<<
>>

МЕСТО ЗАМОРСКОЙКОЛОНИАЛЬНОЙ ЭКСПАНСИИ ВО ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЕ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА

Установление господства в Европе рассматривалось нацистами, как основная пред-посылка для последующего решения «колониального вопроса», т. е. создания коло-ниальной империи германского империализма.

В отличие от экспансионистов кайзеровских времен, руководители фашистской Германии считали, что радикального решения колониальной проблемы надо искать в Европе путем уничтожения колониальных держав и установления там своей гегемонии, а не проведением «мировой политики» (Weltpolitik) на заморских территориях. Господство в Европе должно было обеспечить Германии прочную основу для господства в колониях. В этом гит-леровцы усматривали коренную разницу в подходе к колониальной проблеме фашистской Германии и западных держав. Еще в «Майн кампф» Гитлер писал: «Сегодня многие европейские государства подобны пирамидам, стоящим на своих вершинах. Их европейская сфера до абсурда мала по сравнению с их весом в колониальных владениях, внешней торговле и т. д. ...Отсюда происходит слабость большинства европейских колониальных держав»

Ориентировать германскую «национальную мощь» на проведение заморской политики без «предварительного всеобъемляющего обеспечения позиций» Германии в Европе Гитлер считал абсурдом .

Для принципиального понимания подхода германского фашизма к колониальному вопросу и соотношения «территориальной» и колониальной политики в его завоевательной программе большое значение имеет заявление нацистской партии перед выборами в рейхстаг в 1930 г. В нем говорилось: «Мы стоим за возвращение колоний в первую очередь потому, что не признаем законным воровство наших колоний, а также потому, что отвергаем наглое ущемление нашей национальной чести с по-мощью лжи и чудовищных утверждений, будто немецкий народ лишен способности управлять колониями. Подобные ложь и утверждения служат для оправдания этого воровства.

Наша позиция по колониальному вопросу в целом изложена в третьем пункте программы национал-социалистов: «Мы требуем территорий и земель (колоний) для пропитания нашего народа и поселения нашего избыточного населения».

В первую очередь мы боремся за увеличение нашего жизненного пространства, необходимого для утверждения немецкого народа, путем приобретения территорий в Европе, примыкающих к нынешней Германии.

Такое приобретение территорий неизмеримо более необходимо для сохранения и здорового развития нашего национального организма и для укрепления державной политической позиции германского государства, чем приобретение заморских территорий. Мы не отрицаем ценности, которую заморские колонии могут иметь для поселения и для снабжения нашей национальной экономики сырьем. Мы также ни в коем случае не противимся воз-можным приобретениям в будущем новых колоний, если они будут соответствовать упомянутым выше целям. Но мы должны предупредить против попыток отвлечь вни-мание немецкого народа от более важных задач, направляя его усилия — возможно, преднамеренно — на колониальные вопросы... Более важной, чем снабжение .колониальным сырьем, является проблема снабжения немецкого народа всем необходимым в Центральной Европе в случае войны. Возможные колониальные приобретения никог-да не должны делаться за счет жизненных потребностей немецкого народа» .

Имеиио этими соображениями, вытекавшими из программных внешнеполитических установок германского фашизма и направленных прежде всего на обеспечение условий для ведения европейской войны, объясняется тот факт, что до начала войны, особенно в первые годы нацистской диктатуры, колониальные претензии занимали сравнительно мало места в официальной политике Германии. Они ограничивались в основном требованиями возврата германских колоний, отторгнутых от нее по Версальскому договору (Того, Камерун, Восточная и Южная Африка). Больше того, официальным правительственным органам фашистской Германии приходилось сдерживать открытые выступления германских колониалистов по тактическим соображениям (главным образом, чтобы выждать, пока не окрепнет вермахт, и не раздражать до поры до времени правящие круги Англии) .

Объясняя умеренность правительства Гитлера в колониальных вопросах, один из столпов германского колониализма генерал Риттер фон Эпп в одной из речей, произнесенных в 1933 г., говорил: «Многие, конечно, думали: теперь, когда национальное правительство у власти, загремят большие негритянские барабаны колониальной пропаганды, отныне будет звучать только военная музыка.

Но этого не слу-чилось. Национальное правительство ведет себя очень осторожно. Причиной этому — ситуация, с которой мы имеем дело: те, кто окружает нас, совсем не изменили своего враждебного отношения к иам... Но мы не должны упускать из виду линии колониальной пропаганды. Если мы хотим достичь своих целей, нам надо располагать силой, средствами оказания давления... Наше правительство еще не в состоянии что-либо предпринять или оказывать сильное давление... Поэтому имперское прави-тельство может подходить к колониальным вопросам, только соблюдая осторожность... Но имея такое правительство, как нынешнее, ...мы не должны терять веры в то, что оно, когда настанет время, будет действовать решительно... В добрые времена оно станет на свои военные ноги и будет действовать по-другому» .

Таким образом, завоевание колоний и создание германской колониальной империи было одной из главных целей нацизма, производной, правда, от достижения господства в Европе. В интервью председателю Немецкого колониального общества Г. Шнее в марте 1933 г. Гитлер объявил наступление «новой эры» — эры «окончательного осуществления наших колониальных целей»6.

Закулисными вдохновителями колониальных планов германского фашизма являлись финансово-промышленные монополии Германии. Их представители держали в своих руках бразды правления во всех немецких колониальных обществах и союзах. Именно они вырабатывали программные установки по колониальному вопросу. Так, в созванном в мае 1930 г. Немецким колониальным обществом совещании для определения задач деятельности колониальных организаций участвовали Амзинк — председатель правления объединения «Т. Вёрман и немецкие восточноафрикансхие ли-нии», Фриш — директор дрезденского банка, А. Гаи — директор «Ново-Гвинейской компании», Кастль — член президиума Объединения германской промышленности, Г. Лютер — президент Рейхсбанка, Я. Шахт — бывший президент Рейхсбанка, Э. Штраус — директор немецкого банка и член правления общества «Дискоито», А. Феглер — директор объединения стальной промышленности, В.

Вейгельт — член правления общества «Дисконто», банкир М. Варбург и др. В 1937 г. Шахт создал в не-мецком банке специальный отдел для изучения проблем валютных операций в будущих немецких колониях. Геринг, как «экономический диктатор» Германии, возглавлял разработку планов эксплуатации новой германской колониальной империи .

Представители немецкого банка, «группы немецких колониально-хозяйственных предприятий» (Деко), немецких колониальных обществ, экспортно-импортных объединений, концерна «ИГ Фарбеи», командования военно-морского флота и других организаций настойчиво требовали от гитлеровского правительства проведения активной колониальной политики. Под давлением этих кругов оно вынуждено было большой акцент делать на заморской экспансии, хотя в центре его внимания находился всегда «Дранг нах Остен» . Исследователь колониальной политики фашистской Германии В. Шмокель справедливо отмечал: «Идеологи нацизма, как Дарре, видели в экспансии на Восток самоцель. Сторонники колониальной экспансии полагали, что захват заморских территорий является альтернативой этой политики. Однако Гитлер, как арбитр всей немецкой политики, в своем стремлении к увеличению владений склонялся в конечном счете к тому, чтобы принять программу каждой группы или обеих групп. При этом он, в зависимости от обстановки, выделял то одну, то другую. Лозунги «восточная политика» и «колониальная политика» вы-ражали его взгляды» .

Так в политике клики Гитлера переплетались интересы различных групп германского монополистического капитала.

Подготовка к решению колониальных задач германского империализма шла по линии политической, пропагандистской, организационной, а также военной.

В мае 1934 г. при нацистской партии было создано Колониально-политическое управление с задачей контроля за деятельностью многочисленных колониальных обществ, существовавших в Германиип. В его подчинении находились Имперский колониальный институт, готовивший кадры чиновников для будущей немецкой коло-ниальной администрации.

Управление имело свои органы печати, которые проводили колониальную пропаганду и освещали вопросы мировой колониальной политики . Оно тесно сотрудничало с германским Красным Крестом, группой колониально- хозяйственных предприятий, с Колониально-научным отделом Имперского научно-исследовательского совета.

Дальнейшим шагом на пути консолидации колониально-экспансионистских кругов было создание в июне 1936 г. Имперского колониального союза, объединявшего все существовавшие до того колониальные общества и организации. Фои Эпп совместил в своей персоне должность президента этого союза и главы Колониально-политического управления нацистской партии. В 1938 г. союз насчитывал 1 млн., в начале 1943 г.— 2,1 млн. членов 14. Он издавал ряд газет и журналов 15. Союз был задуман как «частная организация», не отражающая «официального мнения прави-тельства», чтобы с его помощью можно было легче вести широкую колониальную пропаганду.

Через частнопредпринимательские колониальные организации, как Африканское объединение, Немецкое южноафриканское общество и др., Имперский колониальный союз был связан с концернами «ИГ Фарбен», Маннесмана, Круппа и Сименса.

Наряду с этими организациями в выработке колониальной программы фашист-ской • Германии большой вес имело министерство иностранных дел. Его капитало-вложения и ассигнования, осевшие в различных колониальных обществах и предприятиях, достигли к 1938 г. суммы в 12,1 млн. марок, из них 3,6 млн. марок приходилось на Немецкое восточноафриканское общество 16.

Наряду с министерством иностранных дел в подготовке к колониальным захватам участвовали штаб верховного главнокомандования, министерство почт, министерство науки, воспитания и образования и др. В отделе разведки и контрразведки ОКВ была создана специальная группа во главе с полковником Гельдерн-Крислендор- фом, занимавшаяся военным планированием колониальных вопросов17. Руководители абвера Канарис, Бюркнер и др. поддерживали в этом деле тесный контакт с фон Эппом 18.

В декабре 1938 г.

фон Эпп представил Гитлеру меморандум с предложением о создании министерства колоний. В феврале 1939 г. на встрече Гитлера с фон Эппом этот вопрос был положительно решен — Колониально-политическому управлению было дано указание приступить к подготовительной работе по созданию колониальной администрации и имперского министерства колоний!9. Этот период характери-зуется резким повышением колониальной активности германских империалистов. Бюджет Колониально-политического управления возрастает с 157,4 тыс. марок в 1939 г. до 6,37 млн. марок в 1940 г. и до 29,94 млн. марок в 1941 г.20, т. е. за три года в 185 раз!

В 1940 г. под руководством фон Эппа начало свою деятельность министерство колоний 2;. Началось формирование колониальных войск, численность которых предполагалось довести до 10 тыс. человек22. Декретом Гиммлера от 14 января 1941 г. была создана колониальная полиция во главе с генерал-лейтенантом Пфеффер-Вильденбур- гом 23. Она подчинялась Гиммлеру.

В апреле 1940 г. Колониально-политический отдел разработал «Немецкий колониальный катехизис». В нем провозглашалось:

должны будем увеличить наше пространство. Его мы получим только с помощью меча» (/. Kruinbach. Op. cit., S. 185).

,4 W. Schmockel. Op. cit., р. 29.

15 «Deutsche Kolonialzeitung», «Der koloniale Kampf», «Kolonie und Heimat», «Die Frau in den Kolonien», «Jambo» и др.

,6 W. Schmockel. Op. cit., p. 44. Характерно, что Риббентроп был членом правления Немецкого восточноафриканского общества и Заморского общества.

О. Groehler. Op. cit., S. 552.

G. Weinberg. German Colonial Plans and Politics 1938—1942. In: «Geschichte und Ge- genwartsbewufitsein». Festschrift fur Hans Rothfels zum 70. Geburtstag. Hrsg. von W. Besson/F. Frh. Hiller v. Gertringer. Gottingen, 1963.

і» O. Groehler. Op. cit., S. 553.

W. Schmockel. Op. cit., p. 144.

Это министерство было ликвидировано после поражения немецких войск под Сталинградом по указанию Бормана от 20 января 1943 г., когда руководителям «третьей империи» было уже не до колониальных завоеваний.

Generaloberst Haider. Kriegstagebuch, Bd. II. Stuttgart, 1963, S. 27. Руководство ВМС еще в мае 1938 г. создало два ударных отряда морской пехоты для использования в колониях и приказало провести регистрацию всех лиц, служащих во флоте, которые имели «колониальный опыт» (G. Weinberg. Op. cit.).

N. Neufeld. Entstehung und Organisation des Hauptamtes Ordnungspolizei. Koblenz, 1957, S. 73. Гиммлер еще в 1937 г. дал указание начать подбор и обучение кадров для колониальной полиции (сы. О. Groehler. Op. cit., S. 552).

«I. Германская империя берет колонии под свою неограниченную власть, свободную от всех международных обязательств. Ко она намерена сотрудничать с другими колониальными державами.

Германские колонии являются частью империи, а не иностранными территориями. Они пользуются полной военной защитой империи. Они имеют свое собственное законодательство и финансы.

Каждый немец, призванный работать в колониях, будь то для правительства или нет, должен доказать, что он способен решать великие задачи, возложенные на немецкий народ в колониях. Тот, кто не сможет выполнять эти обязанности, не должен быть терпим на этой работе.

Власть империи (суверенитет) в немецких колониях находится в руках фюрера и рейхсканцлера. Он представлен губернатором колонии. В его руках сосредоточе-на верховная власть во всех областях жизни колонии...»

Обращает на себя внимание то, что, во-первых, будущие колонии гитлеровцы рассматривали как часть «третьей империи», во-вторых, они в отличие от кайзеровских времен, ставились под полный контроль и управление фашистского государства. И здесь был соблюден принцип «фюрерства».

Если на начальной стадии фашистской диктатуры в Германии в колониальной пропаганде преобладали требования возврата бывших немецких колоний , то в канун войны и в первые военные годы гитлеровцы пошли в своих требованиях дальше. В 1939 г. в немецкой печати открыто ставится вопрос о «моральном праве» Германии на новые колонии, Геббельс выдвигает лозунг «нового раздела мира»26. Гитлер также заявил в речи 24 февраля 1940 г. о предстоящем «переустройстве мира» . В декаб-ре 1941 г. сотрудник колониально-политического управления нацистской партии Вирт писал Эппу, что «1941 год является началом нового раздела мира крупного масшатаб»

Об изменении интенсивности колониальной пропаганды в фашистской Германии по сравнению с Веймарской республикой дает представление диаграмма на стр. 78 2Э.

Об изменении интенсивности колониальной пропаганды в фашистской Германии по сравнению с Веймарской республикой дает представление диаграмма на стр. 78 2Э.

В. Шмокель считает, что резкое падение выпуска литературы по колониаль- ным вопросам в 1940 г. связано с нехваткой бумаги и техническими трудностями полиграфической промышленности Германии после начала войны . Однако это вряд ли можно признать правильным. Это явление можно скорее всего объяснить тем, что в 1940 г. гитлеровское правительство надеялось прийти к политическому соглашению с Англией, чтобы развязать себе полностью руки для агрессии против СССР, и старалось несколько приглушить столь чувствительную для англичан колониальную пропаганду. С другой стороны, центр тяжести колониальной активности переместился на конкретную разработку колониальных планов внутри ведомств нацистского государственного аппарата. По решению Гитлера от 23 января 1940 г. «вопросы возвращения немецких колоний» должно было изучить министерство иностранных дел, а разработка «подготовитель-ных мероприятий по управлению колониями» вменялась в обязанности Колониально-политическому управлению, которое призвано было тесно сотрудничать в этих вопросах с другими партийными и государ-

r j '.

таг 1923 ті ті. 1935 1939 ,5 января 1940 г_ начальник имперской

Динамика издания книг по колониальным канцелярии Ламмерс отдал распоряжение вопросам в Германии важнейшим органам нацистского госу-

дарственного аппарата ускорить выработку требований колониальной программы. В нем говорилось: «Нынешнее положение требует быстрого завершения предварительных работ. Поэтому я должен по поручению фюрера просить все высшие имперские инстанции оказать в рамках своей компетенции полную помощь Колониально-политическому управлению и всеми силами содействовать тому, чтобы подготовка к принятию управления нашими колонними могла быть окончена в кратчайший срок» .

Основным объектом заморской колониальной экспансии фашистской Германии по традиции, тянущейся с кайзеровских времен, являлась Африка. Здесь на захваченных владениях Англии, Франции и других государств нацисты намеревались построить германскую колониальную империю.

До 1937 г. колониальные притязания германского империализма распространялись и на Юго-Восточную Азию. Тезис «желтой опасности», угрожающей «белой расе» в результате японской экспансии, не сходил с повестки дня немецкой пропаганды до заключения Антикомиитерновскою пакта между Германией, Италией и Японией. В качестве цены за участие Японии в войне на стороне Германии и Италии против западных держав гитлеровское руководство отказывалось от своих притязаний на приобретение колониальных владений в бассейне Тихого океана н в Восточной Азии. 20 февраля 1938 г. Гитлер заявил: «Германия не имеет территориальных интересов в Восточной Азии... Мы больше не вернемся туда» . Зато колониальные амбиции германских империалистов все больше стали притягивать к себе обширные районы Американского континента.

О конкретном содержании колониальных планов германского фашизма можно судить по целому ряду документов. Из записки Вейгельта от 20 октября 1939 г. видно, что он по заданию фон Эппа составил меморандум о размерах будущей германской империи в Африке. Кроме бывших немецких колоний, в ней упоминались Французское и Бельгийское Конго, как возможные колониальные приобретения . В меморандуме группы немецких Колониально-хозяйственных предприятий -от 30 мая 1940 г., подписанном ее директором Гедеке, ставился вопрос об аннексии Французской Экваториальной Африки, Нигерии и Испанской Гвинеи .

Эти требования колониально-хозяйственных кругов нашли отражение в упомянутых меморандумах Клодиуса — Риттера. В них ставилась цель на первых порах создать германскую колониальную империю в Африке, включая все германские колонии плюс Бельгийское Конго, Французская Экваториальная Африка и Нигерия . Кроме того, после победы над Францией и Англией предполагалось «без помех» захватить экономические позиции на Ближнем и Среднем Востоке.

Дальнейшее развитие колониальная программа германского империализма, как она оформилась к середине 1940 г., получила в меморандумах Корсваита и штаба военно-немецкого руководства от 3 июня и 27 июля, в меморандуме МИД и ОКВ от 4 сентября 1940 г. Она сводилась к следующему:

В Африке: Сенегал, Французское Конго, Гамбия, Гвинея, Золотой Берег (Гана), Сьерра-Леоне, Нигерия, Южный Судан, Уганда, Кения, часть Бельгийского Конго, Занзибар, Пемба, добыча фосфатов в Алжире.

В Азии: острова Индонезии и Новая Гвинея, Британское Борнео, Сингапур, острова Океании, часть Малайи, французские колонии в Индии.

На Арабском Востоке: Палестина, Трансиордания, Кувейт, Бахрейнские острова, природные ресурсы Ирака, Аден, Египет и Суэцкий канал (последний под совместный контроль Германии и Италии).

В Америке: бывшие французские колонии и английские никелевые рудники в Канаде.

в ноября 1940 г. глава 10-го (африканского) политического управления германского МИД Бильфельд, которого планировалось назначить статс-секретарем министерства колоний, составил обширный меморандум о «территориальных колониальных требованиях к Франции в рамках общих требований» . Цель нацистской колониальной политики Бильфельд видел в том, чтобы обеспечить «снабжение 150 млн. человек великого европейского экономического пространства» посредством создания «цельной колониальной империи в Центральной Африке». Речь идет о том, писал Бильфельд, чтобы «поставить под немецкое влияние по возможности большую часть имеющихся в Африке колониальных территорий и в совместной работе с другими колониальными державами осуществлять изыскание, развитие и использование всех экономических возможностей африканского континента в интересах всей Европы при особом соблюдении собственных потребностей Великой Германии» .

В дополнение к африканским владениям, упоминавшихся в меморандумах Клодиуса, Риттера, Корсваита, Бильфельд выдвигал притязания на большую часть Французской Экваториальной Африки, Дагомею, западную часть Того, предлагал «расширить фатерланд немецкой Восточной Африки иа юго-западе» за счет Северной Родезии и северной части Ньясаленда.

Уже в это время руководство фашистской Германии рассматривало африканский континент не только как колониальный придаток «великогерманской экономической сферы» в Европе, но и как важнейший плацдарм для развертывания будущей борьбы против США. 4 ноября 1940 г. Гитлер говорил Гальдеру: «Район Северо-Западной Африки вместе с Экваториальной Африкой может стать исходным плацдармом для крупного столкновения между европейскими и англосаксонскими державами»зэ.

В памятной записке Колониально-политического управления нацистской партии от 1 июля 1941 г. были подробно изложены мероприятия экономического, юридического и административного характера, которые намечалось провести в немецких колониях в Африке. В это время окончательно оформилось организационно колониальное министерство и колониальная администрация. Даже были уже «определены будущие гаулейтеры и губернаторы для Африки (как, например, оберфюрер СС Руберг для Камеруна), разработаны законы об использовании труда туземного населения, колониальный закон об эксплуатации рудииков, положение о колониальных банках, закон о «защите немецкой крови» и пр. Различные колониальные курсы окончили 1100 чиновников министерства связи, 101 чиновник Рейхсбанка, 369 чиновников имперского управления безопасности и 280 офицеров и вахмистров колониальной полиции 40.

Колониальные замыслы германских империалистов в сильной степени затрагивали интересы итальянского фашизма в Африке. Для характеристики захватнических аппетитов правящих кругов фашистской Италии можно привести следующее донесение германского посла в Риме Макензена Риббентропу от 17 июля 1940 г.: «Итальянский министр иностранных дел составил проект мирного договора, который он хочет предложить для обсуждения. В соответствии с ним итальянские притязания распространяются на Ниццу, Корсику, Тунис и часть Алжира. Остальная часть Алжира вместе с Французским Марокко должна отойти к Испании, но может быть оставлена и за Францией. Сверх того, Италия требует широкую полосу территории, связывающую Ливию с Эфиопией, причем большая часть Судана отойдет к Италии, в то время как остальная часть будет отдана под полный суверенитет Египта. С Египтом, Палестиной и Сирией будут заключены двусторонние договоры, которые гарантируют Италии ее влияние в этих странах и интересы в области сырья, особенно хлопка и нефти. Италия надеется заключить такой же договор и с Ираком... Далее она требует Французское и Британское Сомали и хочет, чтобы Ливия простиралась до озера Чад»4!.

Эти аннексионистские притязания воспринимались в Берлине резко отрицательно, ибо германский империализм рассматривал Африку как колониальный придаток (Erganzungsraum) «третьей империи» н не намерен был уступать своему итальянскому партнеру Египта, Сирии, Палестины, Ирака и других стран африканского континента.

Серьезные противоречия по колониальному вопросу существовали и между фашистской Германией и франкистской Испанией. Последняя домогалась заполучить в свое владение Марокко, Алжир и часть Западной Африки42. Но Марокко и Западная Африка, а также принадлежавшие Испании Азорские острова, являлись объектами колониальной экспансии германских империалистов. До поры до времени они скрывали свои намерения создать колониальную империю за счет владений Франции, чтобы не толкнуть вооруженные силы Виши, особенно в колониях, в лагерь движения «Свободная Франция», а наоборот — использовать их в интересах борьбы с Англией. И если эти противоречия внутри фашистского блока не выливались в открытые политические конфликты в годы войны, то только потому, что ради поддержания и укрепления «оси» руководители фашистской Германии не раскрывали своих карт в империалистической игре и давали своим действительным и возможным партнерам различные посулы.

В октябре 1940 г. Гальдер записал в своем дневнике: «Разрешение противоречий между Францией, Италией и Испанией на почве столкновения интересов в Африке возможно только благодаря французскому обману»43.

Вплоть до 1943 г. различные ведомстиа государственного аппарата фашистской Германии уточняли и детализировали колониальные планы44. Их осуществление мыслилось только после установления господства в Европе. «В тот день,— говорил Гитлер в кругу своих приближенных 22 ноября 1942 г.,— когда мы установим в Европе наш твердый порядок, мы сможем обратить свой взор к Африке. И кто знает, может быть, в один прекрасный день мы окажемся в состоянии взяться за достижение и других целей»45.

Таким образом, факты неопровержимо говорят о том, что колониальные заморские завоевания являлись неотъемлемой и важной частью ,®бщей внешнеполитической программы германского империализма во второй мировой иойне.

4» О. Groehler. Op. cit., S. 558.

41 DGFP, Serie D, vol. X. Washington, 1957, p. 252. « G. Weinberg. Op. cit., S. 473.

« Generaloberst Haider. Op. cit., Bd. II, S. 124. 11 Cm. A. Hillgruber. Op. cit., S. 328.

45 «Hitler's Table Talk 1941—1944», p. 328.

1 4

<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ.ТОМ I. ПОДГОТОВКА И РАЗВЕРТЫВАНИЕ НАЦИСТСКОЙ АГРЕССИИ В ЕВРОПЕ 1933—1941. 1973

Еще по теме МЕСТО ЗАМОРСКОЙКОЛОНИАЛЬНОЙ ЭКСПАНСИИ ВО ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЕ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА:

  1. МЕСТО ЗАМОРСКОЙКОЛОНИАЛЬНОЙ ЭКСПАНСИИ ВО ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЕ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -