыщешь в той или иной книге «момент истины», актуальный для твоего «сиюминутного». Генерализованные высказывания (генеритивный регистр речи, сентенционный тип речи)[69] встречаются, как оказалось, не только в художественных текстах, но и во фрагментах диалога и монолога, иногда они составляют отдельную ответную реплику. [Из личных впечатлений:] Уже похоронив маму, я услышала от пожилой женщины, живущей со своей старенькой мамой реплику: Как хорошо, когда дома живые глаза! Помнится фраза сына, тогда ещё школьника: Как умно ни живи, можно жить ещё умнее! [Профессор, г. Брянск, о подруге, похоронившей мужа:] Она стала много работать, неребила это горе! (13 окт. 2005).

Генерализованные высказывания в разговорном дискурсе требуют особого внимания, но в первую очередь, конечно же, записи, фиксации.

Мы подошли сейчас, может быть, к главному нерву исследования, когда внимание к разговорному дискурсу оборачивается обнаружением в нём ЦЕННОСТНЫХ МОДЕЛЕЙ. Носители языка эти формулы схватывают и ценят выше, чем исследователи разговорной речи, задавленные порой обилием негативных примеров того же разговорного дискурса.

[Более опытная свекровь, г. Москва, советует мне, начинающей:] Умней не по дням, а по часам (2003). [Руководитель на совещании о развитии научного потенциала:] Бели не получается внешний заработок, надо крутиться внутри (2003). [Председатель областной писательской организации подытожил выступление в Литературном музее:] В любой ситуации мы должны хранить то, что имеем! (2004). [Писатель, г. Белгород, выступает в Литературном музее:] Меня умиляет умение в людях сохранять мелочи, а из них вырастает легенда. Обронил монету, наклонился - и сал нумизматом! (2004). [Об отношениях в семье:] Он не оставил без внимания ни одного её желания, хотя второй ребёнок для него, конечно, был обуза... (13 окт. 2005).

Эвристика может быть, как видим, почти незаметной, но от этого не менее важной. Рассмотрим один частный пример. [Бабушка, в прошлом учительница одной из московских школ, рассказывает о внучатом племяннике] Такой он ещё нежный ребенок! Нежный возраст. Не слушался, но так тянулся ко мне, льнул! (окт. 2003). Самое замечательное в этом высказывании союз НО (не слушался, но льнул). Обычно непослушание «перечёркивает» ребенка, и как важно при этом заметить ласковость, «родственную эмоцию», то есть проявить тонкость интерпретации приехавшего погостить внучатого племянника.

«Открытие», «эвристика» предназначены обычно для общества, для Другого, однако разговорный дискурс обнаруживает немало примеров автоинтерпретации изменений в самом говорящем. Человеку важно осмысливать себя в изменившихся ситуациях, на новой возрастной волне. [Пенсионерка, учительница литературы в прошлом, г. Москва:] Ты знаешь, я с этой дачей научилась распорядительности. Я по дороге на кухню десять дел сделаю! (окт. 2003). [Доцент:] Я по десять раз каждую строчку перечитываю у Мопассана. Я после Горького вообще все так читаю! (Псент. 2005). [В поезде женщина из Армении:] Мы всё делаем как побольше. А потом: хлоп! Свалимся - и как поменьше не сможем! Я двух дочек отучила в Москве [оплатила учебу] (30 ноябр. 2005).

Теперь вспомним параграфы монографии, посвящённые ошибкам и фактам хезитации в разговорной речи. То, что разговорная речь бывает исполнена ошибок, не снижает высочайшей цены устного обмена информацией и эмоциями. Наличие шероховатостей в разговорном общении не должно тормозить изучение ценностей, рождающихся в неподготовленной, но часто спасительной для говорящего и спасающей собеседника коммуникации.

40.

<< | >>
Источник: Харченко Вера Константиновна. Современная повседневная речь. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Издательство ЛКИ,2010. — 184 с.. 2010

Еще по теме ЭВРИСТИКА ОБЫЧНОГО РАЗГОВОРА:

  1. ПРОБЛЕМА АВТОРСТВА И ПРАВИЛЬНОСТИ ТЕКСТА ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  2. ОБ ИДЕЙНЫХ И СТИЛИСТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ И МОТИВАХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПЕРЕДЕЛОК И ПОДДЕЛОК
  3. 4. Философские школы 70—90-х гг. XX в.
  4. ОГЛАВЛЕНИЕ
  5. ТАЛАНТ ЯЗЫКОТВОРЧЕСТВА
  6. РЕЧЕВЫЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ
  7. ЦЕННОСТНЫЕ СМЫСЛЫ «ОБЫЧНОГО РАЗГОВОРА»
  8. ЭВРИСТИКА ОБЫЧНОГО РАЗГОВОРА
  9. УСТНАЯ РЕЧЬ В ЭПИГРАФЕ: НАУЧНЫЙ ДИСКУРС
  10. КАНЕМАН Даниэль
  11. ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ B ГРЕЦИИ
  12. ПРИМЕНЕНИЕ ЗНАНИЙ
  13. СИСТЕМА КОЛБИ
  14. Доротея Франк СЕМЬ ГРЕХОВ ПРАГМАТИКИ: ТЕЗИСЫ О ТЕОРИИ РЕЧЕВЫХ АКТОВ, АНАЛИЗЕ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ, ЛИНГВИСТИКЕ И РИТОРИКЕ