<<
>>

Глава I.

Общая характеристика доказательства

Выше, говоря об истинности и ложности суждений, мы отмечали, что установление того и другого не составляет труда лишь в простых случаях, что нередко это сложный и длительный процесс.

Добавим теперь, что в этом случае он принимает главным образом форму доказательства.

1. Доказательство и всеобщая обусловленность предметов

Возникновение и природа доказательства. Объективная возможность доказательства неразрывно связана с всеобщей обусловленностью предметов и явлений действительности, прежде всего с их причинной зависимостью. Ничто не возникает из ничего: все имеет свои основания в других предметах и явлениях, все изменяется и развивается на основе и в силу чего-то. Это и позволяет в мышлении, отражающем действительность, одни мысли основывать на других, обусловливать другими, доказывать их.

Логическая возможность доказательства связана и с наличием недоказываемых истин, имеющих отправной, исходный характер. Их отсутствие сделало бы процесс доказательства бесконечным, а следовательно, неосуществимым.

Необходимость же в доказательстве определяется прежде всего общественной природой человеческого познания. Открывая истину, человек стремится передать ее другим людям. А для этого он должен убедиться сам в ее истинности, т. е. установить ее необходимую связь с другими истинами, и убедить в этом других. Только так она получает общественное признание. Подобная цель и достигается благодаря доказательству.

Помимо социальной, есть причины и гносеологического (теоретико-познавательного) порядка. Если бы все истины носили самоочевидный характер, то надобности в доказательстве не было бы. В действительности лишь сравнительно немногие из них являются самоочевидными и поэтому не требуют доказательств. Прежде всего это истины факта, получаемые каждым с помощью органов чувств. Например, я вижу, что «Листья деревьев зелены», слышу, что «Летит вертолет», чувствую, что «В данной аудитории тепло» и т.

д.

Это, далее, аксиомы (от греческого axios — ценный, достойный, заслуживающий доверия), в истинности которых убеждает нас вся предшествующая практика человечества. Например: «Часть меньше целого».

Это, наконец, постулаты (от латинского postulatum — требуемое, предпосылки, допущения) — положения, принимаемые на веру. Например: «Из любой точки любым раствором циркуля можно провести окружность».

Громадное же большинство истин не столь очевидно и, следовательно, предполагает доказательство. В противном случае не было бы необходимости в науке, ибо наука без доказательства не существует.

Конечно, грань между недоказываемыми и доказываемыми положениями подвижна, условна, относительна. Так, с одной стороны, с ростом человеческих знаний растет и число аксиом, а с другой — наука всемерно стремится сузить их число, доказать по крайней мере некоторые из них. Например, в геометрии неоднократно предпринимались попытки вывести логическим путем из других аксиому Евклида о двух парал-лельных прямых. Любопытно, что таким образом была создана неевклидова геометрия, где эта аксиома отсутствует. «Во всех делах, — говорил Б. Рассел, — полезно периодически ставить знак вопроса к тому, что Вы с давних пор считали не требующим доказательства».

Само собой разумеется, что доказательство истинности одних суждений предполагает доказательство ложности других, а нередко прямо вытекает из него. Ведь истина и ложь находятся в отношении взаимного отрицания.

Всем этим определяется природа самого доказательства. Под ним понимается форма мышления, посредством которой на основе истинности одних знаний раскрывается истинность или ложность других. Термин «доказательство» применяется также для обозначения самого процесса использования этой формы — логической операции, процедуры, совокупности приемов.

Языковой формой выражения доказательства служат более или менее сложны^ речевые конструкции, состоящие из совокупности предложений, определенным образом связанных между собой и выражающих цепь умозаключений.

Роль и значение доказательств.

Как и отдельно взятое умозаключение, доказательство направлено на получение опос-редованного, выводного знания. Но если назначение умозаключения состоит прежде всего в том, чтобы вывести новое знание, то центр тяжести в доказательстве переносится на то, чтобы установить истинность или ложность того или иного знания. Вот почему считается, что доказательства служат важ-ным средством формирования убеждений — т. е. уверенности в правоте тех или иных знаний.

Доказательства буквально пронизывают всю ткань любой науки. И это естественно. Ведь наука — не сумма разрозненных сведений о той или иной сфере действительности. Это более или менее стройная система знаний, где все элементы связаны между собой, зависят друг от друга, обусловливают друг друга. Поэтому то или иное положение может органично войти в арсенал науки лишь в том случае, если оно будет не обособлено от других его истинных положений, а связано с ними, выведено из них, обосновано ими. Задача всякой науки — не только открытие и провозглашение истин, но и их доказательство. На это обстоятельство обращали внимание многие ученые. Так, известный мыслитель XVII в. Б. Паскаль подчеркивал, что научное мышле-ние требует никогда не утверждать никакого положения, которое не было бы доказано истинами, уже известными.

Образцом строгой науки, где почти все основано на доказательстве, где одно выведено из другого логическим путем, служит математика. Можно сказать, что это одно грандиозное доказательство, основанное на немногих предпосылках.

В астрономии яркими примерами являются доказательства движения Земли вокруг Солнца, вращения Земли вокруг оси и др. В физике тоже приводятся различные доказательства^— сложного строения атома, нестационарности Вселенной и т. д.

В биологии — это доказательства происхождения и сущности жизни, ее эволюции, образования видов растений и животных.

В общественных науках — доказательства закономерности общественного развития, восхождения общества с одних ступеней на другие, более высокие.

Используются и частные доказа-тельства. Как-то в «Труде» (15 октября 1993 г.) была опубликована литературоведческая статья «Тайна князева слова». В ней приведено блестящее доказательство авторства «Слова о полку Игореве», видимо завершающее вековой спор. Его автором был, оказывается, сам Игорь, сын Святослава, внук Ольги.

То или иное положение до тех пор не может считаться ни истинным, ни ложным, пока нет соответствующего доказательства. Так, до сих пор не получено доказательств ни наличия, ни отсутствия внеземных цивилизаций.

Доказательству уделяется особое внимание в юридической сфере. Можно сказать без преувеличения, что оно царит здесь повсюду, что оно празднует здесь свой триумф. Существует целостная теория судебных доказательств, выступающая неотъемлемой частью общей теории права и дающая богатейший материал для логики, ее учения о доказательстве.

Применительно к судебной практике процесс доказательства носит специфическое название «доказывание». Разумеется, весь судебный процесс — уголовный или гражданский — отнюдь не сводится лишь к доказыванию, но без него, как без сердцевины, нет и суда. Это обусловлено самой сущностью судебного процесса — необходимостью установления тех или иных явлений, событий, фактов, их анализа и получения соответствующих выводов, которые легли бы в основу приговора или решения суда. Любой суд лишь тогда выполнит свое предназначение, когда приговор или решение будут действительно обоснованными, т. е. будут логически вытекать из всего предшествующего разбирательства.

Доказывание в судебной практике само принимает специфические черты. Так, в уголовном законодательстве принцип презумпции невиновности (о котором говорилось выше) означает признание факта невиновности юридически достоверным, пока не будет доказано обратное. Иначе говоря, виновность того или иного лица ставится в прямую и непосредственную зависимость от ее доказанности.

Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Эта обязанность («бремя доказывания») лежит на других — следователе, прокуроре.

Само обвинение выступает как доказы-вание виновности. Но отсюда, конечно, вовсе не следует, что обвиняемый ничего не доказывает, что его роль целиком пассивна. Он имеет право пользоваться всеми сведениями, которыми он располагает, для опровержения обвинения.

В гражданском процессуальном законодательстве установлено, что каждая сторона (истец и ответчик) должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Судебная практика, пожалуй как никакая иная, буквально изобилует примерами доказательств. Образцы судебного доказательства, как свидетельствует история, показывали знамени-тые древние ораторы — Демосфен, Цицерон и др. Блестящими русскими судебными ораторами были Ф. Плевако, А. Кони и др. Несомненно, подобные ораторы есть и в наши дни.

В художественной литературе мы находим замечательные примеры сыщиков, которые прекрасно владели даром доказательства: Шерлок Холмс, Мегрэ и проч. В послесловии к сбор-нику рассказов А. Конан Дойла К. Чуковский писал: «Каждый рассказ о Шерлоке Холмсе есть, так сказать, наглядный урок о могуществе человеческого разума. Здесь главная ценность всего этого цикла рассказов. Каждый из них есть гимн победительной логике, какой бы наивной и зыбкой ни казалась эта логика иному читателю». «Победительная логика» — это не только знаменитый дедуктивный метод, но и основанная на его использовании цепь умозаключений, которая образует целостную систему доказательства.

2. Структура доказательства

Любое доказательство независимо от его конкретного содержания, разного в различных сферах научной и практической деятельности, имеет одинаковую структуру. Оно заключает в себе два главных элемента: тезис и основания, которые находятся между собой в специфической логической связи. Первое это то, что доказывается; второе — чем доказывается; третье — как, каким образом доказывается.

Тезис доказательства. Это положение, истинность или ложность которого обосновывается посредством данного доказа-тельства.

В качестве тезисов могут выступать самые разнообразные суждения, если они не очевидны и нуждаются в доказательстве.

В науках — это различные научные положения, имеющие то или иное теоретическое или практическое значение. Так, в геометрии таковыми являются теоремы (от греч. theoreo — рассматриваю, обдумываю), вытекающие одна из другой и образующие более или менее стройную научную систему.

В юридической практике — это зачастую факты и обстоятельства, подлежащие доказыванию. Так, в уголовном процессе посредством доказательства устанавливается: имело ли место событие преступления; виновность лица в совершении преступления; мотивы преступления; степень вины; характер и размеры ущерба; причины и условия совершения преступления.

Особое значение в уголовном расследовании придается до-казательству алиби (от лат. alibi — в другом месте), т. е. нахождения подозреваемого в момент совершения преступления в другом месте. Если алиби подтверждается или хотя бы не исключается, то вывод об исполнении преступления данным лицом не может быть признан обоснованным.

В гражданском процессе путем доказательства выясняется наличие или отсутствие обстоятельств, обусловливающих иск или другие требования, и т. д.

Не нуждаются в доказывании обстоятельства, признанные судом общеизвестными.

Тезис, доказанный в одной науке, может быть не доказыва-емым, а принимаемым за истинный в другой.

Разновидностью тезиса выступает гипотеза (от греч. hypothesis — основание, предположение, догадка). Это и не истинное и не ложное суждение, а более или менее вероятное предположение, которое может стать предметом доказательства, а со временем обрести статус научного положения или теории. М. Ломоносов отмечал, что гипотезы представляют собой единственный путь, которым величайшие люди дошли до «открытия самых важных истин». Отсюда, между прочим, яснее становится одна из функций доказательства — быть необходимым средством в выработке теории илй ее развитии. Вспомним гипотезу атомистического строения материи Демокрита, ставшую впоследствии теорией и легшую в основание физики; гипотезу И. Канта о происхождении Солнечной системы из первоначальной гигантской туманности, сыгравшую громадную роль в становлении диалектического взгляда на природу; различные гипотезы происхождения жизни на Земле («самопроизвольного зарождения», «переноса» с других космических тел и др.).

Разновидностью гипотезы в юридической практике выступает версия (от лат. versio — видоизменение, поворот). Это предположение следователя или суда о наличии или отсутствии со-бытий, фактов, возможном их происхождении, характере и т. д. Вот почему нередко выдвигается одновременно несколько версий или наряду с версией выдвигается контрверсия.

Основания доказательства (или аргументы, доводы). Это положения, из которых выводится истинность или ложность тезиса. По их роли в доказательстве они нередко сами назы- ваются в повседневной практике и науках доказательствами. В юридической теории и судебной практике это даже специальный термин. Так, в Гражданском процессуальном кодексе есть особая статья «Доказательства», где рассматриваются именно основания, используемые в судебном процессе. Широко применяется также термин «юридические основания».

Различаются разные виды оснований: факты, определения, аксиомы и постулаты, ранее доказанные положения (отсюда видно, что наименование популярного еженедельника «Аргументы и факты» не совсем точно: факты — тоже аргументы).

В огромной массе случаев доказательство основывается на фактах — известных, проверенных, достоверных (или удос-товеренных), в истинности которых нет сомнения. «Факты, — гласит народная мудрость, — упрямая вещь». В логическом отношении это означает, что они обладают громадной принудительной силой, нередко убеждая лучше всяких слов; это, безусловно, доказательная вещь. И. Павлов называл факты «воздухом ученого». В правовой сфере часто применяется специфический термин «юридические факты». Под ними разумеются предусмотренные в законе обстоятельства, служащие основанием для возникновения или прекращения конкретных правоотношений. Это могут быть события и действия — рождение или смерть, вступление в брак и т. д. Такие факты, как неправомерные действия, выступают основанием для привлечения виновных к юридической ответственности.

Юристы говорят еще о «бесспорных фактах». К ним относятся в гражданском споре обстоятельства, относящиеся к делу, но не являющиеся предметом спора сторон: например, одна сторона утверждает нечто, а другая признает это обстоятельство. Если бесспоріное для сторон обстоятельство вызывает у суда сомнение, он может проверить его с помощью других доказательств.

В судебной практике фактам придается большое значение. Так, доказательствами по гражданскому делу могут быть любые фактические данные, на основе которых 9 определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. Эти данные устанавливаются еле- дующими средствами: объяснениями сторон и третьих лиц, показаниями свидетелей, письменными доказательствами, ве-щественными доказательствами и заключениями экспертов.

В криминалистике разрабатывается целая система специальных приемов, методов и средств собирания, фиксации, исследования и использования судебных доказательств.

Важно подчеркнуть, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

В качестве другого, помимо фактов, универсального средства в процессе доказательства выступают определения. Например, в геометрии определение исходных понятий — точки, линии, плоскости и др. — имеет фундаментальное значение для последующего доказательства теорем. Аналогична роль определений и в других науках. Свою функцию основания доказательства они способны выполнять потому, что вскрывают как общие (родовые), так и отличительные (видовые) существенные признаки предмета, которыми могут вызываться другие свойства или при-знаки. А раз так, то обосновать эти свойства или признаки, объяснить их, вывести их можно с помощью определения. Особенно большое значение в этом отношении имеют определения наиболее общих, философских понятий — материи, движения, про-странства и времени и др.; массы и энергии в физике; элемента в химии; жизни и вида в биологии; общества, труда, социальных отношений и др. в социологии.

На определение важнейших понятий часто ссылаются в судебной практике. Вспомним рассуждения одного из участников суда в романе Л. Толстбго «Воскресение» о том, что убийством называется такое действие, от которого происходит смерть, и отравление (Катюшей Масловой) поэтому тоже есть убийство.

Если факты и определения используются в качестве оснований, по существу, всеми науками, то в некоторых науках в этом качестве выступают еще аксиомы и постулаты (упоминавшиеся выше). Так обстоит дело, например, в математике, механике, теоретической физике.

Хотя, как уже отмечалось, наука стремится к сокращению числа аксиом, значение каждой отдельной аксиомы возрастает. Ведь они заключают в себе в зародыше всю науку, которая из них выводится. Поэтому чем меньше таких аксиом, тем более фундаментальные свойства и отношения действительности они должны отражать.

Аксиомы, используемые в науках в качестве основания доказательств, представляют собой более или менее стройную систему. К ней предъявляются особые требования. Это непротиворечивость аксиом, т. е. они не должны противоречить друг другу; независимость их друг от друга; полнота их системы, т. е. самодостаточность.

Особое место в ряду оснований доказательства занимают ранее доказанные положения. Они могут быть самыми разнообразными. Исключительное значение среди них имеют законы наук. Например, обоснованием невозможности создания вечного двигателя является закон сохранения и превращения энергии. Доказательство нестационарности Вселенной основывается на законе всемирного тяготения. Одним из оснований доказательства эволюции органического мира служит закон единства организма и среды.

Таковы многообразные основания доказательств. В конкрет-ных случаях они используются чаще всего не порознь, а в различных сочетаниях, образуя более или менее стройные совокупности или системы. Сам процесс применения доказательств в том или ином порядке называется аргументацией. Конечно, группировка и расположение ДОВОДОВ не могут быть заранее определенными. Все это зависит от существа рассматриваемого вопроса. Самое общее правило сводится здесь к тому, что в начале и в конце доказательства рекомендуется располагать более веские и сильные доводы, а в середине — более или менее слабые.

Важно подчеркнуть также, что связь между тезисом и основаниями не жесткая, однозначная, а подвижная, динамичная. Один и тот же тезис может быть доказан с помощью разных оснований. А одно и то же основание можно использовать для доказательства самых различных тезисов.

Из сказанного напрашивается вывод, что деление элементов доказательства на тезис и основания в известном смысле относительно, условно. То, что в одном отношении выступает тезисом, в другом может служить основанием. Особенно наглядно это проявляется в геометрии. Только что доказанная теорема (тезис) используется в дальнейшем для доказательства новых теорем в качестве его основания. В судебных про- цессах ранее доказанные обстоятельства могут при определенных условиях не доказываться в новом процессе, а исполь-зоваться тоже в качестве оснований.

Способ (или форма) доказательства. Наличие тезиса и аргументов еще не означает, что налицо доказательство. В одной английской пьесе на сцену выходит мальчик, выкладывает из кармана кучу деталей и говорит, что здесь все для постройки автомобиля. Но каждому ясно, что куча деталей — это еще не автомобиль.

Чтобы доказательство состоялось, требуется последовательная логическая связь оснований и выводов из этих оснований, в результате чего с необходимостью признается истинность или ложность тезиса. Это и есть способ (форма) доказательства, логическим стержнем которого выступает отношение следования. Специфическими языковыми средствами в доказательстве служат выражения типа: «Из сказанного можно сделать вывод...», «Изложенное позволяет установить...», «Отсюда следует...», «Что и требовалось доказать» и др.

Если функции тезиса или основания доказательства выполняют суждения, то функцию способа доказательства —/уже умозаключения. Доказательство — это система определенным образом расположенных умозаключений, последним выводом из которых выступает тезис.

Если обозначить буквой «Т» тезис, буквой «А» — аргументы, а отношение следования между аргументами и тезисом знаком «-»», то общая формула доказательства будет выглядеть так:

Ai; А2 ... Ап-»Т.

Каковы же основные Способы доказательства? Одним из них служит дедукция. По мере накопления людьми знаний об окружающем мире все более явственно обнаруживалось, что эти знания могут активно использоваться не только для получения новых знаний, но и для обоснования их истинности путем дедуктивных умозаключений.

Однако каким бы высоким ни был уровень развития той или иной науки, она не может обойтись без индукции. Так, например, геометрия, которая считается образцом строго дедуктивной науки, сама опирается на прочный фундамент первоначальных геометрических знаний, полученных индуктив-

1 ным путем — в результате большого числа наблюдений и эк-спериментов. Можно сказать, что в любом доказательстве мы обращаемся так или иначе к опыту, наблюдениям, фактам, чтобы аргументировать то или иное общее положение.

Что же касается традукции (аналогии), то за ней нередко отрицается доказательная сила. Иногда даже говорят: «Аналогия не доказательство». В действительности она тоже играет определенную роль в доказательстве, хотя и относительно меньшую. Ее доказательная действенность может сильнее проявиться в комплексе с другими способами доказательства.

Таковы основные компоненты всякого доказательства. Подобно тому как в умозаключении порядок расположения посылок и вывода может быть различным, так и доказательство не обязательно начинается с тезиса, как и не обязательно за-вершается тезисом.

Более того, сам тезис не всегда может быть сформулирован в виде какого-либо предложения. Иногда, особенно в дискуссии, споре, суде бывает выгоднее не высказывать его в явном виде, но делать очевидным посредством доказательства. Такое доказательство будет носить энтимематический характер со всеми вытекающими из этого логическими последствиями.

<< | >>
Источник: Е. А. Иванов. Логика. 1998

Еще по теме Глава I.:

  1. Глава 8. Теория доказательства:пропозициональные правила
  2. Глава I Бытие
  3. ГЛАВА ВТОРАЯ
  4. ГЛАВА 133 [О ЗНАЧЕНИИ СРЕДИННЫХ]
  5. ГЛАВА 180 [О ЦЕЛОМ]
  6. Глава 2. Книга «Россия и Европа» – новое слово в историософии
  7. Глава 5 Под проклятием горы Гаризим
  8. Глава 3 Концепции земского самоуправления 1860-х годов
  9. Глава тринадцатая Приватизация в России: свободная и огосударствленная приватизация
  10. Глава четырнадцатая Акционерная собственность в России1
  11. Глава 7. Ранние государства на территории Башкортостана
  12. ГЛАВА XII. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ СТРАН ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ
  13. Глава I Бытие
  14. Глава восьмая
  15. Десятая глава
  16. Глава 8.Управление в области использования и охраны земель
  17. Глава 11. Граждане,юридические лица и оборот земельных участков
  18. Глава 4. Польская тематика в литературе 1880-х–1890-х годов