<<
>>

1.1. Геополитические интересы ЕС и НАТО в Центральной Азии.

Термин Центральная Азия для обозначения территории бывших Советских республик Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Туркмении возник совсем недавно. В Советское время данная территория обозначалась термином «Средняя Азия и Казахстан».

Появление термина «Центральная Азия» связано с инициативой президента Казахстана Н. Назарбаева, который в 1992 году выдвинул предложение, обозначать территорию Средней Азии и Казахстана термином «Центральная Азия». С тех пор данный термин вошел в широкое употребление, и служит для обозначения огромного региона, где располагались пять бывших советских республик.

Вместе с тем, следует отметить, что данное понимание Центральной Азии не соответствует исторической географии, согласно которой под этим термином подразумевался более обширный регион. Так, согласно точки зрения ЮНЕСКО, Центральная Азия который кроме всего прочего включала также территорию Монголии, Южной Сибири, а также Западного Китая (Синьцзянь-уйгурский автономный район).

В Советское время на территории Центральной Азии располагались пять советских социалистических республик: Узбекская ССР, Туркменская ССР, Таджикская ССР, Киргизская ССР и Казахская ССР. Географически это огромная территория, которая простирается от Каспийского моря до Приуралья и Алтая, до границ Ирана, Афганистана и Китая. В геополитическом отношении Центральная Азия находится в самом центре огромного Евразийского континента. Данный регион очень богат на полезные ископаемые, особенно на топливно-энергетические ресурсы, имеет большие по своему объему залежи газа и нефти, а также крупные месторождения золота, меди, тяжелых металлов и меди. По объему запасов нефти и газа Центральная Азия стоит на втором месте в мире. Издревле, по территории Центральной Азии пролегали главные дороги Великого Шелкового пути, которые связывали страны Востока и Запада. Считается, что исторически, данный регион занимал промежуточное положение между западной и восточной культурами, хотя входит в состав Исламской цивилизации и не имеет выхода к берегам мирового океана.

Политика Европейского Союза и НАТО в отношении бывших советских республик Центральной Азии в 90-е гг. ХХ века была связана со сложившейся в то время на постсоветском пространстве новой геополитической ситуации, которая образовалась после распада Варшавского блока, а затем, в 1991 году –Советского Союза. В этих условиях, со стороны ЕС и стран Запада в целом были предприняты шаги, направленные на распространение своего влияния на постсоветские республики, что выразилось в таких процессах, как расширение НАТО и ЕС на восток . Европейский Союз в первую очередь принял меры, целью которых было оказать содействие бывшим социалистическим странам по стабилизации постсоветского пространств, свидетельствлом чего являлось создание крупномасштабных программ, таких как ТАСИС, а также укрепление и развитие режима ОБСЕ .

В первые годы (1993-95 гг.) в рамках программы ТАСИС основное внимание было уделялено развитию людских ресурсов, развитию различных предприятий а также их реорганизации, развитию инфраструктуры отдельных республик Центральной Азии, более конкретно, эти меры касались сферы транспорта, энергетики и телекоммуникаций. Большое внимание уделялось также развитию сельского хозяйства и продовольственной сфере (развитие производства, переработка и распределение продуктов питания). Каждой республике исходя из ее особенностей были разработаны и предложены для реализации комплексные программы, в них были тщательно разработаны все необходимые меры для достижения намеченных целей в рамках программ в различных сферах экономики .

После развала СССР сложилась крайне благоприятная обстановка для ЕС, которая позволяла ей играть качественно новую геополитическую роль в судьбе постсоветских республик ЦА, поэтому взаимоотношения между странами ЦА и ЕС формировались и развивались исходя из реалий нового времени. В то же время, распространение влияния стран ЕС на Центральную Азию имело ограниченный характер, ввиду того, что ЕС в то время был занят выделением усиленной помощи странам Восточной и Центральной Европы, а также урегулированию конфликтов в южной Европе, которые забирали значительные силы и средства ЕС.

Также следует отметить и такие политические явления, как расширение НАТО на восток, усиленное внимание США к Каспийскому региону, а также активизацией политической активности в странах Центральной Азии таких мировых политических игроков, как США, Исламский мир, Китай и Россия.

В целом, политика ЕС в Центральной Азии в начале 90-х гг. ХХ века период характеризуется тем, что ЕС прилагала свои усилия в основном на налаживание процесса стабилизации пост-советского пространства, выделение необходимой, срочной экономической помощи, а также поощрение плюрализма, налаживание демократии и рыночных отношений. Все это достигалось как посредством экономических рычагов и средств, так и вследствие оказания политического давления на руководство стран ЦА со стороны ряда крупнейших международных и региональных организаций, таких как Европарламент, Совет Европы, Европейская Комиссия, ОБСЕ, а также Комиссариата ООН по делам беженцев. В основе проводимой политики ЕС в республиках Центральной Азии лежали подписанные с руководством стран региона Соглашения о сотрудничестве и партнерстве. Эти соглашения призваны были формализовать как политические, так и экономические отношения со странами Европы .

В этих документах основное внимание уделялось экономическому блоку, в частности таким направлениям, как: экономика, транспорт, энергетика, сельское хозяйство, транспорт, продовольствие, телекоммуникации, финансовые услуги, инвестиции, приватизация, развитие и поддержка предпринимательства, развитие трудовых ресурсов, развитие социальной сферы, решение проблем, связанных с охраной окружающей среды. В Соглашениях о партнерстве и сотрудничестве было также предусмотрено взаимодействие «по решению проблем коррупции, контрабанды оружия, нелегальной иммиграции, незаконной экономической и финансовой деятельности, незаконным производством и оборотом наркотических и психотропных веществ. Особое беспокойство ЕС вызывала проблема транзита наркотиков из Афганистана через республики Центральной Азии» .

Эти программные документы дополнялись значимыми по своим размерам и масштабам объемы помощи, как по линии гуманитарной программы, также программы по продовольственной безопасности, которые оказывались главным образом Кыргызской Республике и Таджикистану .

Начиная с 1999 года Европейский Союз начал активно продвигать уже новые программы, которые финансировались из бюджета ЕС. Эти программы были нацелены на решение проблем в области транспортировки энергоресурсов, транспорта, а также управления водными ресурсами и сельскохозяйственного производства. Это такие международные проекты, как «ИНОГЕЙТ» (Межгосударственная транспортировка нефти и газа в Европу), «ВАРМАН» (Управление водными ресурсами и сельскохозяйственным производством), «ТРАСЕКА» (Создание транспортного коридора Европа - Кавказ – Центральная Азия), «САЕАГ» (Центрально-азиатская энергетическая консультативная группа).

В сложившейся после распада СССР международная обстановка позволила ведущим державам ЕС и НАТО занять свои позиции в центрально-азиатском регионе, заполнить так сказать возникший здесь геополитический вакуум. Так, по мнению экспертов НАТО привлекало в Центральной Азии его стратегическое положение, место, который он занимал в Евразии, а также наличие богатых природных ресурсов, а также советское наследие в военной сфере (военные объекты и ядерное оружие, тактические ракеты и различные виду ОМУ). Надо отметить, что новые республики Центральной Азии в первые годы суверенитета были геополитически ориентированы на страны Запада, а также на «западные политические институты, структуры безопасности и экономические модели реформ и развития. Их правящие элиты полагали, что сотрудничество с НАТО - удобный путь заслужить благосклонность ведущих стран Запада и извлечь из этого определенные выгоды для себя» .

Если политика стран - членов ЕС и НАТО в отношении ряда международных проблем имеет заметные расхождения, однако в отношении Центральной Азии их политика во многом сходится. Страны Европейского Союза и НАТО в этом регионе действуют на редкость в относительном согласии, и направлены в противовес политики России в регионе, стратегический курс которых характеризуется стремлением вытеснить РФ из центрально-азиатского региона и установлением гегемонии стран Запада в республиках ЦА.

Постсоветское развитие центрально-азиатских стран показало, что там сложились авторитарные и нестабильные режимы. Этнический состав населения этих республик неоднороден, многонационален, этнические группы живут смешанно, в странах царит тяжелое экономическое положение, процветают преступность и присутствует разгул коррупции, перспективы развития у разных республик неодинаковы. Все это не создает условий для создания и развития гражданского общества. В регионе существуют угрозы возникновения локальных войн и межгосударственных конфликтов, и причин этому множество. Одним из конфликтообразующих факторов в Центральной Азии является водная проблема, проблема использования водных ресурсов крупнейших рек Центральной Азии-Сыр-дарьи и Аму-дарьи. Другой крупной проблемой является проблема раздела природных ресурсов дна Каспийского моря, споры вокруг этого могут также привести в будущем к росту напряженности и конфликтным ситуциям .

Если в регионе возникнут конфликты, то неизбежно будут потоки беженцев, которые могут привести к гуманитарной катастрофе. К тому же Центральная Азия находится в непосредственной близости от очагов международного терроризма и радикального исламизма в Афганистане, их активизация в регионе создает угрозу роста их влияния среди главным образом бедных слоев населения республик ЦА, а также роста террористической активности в ряде Центрально-азиатских стран .

В период до 2004 года из стран Европейского Союза наибольший интерес к Центральной Азии проявляла в первую очередь Германия, Франция, а также Великобритания. Интерес к Центральной Азии также проявляла Италия, а также Польша, которая в то время относилась к числу новых членов Европейского Союза. Поэтому, политические интересы ЕС в отношении республик Центральной Азии в те годы формировалась на основе прежде всего интересов Германии, Франции и Великобритании. Среди стран Европейского Союза наиболее активную политику в отношении Центральной Азии вела Германия, которая превратилась «в реального и пока единственного зримого лоббиста их интересов в Евросоюзе.

Помимо Германии, Великобритании и Франции, инициативы других стран ЕС были редкими и не являлись определяющими для общей политики Евросоюза» .

В конце ХХ века наблюдается политическая активизация Германии в восточном направлении, ее стремление к расширению своего присутствия и геополитического влияния в странах Центральной Азии и Закавказья. Исходя из этого, сфера влияния Европейского Союза на востоке доходила до Центральной Азии, ее границ с Китаем, Афганистаном и Ислаской республикой Иран, т.е. в тех же границах, которые входили в официальную сферу действия ОБСЕ.

После известных трагических событий, произошедших в США 11 сентября 2001 года политическая активность Европейского Союза в отношении республик Центральной Азии начала резко возрастать. Это было связано с тем, что страны Европейского Союза были вовлечены в антитеррористическую кампанию в Афганистане, для чего необходимо было использовать территории республик ЦА странами Запада, в первую очередь силами НАТО, что позволяло последним укрепить свои позиции в регионе, и создавало благоприятные условия для создания здесь прочного плацдарма. К этому следует также добавить и образование новых террористических и сепаратистских центров нестабильности и угрозы республикам Центральной Азии в лице таких новых политических организаций, как Исламское движение Узбекистана, который называется также «Свободный Туркестан».

Все это привело к активизации борьбы международного сообщества с подобного рода организациями, которые несли в регион террористические угрозы, и побудило их к созданию общего фронта для борьбы с подобного рода вызовами .

С другой стороны, усиление внешней политики ЕС в отношении государств Центральной Азии было также вызвано активизацией деятельности таких государств, как Россия и Китай в рамках ШОС (Шанхайской организации сотрудничества), в рамках которых страны - участницы этих организаций начали устанавливать и развивать межгосударственные отношения, в целях интеграции и расширения межгосударственного сотрудничества в различных сферах.

В связи с этим, осенью 2002 года Европейский Союз создал и опубликовал новый стратегический документ “Стратегия на 2002–2006 годы”, в котором сотрудничество со странами Центральной Азии было названо как приоритетное направление внешней политики стран Союза. В целях внедрения в жизнь данной Стратегии были предусмотрены конкретные формы финансового обеспечения реализации данных положений, с целью поощрения и развития региональных связей и сотрудничества.

В 2007 году Совет Европейского союза принимает новый документ: «ЕС и Центральная Азия: стратегия нового партнерства (The EU and Central Asia: Strategy for New Partnership)», в нем была закреплена общая позиция, стран –участниц Европейского Союза внешнеполитическая стратегия в отношении ценрально-азиатского региона. Этот документ был весьма обширен, в нем было предусмотрено развитие сотрудничества и отношений между странами ЕС и республиками Центральной Азии в различных сферах: в области безопасности (борьба с терроризмом, охраной границ), в сфере экономики (энергетика), в сфере образования (Европейская образовательная инициатива), в сфере законодательства и права (инициатива Верховенство закона), в области защиты прав человека. Для каждого направления сотрудничества были разработаны соответствующие подходы и формы реализации, которые подразумевали как многосторонний, в масштабе всей Центральной Азии общерегиональный формат, а также более дифференциальные подходы, с целью углубления сотрудничества с отдельно взятыми республиками региона .

Для Европейского Союза наиболее актуальной сферой сотрудничества с Центральной Азией всегда была и остается энергетическая проблема. Вследствие сокращения внутреннего производства в период с 2007 по 2017 гг. у стран ЕС увеличилась естественная потребность в энергоресурсах, кроме этого на европейском рынке газа и нефти произошли большие изменения, что также существенно повлияло на сложившуюся ситуацию. В 2014 году мировые цены на углеводороды существенно упали, в связи с этим, между основными европейскими поставщиками - Россией, Алжиром и Норвегией значительно возросла конкуренция. Также, в этих условиях на рынке энерго-ресурсов в Европе появился новый перспективный игрок, в лице США.

Хотя, доля американского сжиженного газа в европейском импорте, в настоящее время составляет небольшие размеры, аналитики считают, что к 2020 г. может значительно возрасти, и экспорт в Европу может быть увеличен до 96 млрд. куб. м. Подобная тенденция, а также американские усилия в этом направлении грозит Европе стать зависимой в этом вопросе от США. «Для части европейских стран, в частности Германии, увеличение американского влияния на европейские дела крайне нежелательно» . Поэтому, для европейских стран на повестке дня стоит крайне актуальная проблема диверсификации импорта энергосырья, в целях защиты энергетической безопасности и суверенитета своих стран. В связи с этим и объясняется повышенный интерес и внимание стран ЕС к новым нефтедобывающим странам, таким как Азербайджан, Иран, Ирак и государства Центральной Азии.

Другим важным направлением геополитических интересов Европейского Союза в странах Центральной Азии является проблемы глобальной безопасности и совместная борьба с угрозами терроризма, исламского фундаментализма и радикального экстремизма. В период с 2007 по 2017 гг. общая ситуация в данной сфере также существенно изменилась. Центр напряженности и нестабильности из Афганистана переместился в Сирию, где сложившаяся ситуация создала благоприятную почву и плацдарм для всякого рода экстремистских и террористических организаций и идеологий.

Террористическая угроза стала на повестку дня и у стран Европейского Союза, и республик Центральной Азии, поскольку считается, что «оба региона лидируют по показателям иммиграции населения с целью присоединения к таким группировкам, как, например, «Исламское государство. Европа, подвергшаяся серии крупных террористических атак, активно ищет механизмы ограничения и контроля над данными процессами. Находящаяся в непосредственной близости к региону Центральная Азия предоставляет для этого большие возможности. Кроме того, сама Центральная Азия оказалась под сильным влиянием радикального ислама. Поэтому вторым важным мотивом ЕС в регионе является намерение сохранить его стабильность и не допустить превращения Центральной Азии в новый очаг террористической активности и напряженности» .

Третьим направлением деятельности ЕС в ЦА является сфера транспорта и инфраструктуры. По мнению экспертов, в данной области потенциал сотрудничества достаточно велик. Центральная Азия считается одним из выгодного для Европы рынка сбыта товаров. Несмотря на то, что в настоящее время уровень торговли между Европейским Союзом и республиками Центральной Азии еще не достаточно развит, считается, что европейский бизнес имеет большую заинтересованность в развитии в регионе соответствующей инфраструктуры, что сделает возможным вывести торговые отношения на потенциально новый уровень. Кроме этого, для стран Европы вызывает интерес и транзитный потенциал стран Центральной Азии, поскольку решение этой проблемы может в перспективе связать данный регион с Китаем, крупнейшим европейским торговым партнёром. В свою очередь, Китай также проявляет большую активность на данном направлении, например, в рамках стратегии провозглашенной ими стратегии «Один пояс, один путь». Поэтому, все эти инициативы Европейского Союза в этом направлении странами ЦА воспринимаются с поддержкой и с энтузиазмом.

Свидетельством особой заинтересованности стран Европы с республиками центрально-азиатского региона является прошедший 19 июня 2017 г. в Люксембурге Саммит стран ЕС, в ходе которого министры иностранных дел стран Европейского Союза договорились о формировании к 2019 году новой внешнеполитической стратегии ЕС в отношении Центральной Азии, которая должна будет заменить ныне уже устаревший морально и политически документ от 2007 г. В итоговом документе заседания Совета международных отношений ЕС от 19 июня 2017 г. было отмечено: «Европейский Союз считает страны Центральной Азии важными партнерами, отношения с которыми следует развивать и расширять, в связи с чем признается необходимость принятия новой внешнеполитической стратегической концепции» .

В дополнительном протоколе заседания Совета по международным делам отмечено, что в отношениях между Европейским Союзом и странами Центральной Азии будут сохранены доказавшие свою эффективность старые, механизмы и инициативы взаимодействия в различных сферах: в сфере образования, в области защиты прав человека, оказании помощи в развитии демократических институтов), так и будут созданы новые механизмы и инициативы. Особое внимание было уделено проблемам безопасности, развития инфраструктуры и экономики республик региона. Кроме этого, была особо отмечена заинтересованность Европейского Союза в присоединении Центральной Азии к проекту Южного газового коридора.

Европейский Союз намерен и дальше оказывать республикам ЦА содействие в решении ряда конкретных проблем, в особенности участвовать в решении проблем, связанным с нехваткой воды, безработицы, бедности, социального неравенства, охраны границ, незаконного оборота наркотиков, оружия и работорговли . Однако, Европейский Союз прежде всего намерен заниматься в Центральной Азии теми направлениями, которые считает с их точки зрения наиболее прерогативными: это развитие энергетической сферы, экономики, тарнспортной инфраструктуры, а также проблемой обеспечения безопасности в регионе. При этом подчеркивается, что «стальные элементы европейской политики в сфере образования, государственного управления, прав человека и т.д. также будут совершенствоваться» .

Несмотря на то, что ЕС признает ограниченность собственных возможностей для реализации поставленных целей в Центральной Азии, специалисты считают, что более активная политика Европы в ЦА может привести к заметным геополитическим сдвигам, а также переменам в отношениях между главными региональными игроками – Китаем, США и Россией. Подобная ситуация наименее выгодна для Российского присутствия в Центральной Азии, поскольку ЕС будет стремиться ослабить позиции РФ на энергетических рынках, что бы постепенно нивелировать ее политическое и идеологическое влияние в регионе.

Что же касается НАТО, то на первом этапе (до конца 1990-х гг.) –Северо-атлантическому блоку удалось заложить довольно прочный фундамент своего присутствия в республиках Центральной Азии, а также решить ряд срочных проблем: это- ликвидировать созданную в ЦА еще во времена СССР оборонную инфраструктуру, в частности предприятия по производству и эксплуатации оружия массового уничтожения (ОМУ); добиться демонтирования существующего военного производства, а аткже добиться консервации многих военных объектов. Все эти проблемы были полностью решены лишь в конце первого десятилетия ХХI века, в решении которых также участвовала и Российская сторона. Так, например РФ было передано все ядерное оружие, находящееся в республике Казахстан.

Что же касается НАТО, то на первом этапе (до конца 1990-х гг.) –Северо-атлантическому блоку удалось заложить довольно прочный фундамент своего присутствия в республиках Центральной Азии, а также решить ряд срочных проблем: это- ликвидировать созданную в ЦА еще во времена СССР оборонную инфраструктуру, в частности предприятия по производству и эксплуатации оружия массового уничтожения (ОМУ); добиться демонтирования существующего военного производства, а аткже добиться консервации многих военных объектов. Все эти проблемы были полностью решены лишь в конце первого десятилетия ХХI века, в решении которых также участвовала и Российская сторона. Так, например РФ было передано все ядерное оружие, находящееся в республике Казахстан.

Как заявил в своем интервью спецпредставитель генерального секретаря НАТО на южном Кавказе и в Центральной Азии Робберт Симмонс, после окончания Холодной войны, «произошли серьезные изменения в отношениях с кризисными ситуациями в мире, в Европе, конечно, и в Центральной Азии. И отношение к террористическим угрозам в Афганистане. В этом контексте мы должны действовать со всеми нашими партнерами на Кавказе и Центральной Азии. Мы подчеркиваем, что наше партнерство не является конкуренцией с другими организациями, другими странами. Но мы поддерживаем поддержку со стороны этих стран, для того чтобы работать вместе в миссиях по поддержанию мира в Центральной Азии, поскольку возможность использовать базы и установки в этих странах для действий в Афганистане, для того чтобы улучшить работу афганского правительства обеспечивать там мир, очень важны» .

Программы сотрудничества НАТО и структуры партнерства этой организации предлагают обще-региональные, а также многосторонние рамки сотрудничества как по вопросам безопасности, а также предлагают различные возможности в рамках двустороннего международного сотрудничества по довольно широкому спектру, как с государствами-членами НАТО, так и другими государствами- партнерами. Этот форум был основан Североатлантическим союзом в декабре 1991 г., для диалога, и рассматривается как первый шаг на пути сближения интересов между странами Востока и Западом, для установления и налаживания сотрудничества со странами, некогда входившим в организацию Варшавского договора. В 1997 году этот орган был заменен на Совет севроатлантического партнерства.

Из числа пяти центрально-азиатских республик, четыре из них (кроме Таджикистана) сразу же после его создания в 1994 году воспользовались возможностями, которые предлагала новая программа «Партнерство ради мира», присоединившись к такому крупному проекту, в рамках которого происходил процесс практического двустороннего сотрудничества. Таджикистан присоединился к этому проекту только в 2002 году. На саммите НАТО, проходиввшего в Стамбуле(Турция) в 2004 г. главы государств-членов НАТО приняли решение, согласно которому партнерство с Центральной Азией и Кавказом отныне считалось приоритетным направлением для Североатлантического союза .

Институционально, военно-политическое присутствие НАТО в Центральной Азии осуществляется в соответствии с нормами международного права, и связывается с необходимостью борьбы с как с международным терроризмом, так и религиозным экстремизмом, нелегальной миграцией и незаконным оборотом наркотиков. Также обосновывается необходимостью вести соответствующую работу по укреплению государственных границ, реформированию оборонных структур и т.д.

В Центральной Азии политика НАТО ведется в различных направлениях, и официально связана с реализацией ряда проектов, таких, как: оборонное планирование и анализ, оказание поддержки операциям НАТО, военная подготовка и военное образование, гражданское чрезвычайное планирование, сотрудничество по научным и экологическим вопросам, а также общественная дипломатия. Кроме этого, налаживание контактов и осуществление координации с другими международными субъектами в регионе, в том числе с посольствами стран НАТО и международными организациями, включая миссии Организации Объединенных Наций, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Европейского союза и Международного комитета Красного Креста.

Все суверенные центральноазиатские республики уже на раннем этапе приняли участие в Совете североатлантического сотрудничества. Их отношения с НАТО развивались в отдельности по-разному, потому-что каждому из государств- партнеров предоставляется возможность свободного выбора формата участия в самых различных областях сотрудничества.

На современном этапе страны НАТО и государства-партнеры Северо-атлантического альянса стоят перед новыми вызовами безопасности, решение которых явялется одним из приоритетных задач. Угрозы терроризма, религиозного экстремизма, вероятность возникновения этнических конфликтов, проблемы несостоявшихся государств, угрозы организованной преступности, а также распространения оружия массового уничтожения, незаконного оборота являются актуальными проблемами международной безопасности, решение которых требуют совместных усилий и согласованный действий.

В связи с этим, благодаря двусторонним, так и многосторонним усилиям в республиках Центральной Азии к настоящему времени уже сложились благоприятные условия, для решения актуальных задач международной безопасности и ведения практического сотрудничества в этой сфере . В целях оказания содействия сотрудничеству и активным консультациям во при штаб-квартире НАТО в Брюсселе (Бельгия) были учреждены дипломатические представительства всех центральноазиатских республик. Кыргызстан и Казахстан были представлены также в Управлении военного партнерства в Командовании НАТО по операциям, расположенном в штабе Верховного главнокомандующего ОВС НАТО в Европе в городе Монс (Бельгия). Кроме этого, у Казахстана и Узбекистана есть свои военные представители в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Постсоветские государства ЦА с первых годов независимости стали активно сотрудничать со структурами НАТО. Свидетельством тому являются данные статистики, которые красноречиво говорят сами за себя.

Уже в 1992 году Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан присоединяются к Совету Североатлантического сотрудничества. В 1994 году Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан и Узбекистан подписывают Рамочный документ «Партнерства ради мира» (ПРМ). В 2001 году страны-партнеры НАТО из Центральной Азии совместно с другими членами Совета евроатлантического партнерства осуждают теракты 11 сентября и обязуются бороться с терроризмом. Главы государств Центральной Азии предоставляют свои территории для сил антитеррористической коалиции, во главе с США, создают условия для авиации союзников, для создания необходимой военной инфраструктуры, в лице военный баз и других необходимых объектов, главы государств региона высказывают всяческую поддержку действиям коалиционных сил, ведущих военные операции в Афганистане.

В 2002 году Республика Таджикистан присоединилась к программе «Партнерство ради мира». Казахстан и Узбекистан начинают свое участие в процессе планирования и анализа ПРМ. В 2003 году в Узбекистане проводятся учения по реагированию на бедствия «Фергана-2003». После того, как НАТО приняло на себя руководство Международными силами содействия безопасности (ИСАФ) в Афганистане, практически все центральноазиатские партнеры оказывали ей поддержку в проведении данной миссии .

В 2004 году в ходе Саммита НАТО в Стамбуле (Турция) было принято принципиальное решение, об уделении особого внимания Центральной Азии и Кавказу. С этой целью была создана должность Специального представителя Генерального секретаря по Центральной Азии и Кавказу, а также должность сотрудника НАТО по связи и взаимодействию для каждого региона в отдельности. Таджикистаном было подписано и принято к реализации также соглашение о транзите военных грузов НАТО, необходимых для проведения антитеррористических операций в Афганистане.

Республика Казахстан в 2006 году разрабатывает свой первый Индивидуальный план действий партнерства с НАТО. В Казахском национальном университете им. Аль-Фараби в Алматы был открыт Ресурсный и информационный центр НАТО, а в столице республики-Астане- Депозитарная библиотека НАТО (в Национальной библиотеке).

В 2007 году глава Туркменистана Г. Бердимухамедов посетил штаб-квартиру НАТО с официальным визитом. В том же 2007 году Кыргызская республика принимает решение об участии в Процессе планирования и анализа ПРМ. Через 2 года, В 2009 году в столице КР, при Дипломатической академии была открыта депозитарная библиотека НАТО. В 2009 году в республике запускается программа НАТО, по социальной адаптации и переподготовки военнослужащих, уволенных в запас из вооруженных сил Кыргызстана. В том же году в Республике Казахстан, ее столице Астане был проведен Форум безопасности Совета евроатлантического партнерства (СЕАП), а также были проведены учения по реагированию на бедствия, под названием «Жетысу-2009».

В 2010 году НАТО удалось достичь договоренности с Республикой Казахстан и Узбекистаном о транзите наземных грузов ИСАФ по железной. В 2010 году в Республике Узбекистане был завершен проект Целевого фонда по утилизации меланжа. Президент Казахстана Н. Назарбаев в том же году совершил визит в штаб-квартиру НАТО. В 2011 году глава Республики Узбекистан И. Каримов, а также президент Кыргызской Республики Р. Отунбаева также совершают свои официальные визиты в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе. В 2012 году Министры иностранных дел всех центральноазиатских государств-партнеров НАТО, а также министр обороны Узбекистана принимают участие в Саммите НАТО в Чикаго. В том же году НАТО завершает свои договоренности с Кыргызстаном, о железнодорожном транзите наземных грузов ИСАФ.

В 2013 году в Республике Таджикистан был запущен к реализации новый проект Целевого фонда, направленного на утилизацию непригодных вышедших из употребления по истечения срока годности боевых припасов и проведения инспекции объектов, предназначенных для хранения военного арсенала в пограничных районах республики. Президент Кыргызской Республики А. Атамбаев и президент Таджикистана Э. Рахмон совершают визит в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе. В этом же году в Ташкенте (Узбекистан) было открыто Бюро сотрудника НАТО по связи и взаимодействию в Центральной Азии .

Как известно, на региональную безопасность Центральной Азии в значительной степени влияет ситуация в близ лежащем Афганистане и во многом зависит от происходящих там процессов, которые прямо или косвенно сказываются на проблеме безопасности и стабильности в близ лежащих территориях региона. В этой связи, НАТО продолжает процесс инвестирования для создания соответствующего потенциала и укрепления национальных сил безопасности Афганистана (АНСБ), с целью предотвращения того, чтобы Афганистан вновь стал прибежищем для террористов и терроризма. По их мнению, на АНСБ возлагается трудная задача, по предотвращению и снижению вероятности проникновения деструктивных сил в соседние страны, и поэтому должны играть важную роль в обеспечении как региональной, так и всеобщей безопасности.

В целом, проводимая НАТО политика в Центарльно-азиатском регионе характеризуется усилиями, направленными на оказание должного содействия республикам Центральной Азии в деле построения новых демократических, подотчетных институтов в области безопасности, наподобие тех, которые она создавала во многих других странах. В Индивидуальная Программа сотрудничества между НАТО и отдельными республиками региона строились индивидуально и с каждым государством –партнером развивалась по-разному, поскольку зависела их потребностей и интересов.

Республика Казахстан считается наиболее активным партнером НАТО в регионе Центральной Азии, поскольку она участвует во всех партнерских мероприятиях этой организации, и к тому же в 2006 г. разработала свой отдельный «Индивидуальный план действий партнерства» (ИПАП) с НАТО.

Кыргызская Республика всегда проявляла растущий интерес к партнерской деятельности с НАТО, и в 2007 г. выразила свое полное согласие в полноценном участии в Процессе планирования и анализа ПРМ. После известных политических потрясений, прошедших в республике в 2010 году ново образованное руководство республики и парламент Кыргызстана вновь подтвердили свое желание развивать партнерские отношения с НАТО. В Кыргызстане приветствовали и с большим удовлетворением восприняли программу социальной адаптации и переподготовки уволенных в запас военнослужащих КР, которая с успехом проводится в настоящее время. Кроме этого, КР также сделала запрос на реализацию проекта целевого фонда НАТО-ПРМ, которая будет направлена на усовершенствование объектов хранения стрелкового оружия и легкого вооружения, а также боевых припасов и выразил свою готовность разместить официальный офис НАТО в столице республики- Бишкеке.

Республика Таджикистан последней среди республик Центральной Азии присоединилась к программе ПРМ, это произошло в 2002 году. С этого времени она активно расширяет свою партнерскую деятельность, и проявляет особый интерес к таким направлениям программы, как готовность к бедствиям, а также всякого рода катастрофам (т.е. к гражданским чрезвычайным происшествиям и катаклизмам), а также к другим проектам, таким как демилитаризация, осуществление которых проходит через механизмы целевого фонда ПРМ НАТО. Возможности более тесного и активного сотрудничества в таких областях, как охрана и безопасность госграниц и общественная дипломатия были изучены сторонами в ходе прошедших дисскуссий.

Туркменистан сотрудничает со структурами НАТО в более ограниченном режиме, по сравнению с другими партнерами НАТО из Центральной Азии. ЕЕ сотрудничество ограничено лишь участием в мероприятиях гражданского характера. Тем не менее, в последние годы и Туркменистан также предпринимает необходимые шаги для расширения и углубления диалога и сотрудничества как со своими Центрально-азиатскими соседями, так и с международными организациями, что создает благоприятные условия для расширения сотрудничества с НАТО.

Узбекистан в первые же годы своего сотрудничества с НАТО развивал эти отношения. Однако, этот процесс был омрачен ухудшением отношений Узбекской Республики и США после известных событий в Андижане в 2005 году, когда страны НАТО потребовали проведения международного расследования этих событий. В последние годы политическое взаимодействие и активное сотрудничество Узбекистана с НАТО вновь возродилось и стало развиваться. Руководство страны выразило согласие разместить в Ташкенте Бюро сотрудника НАТО по связи и взаимодействию со странами Центральной Азии. С тех пор уровень сотрудничества двух сторон год от года повышается и расширяется по разным направлениям.

В целом, платформа НАТО в отношениях со странами-партнерами из Центральной Азии сводится к тому, что Североатлантический альянс действует в соответствии с новым миропорядком, который образовался после окончания Холодной войны. При этом НАТО в своей деятельности взаимодействует также и с другими международными организациями, таким как ООН, ОБСЕ, ЕС. Если давать общую оценку политической активности стран Запада в Центральной Азии, можно констатировать, что она согласуется с интересами и желаниями местных политических элит, направленных на укрепление суверенитета своих республик, и способствует процессу вхождения этих стран в мировое сообщество, а также способствует развитию производительных сил .

Основными направлениями сотрудничества между НАТО и республиками Центральной Азии в настоящее время являются: сотрудничество в сфере реформы, обороны и безопасности; подготовка к стихийным бедствиям и катастрофам, а также реагирование на них. Кроме этого, наука и проблемы экологии (окружающая среда), а также общественная дипломатия. Из-за ухудшения ситуации в Афганистане в ноябре 2017 года находящаяся в этой стране миссия НАТО по инициативе США была увеличена с 13 тыс. до 16 тыс. человек. В декабре 2017 года президент США Д. Трамп утвердил новую Стратегию безопасности, в которой центрально-азиатский регион, наряду со странами Южной Азии уже стала рассматриваться как наиболее сложный вызов, также и как новая возможность для реализации интересов США и Запада в целом. Там сказано, что США будет добиваться свободного доступа в регион и реализацию своих интересов, заключающихся в проведении в республиках выше означенных регионах прозападных реформ, а также оказывать поддержку в их стремлении сопротивляться доминированию в них со стороны противостоящих Западу государств.

Это свидетельствует о том, что интересы США и стран НАТО к региону Центральной Азии не только не ослабевает, но может даже резко возрасти, если учитывать то, что межгосударственные отношения между США и Пакистаном будут сохранять негативную динамику. В этом случае военно-политическое руководство НАТО и США будет искать альтернативную замену ныне существующего основного пути, по которому осуществляются необходимые поставки для своего контингента в Афганистане. Этот путь в настоящее проходит через Исламскую республику Пакистан. Ее единственной альтернативой является Северная сеть поставок (ССП), которая была налажена в странах ЦА еще в начале 2000 гг., т.е. речь идет о ее восстановлении. В то время данный путь служил лишь дополнительной веткой к главному Пакистанскому маршруту, поэтому есть вероятность что она станет основной.

Среди потенциальных участников предполагаемой возобновленной ССП некоторые западные специалисты называют республику Узбекистан, также Казахстан и даже Кыргызстан . Эксперты отмечают, что в последнее время возрасла политическая активность Казахстана и Узбекистана в этом вопросе. Главы государств этих республик даже совершили визиты в США( в январе и мае 2018 года). В это же время начальники Генерального штаба Казахстана и Узбекистана совершили поездки в Афганистан, в Кабул. После этого руководство Казахстана и Узбекистана выносит решение о предоставлении НАТО свои морские порты на Каспийском море (Актау и Курык), а также транспортные узлы, предназначенные для транспортировки и транзита в Афганистан специальных грузов НАТО и США в республику Афганистан. По мнению экспертов, все это свидетельствует о том, что ССП может скоро заработать.

Начиная с сер. 2015 года руководство НАТО «вновь возвращается к своей основополагающей задаче в видоизменённом виде: вместо агрессии СССР в качестве основной угрозы уже стало рассматриваться неожиданное нападение Российской Федерации» . Одним из актуальных аспектов сотрудничества между НАТО и республиками ЦА также является проблема энергетической безопасности, поскольку данная проблема отвечает интересам центрально-азиатских стран-экспортеров нефти и газа, которые заинтересованы в безопасности нефте- и газопроводов. Этим заинтересованы и страны Запада, в первую очередь ЕС, которые планируют диверсифицировать свои источники и маршруты поставок энергоресурсов-нефти и газа. Обеспечение энергетическая безопасность Центральной Азии «вызывает обеспокоенность внешних акторов и их стремление предотвращать монополию друг друга не только в этой сфере» . На саммите НАТО в Варшаве, прошедшего в июле 2016 года Россия была признана основной угрозой безопасности для НАТО, а её сдерживание было официально провозглашено новой миссией НАТО .

В военной области стратегической целью НАТО в республиках Центральной Азии является долгосрочное присутствие в регионе, которое по их замыслам дает им возможность контролировать Иран и две ядерные страны-Пакистан и Индию. А в экономической сфере интересы НАТО нацелены на контроль над добычей и транспортировкой энерго-ресурсов в западном направлении. Усилия НАТО во главе с США также направлены, что-бы не допустить стратегического контроля России в Центральной Азии, а также создания политико-стратегического союза между Москвой, Пекином и Тегераном .

Выводы: Политические интересы Европейского Союза и НАТО в отношении республик Центральной Азии формировались в связи со сложившейся в то время новой геополитической ситуации, которая образовалась после распада Варшавского блока, а затем, в 1991 году - Советского Союза.

После развала СССР сложилась крайне благоприятная обстановка для ЕС, которая позволяла ей играть качественно новую геополитическую роль в судьбе постсоветских республик ЦА, поэтому взаимоотношения между странами ЦА и ЕС формировались и развивались исходя из реалий нового времени. В то же время, распространение влияния стран ЕС на Центральную Азию имело ограниченный характер, ввиду того, что ЕС в то время был занят выделением усиленной помощи странам Восточной и Центральной Европы, а также урегулированию конфликтов в южной Европе, которые забирали значительные силы и средства ЕС. Также следует отметить и такие политические явления, как расширение НАТО на восток, усиленное внимание США к Каспийскому региону, а также активизацией политической активности в странах Центральной Азии таких мировых политических игроков, как США, Исламский мир, Китай и Россия.

В целом, политика ЕС в Центральной Азии в начале 90-х гг. ХХ века период характеризуется тем, что ЕС прилагала свои усилия в основном на налаживание процесса стабилизации пост-советского пространства, выделение необходимой, срочной экономической помощи, а также поощрение плюрализма, налаживание демократии и рыночных отношений. Все это достигалось как посредством экономических рычагов и средств, так и вследствие оказания политического давления на руководство стран ЦА со стороны ряда крупнейших международных и региональных организаций, таких как Европарламент, Совет Европы, Европейская Комиссия, ОБСЕ, а также Комиссариата ООН по делам беженцев. В основе проводимой политики ЕС в республиках Центральной Азии лежали подписанные с руководством стран региона Соглашения о сотрудничестве и партнерстве. Эти соглашения призваны были формализовать как политические, так и экономические отношения со странами Европы .

В этих документах основное внимание уделялось экономическому блоку, в частности таким направлениям, как: экономика, транспорт, энергетика, сельское хозяйство, транспорт, продовольствие, телекоммуникации, финансовые услуги, инвестиции, приватизация, развитие и поддержка предпринимательства, развитие трудовых ресурсов, развитие социальной сферы, решение проблем, связанных с охраной окружающей среды. В Соглашениях о партнерстве и сотрудничестве было также предусмотрено взаимодействие по решению проблем коррупции, контрабанды оружия, нелегальной иммиграции, незаконной экономической и финансовой деятельности, незаконным производством и оборотом наркотических и психотропных веществ. Особое беспокойство ЕС вызывала проблема транзита наркотиков из Афганистана через республики Центральной Азии. Эти программные документы дополнялись значимыми по своим размерам и масштабам объемами помощи, как по линии гуманитарной программы, также программы по продовольственной безопасности, которые оказывались главным образом Кыргызской Республике и Таджикистану .

Начиная с 1999 года Европейский Союз начал активно продвигать новые программы, которые финансировались из бюджета ЕС. Эти программы были нацелены на решение проблем в области транспортировки энергоресурсов, транспорта, а также управления водными ресурсами и сельскохозяйственного производства. Это такие международные проекты, как «ИНОГЕЙТ» (Межгосударственная транспортировка нефти и газа в Европу), «ВАРМАН» (Управление водными ресурсами и сельскохозяйственным производством), «ТРАСЕКА» (Создание транспортного коридора Европа - Кавказ – Центральная Азия), «САЕАГ» (Центрально-азиатская энергетическая консультативная группа).

В сложившейся после распада СССР международная обстановка позволила ведущим державам ЕС и НАТО активно вести свою политику в центрально-азиатском регионе, заполнить так сказать возникший здесь геополитический вакуум. НАТО привлекало в Центральной Азии его стратегическое положение, место, который он занимал в Евразии, а также наличие богатых природных ресурсов, а также советское наследие в военной сфере (военные объекты и ядерное оружие, тактические ракеты и различные виду ОМУ). Надо отметить, что новые республики Центральной Азии в первые годы суверенитета были геополитически ориентированы на страны Запада, а также на западные политические институты, структуры безопасности и экономические модели реформ и развития.

К тому же Центральная Азия находится в непосредственной близости от очагов международного терроризма и радикального исламизма в Афганистане, их активизация в регионе создает угрозу роста их влияния среди главным образом бедных слоев населения республик ЦА, а также роста террористической активности в ряде Центрально-азиатских стран. После известных трагических событий, произошедших в США 11 сентября 2001 года политическая активность Европейского Союза в отношении республик Центральной Азии начала резко возрастать. Это было связано с тем, что страны Европейского Союза были вовлечены в антитеррористическую кампанию в Афганистане, для чего необходимо было использовать территории республик ЦА странами Запада, в первую очередь силами НАТО, что позволяло последним укрепить свои позиции в регионе, и создавало благоприятные условия для создания здесь прочного плацдарма. К этому следует также добавить и образование новых террористических и сепаратистских центров нестабильности и угрозы республикам Центральной Азии в лице таких новых политических организаций, как Исламское движение Узбекистана, который называется также «Свободный Туркестан».

С другой стороны, усиление внешней политики ЕС в отношении государств Центральной Азии было также вызвано активизацией деятельности таких государств, как Россия и Китай в рамках ШОС (Шанхайской организации сотрудничества), в рамках которых страны - участницы этих организаций начали устанавливать и развивать межгосударственные отношения, в целях интеграции и расширения межгосударственного сотрудничества в различных сферах.

Для Европейского Союза наиболее актуальной сферой сотрудничества с Центральной Азией всегда была и остается энергетическая проблема. Другим важным направлением геополитических интересов Европейского Союза в странах Центральной Азии является проблемы глобальной безопасности и совместная борьба с угрозами терроризма, исламского фундаментализма и радикального экстремизма.

Третьим направлением деятельности ЕС в ЦА является сфера транспорта и инфраструктуры. Несмотря на то, что в настоящее время уровень торговли между Европейским Союзом и республиками Центральной Азии еще недостаточно развит, считается, что европейский бизнес имеет большую заинтересованность в развитии в регионе соответствующей инфраструктуры, что сделает возможным вывести торговые отношения на потенциально новый уровень. Кроме этого, для стран Европы вызывает интерес и транзитный потенциал стран Центральной Азии, поскольку решение этой проблемы может в перспективе связать данный регион с Китаем, крупнейшим европейским торговым партнёром. В свою очередь, Китай также проявляет большую активность на данном направлении, например, в рамках стратегии провозглашенной ими стратегии «Один пояс, один путь».

Несмотря на то, что ЕС признает ограниченность собственных возможностей для реализации поставленных целей в Центральной Азии, специалисты считают, что более активная политика Европы в ЦА может привести к заметным геополитическим сдвигам, а также переменам в отношениях между главными региональными игроками – Китаем, США и Россией. Подобная ситуация наименее выгодна для Российского присутствия в Центральной Азии, поскольку ЕС будет стремиться ослабить позиции РФ на энергетических рынках, что бы постепенно нивелировать ее политическое и идеологическое влияние в регионе.

Что же касается НАТО, то на первом этапе (до конца 1990-х гг.) –Северо-атлантическому блоку удалось заложить довольно прочный фундамент своего присутствия в республиках Центральной Азии, а также решить ряд срочных проблем: это- ликвидировать созданную в ЦА еще во времена СССР оборонную инфраструктуру, в частности предприятия по производству и эксплуатации оружия массового уничтожения (ОМУ); добиться демонтирования существующего военного производства, а аткже добиться консервации многих военных объектов.

Программы сотрудничества НАТО и структуры партнерства этой организации предлагают обще-региональные, а также многосторонние рамки сотрудничества как по вопросам безопасности, а также предлагают различные возможности в рамках двустороннего международного сотрудничества по довольно широкому спектру, как с государствами-членами НАТО, так и другими государствами- партнерами. Институционально, военно-политическое присутствие НАТО в Центральной Азии осуществляется в соответствии с нормами международного права, и связывается с необходимостью борьбы с как с международным терроризмом, так и религиозным экстремизмом, нелегальной миграцией и незаконным оборотом наркотиков. Также обосновывается необходимостью вести соответствующую работу по укреплению государственных границ, реформированию оборонных структур и т.д.

В Центральной Азии политика НАТО ведется в различных направлениях, и официально связана с реализацией ряда проектов, таких, как: оборонное планирование и анализ, оказание поддержки операциям НАТО, военная подготовка и военное образование, гражданское чрезвычайное планирование, сотрудничество по научным и экологическим вопросам, а также общественная дипломатия. Кроме этого, налаживание контактов и осуществление координации с другими международными субъектами в регионе, в том числе с посольствами стран НАТО и международными организациями, включая миссии Организации Объединенных Наций, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Европейского союза и Международного комитета Красного Креста.

Все суверенные центральноазиатские республики уже на раннем этапе приняли участие в Совете североатлантического сотрудничества. Их отношения с НАТО развивались в отдельности по-разному, потому-что каждому из государств- партнеров предоставляется возможность свободного выбора формата участия в самых различных областях сотрудничества.

Как известно, на региональную безопасность Центральной Азии в значительной степени влияет ситуация в близ лежащем Афганистане и во многом зависит от происходящих там процессов, которые прямо или косвенно сказываются на проблеме безопасности и стабильности в близ лежащих территориях региона. В этой связи, НАТО продолжает процесс инвестирования для создания соответствующего потенциала и укрепления национальных сил безопасности Афганистана (АНСБ), с целью предотвращения того, чтобы Афганистан вновь стал прибежищем для террористов и терроризма.

В целом, проводимая НАТО политика в Центрально-азиатском регионе характеризуется усилиями, направленными на оказание должного содействия республикам Центральной Азии в деле построения новых демократических, подотчетных институтов в области безопасности, наподобие тех, которые она создавала во многих других странах. Индивидуальная Программа сотрудничества между НАТО и отдельными республиками региона строились индивидуально и с каждым государством –партнером развивалась по-разному, поскольку зависела их потребностей и интересов.

В целом, платформа НАТО в отношениях со странами-партнерами из Центральной Азии сводится к тому, что Североатлантический альянс действует в соответствии с новым миропорядком, который образовался после окончания Холодной войны. При этом НАТО в своей деятельности взаимодействует также и с другими международными организациями, таким как ООН, ОБСЕ, ЕС. Если давать общую оценку политической активности стран Запада в Центральной Азии, можно констатировать, что она согласуется с интересами и желаниями местных политических элит, направленных на укрепление суверенитета своих республик, и способствует процессу вхождения этих стран в мировое сообщество, а также способствует развитию производительных сил .

Основными направлениями сотрудничества между НАТО и республиками Центральной Азии в настоящее время являются: сотрудничество в сфере реформы, обороны и безопасности; подготовка к стихийным бедствиям и катастрофам, а также реагирование на них. Кроме этого, наука и проблемы экологии (окружающая среда), а также общественная дипломатия. Одним из актуальных аспектов сотрудничества между НАТО и республиками ЦА также является проблема обеспечения энергетической безопасности, поскольку данная проблема отвечает интересам центрально-азиатских стран-экспортеров нефти и газа, которые заинтересованы в обеспечении безопасности нефте- и газопроводов. Этим заинтересованы и страны Запада, в первую очередь ЕС, которые планируют диверсифицировать свои источники и маршруты поставок энергоресурсов-нефти и газа.

В военной области стратегической целью НАТО в республиках Центральной Азии является долгосрочное присутствие в регионе, которое по их замыслам дает им возможность контролировать Иран и две ядерные страны-Пакистан и Индию. А в экономической сфере интересы НАТО нацелены на контроль над добычей и транспортировкой энерго-ресурсов в западном направлении. Усилия НАТО во главе с США также направлены, что-бы не допустить стратегического контроля России в Центральной Азии, а также создания политико-стратегического союза между Москвой, Пекином и Тегераном .

<< | >>
Источник: Чегирин Н.Я.. Политические интересы Европейского Союза, НАТО, США и Российской Федерации в Кыргызской Республике (монография) / Кырг. гос. ун-т им. И. Арабаева; – Б.,2018. – 201 с.. 2018

Еще по теме 1.1. Геополитические интересы ЕС и НАТО в Центральной Азии.:

  1. СИНДРОМ ПОГЛОЩЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОЛИТИКЕ
  2. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ НА РУБЕЖЕ XXI ВЕКА: ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ, ЭВОЛЮЦИИ И ПРЕЕМСТВЕННОСТИ
  3. БЛИЗКОЕ ОКРУЖЕНИЕ РОССИИ
  4. МЕСТО РОССИИ В БОЛЬШОЙ ПОЛИТИКЕ
  5. РОССИЯ И ЗАПАД ГЛАЗАМИ ДРУГ ДРУГА
  6. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ КОЛЛАПС И РОССИЯ
  7. БЕЗОПАСНОСТЬ: ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
  8. 7. ПОЗИТИВНАЯ ПРОГРАММА ДЛЯ ОТНОШЕНИЙ НАТО И РОССИИ
  9. ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНФИГУРАЦИЯ МИРА И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ МИРОВОГО СООБЩЕСТВА
  10. ВЗАИМОПЕРЕКРЕЩИВАЮЩИЕСЯ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ СИСТЕМООБРАЗУЮЩИХЦЕНТРОВ ЕВРАЗИИ
  11. ДЕКЛАРАЦИЯ Глав Государств и Правительств Российской Федерации и Государств — Членов НАТО
  12. НАТО - АЗЕРБАЙДЖАН: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ И ПАРТНЁРСТВА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В.              Р. Алие
  13. Глава 29(5). Информационная война в Европе (геополитические аспекты агрессии в Югославии ¾ продолжение следует)
  14. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  15. Чегирин Н.Я.. Политические интересы Европейского Союза, НАТО, США и Российской Федерации в Кыргызской Республике (монография) / Кырг. гос. ун-т им. И. Арабаева; – Б.,2018. – 201 с., 2018
  16. СОДЕРЖАНИЕ
  17. Глава I. Центральная Азия–как объект геополитических интересов ЕС и НАТО.
  18. 1.1. Геополитические интересы ЕС и НАТО в Центральной Азии.