<<
>>

Грамматические универсалии

В обобщениях предшествующего раздела упоми­нается грамматика (или плерематический уровень), но эти обобщения не принадлежат к числу обобщений о собственно грамматике, потому что они касаются соот­ношений грамматики и других аспектов языковой струк­туры.

Из сказанного ранее мы знаем (или допускаем), что в любом языке существует грамматическая система и что грамматическая структура является иерархиче­ской. В дополнение можно с достаточной уверенностью предложить еще следующее.

4.1. Любой человеческий язык содержит инвентарь единиц, которые меняют свои денотаты в зави­симости от элементарных признаков речевой ситуации.

Иначе говоря, любой язык имеет деиктические эле­менты (по терминологии Блумфилда — «субституты»): в английском — это личные местоимения, указательные местоимения, местоименные наречия и т. д.

4.2. В любом человеческом языке среди деиктических элементов представлен элемент, обозначающий говорящего, и элемент, обозначающий адресата.

Первое лицо и второе лицо местоимений единствен­ного числа универсальны. Кажется, нет внутренней (кроющейся в самом определении языка) причины, по­чему это должно быть так; и все-таки, если мы попы­таемся вообразить систему, лишенную их, мы получим нечто очень непохожее на систему естественного языка.

4.3. Каждый человеческий язык содержит такие эле­

менты, которые, ничего не обозначая, обуслов­ливают различия в обозначаемом тех сложных форм, в состав которых они входят.

Подобные элементы суть маркеры (markers), напри­мер англ. and: Match and book обозначает нечто от­личное и от match or book, и от match book, но само and ничего не обозначает. Допущение, что такие эле­менты должны обозначать нечто точно так же, как man, sky, honor или unicorn, породило менталистское философствование, населяющее вселенную абстракт­ными сущностями, а человеческий ум понятиями такими же бесполезными, как и светородящий эфир.

Существуют также и нечистые маркеры, например англ. in, on, которые обозначают некую сущность и од­новременно обладают функцией маркера. Возможно, что следует высказать допущение лишь об универсаль­ном наличии маркеров (чистых или нечистых).

4.4. Каждый человеческий язык имеет имена собст­венные.

Собственное имя есть форма, которая обозначает только то, что она обозначает. Если она обозначает бо­лее чем одну вещь в разных встречаемостях, то класс вещей, который может быть ею обозначен, не обладает ни одним общим критериальным свойством, кроме не­существенного свойства быть обозначенным именем соб­ственным. Все американцы с именем Ричард, по всей вероятности, мужчины, но многих мужчин не зовут Ри­чардом; поэтому, впервые встретив какого-то человека, никоим образом невозможно на основе его свойств за­ключить, что его имя должно быть Ричард.

Форма может быть именем собственным и в то же время не только им: Robin/robin «Робин!малиновка», John/john «Джон!парень», Brown/brown «Браун/корич­невый». Данное обобщение не отрицает этой возможно­сти.

4.5. Во всех языках имеются грамматические элемен­ты, которые не принадлежат ни к одной из трех, только что перечисленных специальных категорий.

В целях сравнения полезно отметить, что все сигналы в танцах пчел — деиктические элементы и что ни один из выкриков гиббона не принадлежит ни к одному из трех перечисленных типов элементов.

4.6. В каждом человеческом языке имеется по край­ней мере два основных уровня грамматической организации.

Там, где их ровно два, вполне хороши и традицион­ные термины «морфология» и «синтаксис». Там, где гра­ница между морфологией и синтаксисом размыта, более пристальный анализ часто вскрывает особый, промежу­точный между морфологией и синтаксисом уровень. Приведем пример из такого языка, как испанский. Вну­тренняя организация dando, me и lo — это морфология; участие dandomelo в более крупных формах — это син­таксис; структуры объединения dando, me и lo в dando­melo обычно не относят ни к морфологии, ни к синтаксису.

Однако 4.6 сомнительно в другом отношении: более глубокое проникновение в языки типа китайского может показать, что их лучше описывать, не прибегая ни к ди­хотомии «морфология — синтаксис», ни к более сложной трихотомии.

Во многих языках с четкой дихотомией «морфоло­гия— синтаксис» фонологическая и грамматическая структуры скоррелированы, то есть грамматические эле­менты в основном являются также и различающимися фонологически единицами. Из этого правила есть, од­нако, много исключений, так что данное утверждение указывает скорее на морфофонологическую таксономию, чем на универсалии.

4.7. Ни один человеческий язык не имеет грамматиче­ски однородного словаря, даже если исключить уже упомянутые три специальные категории эле­ментов (деиктические элементы, маркеры и соб­ственные имена).

Всегда существуют формы, различающиеся степенью употребительности. Поэтому всегда можно говорить с полным основанием о формальных классах слов.

4.8. Основное противопоставление классов форм «имя» — «глагол» является универсальным, хотя не всегда на одном и том же уровне.

Об этом уже говорилось в связи с 1.5.

4.9. В каждом человеческом языке можно встретить тип предложения двучленной структуры, консти­туенты которой разумно было бы именовать «тема» и «рема» («topic» and «comment»).

Порядок конституентов может быть различным. Для китайского, японского, корейского, английского и многих других языков типично упоминание сначала того, о чем пойдет речь, а затем того, что о нем говорится. В других языках наиболее типичная аранжировка — предшество­вание ремы или ее части теме. Это обобщение относится, конечно, только к простому предложению. В каждом языке, очевидно, существуют предложения также и иных типов.

4.10. В каждом языке различаются одноместные и двухместные предикаты.

В предложении Магу is singing одноместным преди­катом является is singing. В предложении John struck Bill предикат двухместен.

Пункты 4.9 и 4.10 в некотором отношении вызывают сомнение. Мы склонны находить эти структуры в каж­дом языке, но, вообще говоря, возможно, что мы нахо­дим их потому, что мы их ожидаем, а ожидаем мы их потому, что они предполагаются некоторыми наиболее известными нам глубинными свойствами языка. Для не­которых языков иная схема, значительно менее очевид­ная для нас, может на самом деле более соответствовать фактам. Хотя это справедливо для всех предложенных обобщений, это, видимо, в особенности справедливо для указанных двух обобщений.

<< | >>
Источник: Б. А. УСПЕНСКИЙ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ. ВЫПУСК V. (ЯЗЫКОВЫЕ УНИВЕРСАЛИИ) ИЗДАТЕЛЬСТВО „ПРОГРЕСС" Москва - 1970. 1970

Еще по теме Грамматические универсалии:

  1.   3. Многочисленные споры в связи с изучением универсалий не имеют отношения к делу, так как эти универсалии не что иное, как нарицательные имена, по определению грамматиков  
  2. 2.3. Характеристики активных языков
  3. 8.3. Становление жёсткого порядка слов
  4. ЗНАЧЕНИЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ УНИВЕРСАЛИЙ ДЛЯ ЯЗЫКОЗНАНИЯ
  5. Схоластический метод при анализе идеи универсалий применялся с XI в.
  6. Схоластический метод при анализе идеи универсалий применялся с XI в.
  7. Библиография
  8. Проблема универсалий
  9. Структура универсалий с точки зрения их содержания
  10. Сфера действия универсалий