<<
>>

3. Становление диалектической логики


Обращаясь снова к истории логики, мы находим, что уже Аристотель поставил и попытался решить ряд фундаменталь-ных проблем диалектической логики — проблему отражения реальных противоречий в понятиях, проблему соотношения отдельного и общего, вещи и понятия о ней и т.
д. Элементы диалектической логики постепенно накапливались в трудах доследующих мыслителей и особенно отчетливо проявились в работах Бэкона, Гоббса, Декарта, Лейбница. ОднакаГкак са-мостоятельная логическая наука, качественно отличная от фор-мальной логики своим подходом к мышлению, диалектическая логика начала оформляться лишь в конце XVIII — нача- де XIX в. И это также связано прежде всего с прогрессом наукібих развитии все более четко обозначивался новый этап;
Мук о сложившихся, «готовых» предметах они все более превращались в науки о процессах, о происхождении и развитии зтих предметов, а также о той связи, которая объединяла их в одно великое целое.
Господствовавший до этого метафизический метод исследования и мышления, связанный с изолированным рассмот-рением предметов и явлений действительности, вне их связи, изменения и развития, вступал во все более глубокое проти-воречие с достижениями науі^Велбйием времени становился цовый, более высокий, диалектический метод, основанный на принципах всеобщей связи, изменения и развития. Этому спо-собствовало также все более динамичное развитие общества, все рельефнее демонстрировавшее взаимосвязь и взаимодействие всех сторон общественной жизни, реальные противоречия между нимj (вспомним в этой связи надвигавшуюся Великую французскую буржуазную революцию 1789 г.). В таких условиях во весь рост вставал вопрос о закономерностях диалектического мышления/йервым, кто попытался сознательно ввести диалектику в логику^ыл немецкий философ И. Кант (1724—1804). Обозревая многовековую историю развития логики, начиная с Аристотеля, он прежде всего подвел итоги этого развития. В отличие от некоторых своих предшественников Кант не отрицал ее достижений/ Наоборот, считал философ, логика добилась известных успехов, и этими успехами она обязана «определенности своих границ», а сами ее границы обусловлены тем, что она есть «наука, обстоятельно излагающая и строго доказывающая одни только формальные правила всякого мышл'ения...» .
Г
"" «.» 5
Но в этом несомненном достоинстве логики Кант обнаружил и ее основной недостаток — ограниченные возможности как средства действительного познания и проверки его результатов. Поэтому наряду с «общей логикой», которую Кант впервые в ее истории назвал также «формальной логикой» (и это название закрепилось за ней вплоть до настоящего времени), необходима специальная, или «трансцендентальная логика» (от лат. transcen- dens — выходящий за пределы чего-либо, в данном случае за пределы опыта). Главную задачу этой логики он усматривал в исследованиях таких, по его мнению, действительно основных форм мышления, как категорію^ «Мы не можем мыслить ни одного предмета иначе как с пб&гощью категорий...» . Они служат условием всякого опыта, поэтому носят априорный, доопытный характер.'Таковы категории пространства и времени, количества и качества, причины и следствия, необходимости и случайности и другие диалектические категории, применение которых якобы не подчиняется требованиям законов тождества и противоречия^ Кант впервые обнажил действительно противоречивый, глубоко диалектический характер человеческого мышления.
В этой связи он стремился выработать соответствующие рекомендации ученым. Заложив, таким образом, принципы новой логики, центральной проблемой которой становилась проблема диалектического противоречия, Кант, однако, не дал ее систематического изложения. Он не раскрыл также ее действительного соотношения с формальной логикой, более того, попытался противопоставить одну другой.
рандиозную попытку выработать целостную систему новой, диалектической логики предпринял другой немецкий философ — Г. Гегел^ 1^70—1831). В своем основополагающем труде «Наука логики» он прежде всего раскрыл фундаментальное противоречие между наличными логическими теориями и действительной практикой мышления, которое к тому времени достигло значительных высот. Средством разрешения этого противоречия и стало создание им — правда, в своеобразной, религиозно-мистической форме — системы новой логики. В фокусе ее — диалектика мышления во всей его сложности и противоречивости. Гегель заново подверг исследованию природу мышления, его законы и формы. В этой связи он пришел к выводу, что «диалектика составляет природу самого мышления, что в качестве рассудка оно должно впадать в отрицание самого себя, в противоречие»^ Свою задачу мыслитель видел в том, чтобы найти способ разрешения этих противоречий. Гегель подверг жесточайшей критике прежнюю, обычную логику за ее связь с метафизическим методом познания. Но в этой своей критике зашел так далеко, что отверг ее принципы, основанные на законе тождества и законе противоречия. Извратив действительное соотношение формальной логики и логики диалектической, он тем самым нанес первой тяжелый удар, существенно затормозил ее последующее развитие.
' Проблемы диалектической логики, ее соотношения с формальной нашли дальнейшую конкретизацию и развитие в трудах философов и ученых Германии К. Маркса (1818—1883) и Ф. Энгельса (1820—1895). Используя богатейший мыслительный материал, накопленный философией, естественными и общественными науками, они создали качественно новую, диалектико-ма- териалистическую систему, которая нашла воплощение в таких произведениях, как «Капитал» К. Маркса,«Анти-Дюринг» и «Диалектика природы» Ф. Энгельса и др. С этих общефилософских позиций Маркс и Энгельс и оценивали специальное «учение о мышлении и его законах» — логику и диалектику.» Они не отрицали значения формальной логики, не считали ее «бессмыслицей», но подчеркивали ее исторический характер! Так, Энгельс отмечал, что теоретическое мышление каждой эпохи — это исторический продукт, принимающий в различные времена очень различные формы и вместе с тем очень различное содержание. «Следовательно, наука о мышлении, как и всякая другая наука, есть историческая наука, наука об историческом развитии человеческого мышления» .
Теория законов мышления, по Энгельсу, отнюдь не есть какая-то раз и навсегда установленная истина, как это связывает со словом «логика» обывательская мысль: «Сама формальная логика остается, начиная с Аристотеля и до наших дней, ареной ожесточенных споров»2.
Что же касается диалектической логики, то уже Аристотель «исследовал существеннейшие формы диалектического мышления»3. Говоря о новейшей немецкой философии, которая нашла свое завершение в Гегеле, Энгельс считал ее «величайшей заслугой» возвращение к диалектике как высшей форме мышления. В то же время Маркс и Энгельс показали глубокое качественное отличие своей диалектики от гегелевской: гегелевская была идеалистической, а марксистская — материалистической, рассматривающей мышление, его формы и законы как отражение внешнего мира.
| Раскрывая действительное соотношение между формальной и диалектической логикой, Энгельс показал, что они не исключают друг друга. Формальная логика необходима, но не достаточна. Поэтому необходима также диалектическая логика. Возражая против того, чтобы считать формальную логику и тем более диалектику инструментом простого доказывания, он подчеркивал: «Даже формальная логика представляет собой прежде всего метод для отыскания новых результатов, для перехода от известного к неизвестному; и то же самое, только в гораздо более высоком смысле, представляет собой диалектика, которая к тому же, прорывая узкий горизонт формальной логики, содержит в себе зародыш более широкого мировоззрения»^. Энгельс сравнивал соотношение формальной и диалектической логики с соотношением элементарной и высшей математики — математики постоянных величин и математики переменных величин. 1) К- Маркс в «Капитале» попытался применить диалектическую логику к анализу современного ему общества. Однако специальных работ по Диалектической логике у Маркса и Энгельса нет.
Становление диалектической логики как науки продолжалось в разных странах и в конце XIX в., а также на протяжений всего XX в.
JT3 России разработку отдельных проблем диалектической логики, ее соотношения с логикой формальной продолжили Г. Плеханов (1856—1918) и В. Ленин (1870—1924). Так, Плеханов, выступая против тех, кто отвергал диалектическую логику, следующим образом раскрывал ее соотношение с формальной логикой: «Как покой есть частный случай движения, так и мышление по правилам формальной логики (согласно «основным законам» мысли) есть частный случай диалектического мышления» . Диалектика, считал он, «не отменяет формальной логики, а только люїгает ее законы приписываемого им метафизиками абсолют-ного значения» }
I Ленин в работе «Еще раз о профсоюзах...» показал прежде , всего принципиальное различие между формальной логикой и логикой диалектической. Логика формальная берет формальные определения, руководствуясь тем, что наиболее обычно или что чаще всего бросается в глаза, и ограничивается этим. Логика диалектическая требует, чтобы мы шли дальше. В этой связи он сформулировал основные требования диалектической логики: 1) всесторонность анализа («чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и "опосредствования"»); 2) учет развития («брать предмет в его развитии, самодвижении... изменении»); 3) связь с практикой («вся человеческая практика должна войти в полное «определение» предмета и как критерий истины, и как практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку»); 4) конкретность подхо^а^«абстрактной истины нет, истина всегда конкретна») . Значительный материал по диа-лектической (и формальной) логике содержится в «Философских тетрадях» Ленина.
В последние десятилетия в нашей стране предпринято немало более или менее плодотворных попыток систематического изложения диалектической логики. Разработки идут в двух магистральных направлениях. С одной стороны, это раскрытие закономерностей отражения в человеческом мышлении развивающейся действительности, ее объективных противоречий. А с другой — раскрытие закономерностей развития самого мышления, его собственной диалектики.
В условиях научно-технической революции, когда науки переходят на новые, более глубокие уровни познания и когда возрастает роль диалектического мышления, потребность в диалектической логике все более усиливается. Она получает новые стимулы для своего дальнейшего развития.
<< | >>
Источник: Е. А. Иванов. Логика. 1998

Еще по теме 3. Становление диалектической логики:

  1. ЕДИНСТВО ЛОГИКИ. ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА
  2. «Чистое бытие», ничто, становление
  3. Культурологическое значение теоретической ЛОГИКИ
  4. Логика, прагматика и этика диалога
  5. 2.ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ
  6. Диалектический метод
  7. ЛОГИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ КАРЛА ПОППЕРА (Вступительная статья)
  8. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  9. § 2. Становление древнерусскогоправового мышления • и его характерные черты
  10. СУБЪЕКТИВНАЯ ЛОГИКА ИЛИ УЧЕНИЕ О ПОНЯТИИ
  11. Диалектическая логика Гегеля
  12. Диалектический и исторический материализм