Предмет и задачи теории; предварительные понятия.

Задача семантической теории некоторого языка состоит, по нашему мнению, в том, чтобы объяснить, каким образом значение предложения с данной син­таксической структурой выводится из точно описанных значений его частей.

Семантическое описание компонентов предло­жения выполняется в терминах семантических признаков. Предложение содержит как обязательные, так и факульта­тивные части; все факультативные части и некоторые обя­зательные вносят свой вклад в значение целого 36.

3§ Это допущение явствует из того, как Катц критикует другого автора, который, рассматривая проблему грамматической неправиль­ности, учитывает различие способностей понимания у разных носителей языка (Katz, 1964а, р. 415).

30 Об отношении обязательности к осмысленности см. § 4.1 и осо­бенно сноску 94. Семантическая теория не должна охватывать более узкий круг фактов, чем грамматика. Следовательно, предметом нашей теории должно быть именно предложение. В той мере, в какой правила введения местоимений, эллипсиса и т. д. обращаются к контексту за пределами предложения, соответственно должна расширяться и сфера семантической теории. Однако мы не требуем, чтобы семантическая теория обеспечивала, например, разрешение неоднозначности слова jack: 1) ‘домкрат*, 2) ‘металлический шар (для специальной игры в шары)* — в предложении I realized we had no jack. ‘Я понял, что у нас нет домкрата/шара.* путем обращения к соседнему предложению, со-

Грамматика, которая описывает синтаксическую струк­туру предложений, должна, конечно, принадлежать к опре­деленному классу. Излагаемая ниже семантическая теория опирается на грамматику, предложенную в известной ра­боте Н. Хомского (Chomsky, 1965). Грамматика этого типа состоит из двух компонентов: базового и трансформа­ционного. Базовый компонент, или просто база, порождает глубинные структуры предложений, в которых применя­ются трансформации (все они обязательные); в результате получаются поверхностные структуры предложений [39]. Ба­за в свою очередь состоит из категориального компонента, который порождает претерминальные цепочки, и словаря (который Хомский называет «лексиконом»), содержащего лексические единицы. Лексическая единица — это тройка (Р, G, р), где Р —- это множество фонологических призна­ков, G — множество синтаксических признаков и р — мно­жество семантических признаков. Отношения между G и р обсуждаются Хомским лишь в предварительном порядке; мы вернемся к этому вопросу в главе 4.

Мы предположим иное разграничение между лексико­ном и категориальным компонентом (§ 3.42). Однако, сле­дуя Хомскому, мы принимаем следующий важный принцип: применение трансформаций не изменяет смысла предложе­ния [40], так что правила семантического компонента, которые строят семантическую интерпретацию предложения, долж­ны применяться только к его глубинной структуре.

Поскольку категориальный компонент не содержит пра­вил элиминации, вывод (=деривационная история) предло- женин (в том виде, в каком он отражен в размеченной ско­бочной записи его НС-структуры) свободен от неоднознач­ностей вплоть до начала лексического заполнения. Неод­нозначность выражений типа (9) (см.

выше) связана с тем, что некоторые узлы дерева помечены не полно, и является, вообще говоря, свойством поверхностной структуры39. Однако мы хотим пойти дальше: заполненная глубинная структура также должна быть свободна от неоднознач­ностей. Следовательно, лексические единицы не должны вносить неоднозначность, и поэтому мы требуем, чтобы в компоненте (X лексической единицы, то есть во множестве ее семантических признаков, не было дизъюнкций. Тогда полисемичное или омонимичное слово (типа ball ‘мяч’Лбал’) будет представлено в нашей теории столькими словарными статьями, сколько у него разных значений; в таком слове наша теория усматривает несколько разных лексических единиц.

Предположим, что у нас имеется претерминальная це­почка с узлом «существительное». Соответствующее «лекси­ческое правило» заменяет «существительное» не дизъюнк­цией множеств признаков, как в (28), а либо одним мно­жеством признаков — как в (29 і), либо другим — как в (29 ii).

(28) существительное

+объект +событие
+круглый ^деятельность
'мяч' 'бал'

39 Катц и Постал (Katz — Postal, 1964, p. 24) предложили ввести термин «сентоид» для обозначения цепочки формативов с един­ственным структурным описанием, а термин «предложение» оставить за самой цепочкой — вне зависимости от приписанной ей структуры. Однако такое словоупотребление кажется мне крайне неудачным, поскольку цепочки без структурных описаний (то есть продукты «слабо порождающих» грамматик) имеют для лингвистики лишь периферий­ный интерес. Кажется предпочтительнее сохранить обычный термин «предложение» за цепочкой с приписанной ей структурой, а для обо­значения цепочки, рассматриваемой вне связи с каким-либо струк­турным описанием, придумать специальный термин (если он кому- нибудь понадобится)*

ball ball

+объект +событие
+круглый +деятельность
'мяч' 'бал'

Как было сказано выше (§ 2.1), установление того, ка­кой именно из свободных от дизъюнкций наборов семанти­ческих признаков, связанных с полисемичной цепочкой фонем, заполняет данный узел конкретной глубинной струк­туры, является фактом речевой деятельности слушающего (и, стало быть, не рассматривается в нашей теории).

Мы будем различать упорядоченные и неупорядочен­ные наборы семантических признаков. Назовем неупоря­доченный набор признаков пучком, а упорядоченный набор — конфигурацией. Для обозначения обоих типов наборов будем использовать круглые скобки, но сим­волы признаков в пучке будут отделяться друг от друга запятыми, а в конфигурации — стрелками. Пусть а и b — семантические признаки; тогда:

(30) Пучок: (а, b) = (b, а)

(31) Конфигурация: (а —*■ Ь) Ф (Ь —► а).

Предположим, что значение слова дочь разлагается на компоненты ‘женский пол’ и ‘потомок’. Всякое лицо, яв­ляющееся дочерью, одновременно является существом жен­ского пола и потомком; поэтому мы представляем смысл ‘дочь’ в виде пучка признаков ‘женский пол’ и ‘потомок’. Предположим теперь, что значение слова стул представле­но в терминах признаков ‘мебель’ и ‘сидеть’. Все, что яв­ляется стулом, является и мебелью, но оно не «сидит» — «сидят» и а нем. Мы отразим это обстоятельство, объеди­няя признаки ‘мебель’ и ‘сидеть’ в конфигурацию [41].

Конфигурация (упорядоченный набор) признаков яв­ляется для нас средством формального представления пере­ходных глаголов, входящих в толкования тех или иных слов. Легко показать, что компонентный анализ в семантике сво­дился до сих пор почти исключительно к использованию пучков (неупорядоченных наборов) признаков [42].

Два (или более) пучка признаков могут в свою оче­редь образовывать конфигурацию. Формула (a, b —*с, d) представляет конфигурацию пучков (а, Ь) и (с, d). Следо­вательно, (а, Ь—* с, d) = (b, а—+ d, с) ф(с, d—* а, Ь). Усло­вимся, что запятая связывает теснее, чем стрелка, или, иными словами, (a,b—*c, d)=((a, b)—*(c, d))=£(a, (b—*c), d).

Целью § 3.2 является исследование образования зна­чений сложных выражений (то есть выражений, состоящих из многих слов). Наш основной тезис заключается в том, что семантические структуры как сложных, так и простых выражений представимы, по существу, в одном и том же виде, а именно в терминах пучков и конфи­гураций семантических признаков. Другими словами, се­мантические структуры слов имеют тот же общий вид, что и семантические структуры предложений (см. также § 3.441). Этим и обеспечивается возможность свободно вводить новые слова в язык L, объясняя их значения при помощи выраже­ний, построенных из слов языка L. Конечно, конкретное сложное выражение, если оно не тавтологично [43], содержит в своей семантической структуре больше признаков, чем любая из его составляющих; но вид этих структур, как они представлены в теории, один и тот же и для простых, и для сложных выражений.

Пусть два выражения образуют некоторую граммати­ческую конструкцию. Назовем образование пучка призна­ков соединением. Пусть М — слово с семантичес­кими признаками (a-*-b), а N — слово с признаками (c-+d), и пусть MN — конструкция[44]; тогда, если семантичес­кая структура конструкции MN описывается выражением, скажем (a, c-+b-*-d), то MN — конструкция с соедине­нием. Другими словами, в значении каждой составляющей имеется хотя бы один признак, который в значении всей

конструкции входит в некоторый пучок. Будем говорить, что MN — конструкция с полным соединением, если все признаки всех составляющих образуют единый пучок, то есть М (a, b) + N(c, d)=MN (а, b, с, d).

Конструкция, в которой признаки составляющих не образуют нового пучка,— это конструкция без соединения. В следующих формулах приведены примеры некоторых конструкций без соединения:

(32) (i) M(a->6) + N(c) = MN(a — Ь-* с)

(ii) М(а—► ft) + N (с —► d) = MN (а —*b—*с—*d)

(iii) M(a, b) -f-N (с, d) = MN (a, b —► c, d).

В § 3.22 мы обратимся к классификации конструкций без соединения.

В теории КФ все конструкции представлены в виде кон­струкций без соединения, но фактически они рассматривают­ся как конструкции с соединением. Мы надеемся избежать некоторых недостатков подхода КФ благодаря различению пучков и конфигураций.

3.2.

<< | >>
Источник: В.А. Звегинцев. НОВОЕ В ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ. ВЫПУСК X. ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ СЕМАНТИКА. МОСКВА «ПРОГРЕСС» - 1981. 1981

Еще по теме Предмет и задачи теории; предварительные понятия.:

  1. N 1. Понятие, соотношение, структура предварительных проверки и расследования
  2. Глава IVОСОБЕННОСТИ ЕДИНСТВА РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ( Предварительные замечания)
  3. СООТНОШЕНИЕ ЭВРИСТИЧЕСКОЙ И РЕГУЛЯТИВНОЙ ФУНКЦИИ ФИЛОСОФСКИХ ПРИНЦИПОВ в ФОРМИРОВАНИИ НОВОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  4.   ЗАДАЧИ ПОЗИТИВИЗМА И ИХ РЕШЕНИЕ 1868  
  5. Предмет теоретической логики
  6. § 2. Объект и предмет хищения
  7. ПРЕДМЕТ УГОЛОВНОГО ПРАВА. УГОЛОВНОЕ ПРАВО КАК ОТРАСЛЬ ПРАВА, НАУКА И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА
  8. ЗАДАЧИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
  9. ЛЕКЦИЯ 2. Основные этапы развития общей теории права и   государства в России.
  10. § 2. Развитие научного знания и «прогресс теорий»
  11. Проблема судеб европейской культуры. Понятие «жизненного мира»
  12. § 2. Социальная философия и теория познания человека и общества
  13. Предмет философии науки (Розов М.А., Стёпин В.С.)
  14. ПОНЯТИЕ «ИСХОДНАЯ ФОРМА ПРЕДМЕТА» И ЕГО МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ
  15. 1. ПРИНЦИП ПРЕДМЕТНОСТИ В РАЗРАБОТКЕ КАТЕГОРИИ КУЛЬТУРЫ
  16. 2. ПРЕДМЕТНАЯ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ КАТЕГОРИИ КУЛЬТУРЫ