ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯСОСТАВЛЯЮЩАЯ В ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ РЕЧЕВОЙ КОММУНИКАЦИИ

1. Коммуникативное сотрудничество как залог успешного речевого общения.

2. Психологические и физиологические причины приоритета слушающего перед говорящим.

3. Сознательное и бессознательное в рече­вой коммуникации.

4. Ложь в речевой коммуникации.

Коммуникативное сотрудничество как залог успешного речевого общения

В основе эффективного речевого общения лежит принцип коммуни­кативного сотрудничества - этический по своей сути. Главное проявление этики речевой коммуникации состоит в том, что говорящий должен учи­тывать, как воздействует его речь на слушающего. Для этого говорящий должен соблюдать определенные правила. Американский лингвист Робин Лакофф назвала 3 принципа успешного коммуникативного сотрудничест­ва: «Не навязывайся!»; «Выслушай собеседника!», «Будь дружелюбен!».

Справедливость первого правила Лакофф («не навязывайся!») вы, наверное, не раз испытывали на собственном горьком опыте. Чем более категоричен тон вашего разговора, чем более настойчиво вы утверждаете свою правоту, тем скорее ваш собеседник будет с вами спорить. Ваша категоричность воспринимается собеседником как стремление навязать свой образ мысли и нарушить его суверенитет. Второе правило («вы­слушай собеседника!») отражает необходимость обратной связи между

говорящим и слушающим (т.е. между двумя коммуникантами). Для ус­пешного коммуникативного сотрудничества необходимо говорить на од­ном языке и иметь общую информационную базу. Опытный оратор уме­ет строить свою речь так, что она понятна несведущему человеку, а вся­кое новое знание вносится в коммуникативный оборот постепенно. Третье правило, правило дружелюбия, говорит о необходимости поло­жительных эмоций во время коммуникативного контакта. Известно, что наилучший способ расположить к себе слушающего - это дружелюбие, и чем оно искреннее, тем лучше для общения. Слушающий - это и есть тот человек, которому нельзя делать больно.

Слушающий - это объект речи. Позиция слушающего выдвигается на [2]первый план в паре «говорящий - слушающий», в речевой коммуникации его позиция приоритетна. Этот приоритет имеет два аспекта: психологический и физиологический.

Психологические и физиологические причины приоритета слушающего перед говорящим2

Психологический аспект. Обращаясь к человеку с речью, вы хотите его в чем-то убедить. Для этого используете набор аргументов. Выбирать аргументацию следует в зависимости от того, каков возраст человека, его пол, национальность, язык, каков уровень его интеллектуального разви­тия и каково его психическое состояние в данную минуту. Например, вы приглашаете человека на спектакль Р. Виктюка «Саломея» по пьесе О. Уайльда. Для кого-то достаточно сказать, что это спектакль Романа Виктюка, другому стоит пообещать коньяк в антракте, третьего порадует новое обращение к Оскару Уайльду, четвертый будет рад тому, что об­ретет целый вечер свободы и т.д.

В зависимости от собеседника вы будете использовать разные ар­гументы. Понятно, что вся система аргументов одним человеком никогда не воспринимается, коррелятом являются культурный уровень, домаш­ние обстоятельства, степень вашей близости и желание провести вечер вместе. Это означает одно: перед тем, как начать говорить, следует про­извести немалую аналитическую работу. Объем работы особенно велик, когда речь идет о разговоре с незнакомым человеком. Надо долго на­страиваться на его волну. Например, приглашаете экстравагантно оде­тую юную леди на спектакль - она его уже видела, предлагаете покатать на машине - у нее «Volvo» за углом. Вы делаете неверный набор аргу­ментов и, конечно, не добиваетесь своей цели. А в качестве дополни­тельной реакции на вашу речь вы можете получить в свой адрес набор таких саркастических реплик, что долго будете приходить в себя. Иными словами, замысел вашей речи связан в первую очередь с собеседником, с психологическими особенностями, интеллектом и психическим состоя­нием его личности, а значит, в речевой коммуникации данного типа (ко­гда вы являетесь говорящим) его, а не ваша позиция приоритетна.

Очень трудно найти общий язык с человеком, которого вы не знае­те, но в силу каких-то особых обстоятельств вы должны вступить с ним в диалог. Не проанализировав человеческую личность заранее, говорящий может попасть со своей аргументацией впросак. Речь его становится не­целесообразной, а результат - непредсказуемым. В этом случае необхо­димо обратить внимание на возраст, на пол, на одежду, на аксессуары, на тональность голоса, на наличие или отсутствие стилистических ошибок в речи, на место вашей встречи (магазин, филармония, университет). И только после этого, мягко настраиваясь на его волну, не произнося ниче­го категоричного и внимательно следя за реакцией на каждое ваше сло­во, вы осуществляете «психологическое зондирование». Такова модель получения положительного коммуникативного эффекта на уровне перво­го контакта. Мы часто оказываемся в подобных жизненных ситуациях, когда по службе или по дружбе собираемся на какую-то ответственную встречу с незнакомыми или малознакомыми людьми. Надо помнить, что интеллектуальный труд по анализу человеческой личности в преддверии речи - процедура совершенно необходимая.

В речевой коммуникации приоритет слушающего перед говорящим связан также с физиологическим аспектом: слушать труднее, чем говорить. Слушание представляет собой рецептивный вид речевой деятельности, связанный одновременно с восприятием чужой речи и трактовкой ее. По сути дела, процесс восприятия чужой речи на слух складывается из трех этапов: первичное восприятие звукового сигнала, его физиологическая об­работка и его смысловая интерпретация. В человеческом мозгу осуществ­ляется перекодирование полученного звукового сигнала в мыслительные образы, происходит расшифровка смысла услышанного, т.е. понимание.

То, что делает говорящий, называется синтезом речи по заданному смыслу. В соответствии со своим замыслом говорящий строит свою речь. На глубинном уровне за вереницей образов и примеров, находится зона смысла, к которой и подбираются примеры. Зона смысла, или се­мантическая зона, состоит из смысловых квантов.

Однако речь в момент ее произношения линейна, никакой структуры в ней не обозначено. Мы говорим словами, но никогда не поем и не лаем. За одним словом следу­ет другое, за предложением - предложение.

Схема работы говорящего Смысл Предложения Слова Звуки

Работа слушающего иная, она называется анализом речи. В момент слушания на слуховой анализатор поступает звуковая волна, которую мозг членит на осмысленные единицы. Из непрерывного линейного по­тока звуков вычленяются слова, складываются предложения и только за­тем происходит выход в зону идей, которые в сознании каждого человека индивидуальны: для одних это откровение, для других - пустой звук.

Схема работы слушающего Звуки Слова Предложения Смысл

С точки зрения оценки сложности двух типов работы: синтеза речи, который создает говорящий, или анализа речи, который производит слушающий, - обе процедуры равны. Это движение по одному маршру­ту, но в противоположные стороны. Чем же тогда обусловлен приоритет слушающего? Почему ему труднее?

Когда человек говорит, он работает в условиях отсутствия шума. Это связано с тем, что артикуляционные органы человека расположены очень близко к его уху, а ухо всегда контролирует речь самого человека. Шум в аудитории - явление вторичное, сам себя лектор всегда услышит. Человеческий мозг так устроен, что невозможно думать об одном, а го­ворить о другом. А значит, у говорящего есть еще одно преимущество: единство мыслительной и речевой деятельности.

Когда человек слушает, он декодирует звуковую волну, из набора звуков создает смысл. И в этой ситуации слушания любой шум может перекрыть звуковую волну, идущую от говорящего, и мозг вынужден будет декодировать смысл по неполному звуку. И еще. В момент слуша­ния человек может быть увлечен своими мыслями, погружен в свои за­боты - это мешает воспринимать чужую речь, потому что в голове па­раллельно идут два действия: человек размышляет о том, что его беспо­коит, а кроме того, он декорирует звуковую волну, которая направлена на его барабанную перепонку.

Именно поэтому деятельность мозга во время анализа речи (слушания) гораздо сложнее, чем во время синтеза речи (говорения). Как сложные психофизические процессы они соотно­симы по трудоемкости, но условия реализации этих процессов несоизме­римы. Говорящему легче, поэтому приоритетная позиция в речевой ком­муникации принадлежит слушающему.

Сознательное и бессознательное в речевой коммуникации

По мысли Фрейда (1856-1939), наше сознание делится на две не­равные части: одна часть - сознательная, пользуясь ею, мы совершаем обдуманные поступки, говорим правильные слова, совершаем действия, которые можем объяснить; вторая часть - бессознательная, в этой бес­сознательной зоне находится прапамять человека и человечества: темные инстинкты, необъяснимые порывы, немотивированные грубые действия и слова. Фрейд называл область бессознательного подсознанием, он счи­тал, что многие человеческие слова и поступки корректируются именно подсознанием.

Как истинный сын XIX века, Фрейд пожелал исследовать человече­скую душу. Как Базаров безжалостно пластал лягушек, так и Фрейд, вво­дя своих больных невротиков в состояние гипнотического сна, столь же безжалостно допрашивал их, чтобы научно исследовать человеческую душу. Место скальпеля занял психоанализ, т.е. выявление скрытых мо­тивов сознания и поведения. Фрейд открыл, что под тонким слоем гума­нистической этики и добрых побуждений в человеческом подсознании таятся сексуальные вожделения и агрессивность, под упорядоченным покровом сознания - хаос бессознательного.

Бессознательное - ядро личности. В нем превалируют, по Фрейду, два инстинкта: «либидо» - сексуальная неудовлетворенность и «мортидо» - инстинкт агрессивности. В момент социальной катастрофы, в момент болезни или психического стресса эти подавленные культурой подсозна­тельные силы могут причинить неприятность и человеку, и обществу.

Ученик и соперник Фрейда, Карл Густав Юнг (1875-1961), полагал, что подсознание - это кладовая не только отдельного человека, но всего рода, всей нации, что подсознание - это не столько источник болезни, сколько кладезь здоровья для человека и человечества.

Опыт кристаллизуется в архетипы, в них сосредоточено первона­чальное представление о мире, опыт тех ситуаций, в которых бесконеч­ному числу наших предков приходилось совершать именно этот посту­пок, «спускать курок» именно такого действия. Подсознание - это опыт прошлого, и культура, призывая на помощь прошлое, ставит вехи на до­роге в будущее.

В процессе речевой коммуникации участвует и наша гуманистиче­ская культура, и все наши человеческие несовершенства. Наши несовер­шенства особенно обостряются в тот момент, когда человека «захлесты­вают эмоции». Не имея над ними власти, мы «выплескиваем» на собе­седника досаду от домашнего инцидента, ничего про инцидент не рас­сказывая. На нашем лице написаны печаль, неудовольствие, злоба - гамма отрицательных эмоций. На уровне бессознательного собеседник эту гамму улавливает и принимает на свой счет. Так могут быть разру­шены хрупкие человеческие связи, подчас может сломаться чья-то судь­ба. Одна из причин коммуникативной патологии - неадекватные эмо­циональные состояния людей, вступающих в разговор. Даже профессио­нал: актер, разведчик, дипломат - может владеть языком своего тела лишь в известной степени.

Человеческий интеллект - постоянно действующее поле битвы меж­ду сознательным и бессознательным. Зона бессознательного в известной мере противоречит зоне сознания: бессознательное стремится к достиже­нию удовольствия, а сознательное ставит культурные барьеры на пути к достижению удовольствия. Сознательное воплощает в себе голос соци­альности, долга и покаяния, которые ограничивают внутреннее стремле­ние человека к удовольствию или радости, когда достижение этих стрем­лений противоречит этическим или юридическим нормам общества.

На уровне коммуникации сознательное и бессознательное пред­ставляют две зоны - вербальную (словесную) и невербальную (не сло­весную, а «телесную»), - обе эти зоны входят в противоречие друг с дру­гом. Человек на словесном уровне пытается что-то доказать своим слу­шателям, а система несловесных знаков (поза, жесты, мимика, интона­ция) противоречит его тезису. А поэтому нарушаются законы адекватно­го восприятия человеческой речи. Очевидно, что для убедительности ре­чи необходимо подстроить внесловесную знаковую систему бессозна­тельного к словесному смыслу, т.е. так выстроить движения тела, лица, ног и рук, чтобы они подтверждали истинность речи. Этот тренинг (чис­то профессиональный, использующийся, например, в резидентской рабо­те) очень сложен и редко бывает по-настощему успешным.

Интересно, что если насильно лишить человека возможности де­монстрировать свое эмоциональное состояние при помощи невербаль­ных телесных знаков, то совершенно неожиданно меняется и само пси­хическое состояние человека. Например, если во время переговоров че­ловек, демонстрируя свое негативное отношение, сидит, сцепив руки, можно попробовать вынудить его расцепить руки и принять от вас сига­рету, книгу или визитную карточку, и тогда (психологи наблюдали такое явление) ситуация психологически изменится и переговорный процесс сдвинется с мертвой точки.

Знание о важности подсознательных внесловесных сигналов помо­гает человеку добиваться своей цели. Например, если вы пришли сдавать зачет, значит, вы должны показывать невербальными сигналами (на ин­туитивном уровне люди умеют это делать) серьезность ситуации и то, как вы к этому готовились, и ваше внимание к тому, чем вы сейчас зани­маетесь, и вашу интеллектуальную глубину. Поэтому на зачет девушке лучше не приходить с невероятной косметикой и в декольте. Этого не нужно делать не потому, что это кому-то не понравится, а потому, что такая одежда противоречит коммуникативной ситуации. То же самое происходит, если девушка пришла на дискотеку, одетая в траурный туа­лет - тогда тоже получается некий дискомфорт, т.к. одежда не соответ­ствует целевому назначению. Таким образом, одежда, макияж, положе­ние рук, ног, мимика и поза - все должно соответствовать коммуника­тивной ситуации.

Если вы выбиты из колеи, подавлены или раздражены, - старайтесь не вступать в коммуникацию. Это правило верно и для более изыскан­ных случаев. Человеку свойственно вызывать в другом конгруэнтную эмоцию. Когда вы счастливы, влюблены и находитесь в эйфорическом состоянии, - это также опасно для вашего случайного собеседника, по­скольку он может принять это на свой счет, понять вас неправильно. Ес­ли находишься в сильном эмоциональном состоянии, лучше меньше об­щаться с людьми, с этим состоянием не связанными. Интуитивно мы это понимаем, поэтому, например, влюбленные не испытывают потребности в общении с другими людьми.

Следует заметить, что люди отличаются в этом отношении друг от друга очень значительно: одни сдержанны, все, что их волнует, они скрывают и не навязывают вам свое душевное состояние; другие же чрезвычайно навязчивы и готовы переложить на ваши плечи свои про­блемы. Представьте себе, что вас окружают только люди второго типа. Как вы будете существовать под их эмоциональным прессом?! Хотя! Бывают экстремальные ситуации, когда наша помощь необходима и от­казать в ней человеку - великий грех.

Ложь в речевой коммуникации

Ложь вездесуща. Она часто заменяет правду из чисто этических со­ображений. Когда при встрече на ходу спрашивают, «как дела», только зануда или человек, излишне доверчивый, будет правдиво рассказывать о своих делах, большинство спрячется за безусловно лживым, но при­личным «нормально». Мимолетная невинная ложь наших этикетных за­мечаний и комплиментов причудливо сочетается с ложью и обманом, намеренно спланированными и призванными к тому, чтобы ввести собе­седника в заблуждение. Цели лгущего могут быть весьма разнообразны: сформировать у адресата определенное отношение к кому-то или чему- то; воздействовать на поведение собеседника или его настроение; выяс­нить секретную информацию; оправдать собственные слова и поступки; предстать перед глазами собеседника в более выгодном свете и пр.

По свое сути, ложь - это другая, выдуманная реальность; она не адекватна действительности, но адекватна представлению автора лжи о самом себе, о своем месте в пространстве бытия, о границах знания, вос­приимчивости и догадливости своего собеседника. Создавая вторую, призрачную реальность, лжец воздействует на образ мысли своего собе­седника, формируя у последнего лживую картину бытия.

Ложь - органическая форма человеческой активности. Иногда лжец лжет без всякой пользы для себя. В чем причина такого поведения? Ко­гда человек говорит правду, он выступает в функции ретранслятора, он просто повторяет общеизвестное. Когда человек лжет, он абсолютно свободен. Существование лжи свидетельствует о существовании свобо­ды человека относительно наличной действительности. Акт лжи есть акт свободы.

Но тут есть одна тонкость, ибо, солгав, человек сразу же теряет свою свободу. Правда, утрата свободы в случае лжи представляет собой, во-первых, добровольный акт, а во-вторых, сама по себе связанность лживым или просто хвастливым заявлением говорит о наличной свободе, т.к. связать себя может только тот, кто свободен. Ложь есть создание но­вой не существующей реальности, т.е. творчество - родовая человече­ская сущность. Иными словами, когда человек лжет, он утверждает себя в качестве человека-творца. Ложь - родная сестра творческой фантазии: и та и другая основаны на развитом воображении.

Умные люди советуют, чтобы не сообщать ложной, искаженной ин­формации, надо просто молчать, т.е. скрывать истинную информацию. Как правило, умолчание не считают ложью, потому что у лжи есть явная негативная презумпция, которая отсутствует у тайны. Зачастую, если жизнь предоставляет возможность солгать или промолчать, многие пред­почитают умолчание. Это более выгодно в моральном плане. Да и смол­чать обычно легче, чем явно обмануть, т.к. для этого ничего не нужно де­лать, в то время как при лжи необходимо разрабатывать целую «легенду».

Как это не удивительно, но лжецов обычно выдают неосторожные высказывания, излишняя увлеченность или оговорки. Промахи, совер­шаемые во время лжи, далеко не случайны. В «Психопатологии обыден­ной жизни» Зигмунд Фрейд показал, что оговорки и промахи свидетель­ствуют о внутренних психологических конфликтах. Порою оговариваю­щийся человек совершает ошибку, подсознательно желая быть пойман­ным, вероятно, он чувствует себя виноватым за свою ложь и хочет осво­бодиться от мучащего его чувства вины.

Людям свойственно обманывать друг друга, потому что в силу внутренней целесообразности лучшим выходом из положения иногда представляется ложь. Каков механизм коммуникации во время лжи?

Говорящий передает дезинформацию, т.е. информацию, которую считает неверной. Одновременно с дезинформацией помимо своей воли на языке тела (бессознательно) он передает свое отношение к тому, что он говорит, и к своему собеседнику. Каково это отношение? Дело в том, что мозг любую ложную информацию, любую неадекватность воспри­нимает мучительно, болезненно - нервная система входит в состояние стресса. На этом принципе и построены детекторы лжи. Детектор лжи воспринимает нервные импульсы, т.е. возбуждение центральной нервной системы. Когда человек обманывает, он нервничает, у него поднимается давление, расширяются зрачки - все это фиксируется датчиками. То же возбуждение, то же негативное состояние через невербальные знаки по­лучает и собеседник.

Поскольку ложная информация дает сигналы через подсознатель­ное, постольку и воспринимается она блоком подсознания. Человек даже не понимает, что он передал собеседнику свою нервозность и свое недо­верие, но и коммуникант чувствует нервозность, а причины ее не осозна­ет. Внутреннее, психическое состояние передается от одного участника коммуникации к другому и возвращается вновь к автору лжи. Все зло, которое слушающий получил, он вернет. Каким образом и как это полу­чится - покажет будущее. Когда вернет - тоже неизвестно, но это про­изойдет обязательно.

Лев Толстой говорил, что мы любим людей за то добро, какое мы им сделали, и не любим за зло, причиненное им. Это психологически обоснованно. Если человек сделал добро другому, то, каждый раз встре­чаясь с ним, он вспоминает о собственном душевном величии, это сти­мулирует положительные эмоции. А если человек принес другому зло, то этот другой - укор и напоминание о вольном или невольном грехе. Таков механизм самооценки в коммуникации.

Когда человека обманывают, ему, конечно, приносят зло. Внешний мир проецируется на наше сознание с большой мерой погрешности, по­этому особую ценность приобретает каждая крупица истины: она помо­гает человеку ориентироваться в окружающем мире. Когда вы человека обманываете, вы лишаете его информации. И мир в его сознании иска­жается еще больше. Это сравнимо со слепым человеком, вошедшим в не­знакомую комнату с тремя окнами, последнее из которых открыто. Если слепого обмануть, сказав, что в комнате только два окна, он, ощупав их, успокоится и очень вероятно, что погибнет, выпав из третьего.

Любое зло, которое человек приносит, передавая дезинформацию, к нему так или иначе возвращается. Только понимая этот факт, можно решить для себя, в какой мере стоит обманывать других людей.

Мы рассмотрели речевую коммуникацию в условиях неразобла­ченной лжи. Совсем иначе выглядит коммуникативная модель в ситуа­ции разоблаченной лжи, особенно публично разоблаченной. В этот мо­мент возникает очень опасная ситуация, с потерей авторитета можно ут­ратить и доверие. Авторитет и доверие принадлежат к категориям, кото­рые трудно достигаются, но очень легко теряются и практически не вос­станавливаются.

Список литературы

1. Гойхман О.Я. Речевая коммуникация : учебник / О. Я. Гойхман, Т. М. Надеина ; под ред. О. Я. Гойхмана. - М. : ИНФРА-М, 2001.

2. Зарецкая Е.Н. Риторика: Теория и практика речевой коммуникации / Е. Н. Зарецкая. - М. : Дело, 2002.

3. Михальская А.К. Основы риторики / А. К. Михальская. - М. : Дрофа, 2002.

4. ФрейД З. Неудовлетворенность культурой / З. Фрейд // Избранное : в 2 т. Т.2. - М. : Московский рабочий, 1990.

5. ФрейД З. По ту сторону принципа наслаждения / З. Фрейд // Избранное : в 2 т. Т.1. - М. : Московский рабочий, 1990.

6. Юнг К.-Г. Архетип и символ / К.-Г.Юнг. - М., 1991.

<< | >>
Источник: Ёлшина, Т.А.. Речевая коммуникация в деловых отношениях : учебное пособие / Т. А. Ёлшина. - 2-е изд., стереотип. - Кострома : Изд-во Костромского государственного технологического университета,2010. - 99 с.. 2010

Еще по теме ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯСОСТАВЛЯЮЩАЯ В ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ РЕЧЕВОЙ КОММУНИКАЦИИ:

  1. ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯСОСТАВЛЯЮЩАЯ В ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ РЕЧЕВОЙ КОММУНИКАЦИИ