<<
>>

«Приказ о командос»

октября 1942 года Гитлер произнес по радио речь, в которой, в частности, заявил:

«В будущем члены всех диверсионных и террористических частей (британцы и их компаньоны), которые ведут себя не как солдаты, а как бандиты, будут рассматриваться германскими войсками как таковые и расстреливаться на месте без снисхождения».

октября подсудимый Варлимонт получил от Иодля указание облечь эту угрозу в форму военного приказа.

Подсудимый утверждает, что ему были даны подробные указания относительно содержания этого приказа. 8 октября Типпельскирх, подчиненный подсудимого и начальник отдела квартирмейстера при штабе оперативного руководства вооруженными силами, представил доклад, в котором после ссылки на вышеупомянутую речь Гитлера, в разделе II говорилось:

«В связи с этим заместитель начальника штаба оперативного руководства вооруженными силами дал отделу квартирмейстера следующее срочное задание:

Изложить в форме приказа.

Подобно приказу «О подсудности в районе «Барбаросса», .изданному в свое время, этот приказ также дол-жен быть составлен в сотрудничестве с юридическим отделом вооруженных сил и отделом контрразведки, после того как он будет тщательно продуман. Распространять его следует только среди командующих армиями, и далее можно передавать только устно. После ознакомления подлежит уничтожению.

В отношении содержания приказа следует иметь в виду следующее:

В тех случаях, когда задержанные в наших собственных интересах находятся в течение некоторого времени под стражей, после подробного допроса, в котором должна участвовать и СД, их следует через органы контрразведки передавать СД.

Их не следует ни при каких обстоятельствах размещать в лагерях для военнопленных.

Этот приказ должен иметь обратную силу в отношении лиц, прибывших из Норвегии».

В этом докладе упоминается также о телефонном разговоре с министериальратом д-ром Гилле, подчиненным Лемана (юридический отдел ОКВ), по поводу которого были сделаны следующие заметки:

«С членами террористических и диверсионных отрядов английских вооруженных сил, которые явно нарушают правила честного ведения войны, будут обращаться, как с бандитами.

В бою или при побеге их следует беспощадно уничтожать. Если по военным соображениям необходимо держать их некоторое время под стражей или если они попадут в руки немцев не во время военных действий, их следует немедленно доставить к офицеру для допроса и после этого передать СД. Содержать их в лагерях для военнопленных запрещено...

Он отметил по этому поводу, что формулировки должны основываться только на фактическом положении дел, которое ясно видно из сообщений печати».

Важные моменты содержатся во втором разделе доклада, где помещен приказ подсудимого по этому вопросу и определенные указания относительно рекомендуемых методов и предписаний, которые должны быть приняты во внимание при разработке проекта приказа. Заявление подсудимого о том, что он якобы получил самые подробные указания относительно желательного содержания приказа, не подтверждается содержанием этих указаний.

Прежде всего он .сам заявляет, что в отношении содержания приказа «следует иметь в виду следующее...» (Выделено судом), а это не согласуется с утверждением о том, будто он имел подробные указания от Иодля. Точно так же распоряжение, отданное им отделу квартирмейстера, по своему практическому содержанию мало соответствует подробностям, которые, как можно было ожидать, должен был рекомендовать Иодль.

Далее, подсудимый привел в свою защиту доводы, которые столь же сложны, сколь и неправдоподобны. Они сводятся к тому, что он якобы намеревался саботировать приказ, в первую очередь путем переговоров с отделом контрразведки и юридическим отделом штаба ОКВ, а также путем дачи распоряжения о том, что задержанных лиц должна допрашивать контрразведка Он якобы считал, что контрразведка, которой руководил Канарис, позаботится о том, чтобы задержанных не казнили.

По поводу первой части его оправдательных доводов следует сказать, что подсудимому было дано указание об ускоренной разработке приказа. Что касается второй части, то приказ самого подсудимого гласит, что следует учитывать следующие методы:

«В тех случаях, когда задержанные в наших собственных интересах находятся в течение некоторого времени под стражей, после подробного допроса, в котором должна участвовать и СД, их следует через органы контрраз-ведки передавать СД».

Это было 8 октября 1942 года, и к этому времени термин «подробный допрос» уже приобрел мрачное значение, особенно в устах СД, которая должна была участвовать в таких допросах.

Невозможно себе представить, каким образом вмешательство контрразведки могло помочь саботировать приказ, если при допросах присутствовали сотрудники СД. Внимательное изучение цитированного выше документа приводит только к одному выводу, а именно что он никак не подтверждает заявление подсудимого о его намерении саботировать приказ. Документ показывает, далее, что предписания, которые предлагалось учесть при разработке приказа, исходили от самого Подсудимого, а не от Иодля и уж тем более не были взяты из выступления Гитлера по радио, потому что вопросы, которые рассматриваются в этих предписаниях, выходят за рамки речи Гитлера.

Если взять для сравнения указания, данные подсудимым, то не лишено интереса то, что в окончательную формулировку приказа вошли следующие положения:

«4. Если отдельные члены таких команд — агенты, диверсанты и прочие — попадут в руки военных властей иными путями, например через полицию на оккупированных территориях, их следует немедленно передавать службе безопасности — СД. Строго запрещается содержать их под военной охраной, например в лагерях для военнопленных и т. д., даже если это предполагается на короткое время».

До окончательной разработки приказа, который был издан 18 октября 1942 года, то есть всего через десять дней после того, как это дело было поручено подсудимому, в порядке подготовки приказа предпринимались и другие шаги. 9 октября 1942 года иностранному отделу контрразведки была послана телеграмма, к которой был приложен разработанный юридическим отделом проект. Телеграмма была подписана: «По приказу Варлимонта». С уверенностью можно сказать, что при подготовке этого проекта в юридическом отделе и при пересылке его в отдел контрразведки времени не теряли. В телеграмме содержится, в частности, такая фраза:

«Просьба подробно рассмотреть — в данном случае с привлечением рейхсфюрера СС».

Предложение о переговорах с рейхсфюрером СС в данном случае никак не может рассматриваться как мера саботирования приказа. Кроме того, направленный контрразведке проект содержит предписания, за-трагивающие области, уже рассмотренные в связи с до-казательственным документом № 124.

10 октября в адрес ОКВ/ВФСт была направлена телеграмма, содержавшая возражения иностранного отдела контрразведки по поводу проекта приказа, а 13 октября — телеграмма, исходившая от того же отдела и содержавшая поправки к первой телеграмме.

октября 1942 года в управлении по делам военнопленных отдела квартирмейстера при штабе оперативного руководства вооруженными силами была получена телеграмма за подписью Канариса, касавшаяся этого вопроса и содержавшая его возражения.

октября 1942 года Типпельскирх сделал запись относительно телефонного разговора с начальником юридического отдела.

Юридический отдел просил о телефонном разговоре с заместителем начальника штаба оперативного руководства вооруженными силами и предлагал провести по этому вопросу совещание.

октября 1942 года в штаб оперативного руководства было направлено письмо за подписью Лемана, также предназначенное для информации иностранного отдела контрразведки. Там имеется ссылка на состоявшийся ранее телефонный разговор, и затем обсуждается вопрос об обращении с военнопленными в связи с предлагаемым «приказом о командос».

14 и 15 октября 1942 года было отправлено несколько проектов намечавшегося «приказа о командос», по-’види- мому в адрес Иодля. Документ, представленный суду под № 123, содержит несколько проектов, разработанных отделом квартирмейстера при ВФСт, которые помечены 14, 15 и 17 октября 1942 года. Все они завизированы Варлимонтом. Для оценки этих проектов представляет интерес разъяснение, которое дал Иодль в своих показаниях под присягой:'

«Что касается участия Варлимонта в составлении, формулировании, улучшении и окончательной разработке приказа Гитлера от 18 октября 1942 года, а также предъявленных мне документов 506-ПС; 531-ПС; 551-ПС; 1236-ПС и 1279-ПС, то я могу сказать следующее. Во всех случаях, когда наверху стоит «Штаб оперативного руководства вооруженными силами, Кв», то это означает отдел квартирмейстера. Тогда, как правило, — я говорю, как правило, но не всегда — речь идет о вопросах, которые Варлимонт разрабатывал непосредственно с фельдмаршалом Кейтелем. Иногда я видел тот или другой документ, но в большинстве случаев нет. В этом он участвовал гораздо больше, чем я. Я мало работал с отделом квартирмейстера. Для того чтобы сохранить ясную голову, я отстранялся от всех этих дел. В результате Варлимонт принимал значительное участие во всех делах, касавшихся отдела квартирмейстера.

Конечно, кое-что я видел, но в большинстве случаев — нет. По оперативным вопросам, которые он обрабатывал, я, конечно, видел все, кроме мелочей, имевших второстепенное значение, которые он уже подписал сам.

Например, мелкие отдельные приказы, когда он уже обсудил их со мной по телефону. Важные дела он обрабатывал заранее и потом представлял мне».

Это заявление, сделанное под присягой, не дает, правда, много материала, имеющего непосредственное отношение к «приказу о командос», но зато чрезвычайно характерно для общей, обычной для таких дел про-цедуры и никак не подтверждает заявления Варлимонта о том, что он якобы получил от Иодля подробные указания относительно содержания «приказа о командос», который он должен был подготовить. На стр. 27 документа № 123 стоят инициалы Варлимонта. Это была окончательная формулировка проекта, который он представил Иодлю. Другие проекты, имеющиеся в этом документе, по-видимому, составлены самим Иодлем. Указывают, что в этом проекте (пункт 2) содержатся слова «независимо от того, являются ли они солдатами или носят форму». Документ № 122 показывает, что в тексте рукой подсудимого произведены определенные изменения. Следует взять для сравнения его показания по собственному делу, стр. 6988—6989 английского протокола. Эти изменения нельзя считать незначительными. На стр. 6993 английского протокола подсудимый утверждает:

«Внесенные от руки изменения; которые я вам зачитал, исходили не от меня; мне поручили их внести, или, во всяком случае, было приказано сделать изменения в таком смысле».

При том положении дел, которое было установлено, попытка подсудимого переложить ответственность на кого-либо другого, а именно, по-видимому, на Иодля, неубедительна.

Давая показания, подсудимый Варлимонт утверждал, что к окончательному тексту проекта он уже не имел никакого отношения и что тем самым ответственность за все это дело должна быть с него снята, поскольку Гитлер лично сформулировал окончательный проект приказа. Трибунал не может с этим согласиться. Даже если дело выглядело так, будто Гитлер сам сформулировал окончательный проект, то ему ведь были предложены идеи, высказанные подсудимым в различных проектах, и эти идеи частично включены в окончательный текст.

Имеет значение тот факт, что приказ Гитлера во многих пунктах отходит от первоначальных намерений, высказанных им в речи по радио, и заходит значительно дальше. Трибунал считает, что предложения подсудимого составили существенную часть окончательного текста приказа.

Как установлено из представленных суду документов, «приказ о командос» выполнялся, и много английских, американских и норвежских солдат были казнены во исполнение этого приказа.

26 ноября 1942 года в записке, адресованной лично Иодлю, подсудимый Варлимонт указал на то, что генеральный штаб сухопутных сил, учитывая положение на Востоке, считает важным распорядиться об уничтожении тех экземпляров «приказа о командос», которые были разосланы на Востоке по штабам ниже армейского и по приравненным к ним штабам других частей вермахта. В этой записке Варлимонт добавляет от себя: «И на других фронтах есть опасность, что приказ попадет в руки противника». На основании этой записки и приказа, отданного Иодлем, отдел квартирмейстера штаба оперативного руководства ОКВ дал телеграфное указание об уничтожении всех экземпляров приказа, имевшихся в войсках, которые действовали в Африке и в Финляндии. Телеграммы такого же содержания были направлены командованию военно-морского флота, сухопутных сил и военно-воздушных сил.

13 декабря 1944 года командующий вооруженными силами в Норвегии направил штабу оперативного руководства телеграмму, в которой указывал на важность допросов захваченных членов командос до их расстрела и обращал внимание ОКВ на жалобы рейхскомиссара и начальника полиции безопасности в связи с одним случаем в Эгерсунне, где члены командос были расстреляны без допроса. Этот документ ясно показывает, с какой целью производились допросы. Штаб оперативного руководства ОКВ (отдел квартирмейстера [III]) ответил на эту телеграмму в том смысле, что в соответствии с приказом фюрера от 18 октября 1942 года членов командос можно сохранять на время допроса. Ответ завизирован Варлимонтом.

Судебное следствие по этому делу установило, что отдел квартирмейстера штаба оперативного руководства стремился оказать поддержку министерству иностранных дел при маскировке подлинного смысла «приказа о командос» и что подсудимый сознательно участвовал в этих мероприятиях. Другие документы подтверждают, что подсудимый писал начальнику управления по делам военнопленных, будто члены командос — это не военнопленные, а преступники, и потому об их смерти сообщать в их страну не следует. Объяснения, с которыми выступил подсудимый, оправдывая эту бесчеловечность,— они помещены на стр. 7014 и 7015 английского протокола — ничем не были подтверждены. 26 февраля 1944 года подсудимый направил составленную им самим телеграмму оперативному отделу командования на Юго- Востоке по поводу высадки английских командос на островах Патмос и Пископи \ в которой говорилось, в частности, следующее:

«В связи с сообщением о высадке английских командос 19 февраля на Патмосе и 23 февраля на Пископи еще раз ссылаемся на упомянутый приказ».

Подсудимый утверждает, будто он знал, что этот телеграфный приказ не будет выполняться; он-де заключил это из беседы, которую имел с генералом Фёрчем, начальником штаба при главнокомандующем войсками на Юге-Востоке. Однако текст приказа составлен подсудимым. В нем говорится, что в одном определенном случае «еще раз ссылаемся на упомянутый приказ». Телеграмма направлена оперативному отделу штаба командования войск на Юго-Востоке. Она содержит недвусмысленное предписание применять «приказ о командос». Этот приказ, несомненно, подучен Фёрчем, потому что последний был начальником штаба. В связи с тем, что Фёрч несколько раз говорил с подсудимым о приказе, трибунал хотят уверить в том, что как Фёрч, так и его главнокомандующий якобы не собирались выполнять этот приказ. Как уже неоднократно подчеркивалось на данном процессе, начальник штаба был обязан докладывать своему командиру о таких делах. Он не имел командной власти над войсками, подчиненными его командной инстанции. У подсудимого не было никаких оснований предполагать, что приказ не будет применяться.

Подсудимый утверждает, будто эта телеграмма была подписана «по приказу» и потому она якобы отражала волю верховного главнокомандования германского вермахта. Трибунал не может поверить, будто ОКХ и ОКВ. издавали приказы, предполагая или надеясь, что они не будут выполняться. Невозможно поверить также, чтобы смысл приказов был противоположен их содержанию. История германского вермахта и документы, представленные на данном процессе, не дают никаких оснований сделать вывод, будто подчиненные части вермахта и их командиры имели обыкновение обсуждать полученные приказы; эти приказы издавались для того, чтобы их выполняли в соответствии с их содержанием.

В конце мая или начале июня 1944 года была составлена следующая телеграмма, направленная затем под грифом «совершенно секретно» разведывательному отделу при штабе главнокомандующего войсками на Юго-Востоке:

«Поскольку присланные материалы, как сообщает министерство иностранных дел, достаточны для представления турецкому правительству, захваченные в районе Алимнии английский радист Карпентер и греческий матрос Лисгарис больше не нужны и передаются для особого обращения согласно приказу фюрера».

Телеграмма подписана «по приказу» Варлимонтом. В ответ командующий войсками на Юго-Востоке сообщил, что этих людей передали для особого обращения. Когда Варлимонта спросили, что, по его мнению, означает термин «особое обращение» (обсуждался другой документ, от 7 ноября 1943 r.j, он заявил:

«...Тогда я удовольствовался тем, что сказал себе: особое обращение состоит в том, что этих солдат не рассматривают в качестве военнопленных. Что произошло с ними потом, я, правда, не поинтересовался».

Кипп, подчиненный Варлимонта, в данном под присягой показании так поясняет значение этого термина:

«По поводу термина «особое обращение через СД» я могу сообщить следующее. В штабе оперативного руководства мы не размышляли много о том, какими методами осуществлялось особое обращение. Однако, во всяком случае, все чувствовали, что это «особое обращение» означало, что лиц, которых оно касалось, каким- нибудь способом устраняли, то есть ликвидировали силами СД».

Трибунал констатирует, что в мае 1944 года подсудимый, отдавая распоряжение о передаче людей СД для «особого обращения», знал, что эти люди будут казнены.

15 июня 1944 года начальник штаба командующего войсками на Юго-Востоке докладывал о том, что германская военная миссия во исполнение указаний, данных Варлимонтом по телефону, договорилась с представителями болгарской армии о том, чтобы с вражескими агентами, диверсантами и т. д. обращались в соответствии с «приказом о командос». 23 июня 1944 года, отвечая на просьбу главнокомандующего войсками на Западе об указаниях относительно применения «приказа о командос» во время вторжения союзников на Западе, Варлимонт следующим образом изложил точку зрения ВФСт в одном секретном документе:

«1. Приказ о командос в основном остается в силе также и после вражеской высадки на Западе.

Пункт 5 приказа следует понимать в том смысле, что приказ не относится к тем вражеским солдатам в форме* которые будут взяты в плен нашими войсками непосредственно в районе боевых действий при высадке или сдадутся в плен. Войсками, действующими непо-средственно в районе боев, считаются дивизии, используемые в первом эшелоне, а также резервные части до корпусов включительно.

В остальном попавшие к нам в руки живыми во еннослужащие противника в сомнительных случаях должны передаваться СД, которая обязана установить, следует ли применить к ним приказ о командос.

На главнокомандующего войсками на Западе возлагается обязанность позаботиться о том, чтобы всем войсковым частям, действующим в его районе, было в соответствующей форме устно объявлено о приказе относительно обращения с членами отрядов командос от 18 октября 1942 года и об изложенных выше разъяснениях».

На этой записке стоит подпись «Варлимонт» без добавления слов «по приказу».

Послание заместителя начальника ВФСт от 25 июня 1944 года, адресованное оперативному отделу, гласит:

«По вопросу: Обращение с членами командос. Начальник штаба оперативного руководства желает, чтобы выполнение этого распоряжения было свободно от всякого формализма и чтобы было ясно и просто приказано:

Все диверсионные и т. п. отряды, обнаруженные вне зоны военных действий в Нормандии, уничтожать на месте. В особых случаях передавать СД.

Всем частям, действующим вне зоны боев в Нормандии, дать краткие и исчерпывающие указания по этому вопросу.

Главнокомандующий войсками на Западе должен начиная с этого момента ежедневно сообщать, сколько диверсантов ликвидировано таким образом. Эти цифры должны ежедневно публиковаться в сводке верховного главнокомандования вооруженных сил, для того чтобы достичь устрашения, как это уже было сделано таким же способом во время проведения предыдущих операций командос...»

Послание подписано подсудимым. Это распоряжение было передано затем в изложении главнокомандующему

войсками на Западе. Последний документ подписан Кейтелем и завизирован Варлимонтом.

3 июля 1944 года инициалы подсудимого были поставлены ниже слов «по приказу» на телеграмме, в ко-торой предписывалось рассылать приказ только штабам дивизий и командным инстанциям того же уровня. От более мелких инстанций экземпляры приказа следовало затребовать обратно и уничтожить.

22 июня Варлимонт завизировал письмо, адресованное юридическому отделу ОКВ, в котором говорилось, что приказ фюрера следует применять и в тех случаях, когда противник посылает на операцию одного человека.

22 июля различным инстанциям был послан запрос относительно их мнения о том, как поступать с военными миссиями, которые будут захвачены в плен вместе с группами партизан. Запрос, по-видимому, был результатом проведенного совещания. Документ № 155 содержит высказывания представителей различных инстанций по поводу методов, которые, по их мнению, следовало бы применять. В третьем абзаце документа следующим образом изложено мнение и предложения ВФСт:

«В соответствии с изданными до сих пор приказами следовало, например, с англичанами, взятыми в плен во время операции «Ход конем», обращаться как с военнопленными.

Приказ о командос до сих пор не применялся к таким миссиям, и нет распоряжения о распространении его на эти миссии. Для того чтобы с членами миссий можно было обращаться не так, как предписывают имеющиеся до сих пор приказы, необходимо решить вопрос, можно ли считать действия такой иностранной миссии при бандах на Юго-Востоке операцией командос и соответственно обращаться с ее членами. Такое решение считают необходимым, хотя оно и не отвечало бы полностью нынешнему пониманию операций командос (как особенно коварного, не применявшегося доныне метода борьбы, который следует пресекать соответ-ствующими средствами), а также содержанию приказа о командос. Следует, однако, исходить из того, что и на Юго-Востоке все члены банд — это в основном партизаны. Правда, по соображениям целесообразности, чтобы привлечь максимальное число перебежчиков и рабочей силы, с ними обращаются как с военнопленными. Эти соображения отпадают, когда речь идет о сравнительно малочисленном персонале иностранных военных миссий. Поэтому нет надобности обращаться с ними таким образом [то есть как с военнопленными.— Ред.] во всех случаях.

В связи с этим предлагается издать приказ, проект которого приложен».

Эта часть документа и приложенный к нему проект приказа также завизированы Варлимонтом. На записи совещания, присоединенной к документу, имеется сде-ланное от руки замечание подсудимого Варлимонта:

«А к чему, собственно, еще это обсуждение, после того как принято решение по пункту 1.» В. (Варлимонт.)

Окончательная формулировка приказа, подписанного Кейтелем, подтверждает, что предложение Варлимонта об обращении с военными миссиями как с командос было включено в текст приказа.

2 июня 1944 года посланник Нейбахер направил министерству иностранных дел телеграмму, в которой говорилось:

«Заместитель начальника штаба оперативного руководства генерал Варлимонт отдал начальнику штаба группы армий «Ф» по телефону приказ о том, чтобы захваченные военнопленные Тальбот, Слейп и Фоулер после допроса их представителями военных инстанций и министерства иностранных дел в соответствии с приказом фюрера от 18 октября 1942 года об обращении с пленными, захваченными во время английских операций командос, были переданы СД».

Приведенные выше документы устанавливают, что подсудимый Варлимонт участвовал не только в разработке «приказа о командос», но и в его применении.

<< | >>
Источник: Г. С. ШИБРЯЕВА. СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС ПО ДЕЛУ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ ГИТЛЕРОВСКОГО ВЕРМАХТА(Темплан 1964 г. Изд-ва ИЛ, пор. № 210). 1964

Еще по теме «Приказ о командос»:

  1. 4. СОЗДАНИЕ ЗАПАДНОГЕРМАНСКОГО ЦЕНТРА ПО РАССЛЕДОВАНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НАЦИЗМА
  2. Раздел II. Военные преступления и преступления против человечности: преступления в отношении комбатантов противника и военнопленных
  3. ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ
  4. Приказ «Об особой подсудности в районе «Барбаросса»
  5. «Приказ о командос»
  6. ГЕОРГ КАРЛ ФРИДРИХ-ВИЛЬГЕЛЬМ ФОН КЮХЛЕР
  7. «Приказ о командос»
  8. Сотрудничество с СД
  9. «Приказ о командос»
  10. Унижения, преследования и казни евреев и сотрудничество с оперативными группами СД
  11. «Приказ о командос»
  12. Убийства, жестокое обращение и преследование гражданского населения
  13. Убийства и жестокое обращение с военнопленными
  14. Партизанская война
  15. «Приказ о командос»
  16. 6. Убийства и жестокое обращение с гражданскими лицами
  17. «Приказ о командос»
  18. Разграбление общественной и частной собственности и бессмысленные разрушения
  19. «Приказ о командос»
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -