<<
>>

МЫСЛИТЕЛЬНЫЕ СИМВОЛИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ

Принципы § 1 разработаны в рамках когнитивной науки ("науки о мышлении"), имеющей дело с широкой областью мыслительных структур и процессов, включая восприятие, запоминание, решение задач, равно как и явления языка.

В пределах этой работы невозможно дать полную картину современного состояния когнитивной науки. Она переживает период бурного развития и активно обращается к материа­лу целого ряда дисциплин, включая такие, как психоло­гия мышления, вычислительная математика и искусствен­ный интеллект. В последующих параграфах разбираются некоторые положения, более всего влияющие на подход к языку, описанный в данной работе. С процессуальной точки зрения "семантику" следует понимать как изучение отношений между языковыми объектами и психическими состояниями и процессами, участвующими в их производ­стве и понимании. "Окружение" и "значение" высказываний формулируются в терминах гипотетических мыслительных структур, которые не являются специфической принадлеж­ностью одной лишь лингвистики.

2.1. Интеллект как материальная символическая сис­тема.

Когнитивная наука базируется на двух допущениях:

2.1.1. Человеческий интеллект может с успехом изу­чаться как материальная символическая система.

«Материальная символическая система состоит из неко­торого множества сущностей, называемых символами, ко­торые являются материальными образованиями и могут выступать в качестве компонентов образований другого типа, называемых выражениями (или символьными струк­турами). Таким образом: символьная структура строится из ряда вхождений (или проявлений) символов, связывае­мых друг с другом некоторым материальным образом (на­пример, вхождение одного символа следует за вхождением другого). В любой данный момент времени система будет содержать какой-то набор таких символьных структур. Помимо этих структур, система также содержит набор про­цессов, которые оперируют выражениями и строят другие выражения: процессов создания, модификации, воспроиз­ведения и разрушения. Материальная символическая сис тема — это своего рода машина, которая порождает развер­тывающийся во времени набор символьных структур. Такая система существует в мире объектов, более широком, чем совокупность этих символьных выражений самих по себе». (Newell and Simon, 1976, p. 116.)

2.1.2. Возможно и нужно изучать свойства материаль­ной символической системы на таком уровне анализа, ко­торый позволяет абстрагироваться от физических деталей реализации индивидуальных символов и структур, а также физических механизмов, производящих операции над ними.

Эти допущения ставят ряд важных философских и эм­пирических вопросов. Некоторые критики (например, Dreyfus, 1972; Weizenbaum, 1976) утверждают, что есть такие аспекты человеческого опыта, которые не поддаются анализу в терминах какой бы то ни было фор­мальной системы; другие считают, что ведущую роль в мы­слительных процессах играют аналоговые (а не символи­ческие) представления информации о мире. Исследования в области когнитивной науки (и, в частности, процессуаль­ные подходы к семантике) отнюдь не основываются на том утверждении, что анализ интеллекта как материальной системы символов обеспечивает полное понимание человече­ского мышления, или на утверждении, что все материаль­ные системы символов должны обладать идентичными свой­ствами.

Для того, чтобы признать данную парадигму пред­ставляющей научную ценность, необходимо только, чтобы наличествовали важные аспекты мышления и языка, ко­торые с пользой можно понять посредством аналогии с дру­гими системами символов, способы построения которых нам известны.

Среди лингвистов часто встречается мнение, что создание общей теории мышления невозможно. Хомский (см. Chom­sky, 1975, р. 17, 138 и сл.) высказал сильное сомнение относительно того, можем ли мы, по крайней мере как уче­ные, узнать достаточно много о механизмах, которые соот­носят условия-стимулы с поведением, даже если мы будем располагать моделью данного мыслительного состояния. Он называет эти явления "мистериями", противопоставляя их "проблемам", возникающим в процессе изучения фор­мальной структуры языковых объектов. Очерчивая область семантической теории, Фодор и Кац выдвинули возражение против включения в эту область "окружения" (в социофизи- ческом мире) предложения, поскольку:

«... [построение] законченной теории такого рода не­возможно в принципе, потому что для выполнения указан­ных выше необходимых условий [что в ней должны быть представлены все возможные релевантные аспекты окру­жения] потребуется, чтобы эта теория охватывала ВСЁ знание говорящих о мире... Такая теория стерла бы разли­чия между знанием говорящего собственного языка (его языковой способностью) и знанием говорящего о мире (его пониманием мира действительности)». (Katz and Fodor, 1964.)

Такой взгляд демонстрирует тот тип ошибок, при котором теорию смешивают с фактами. Действительно, невозможно изложить все то знание, которое говорящий на языке мо­жет привлечь при производстве или понимании предложе­ния, или определить все факторы, влияющие на какой-то конкретный образец поведения. Но в такой же степени невозможно точно установить форму и местонахождение всех частиц в любом материальном сегменте мира или опре­делить все воздействующие на них силы. Такой взгляд не является предпосылкой физики. Цель когнитивной науки — определить природу механизмов, имеющихся в распоря­жении человека в процессе мышления, восприятия и по­нимания. Цель процессуальной семантики — понять спе­цифические механизмы, связанные с употреблением языка, и способы, которыми они взаимодействуют с прочими ас­пектами функционирования мышления. Речь не идет ни о полном отображении человеческого знания, ни об исчерпы­вающем представлении структуры мышления отдельного индивида.

2.2. Дзык мысли.

В литературе, посвященной описанию современных ис­следований в когнитивной науке, используется ряд тер­минов, необходимых для описания набора символьных структур, которые существуют в данное время в некоторой материальной системе символов (компьютерной или нерв­ной системе). Они включают такие слова, как "представле­ние", "знание" и "модель", которые имеют точные значения в различных областях науки и философии и которые при­нимают в некоторой степени иное значение в нашем кон­тексте. Существует ряд допущений о системе символов, ис­пользуемой человеком, которые образуют основу большин­ства современных исследований.

2.2.1. Правила построения, применимые для объяснения внутренних символьных структур говорящего, не обязаны быть точно такими же, что и правила естественного языка. Символьные структуры образуют "язык" в том же смысле, что и язык математики или машинный язык,— они состав­ляются из символов в соответствии с точными правилами построения. Процессы, оперирующие ими, не идентичны процессам коммуникации на основе естественного языка. Их детализированная форма не предполагает прямого от­ражения языка, хотя в них и могут быть найдены интерес­ные соответствия.

2.2.2. Не все единицы, представляемые символьными структурами, соответствуют материальным, или "реальным", объектам, и поэтому они не обязаны отражать какую-либо последовательную онтологию. Они включают абстракции, которые соответствуют таким сущностям, как:

физические и социальные объекты;

воспринимаемые свойства;

события;

абстрактные категоризации объектов, свойств и событий;

сложные концептуальные объекты, свойства и события,

построенные из дескрипций, сформулированных в терминах других мыслительных сущностей; языковые объекты, такие, как слова и выражения; гипотетические интерпретации сущностей, имеющихся в символических системах других людей. Процессуальный подход к семантике не предлагает ни­какого решения старых проблем онтологии и гносеологии. Начальное допущение заключается только в том, что су­ществует четко определенный набор процессов, опериру­ющих символами, и способы построения структур символов на основе опыта. С процессуальным подходом вполне со­гласуется взгляд, согласно которому многие концептуаль­ные сущности предшествуют и логически, и во времени любому употреблению языка, тогда как другие первона­чально создаются в качестве соответствия некоторому сло­ву, а впоследствии новые их свойства постепенно добавля­ются к ним на основе опыта. Естественный язык может обеспечить часть материала для языка мысли, но при этом дело не сводится к существованию заранее заданных сущностей.

2.2.3. Многие символьные структуры соответствуют суж­дениям относительно сущностей, представленных составля­ющими их символами. Многие операции над этими структу­рами порождают другие структуры, которые в общих чер­тах могут быть охарактеризованы как результаты "мышле­ния" или "рассуждения" относительно этих сущностей и суждений. Полный набор структур часто трактуется как "модель мира", даже если это лишь частичное описание. Слово "модель" употребляется здесь не строго и обозначает только намерение обеспечить соответствие реальному миру; слово "мир" также употребляется в нестрогом смысле и яв­ляется столь же широким по значению, что и слово "сущ­ность", как оно было описано в предыдущем параграфе. Модель, имеющаяся у человека, соответствует миру только в той степени, в какой процессы создания символьных струк­тур на основе опыта и процессы деривации их из других структур являются точным соответствием воспринимаемых фактов и приводят к обоснованным предсказаниям. В про­цессуальной семантике операции над символьными струк­турами не обязаны соответствовать обоснованным логиче­ским выводам о представляемых ими сущностях; они долж­ны соответствовать лишь типам рассуждений, проводимых людьми. Процессуальный подход опирается на точку зре­ния, сильно отличающуюся от точки зрения более тради­ционного логического подхода. Процессы манипулирова­ния символами как таковыми являются первичными, а ло­гические и математические правила рассматриваются как абстракция, надстроенная над ограниченным подмноже­ством этих процессов.

2.2.4. Хотя набор символьных структур, вовлеченных в языковые процессы носителя языка, часто трактуют как его "знание", это еще не значит, что они доступны созна­тельному самоанализу. Модель мира может включать мо­дель структур внутреннего знания как таковых, но соот­ветствие последней модели реальным структурам столь же относительно, как и соответствие между остальной частью модели и реальным состоянием мира.

3.

<< | >>
Источник: В.А. ЗВЕГИНЦЕВ. НОВОЕ В ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ. ВЫПУСК XII. ПРИКЛАДНАЯ ЛИНГВИСТИКА. МОСКВА «РАДУГА» - 1983. 1983

Еще по теме МЫСЛИТЕЛЬНЫЕ СИМВОЛИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ:

  1. Глава IМЕНТАЛИТЕТ КАК СИСТЕМА СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ УСТАНОВОК
  2. 3.2. Интегративные парадигмы
  3. 1.3.2. Аспекты инновационного проектирования в трудах отечественных ученых
  4. 1.4. Развитие лекционной формы в системе вузовского обучения
  5. ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ МЫШЛЕНИЯ И ЯЗЫКА В ТРУДАХ Г. В. ЛЕЙБНИЦА, И. КАНТА, Ф. В. ШЕЛЛИНГА И Г. ФРЕГЕ 
  6. 2. Религия как ценность в буржуазной культурологии  
  7. Звуковая система языков. Обозначение общих отношений
  8. Система инкорпорирования (Einverleibungssystem) в языках. Членение предложения
  9. СОВРЕМЕННЫЙ ПРОЦЕСС ПРОЕКТИРОВАНИЯ МАШИН, ЕГО СОДЕРЖАНИЕ И ОСОБЕННОСТИ
  10. ЧАСТЬ 2
  11. 27(3).3. Убийство целей как задача системы безопасности
  12. 6.4. НАУКИ О РЕЧИ В ЭПОХУ ПЕЧАТНОЙ СЛОВЕСНОСТИ И МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ (XVII—XX вв.)
  13. XV ОТВЕТ КРИТИКАМ
  14. § 4. ТИПЫ СОВМЕСТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛЮДЕЙ
  15. Глава II. Классификация суждений
  16. Язык тела
  17. ОСТРОУМИЕ И ЛОГИКА КОГНИТИВНОГО БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО [48]
  18. К ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ ПОНИМАНИЮ СЕМАНТИКИ [44]
  19. МЫСЛИТЕЛЬНЫЕ СИМВОЛИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ
  20. ЛИТЕРАТУРА