<<
>>

Пример

Если обозначить через Р (х) предложение «х — простое число между 10 и 20» и принять, что субъект исчерпывающего список /со/сой-вопроса (22) будет иметь вид

  1. (х — целое число//Р (х)),

то получим, что шах ((51), Р(11) amp; Р(13) amp; Р( 17)) будет

иметь форму

  1. ух [х — целое число :э [Р (х) =gt; [(х = 11) V

V (*= 13) V (*= 17)]]].

Это выражение является записью полного прямого ответа на вопрос (22) — ответа, который в кодифицированном виде был представлен как (42).

Понятие требования максимальной полноты в о и S — max (о, S) — имеет смысл и когда а — абстрактный субъект, a S — абстрактный или номинальный выбор. В этих случаях будем считать, что на max(cr, S) наложено некоторое дополнительное ограничение, обеспечивающее единственность. Это ограничение имеет смысл и в том случае, когда S — реальный выбор в интерпретации М, но, поскольку для этого случая у нас нет никакой подходящей системы записи, мы не можем дать сопоставимого с вышеизложенным определения.

  1. При построении системы обозначений для спецификаций требования полноты в интеррогативах то немногое, о чем нужно позаботиться,— это чтобы формальная нотация была удобной для запоминания. Будем употреблять знак тире (—) для лексической спецификации требования пустой полноты, которое подставляется на место с в (34) и (35). В результате этого интеррогативы, не специфицирующие требования полноты, выглядят так:
  1. ?(s—d)o.

Далее, мы должны побеспокоиться только о спецификации требования максимальной полноты. Поскольку абстрактная спецификация требования максимальной полноты представляет собойквантор общности, будем использовать знак зтого ктантора V для обозначения лексической спецификации требования максимальной полноты, который, будучи подставленным на место с в выражение (35), индуцирует у интеррогативов свойство выражать данное требование:

  1. ?(sVrf)cr.

Будем говорить, что интеррогатив (53) пе специфицирует требование полноты, а интеррогатив (54) специфицирует требование максимальной полноты.

3. Последующие определения позволяют соотнести друг с другом системы обозначений для требований полноты и для спецификаций этих требований.

Во-первых, для интеррогатива / и выбора S, санкционируемого этим интеррогативом, определим comp (/, S) — требование полноты, санкционируемое I относительно S так, что другие разновидности требований полноты, отличные от максимальной, будут непосредственным обобщением данного, хотя в настоящей работе мы не строим такого обобщения. Если I не специфицирует требование полноты, т. е. имеет спецификацию требования пустой полноты, то сотр(/, S) будет не определено, а если I специфицирует требование максимальной полноты, т. е. имеет спецификацию требования максимальной полноты, то comp {/, S) определяется, естественно, как max (a, S), где а — субъект интеррогатива /. Если бы у нас были системы обозначений для других требований полноты, то сотр(/, S) соответственно приобрело бы другие формы.

Во-вторых, мы можем теперь уточнить определение понятия прямой ответ, хотя оно все еще останется предварительным и неполным. Для интеррогатива / и формулы А необходимым условием того, чтобы А было прямым ответом на /, является 1) либо то, что / не специфицирует требование полноты, а из форм, перечисленных в (30), А имеет форму 5 или S 8t D, 2) либо то, что / специфицирует некоторое требование полноты (мы ограничиваемся требованием максимальной полноты), а А имеет одну из форм Samp;comp(/, S) или 5amp;сотр(/, S)amp;D, где S — выбор, санкционируемый интеррогативом /.

Примеры

Чтобы лучше понять, как работают понятия спецификации выбора числа и требования полноты, полезно произвести классификацию вопросов. Представим результат в виде таблицы, снабдив каждый из четырех выделенных типов вопросов именем и приводя соответствующий пнтер- рогатив. Отметим, что (51) является субъектом, общим для всех этих вопросов.

Спецификация выбора числа

Спецификация требования полноты

пустой —

максимальный у

Одно-альтерна-

тивная

1

1

Одно-примерный вопрос (27) ? (}-lt;*) (51)

У никаль но- альтернативный вопрос (26) ? (J V а) (5!)

Почти неограниченная

і

Вопрос, состоящий из нескольких примеров

(28) ?(Г-«0 (51)

Вопрос, исчерпывающий список

(22) ? (Г V d) (51)

Эти имена-типы можно перенести с вопросов на предпосылки.

Действительно, одно-примерный вопрос — это такой, который содержит предпосылку с одним примером ([—d). Наша таблица показывает, что элементы предпосылки, относящиеся к выбору числа и к требованию полноты, могут варьироваться совершенно независимо друг от друга.

Одно-примерный вопрос и вопрос, состоящий из нескольких примеров, не санкционируют никаких требований полноты, поэтому comp(?([—d) (51), S) и сотр(?(у— ~d) (51), S) не определены. С другой стороны, comp (?(\Vd)

  1. , Р(11)) есть шах ((51), Р(11)), т. е. Ух [х— целое число ЫЯ(х):э(*=11)]].Сотр (?(уУd) (51), Р (11) amp;Р (ІЗ) amp;Р (17)) есть (52). Мы опускаем здесь формальное представление многоместных исчерпывающих список какой-вопросов типа (12).

Для каждого из четырех указанных в таблице типов можно подобрать примеры ла-вопросов, хотя не все они легко выразимы на естественном языке, что, впрочем, следует скорее поставить в вину самому языку, нежели нашему анализу. Так, достаточно просто найти примеры вопросов, которые накладывают требование максимальной полноты, именно уникально-альтернативные, и потому не удивительно, что некоторые ученые-логики, занимавшиеся ранее логическим анализом вопросов и ответов, полагали, что каждый вопрос — уникально-альтернативный. Но они ошибались. Ниже приводятся примеры уш-вопросов: соответственно одно-примерный (55), исчерпывающий список (56) и уникально-альтернативный (57).

  1. Как вы полагаете, с какого места лучше всего начать поиски пропавшей шляпной булавки — с кухни, кладовой или с винного погреба?
  2. Ваше превосходительство носило изумрудное ожерелье, бриллиантовый браслет или и то, и другое?
  3. Это было самоубийство или убийство?

Используя очевидные сокращения, можно представить эти вопросы как соответственно: ?(\—d) ((К, Кл, П); ?(-iVtf)(0, Б) и ?GVrf)(C, У).

Мы, естественно, не настаиваем на том, что эти вопросы должны записываться именно так,— мы утверждаем лишь, что их можно таким образом представить. Во всяком случае, нам кажется чрезвычайно сложным однозначно выразить на естественном языке ля-вопрос, состоящий из нескольких примеров, если не использовать при этом «двоеточечный способ», проиллюстрированный в (58):

  1. Каков по крайней мере один пример истинного lt; утверждения среди следующих:              j

дворецкий что-то скрывает;              *

служанка наверху знает больше, чем говорит;              і

стоит еще раз расспросить садовника?              *

Интеррогатив, имитирующий этот вопрос, имеет гид ?(!-lt;/)(Д, Сл, С).

Что можно сказать о да-яет-вопросах? Если через С обозначить предложение «Стекло является жидкостью при температуре 70°F», то как следует представлять вопрос (2) «Является ли стекло жидкостью при темпера- туре 70°F?» — как ?(}—d)(С, С) или как ?(lVrf)(C, С)/ Поскольку эти интеррогативы с точки зрения ответої эквивалентны, от выбора конкретной формы мало что будеї зависеть. С точки зрения обработки информации предпочтй тельна, пожалуй, первая форма: она не содержит требования полноты и быстрее приведет к ответам. Если же кто- либо считает, что ответ «да» означает «Стекло является жидкостью при температуре 70°F и ложно, что стекло не является жидкостью при температуре 70°F», где требование полноты выражено явно, хотя и избыточно, то он предпочтет вторую форму. Очевидно, нет никакой необходимости фиксировать выбор на все случаи жизни, так как одни да-нет-вопросы можно трактовать одним способом, а другие — другим. Действительно, одни из них можно записывать в виде ? (yVrf) (С, С), а другие — в виде ?(i—d) (С, С), допуская противоречивый да-нет-ответ Сamp;С. Поскольку противоречивость и, следовательно, неразумность такого предложения, несомненно, очевидны и спрашивающему и отвечающему, не будет, по-видимому, большого вреда, если допустить этот ответ в качестве прямого ответа на вопрос.

У ряда читателей может возникнуть вопрос, зачем нужна спецификация требования полноты сама по себе: разве нельзя ее представлять как часть самого субъекта. Иногда такая проблема реально существует и достаточно важна как таковая, но в данном контексте, когда мы конструируем логику, призванную быть полезной, вопрос о необходимости некоторой языковой характеристики попросту снимается. Вряд ли можно сомневаться в пользе введения требования полноты — важно оно или нет, мы все равно как-то отвечаем на вопрос и даем ответ с определенной степенью полноты. А. Для каждого интеррогатива, имитирующего ла-вопрос, существует эротетически эквивалентный ему одно-примерный ла-интеррогатив (о понятии эротетической эквивалентности см. разд. 3.4). Б. Уникально-альтернативные какой-интеррогативы эротетически эквивалентны некоторым одно-примерным /шкоа-интеррога- тивам. В. Ни один кшюа-интеррогатив с несколькими примерами не является эротетически эквивалентным какой- пнтеррогативу, исчерпывающему список.

<< | >>
Источник: Н. БЕЛНАП, Т СТИЛ. ЛОГИКА ВОПРОСОВ И ОТВЕТОВ. МОСКВА - «ПРОГРЕСС», 1981. 1981

Еще по теме Пример:

  1. Технологии брендинга (на примере анализа товарной категории «автомобили»)
  2. 3.4. Гипотетические и практические примеры кластеризации на основе латентно-структурного анализа 3.4.1. Гипотетический случай двух классов экспертов при оценке качества технологического процесса  
  3. ВОКАЛ И_3 М СЛАБЫХ ФОРМ В ПРИМЕРАХ НА ДЕГРАДАЦИЮ а а и СОДЕРЖАЩИЕСЯ в НЕМ ДАННЫЕ ОТНОСИТЕЛЬНО индоевропейских а.
  4. Пример
  5. Пример
  6. Структурно-стилистическая организация текстов (на примере речевого жанра «беседа»)
  7. ТЕОРИИ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ БЕЗЛИЧНЫХ КОНСТРУКЦИЙ В ИНДОЕВРОПЕЙСКИХ ЯЗЫКАХ (на примере английского языка)
  8. С.              Учебные примеры Пример 1. Ответственность производителей асбеста55
  9. § 1. Теория mens rea: общее право и Примерный уголовный кодекс
  10. Ляпы диамата в ленинских примерах реализации ЗАКОНА
  11. Ситуация повторяющегося действия. Неограниченно­кратный (несов. вид) и наглядно­примерный (сов. вид) типы употребления видов
  12. Роль примера в трактатахАристотеля