ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

§ 13. Общий обзор изменений вокализма, вызванных словообразованием

В § 12 мы привели перечень модификаций, которые наблюдались в словах перед окончанием. Последующее должно было бы быть естественным дополнением к этому перечню, а именно историей модификаций, постигающих слоги перед суффиксами.

Но мы вынуждены сказать заранее, что этот обзор по необходимости будет еще более неполным, чем предыдущий. Ни явления вокализма, ни явления акцентуации не были серьезно изучены применительно к словообразованию. Независимо от этого досадного обстоятельства, мы, возможно, в этой области никогда не добьемся столь же определенных результатов, какие достигнуты в том, что касается словоизменения. Слишком значительны отклонения от общепризнанных правил.

Мы начнем с очень сжатого обозрения главнейших образований. Для каждого из названных нами суффиксов мы укажем, какую акцентуацию и какой корневой вокализм он допускает.

1. ИМЕННЫЕ ОСНОВЫ

Основы, оканчивающиеся на ах—а2.

Основы на -а2—1-й ряд: окситоны (насколько можно об этом судить, см. стр. 374 и сл.); корень на ступени 2; см. стр. 373 и сл.— 2-й ряд: окситоны; корень слабый[270].

Основы на -ta2.—              1-й ряд:              парокситоны              (?),              корень, на              сту

пени 2; см. стр. 371.— 2-й ряд: окситоны; корень слабый (причастия); ср. стр. 315,              323, 436              и сл., 443.

Основы на -па2.—              1-й ряд:              парокситоны              (?);              корень на              сту

пени 2; см. стр. 372 и сл.— 2-ой ряд: окситоны; корень слабый[271] (причастия). Кое-какие следы ступени 1; см. стр. 372.

Основы на -ша2.— 1-й ряд: акцентуация не вполне установлена; корень на ступени 2; см. стр. 369 и сл. с добавлением $(0|л6с, ftwjxo;, р(ох|хо; (стр. 426, 428, 452).—-2-й ряд: окситоны; корень слабый[272].

Основы на -га2 — 1-й ряд (немногочисленный); корень на ступени 2; см.

стр. 426, 442.— 2-й ряд: окситоны; корень слабый; см. Lindner, стр. 100 и сл., стр. 157.

Трудно обнаружить правило основ на -уа2 и -wa2. Пример axkwa2 „лошадь" не позволяет сам по себе сказать что-либо иное сверх того, что основы на wa2 имеют в корне ах\ быть может, это вторичное образование, каковым, например, является скр. him-a, греч.              о котором можно сказать, что он содержит

в себе суффикс -та, но происходит от основы ghi-am.

Представляется, что можно сделать следующее заключение: различные суффиксы, которые оканчиваются на а2, допускают в одинаковой мере как редуцированный корень, так и корень на ступени 2, но совершенно не допускают корня на ступени 1. Что касается ударения, то оно неизменно падает на суффикс в тех случаях, когда корень редуцирован. Большая часть ряда, который находится на ступени 2, была, видимо, также составлена из окситонных основ, однако это правило не представляется достаточно четким.

Основы, оканчивающиеся на ах + сонант ила s.

  1. Суффикс не допускает а2.

Основы на -ахп. Окситоны; корень редуцированный: греч. cpp-Yjv, *Fp-Yjv (стр. 478); скр. uksan (вин. п. ukSanam и ukSanam), plihan (европейские языки побуждают предположить, что суффиксом здесь являегся ахп). Относительно скр. vrsan (вин. п. vrsanam) и греч. apa7jv нужно допустить, что их акцентуация вторична. Некоторые примеры имеют корень на ступени 1: греч. xlprjV, Xst^YjV, -Yjvo;, 7T?o{Hjv, -Yjvo;.

Основы на -ша,п. Окситоны; корень слабый. Греч, auxjxtjv, Ирф, TwdjXYjv. См. стр. 420. Если сюда же включить основы слов среднего рода, оканчивающихся на -man, то мы получим второй ряд, составленный из парокситонов, у которых корень представлен ступенью 1. Акцентуация подтверждается единообразием греческого и санскрита, ступень 1—примерами, собранными на стр. 418 и сл.; ср. стр. 425 и 442.

Основы на -ахг. Окситоны; корень слабый, скр. n-аг, us-ar.

Основы на -taxr. 1-й ряд: окситоны; корень слабый. Греч. (a)axYjp, зенд.

д-(аг-б,лат. s-tella (В г u g m а n n, „Stud.", IX, стр. 388 н сл.). Имена родства, такие, как duhitar, pitar[273], yatar (yntar).— 2-й ряд: парокситоны; корень на ступени 1. Скр. bhratar, греч. cppaxrjp; скр. gamstar. Слово matar и греческие имена деятеля на -XY|P поднимают трудный вопрос, который мы исследуем ниже в связи с суффиксом -ta2r.

Что касается основ на axi, то весьма существенно знать, было ли первоначальное словоизменение каждого из предлагаемых нами примеров сильным или слабым, а мы достаточно часто не осведомлены об этом. Единственно, что мы можем утверждать положительно, это, что существуют основы на -axi, которые принимают в корне а2 (см. стр. 379), тогда как другие, каково и.-е. nsaxl (стр. 324) и такие ведийские инфинитивы, как drgaye, yudhaye, ослабляют корень. Во всех языках этот разряд слов сильно перемешан формами, чуждыми ему по своему происхождению.

Основы на -taxi (слабое словоизменение). Корень редуцирован; см. стр. 315, 323, 437; Lindner, стр. 76 и сл.; A m е 1 u ng,

“Ztschr. f. deutsches Altert.“, XVIII, стр. 206. Итак, можно было бы ожидать, что суффикс несет на себе ударение, но факты, которые подтверждают это, отнюдь не многочисленны. Напротив, в греческом ударение приходится на корень (тгіатіс, t; и т. д.). В германском, так же как и в санскрите, окситоны и парокси- тоны представлены приблизительно поровну. Мы имеем в готском ga-taurfgt;i-, ga-kunfgt;i- и т. д. наряду с ga-mundi-, ga-kundi-, dedi- и т. д. Линднер насчитывает 34 ведийских парокситона при 41 окситоне (в словах мужского и женского рода). Вопреки всему, ударение, надо полагать, падало на суффикс. Мы можем проследить в историческую эпоху отступление ударения в mati, klrti (вед.), которые позднее превратились в mati, kfrti. Больше того, gati, yati, rati от gam, yam, ram и sthiti, diti от stha, da первично должны были быть окситонами, иначе носовой сонант в трех первых дал              бы -ап[274] (стр. 335),              и і вторых появилось              бы

в виде а (стр.

461).              Отметим в              санскрите s-ti от as.

Основы на -ахи слабого словоизменения.— 1-й ряд (весьма многочисленный). Окситоны (Bezzenberger, Beitrage, II, стр. 123 и сл.)[275]; корень слабый; см. стр. 315, 323, 443; Lindner, стр. 61.— 2-й ряд: окситоны; корень на ступени 2, например скр. дапкй, слав, sqku; см. стр. 379 и сл.

Основы на ахи сильного словоизменения. Окситоны; корень слабый, например: di-axu, g9-ax-u (стр.*480).

Основы на -ta1u.— 1-й ряд: окситоны; корень слабый: скр. jtu, aktu (= гот. uhtvo, стр. 324); зенд. рёгёШ = лат. portus; гот. kustus.— 2-й ряд: парокситоны; корень на ступени 2: герм. daufgt;us (V е г п е г, KZ, XXIII, стр. 123), греч. ol-av-а—от корня waxi (см. Fick, II[276], 782), скр. tantu, mantu, sotu и т. д. Возможно, что к этому образованию относятся, инфинитивы на -tu-m (ср. стр. 503).

Основы на -axs.              Окситоны;              корень              слабый: скр.              bhiy-as              (см.

стр. 500). О таких              словах, как              феиЭДс,              см. стр. 483              и сл.

  1. Суффикс допускает а2.

Основы на -а2п. Окситоны; корень слабый: скр. gv-an „собака" (вин. п. gvanam). Греч, xvm оттянуло ударение на корень, тогда как в косвенных падежах все обстоит наоборот: греч. xovo;, скр. giinas. Общий закон германских основ на -а2п состоит в ослаблении корня; см. A me lung, цит. раб., стр. 208; об акцентуации этих основ, которые вначале были исключительно окситонными, см. Osthoff, РВВ, III, стр. 15. Несколько основ на ступени 1: греч. sixcoy, drjScov, dpqyoiv; jjtaxwv, axamov; скр. snehan (грамм.), ragan и, кроме того, некоторые слова среднего рода, например gambhan, mamhan.

Основы на -ma2n. Корень всегда на ступени 1 (см. стр. 419, 425, 428, 442). В греческом мы находим такие парокситоны, как xlpjxwv; в санскрите их мало; это—geman, bhasman, kloman. Гот. hiuhma, milhma показывает ту же акцентуацию. Но два первых языка имеют, кроме того, окситонные основы на -ша2п, где корень нисколько не ослаблен, например ysijjuov, preman, varSman, heman и т.

д.

Основы на -а2ш. Окситоны; корень слабый (стр. 499).

Основы на -а2г.— 1-й ряд: окситоны; корень слабый (dhu-ar).—

  1. й ряд: парокситоны; корень на ступени 1 (swa^-ar). См. стр. 499.

Основы на -ta2r. Акцентуация и первичное строение основ на -tar с трудом поддаются определению. На стр. 493 и сл. мы пришли к заключению, что греческие имена деятеля на -хдр и -хюр с самого начала распадались на две категории. Словоизменение первых из них первоначально должно было смешиваться со словоизменением имен родства. А вот имена деятеля на -хдр являются окситонами. В соответствии с этими общими правилами и по аналогии с именами родства (см. стр. 509), можно было бы ожидать, что их корневой слог окажется ослабленным. Он и ослаблен в таких словах, как 8охдр, ахахдр и т. д. Древность этих форм представляется очевидной, если сопоставить Soxgp Scoxwp, jfoxgp, fkoxwp с              ttXsujxcov. Но на деле интересующее нас ослабле

ние не распространяется за пределы корней на -а, потому что мы имеем ттеихдр, aXstirx+ptov и т. д. (стр. 421). Более того, санскрит не знает ни одного имени деятеля, корень которого был бы ослаблен. На это можно возразить, указав, что индийские имена деятеля имеют в качестве суффикса -ta2r, а не -taxr. Но существует одно имя, принадлежащее к последнему разряду,— мы имеем в виду gamstar (вин. п. gamstaram),— и этот единственный образец не только не ослабляет корня, но и придает ему ударение. Впрочем, допуская даже, что оба типа—8охдр, 8сох(ор —представляют нам первоначальное состояние, мы не поймем, каким образом большое число индийских имен деятеля имеет ударение на -tar, хотя они содержат только а2 и могут таким образом соответствовать лишь типу Scoxwp. Два обстоятельства еще больше усложняют этот вопрос, который мы категорически отказываемся решить: изменчивость акцентуации санскритских имен деятеля в связи с их синтаксической функцией (data maghanam, data maghani) и старое слово matar „мать", имеющее сильный корень вопреки ударению.

Нужно добавить, что зендский располагает несколькими именами деятеля с редуцированным корнем, например: keretar, deretar, beretar и т. д.

Основы иа -a2s.— 1-й ряд: парокситоны; корень на ступени 1. Это такие слова среднего рода, как ріуос; см. стр. 418.— 2-й ряд: окситоны; корень слабый: скр- uSas. Такие слова, как togas (дв. ч. tog’Ssa), вероятно, вторичны; ср. стр. 484.

Основы на -ya2s. Парокситоны (Verпег, KZ, XXIII, стр. 126 и сл.); корень на ступени 1; см. стр. 419, 442 и сл.

Основы на -wa2s. Окситоны; корень (удвоенный) слабый. Ср. стр. 335, 366 и сл., 441. Скр. gagjbhvan, греч. ііиїа, гот. berusjos ( = be-br-usjos).

Причастия 2-го класса на -nt образуют особую категорию, принимая во внимание отсутствие в них какого бы то ни было суффиксального а (стр. 468). У них ударение падает на суффикс и корень редуцирован. Типичным примером является и.-е. s-nt от axs (Osthoff, KZ, XXIII, стр. 579 и сл.). В санскрите: ugant-,dvi§ant- и т. д. Ср. стр. 336 и § 15.

Следует назвать еще такие формы, как mfdh и (agva-)yug, о которых мы говорили на стр. 484 и в которых ослабление, хотя оно и происходит в слоге перед окончанием, вызывается отнюдь не окончаниями. Отметим одно любопытное явление, не располагая возможностью его разъяснить, касающееся этих основ. После і, и, ?, n, m в них обычно вставляется t. Но корни на а, неизвестно почему, не знают подобного образования: ‘pari-StM-t’ от stha невозможно; существует только pari-Stha[277]. Таким образом, pari-Stha, принадлежащее к тому же типу, что и vrtra-han, оказалось включенным по воле языкового обычая в группу форм, с которыми у него нет ничего общего: pari-Stha, go-^i-t, su-kr-t и т. д. находятся в одинаковом положении. Во всем этом нет ничего особенно поразительного, но каким образом получилось, что этот искусственный параллелизм проявляется и перед теми из суффиксов, начинающихся с у и w, которые требуют вставки t? Рядом с a-^i-t-ya, a-kf-t-ya мы имеем a-stha-ya; рядом с ?i-t-van, kf-t-van мы обнаруживаем ra-van. Те же образования доставляют нам еще одну загадку, состоящую в том, что их корень, несмотря на свою ослабленность, несег на себе ударение.

Основы слов женского рода на а (ср. стр. 376). 1-й ряд: окситоны; корень слабый: скр. druhS, muda, ru?a и т. д.; греч.

ЇРасПgt; хопг\, расрт), xacpj, xpolt;pv\,              оjao-яХтг}, єти-fSXat[278]. 2-й ряд:

парокситоны; корень на ступени 1: гот. gairda, giba, hairda, др.-в.-нем. speha; греч. si'Xt), єїрт), єрат), єреіху), \zvxr\, jxstb), ттє87), тгбьхг], ахєтт7), ахєут),              В              санскрите              var§S,              индентичное Ipaij,

отклоняется от нормы по своей акцентуации.

Отношение xspa; и хроаб-херсо; явно не имеет ничего общего с отношением я?)ра и аят,роуу, так как -херсо;— это простое сокращение -херао;. Напротив, отношение яеТрар(-ато;) и а-яєірсог было бы интересно исследовать.

Многие основы являются производными от других глагольных основ. Эти образования не входят в предмет нашего рассмотрения и поэтому их достаточно будет кратко перечислить: 1) Аорист на -saj (скр. dik-§a-t, греч. I?ov), производный от аориста на -s (da1ik-s-). 2) Такие окситонные основы на -а, как limpa- mudca-, kjnta—производные, как это предполагал Бопп, от основ 7-го класса, например t?mha[ti] = t^nah- (в t?nedhi)+a. 3) Футурум на-s-ya является, возможно, продолжением аориста на -s. 4) Субъюнктивы (стр. 416). Такие оптативы, как sya- (см. ниже), строго говоря, являются производными, так же как bharal- и как только что приведенные формы.

Основы на -ах.— 1-й ряд: парокситоны; корень на ступени 1; см. стр. 415, 440, 445.— 2-й ряд: окситоны; корень (простой или удвоенный) слабый; см. стр. 311 и сл., 320, 440 и сл., 446 и сл.

Основы на -уа!. Корень слабый как в санскрите, так и в родственных языках (стр. 443, 445). Вопреки общераспространенному мнению, рассматривающему индийскую акцентуацию глаголов 4-го класса как вторичную, Вернер (цит. раб., стр. 120) основывается на этой акцентуации, чтобы объяснить воздействие, оказываемое на спирант в герм, hlahjan и т. д. В этом случае вокализм основ на -уа может быть понят лишь при условии, что он позаимствован у отыменных образований: таким образом, yudh-ya-ti должно быть, строго говоря, производным от yudh „сражение", pag-ya-ti должно быть возведено к spag (сшжос). Язык позднее, по-видимому, стал образовывать эти презенсы без помощи именных основг.

Основы на -skai. Окситоны; корень слабый; см. стр. 314, 322, 436. В скр. gacchati, yacchati корневое а (выделившееся из tp) перетянуло на себя ударение (ср. стр. 458).

[Основы на -na3-u и -па!-а. Окситоны; корень слабый; см. стр. 322 и 470].

Основы на -уахА. Окситоны; корень (простой или удвоенный) слабый: и.-е. s-ya^-, оптатив от а^. Скр. dvisya- от dve§, vavrtya- от vart, cacchadyS- от chand; гот. berjau (= be-br-jau), bitjau (= *bibitjau). Это образование вторично (см. выше).

Упомянем еще такую основу сигматического аориста, как da^k-s- (стр. 417, 473), которая не подходит ни под определение простой корень, ни под определение корень + суффикс.

Остановимся вкратце на выводах, которые могут быть сделаны на основании этого перечня.

  1. Явления, отмечаемые нами при рассмотрении словообразования, могут быть поставлены в прямую связь только с ударением. Но невозможно наблюдать воздействие этого ударения, воздействие, сопоставимое с тем, которое оно оказывает на слабые склонения (утрата ах в первом элементе, вызванная начальным согласным второго).
  2. Что же определяет место ударения? Вот вопрос, на который мы совершенно не в силах ответить. Ударение оказывает предпочтение то суффиксу, то корню, и мы вынуждены лишь констатировать для каждого данного образования сделанный ударением выбор1. Поскольку один и тот же суффикс может принимать ударение или не принимать его (rikax-, rajikaj-), можно предвидеть, что установить правило будет в высшей степени трудно.
  3. Соотношение вокализма и акцентуации.

Если ударение приходится на корневой слог, этот слог предстает в своей полной форме на ступени 1 или на ступени 2.

Мы постарались выделить исключения, число которых особенно велико среди глагольных основ на -уа. Ослабление таких слов без суффикса, как mfdh (см. выше, стр. 512), представляет собой явление совершенно исключительное: мы даже не знаем, с чем его связывать.

Если ударение приходится на суффикс, корень бывает на редуцированной ступени или (реже) на ступени 2, но никогда—на ступени 1.

Главнейшие исключения. Некоторые основы на -man, как xeipciv, varS- тйп (см. выше), и, возможно, ряд основ на -tar, затем достаточно многочисленные изолированные основы. Как мы сказали, такие окситоны на -as, как феоб^е, не составляют формального исключения.

Окситональные корни на ступени 2, которые подходят под это правило, являются почти исключительно основами, оканчивающимися на а (см. выше, стр. 508), или основами на и слабого словоизменения (стр. 510), каковы Xotnoc, гсЪдо.6с, ketii. Любопытно видеть, как два а различно реагируют на ударение. Это наводит на мысль, что вытеснение гласного происходило после образования а2. В действительности, когда дело идет о слогах, предшествующих окончанию, никогда не возникает необходимости предполагать вытеснение а2 (ударением), так как в соответствии с тем, что мы видели на стр. 496, слабые падежи окситонных основ имеют в парокситонных основах а19 и парокси- тонные основы показывают нам положение вещей, каким оно было до вытеснения гласного.

Если признать, что в парокситонных основах ударение закреплено на одном месте (стр. 484 и сл.), то явления в области акцентуации и вытеснения гласного могут, не создавая практически неудобства, рассматриваться порознь в двух разделах — разделе словоизменения и в разделе словообразования. Так мы и поступили.

Но перед нами слова, а не основы. Когда говорят, что ослабление корня, скажем, в основе uks-an, вызвано акцентуацией суффикса, то необходимо еще установить, что в действительности кроется за этой фразой и в самом ли деле факты этого рода вводят нас без всяких помех в палеонтологическую эпоху, предшествовавшую словоизменению, такую, какой ее мысленно реконструирует Курциус в своей „Хронологии индоевропейских языков". Не следует ли думать, однако, что все названные выше явления совершались уже в слове, обросшем флексией *? Этого мы не знаем и воздержимся от попыток решения данной проблемы. Мы только хотели бы, сочетая закон о вытеснении гласных, предшествующих окончанию, с законом о вытеснении гласных, предшествующих суффиксу, возможно проще представить совокупность вызываемых ударением ослаблений, и притом такой, какой она предстает перед нами в окончательном виде: 1) всякое а1У находящееся в той части слова, которая предшествует ударному слогу, выпадает, кроме тех случаев, когда это физически невозможно (стр. 344); 2) всякое иное вытеснение аг обусловливается не ударением, а другими причинами.

t ах і g -fyaxS + Ai дает ta^ia^Ai (скр. tegiyase).

уах ug + t ах i + ^iS дает jidda^a^ (скр. yuktayas).

wax і d -fwa! s + A і Дает widusAi (скр. vidiiSe).

Остается установить единое правило, которое позволило бы определить место ударения в любой форме. Когда возникнет вопрос, падает ли оно на слог, предшествующий окончанию, или на само окончание, то он решается сам собою, при условии, что мы знаем, каков вид словоизменения (то есть слабое оно или сильное). И все же мы видим, что в немалом числе основ, располагая возможностью определить, предпочло ли ударение отметить корень или суффикс, мы бессильны предвидеть заранее его

выбор. Итак, мы удовольствуемся составлением сводной таблицы. Эта таблица имеет задачей обосновать наличие или отсутствие ах в любой первичной форме, отвечающей нормальным условиям.

I. Корень + суффикс [279]

П. Корень без суффикса.

  1. й случай. Ударение остается на корне.

При слабой флексии окончания, начинающиеся с согласного, вызывают вытеснение аъ предшествующего окончанию.

Вытеснение гласного под воздействием ударения невозможно. Ср. ниже

  1. й случай. Ударение исчезает 6 корне.

а)              Ударение не переходит на окончания (слабое словоизменение).

Вытеснение под воздействием ударения затрагивает все аъ как предшествующие суффиксу, так и прочие. Ср. ниже.

б) Ударение переходит на окончания (сильное словоизменение) [280].

Произойдет вытеснение: 1) всякого аъ предшествующего суффиксу; 2) если аг не заканчивает собой основы, то всякого агgt; предшествующего окончанию и стоящего перед окончанием, способным принять на себя ударение.

До сих пор мы совсем не занимались слогами с удвоением. Немногое, что нам известно об их первичной форме, делает их анализ в высшей степени гипотетическим. Прежде всего следовало бы установить, нужно ли рассматривать их как особый вид звукоподражания, а если они образуют правильную морфологическую единицу у то и характер ее, позволяющий в нормальном состоянии предохранить ах от вытеснения.

Что касается перфекта, то здесь ничто не препятствует принятию этой последней гипотезы. Поскольку ударение в единственном числе актива приходится на корень[281], а во всех остальных случаях — на окончания, удвоение неизбежно утрачивает свое аІ9 сохраняя его, впрочем, виртуально. Таким образом, мы имеем:

и.-е. uwa2ka, ukma (скр. uvaca, Ucima) вместо *waxwa2ka *wax- wajkma. В таких формах, как papamp;ta а не могло не остаться. Если за корневым аг следует гласный, этот гласный, как установлено, „внедряется" в удвоение: bhibha2ida вместо *bhax і fall a2i d а и т. д.[282]

Что касается аориста на -а, то, чтобы сразу объяснить корневое ослабление и нормальное состояние удвоения в vocat, нужно предположить, что первично на это слово падало два ударения (wa1-uk-a1-t), как это наблюдается в инфинитивах на -tavai и в других индийских формах (Вohtlingk, Akzent im Sanskrit, стр. 3). Впрочем, он сближает акцентуацию греч. siuslv и скр. vocat. Такие аористы в санскрите, как atitviamp;anta, модифицировали свое удвоение: должно было бы быть *atetviSanta.

Наибольшая неопределенность отмечается в презенсе. і в і'аттіщ и в piparti задает загадку, которую мы не возьмемся разгадывать. Все же изменчивость акцентуации в 3-м классе санскритских глаголов говорит, по-видимому, о двух ударениях в сильных формах, и это предположение облегчает понимание таких форм, как nenekti, vevekti, veveSti (которые, правда, могут быть поняты и как интенсивные), зенд. zaozaomi, daedoist и греч. Шдlt;о. Во множественном числе отмечается одно единственное ударение, которое переходило на окончание, вследствие чего удвоение утрачивало свое а. Отсюда такие презенсы, как dide§ti. Первичная флексия должна была быть такой: dedeSti. didi?mas \

<< | >>
Источник: Фердинанд де Соссюр. ТРУДЫ по ЯЗЫКОЗНАНИЮ Переводы с французского языка под редакцией А. А. Холодовича МОСКВА «ПРОГРЕСС» 1977. 1977

Еще по теме § 13. Общий обзор изменений вокализма, вызванных словообразованием:

  1. МЁМОЩЕ SUR LE SYSTEME PRIMITIF DE VOYELLES DANS LES LANGUES INDO-EUROP?ENNES PAR FERDINAND DE SAUSSURE Lelpsick 187
  2. § 13. Общий обзор изменений вокализма, вызванных словообразованием