<<
>>

Понятие, предмет, задачи и объекты многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы

Несмотря на достаточно высокий уровень развития судебного почерковедения, отдельные основополагающие положения теории многообъектной судебнопочерковедческой экспертизы и сегодня относятся к разряду малоизученных.

Данная проблема нуждается во всесторонней и целенаправленной научноисследовательской разработке. Это вызвано, прежде всего, отсутствием на сегодняшний день целостного представления о МСПЭ: нет общепринятой формулировки понятия, налицо значительный дефицит сведений о предмете, задачах и объектах. В специальной научной и учебно-методической литературе представлены лишь фрагментарные научные данные. Именно поэтому обстоятельное рассмотрение фундаментальных теоретических вопросов указанной области криминалистических знаний является, несомненно, актуальным[57] и приоритетным направлением научной работы.

Многообъектная судебно-почерковедческая экспертиза - это самостоятельное судебно-почерковедческое исследование, специфика которого связана с изучением различных категорий множества спорных рукописей и (или) сравнительных образцов, что предопределяет многообразие экспертных ситуаций при решении всевозможных задач исследования.

В целях обеспечения наиболее качественного решения задач исследования необходимо глубокое изучение фундаментальных научных положений теории судебнопочерковедческой экспертизы, формирование соответствующих методических рекомендаций, которые будут эффективны в дальнейшей практической деятельности.

Разделение экспертиз на малообъектные и многообъектные осуществляется в зависимости от имеющегося количества объектов экспертизы. Как упоминалось ранее, в криминалистической литературе существует несколько точек зрения на проблему установления оптимальных количественных критериев дифференциации судебно-почерковедческих экспертиз на малообъектные и многообъектные.

В настоящее время в научной литературе отсутствует однозначная позиция экспертов-почерковедов по названной проблеме. А многообразие всевозможных точек зрения объясняется ее актуальностью и необходимостью иметь в распоряжении эксперта такое условное числовое значение, посредством которого можно дифференцировать СПЭ на малообъектные и многообъектные.

В ходе дальнейших научных изысканий в области МСПЭ не один раз предпринимались попытки определения более конкретных значений для объективизации оценки проделанной экспертом работы.

Приведем наиболее интересные мнения ведущих ученых в рассматриваемой области. Так, С. А. Атаходжаев в своем диссертационном исследовании[58] обращался к изучению названной проблемы в близких отраслях знаний, в частности в криминалистической экспертизе материалов, веществ и изделий[59], и установил, что применительно к этому направлению в качестве множественного объекта рассматриваются множественные элементы вещной обстановки, наделенные определенной структурой, существенной в методическом плане, без уточнения их числа[60].

А. А. Г усев связывал понятие многообъектности с количеством почерковых объектов и сравнений не менее 20-ти[61].

По сути, подобные определения с небольшими текстуальными различиями дают большинство авторов. Например, по мнению А. И. Колонутовой, «к многообъектным экспертизам принято относить такие, в процессе которых необходимо анализировать 20 и более объектов (как исследуемых, так и сравнительного материала)»[62] [63].

Л. А. Винберг и М. В. Шванкова многообъектными считают «исследования,

где имеются более 20 объектов или когда насчитывается 10-15 предполагаемых ~ 6

исполнителей» .

Исходя из этого, МСПЭ всегда представляет собой исследование именно множества почерковых объектов. В действительности же используемые понятия «многообъектная судебно-почерковедческая экспертиза» и «множество почерковых объектов» нельзя соотносить между собой в полном объеме.

Под множеством почерковых объектов принято понимать наличие в качестве объектов судебно-почерковедческой экспертизы совокупности из двух и более единичных почерковых реализаций. Во всех этих случаях решение любой по классу (идентификационной или диагностической) экспертной задачи обязывает к проведению дополнительных этапов исследования, что не имеет места при изучении единичного почеркового объекта. В связи с этим мы полностью разделяем точку зрения С. А. Атаходжаева, который полагает, что специфика многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы обусловлена не только количеством и видом множественности объектов, но и особенностями структуры экспертной задачи, решаемой в отношении множества объектов. Своеобразие этой структуры отмечается уже при исследовании более чем одной почерковой реализации и (или) более чем одного предполагаемого исполнителя[64]. Например, в процессе идентификации необходима проверка версии об общности происхождения исследуемых рукописей - выполнении их одним лицом или разными лицами и т. д.

Таким образом, следствием количественного увеличения исследуемых материалов всегда являются качественные изменения методики решения задачи МСПЭ. При этом наибольшее количество составляющих элементов множества способствует более яркому проявлению особенностей в методике. Традиционное понимание мно- гообъектности С. А. Атаходжаев связывает с определенным уровнем увеличения количества исследуемых объектов, когда особенности методики исследования и описания его результатов приобретают отчетливо выраженный характер[65].

Вместе с тем не все виды множеств почерковых объектов являются показателями многообъектности судебно-почерковедческой экспертизы. Как было отмечено ранее, наличие некоторых из них характерно лишь для малообъектных исследований. Это парадоксальное, на первый взгляд, положение обусловлено тем, что понятие «многообъектность» в судебном почерковедении традиционно имеет исключительно практическое значение, позволяющее по количественному критерию максимально объективно производить оценку объема проделанной экспертом работы.

При анализе понятий «многообъектность» и «множество почерковых объектов» формируется твердое убеждение, что, несмотря на схожесть, их нельзя расценивать как равнозначные, потому множество почерковых объектов - это количество свыше одной почерковой реализации, а критерием многообъектности является наличие более девяти единичных почерковых объектов.

В целях выявления оптимального конкретного значения мы изучили существующие в теории судебного почерковедения точки зрения и провели анкетирование более 500 экспертов-почерковедов, занимающихся практической деятельностью, а полученные результаты (приложение 2, 3) учли при разработке некоторых определений. Во избежание расхождений при изучении данного вопроса наиболее оптимальной принято считать многообъектную судебно-почерковедческую экспертизу, содержащую множество из десяти и более единичных почерковых объектов. Напротив, малообъектной является судебно-почерковедческая экспертиза, имеющая один (единичный) почерковый объект либо их множество, состоящее не более чем из девяти почерковых реализаций.

Условность границы между малообъектной и многообъектной судебнопочерковедческими экспертизами единодушно признается многими экспертами- почерковедами.

При этом важно знать, что в качестве единичных объектов почерковедческой экспертизы следует всякий раз рассматривать как отдельные спорные рукописи (тексты, краткие записи, подписи), так и все сравнительные образцы почерка каждого конкретного исполнителя. В отношении первых это объясняется необходимостью решать самостоятельные вопросы об их принадлежности проверяемым исполнителям, что устанавливается лишь в процессе исследования. Вторые, хотя и предоставляются в распоряжение эксперта в виде множества сравнительного материала, отражают почерк одного и того же лица во всем разнообразии его проявлений и, следовательно, связаны общностью происхождения.

Кроме того, следует отметить, что любое множество почерковых объектов имеет сложный характер и может быть образовано[66]: исследуемыми рукописями, сравнительными материалами, исследуемыми рукописями и сравнительными материалами одновременно.

Несмотря на специфику и существующие в связи с этим различия, судебнопочерковедческая экспертиза, бесспорно, обладает родовым сходством с многообъектной судебно-почерковедческой экспертизой. Данное обстоятельство позволяет использовать теоретические основы СПЭ в качестве допустимого аналога для развития соответствующей области криминалистических знаний - многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы.

В авторитетных источниках[67] [68] [69] судебно-почерковедческую экспертизу определяют как: род криминалистической экспертизы; исследование и дачу экспер- том-почерковедом заключения в соответствии с процессуальным законом на основе специальных знаний в области судебного почерковедения.

То есть в целях определения места на «иерархической лестнице» необходимо указать, что судебно-почерковедческая экспертиза является родом криминалистической экспертизы, которая в свою очередь является классом судебной экспертизы. В данном случае мы придерживаемся мнения Ю. Г. Корухова и других ученых, выделяющих на современном этапе в структуре судебных экспертиз 10 классов, к одному из них принадлежит криминалистическая экспертиза.

Следует отметить, что вопрос о разделении экспертиз на виды, роды, и классы долгое время оставался открытым. Так, в научной полемике обсуждались различные основания для классификации судебных экспертиз. По справедливому суждению А. Р. Шляхова , для их проведения необходим комплексный критерий (предмет, объект и методика экспертного исследования). В результате глубокого анализа и оптимизации имеющихся знаний целесообразность подобного взгляда в дальнейшем подверглась сомнению. В связи с этим современная точка зрения несколько отличается от мнений, высказанных ранее. На сегодняшний день большинство ученых солидарны в своих убеждениях по данному вопросу и в качестве оснований для классификации предлагают рассматривать задачи и объекты экспертного исследования, исходя из чего задачи судебно-почерковедческих экспертиз подразделяются:

1) на классы: идентификационные, диагностические;

2) подклассы: индивидуальное или групповое тождество;

3) виды: текст, краткая запись, подпись;

4) подвиды, или состав рукописи: буквенная, безбуквенная (штриховая), цифровая и смешанная;

5) группы, или объем рукописи: большой, средний, малый;

6) подгруппы, или условия письма: обычные, необычные, связанные с воздействием конкретных сбивающих факторов.

Рассмотрение имеющихся понятий через призму изучаемой нами проблемы позволило сформулировать базовое определение, в соответствии с которым многообъектная судебно-почерковедческая экспертиза - это подкласс судебнопочерковедческой экспертизы как рода криминалистической экспертизы; исследование множества из десяти и более единичных почерковых объектов, а также дача экспертом-почерковедом заключения в соответствии с законодательством Российской Федерации на основе специальных знаний в области судебного почерковедения в целях установления фактов (фактических обстоятельств), имеющих доказательственное значение по уголовным, гражданским и арбитражным делам.

В зависимости от определения вида множества эксперт получает первоначальное представление о характере сложившейся экспертной ситуации, что позволяет ему прогнозировать особенности структуры и содержание процесса решения задачи многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы.

А. Р. Шляхов отмечает, что «в рамках каждого рода криминалистической экспертизы решаются своеобразные задачи в зависимости от свойств и признаков исследуемых объектов»[70].

Решение задачи МСПЭ - процесс познавательный, где в каждом акте познания присутствуют собственно аналитические и оценочные факторы. Всякая экспертная ситуация неповторима, своеобразна, специфична, поскольку связана с определенной категорией множества, конкретным видом рукописи, характером, объемом, определенными условиями ее выполнения, а также количеством и качеством сравнительного материала и т. п.

Все судебно-экспертные исследования сопряжены с выявлением и изучением свойств и признаков объектов, которые в результате предметно-практической и познавательной деятельности дают возможность устанавливать события или фрагменты реальности, имевшие место в прошлом.

Другими словами, как справедливо отметила Т. В. Аверьянова, в процессе познания экспертом изучаемого им носителя определенной информации о происшедших ранее событиях возможно установление объективного факта, входящего в предмет исследования и представляющего практическую значимость. Ценность этой информации заключается в том, что она является основой для внутреннего убеждения эксперта о существовании или отсутствии факта или совокупности фактов, имеющих отношение к делу. Получение такой информации основывается на знаниях, навыках и умении эксперта правильно выбрать и применить методику, предусмотренные ей методы и технические средства. А уже выбор той или иной методики зависит, непосредственно, от задач и особенностей объектов исследования[71].

Изучение большого разнообразия вопросов позволяет установить весь спектр задач МСПЭ, а, следовательно, конкретизировать ее предмет, объекты, общую и частную методики.

Общепринятым является представление о задаче как о цели в данных условиях[72]. Вместе они образуют исходные параметры экспертной задачи, которые отражают содержание задания эксперту по поручению следственных органов и суда.

Задание эксперту, как и задача, содержит цель, которая отражена в вопросах следователя (суда), и условия ее достижения - исследуемый(ые) документ(ы), образцы почерка исполнителя(ей), сведения об обстоятельствах дела и предполагаемых исполнителях и другие данные, имеющие непосредственное отношение к предмету экспертизы.

В начале исследования у эксперта на основе поставленного перед ним вопроса и существующих исходных данных формируется самое общее представление о задаче, подлежащей решению. В процессе проведения дальнейшего исследования она уточняется, конкретизируется, в результате чего у эксперта- почерковеда появляется возможность рационально и логично спланировать дальнейший ход исследования, определить соответствующие методы и выбрать методику решения поставленной задачи.

Разграничение целей многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы тесно граничит с вопросом классификации экспертных задач данных криминалистических исследований. Отметим, что в судебном почерковедении он решается неоднозначно.

Первоначально все экспертные задачи подразделялись на два основных класса[73]: идентификационные и неидентификационные.

Основанием для выделения в отдельную группу неидентификационных задач стало отсутствие в таких исследованиях вопросов об установлении наличия тождества[74] [75]. Ведь значительная часть задач, решаемых при проведении судебнопочерковедческих исследований, не имеет идентификационного характера - это классификационные и диагностические задачи, а также задачи, именуемые

3

некоторыми авторами ситуационными .

В дальнейшем, в связи с неопределенностью термина «неидентификационные», вышеприведенная классификация не утвердилась и не получила развития в судебном почерковедении. Этот факт подчеркивает и Ю. Г. Корухов, отмечая, что терминологическое сочетание «неидентификационные исследования» слишком расплывчато, не выражает сущности этих исследований и по своему смысловому значению сводится к утверждению понятия, противоположного идентификационной экспертизе»[76], хотя в действительности это не так.

В связи с современными требованиями и потребностями судебноследственной практики возникала необходимость в исследовании новых объектов и решении других задач, не связанных с процессом идентификации. В результате чего в конце 70-х - начале 80-х гг. прошлого века появился целый ряд работ, посвященных классификации экспертных задач[77] [78].

Ранее все неидентификационные и диагностические задачи соотносили между собой как равные по значению3. В дальнейшем отсутствовало единое мнение по данному вопросу, и многие авторы предлагали различные классификации задач:

1) идентификационные, диагностические, ситуационные, классификационные[79]; 2) идентификационные, диагностические классификационные, диагностические задачи исследования состояния[80]; 3) идентификационные, ситуационные, реставрационные, классификационные, диагностические и т. д.[81] [82]

Затем цели судебно-почерковедческой экспертизы были систематизированы

7

по классу решаемой задачи .

К вопросу систематизации задач неоднократно обращалась В. Ф. Орлова, при ознакомлении с ее ранними работами становится ясно, что цели судебнопочерковедческой экспертизы, не относящиеся к идентификации исполнителя спорной рукописи, подразделяются на две основные группы: 1) диагностические, предполагающие установление естественных (внешних и внутренних) условий письма, намеренного искажения почерка; 2) классификационные, направленные на определение социально-демографических характеристик личности писавшего[83].

Позже более предпочтительным стало мнение, в соответствии с которым все задачи судебно-почерковедческой экспертизы подразделяются на три условно самостоятельные группы: идентификационные, диагностические и ситуационные[84].

В поздних работах В. Ф. Орловой встречается другая, отвечающая современным требованиям двухэлементная классификация, состоящая из идентификационных (задачи установления конкретного исполнителя исследуемой рукописи или его исключения либо решения вопроса о выполнении ряда рукописей или ее фрагментов одним или разными лицами) и диагностических задач (подразделяются: на: собственно-диагностические, связанные с установлением условий выполнения исследуемой рукописи, и диагностико-классификационные, связанные с установлением личностных (социально-демографических и психологических) характеристик исполнителя исследуемой рукописи)[85].

В настоящее время по данному вопросу наиболее оптимальной представляется точка зрения профессора М. В. Бобовкина[86]. Он выделяет два класса задач судебно-почерковедческой экспертизы - идентификационные и диагностические.

В свою очередь диагностические задачи подразделяются на:

1) собственно-диагностические;

2) классификационно-диагностические;

3) ситуационно-диагностические.

Мы придерживаемся аналогичной позиции и считаем такую классификацию наиболее удачной и обоснованной. В связи с этим приступим к ее изучению применительно к многообъектной судебно-почерковедческой экспертизе.

К идентификационным должны быть отнесены задачи двух видов: индивидуальное отождествление и установление групповой принадлежности (установление общности происхождения).

Собственно-диагностические экспертные задачи связаны с установлением необычного психофизиологического (аффекта, возбуждения, торможения и т. д.) или патологического (психического, соматического) внутреннего состояния личности писавшего, умышленного изменения письма.

Классификационно-диагностические экспертные задачи направлены на определение групповой принадлежности исполнителя рукописи по таким социально-демографическим характеристикам, как пол, возраст, профессия, национальность и др.

Ситуационно-диагностические экспертные задачи устанавливают специфику внешней обстановки письма - необычная поза, пишущий прибор, освещение и т. д.

Важно учитывать, что решение задач многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы независимо от их класса (идентификационные или диагностические) определяется компетенцией эксперта, пределы которой ограничиваются системой вопросов, поставленных и решенных в результате применения соответствующей методики исследования.

В процессе изучения проблемы классификации в судебном почерковедении Ю. Н. Погибко дифференцировала идентификационные задачи по подклассу на групповые и индивидуальные. А связанные с индивидуальной идентификацией в свою очередь подразделяла на задачи установления наличия либо отсутствия тождества исполнителя. Экспертная практика показывает, что необходимость в этом имелась, так как многие элементы методики различаются в зависимости от того, по какому пути идет формирование вывода, какие версии (положительные или отрицательные) в качестве наиболее вероятных выдвигаются и проверяются экспертом[87].

Далее при изучении объектов многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы установлено, что их круг достаточно внушителен, а специфика выражается в систематизации в широком, узком и особенном смысле.

В широком понимании объектами МСПЭ являются материалы уголовного, гражданского или арбитражного дела, направляемые на данную экспертизу и относящиеся к ее предмету, в том числе множество исследуемых рукописей и сравнительных материалов, сведения, полученные следственными или судебными органами по запросу эксперта об условиях выполнения исследуемых рукописей, личности предполагаемого исполнителя(ей) и др.

В узком смысле объектами МСПЭ являются отдельные категории множества почерковых объектов, образованные исследуемыми рукописями (текстами, краткими записями, подписями), сравнительными материалами, исследуемыми рукописями и сравнительными материалами одновременно (приложение 4), а также выраженная в них система идентификационных и диагностических свойств почерка.

Так как уточнение задачи и выбор соответствующей методики многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы подчинены специфике множества почеркового материала, именно этот объект подвергается научной систематизации. В основу данного процесса в судебном почерковедении многими авторитетными учеными[88] единодушно положен принцип последовательной конкретизации, согласно которому различаются виды, подвиды и группы, подгруппы непосредственных объектов, дается их индивидуальная характеристика.

Виды, подвиды, группы и подгруппы непосредственных объектов МСПЭ подробно представлены в приложении 5.

Следовательно, условия выполнения исследуемой рукописи подразделяются на обычные и необычные, а последние - на связанные и не связанные с намеренным изменением почерка. Наиболее детальным является распределение задач в зависимости от воздействия конкретных условий, конкретной причины.

В особенном смысле объекты МСПЭ - это упорядоченные группированием однородное и неоднородное множества исследуемых рукописей, множество сходных и различающихся сравнительных материалов.

Любое множество исследуемых объектов при производстве МСПЭ следует рассматривать главным образом с точки зрения наличия или отсутствия структурной взаимосвязи между его элементами по общности происхождения, то есть на предмет выполнения исследуемых рукописей одним лицом или разными лицами.

Однородное множество почерковых реализаций (множественный объект) представляет собой множество исследуемых рукописей, в котором все структурные элементы наделены взаимосвязью по общности происхождения.

Разновидности однородного множества почерковых реализаций: единый множественный объект, предполагаемый единый множественный объект, раздельный множественный объект.

Единый множественный объект - это множество почерковых реализаций в виде исследуемых рукописей с наибольшей степенью однородности, элементы которого эквивалентны с точки зрения сопоставимости условий письма и наличия индивидуального комплекса признаков почерка, который свидетельствует о выполнении всех исследуемых рукописей одним лицом.

Предполагаемый единый множественный объект - это однородное множество почерковых реализаций в виде исследуемых рукописей, степень однородности которого позволяет объединить его элементы по общности происхождения только в предположительной форме.

Единый множественный и предполагаемый единый множественный объекты выражают отношения фактического и предполагаемого тождества между элементами структуры множественного объекта.

Раздельный множественный объект - это однородное множество почерко- вых реализаций в виде исследуемых рукописей, степень однородности которого не позволяет объединить его элементы по общности происхождения в категорической или предположительной форме.

Неоднородное множество почерковых реализаций представляет собой множество исследуемых рукописей, в котором структурные элементы не обладают взаимосвязью по общности происхождения и складывается в зависимости от количества предполагаемых исполнителей спорных рукописей, их вида, характера, условий выполнения и степени однородности.

Множество сравнительных образцов почерка складывается из единичных объектов, предоставляемых эксперту в виде множества почерковых реализаций, связанных по внутреннему составу единством происхождения, так как отражают письменно-двигательный навык одного и того же лица во множестве его проявлений.

Многообъектная судебно-почерковедческая экспертиза имеет ярко выраженный ситуативный характер, обусловленный именно объектами, поэтому категория множества, вид объекта (текст, краткая запись, подпись), объем рукописи (большой, средний, малый), характер (буквенный, цифровой, смешанный), условия выполнения (обычные, необычные) и другие факторы, влияющие на каждое конкретное исследование, преобразуют любую экспертную задачу в конкретную задачу судебно-почерковедческой экспертизы, то есть в «определяемое экспертом на основе исходных данных в соответствии с предметом экспертизы задание для предстоящего исследования, содержащее цель и условия ее достижения с помощью специальных знаний в области судебного почерковедения»[89].

Приступая к изучению вопроса о предмете судебной экспертизы, обратимся к авторитетному источнику[90], где можно встретить следующую, наиболее общую формулировку: это «фактические данные (факты, обстоятельства), устанавливаемые на основе специальных научных познаний и исследования материалов уголовного либо гражданского дела». Там же говорится, что предмет судебной экспертизы предопределяется объектом экспертного исследования и вопросами следователя или суда[91] [92].

По мнению А. Р. Шляхова, предмет экспертизы - это «фактические данные, которые возможно получить с помощью исследований экспертов - представителей различных отраслей науки и техники» .

А. М. Зинин, Н. П. Майлис и Е. Р. Россинская солидарны во мнении, что предметом экспертизы «являются фактические данные (обстоятельства дела), устанавливаемые на основе специальных научных познаний в области науки, техники, искусства или ремесла и исследования материалов уголовного либо гражданского дела»[93].

В словарях основных терминов судебно-почерковедческой, судебно-авторо- ведческой и судебно-фоноскопической экспертиз[94] и основных терминов теории и практики судебно-почерковедческой экспертизы[95] [96] под предметом понимается решение задач судебно-почерковедческой экспертизы.

Представляет интерес одна из наиболее современных точек зрения Т. В. Аверьяновой, которая считает, что предмет экспертизы - это «установление фактов (фактических данных), суждений о факте, имеющих значение для уголовного, гражданского или арбитражного дела либо дел об административных правонарушениях, путем исследования объектов экспертизы, являющихся материальными носителями информации о произошедшем событии»4.

Предмет МСПЭ предполагает установление экспертом-почерковедом лишь только фактов и (фактических обстоятельств), составляющих его компетенцию. Пределы этой компетенции ограничены комплексом вопросов идентификационного и диагностического характера, которые могут быть решены на основе применения рекомендованных в судебном почерковедении методов исследования.

Анализ родственных понятий и положений судебного почерковедения позволил установить, что предмет многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы составляет решение задач по исследованию множества рукописей на основе применения методики многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы.

Что касается непосредственно определения задачи судебно-почерковедческой экспертизы, то в Словаре основных терминов судебно-почерковедческой, судебно- автороведческой и судебно-фоноскопической экспертиз нам предлагается следующая формулировка: это «установление фактов (фактических данных) в соответствии с потребностями судебно-следственной практики (вопросами следователя, суда), предполагающее применение методики судебно-почерковедческой экспертизы»[97].

Ю. Н. Погибко также достаточно глубоко изучено понятие «экспертная судебно-почерковедческая задача»[98]. В этой ситуации в силу своего процессуального положения и на основе специальных знаний в области судебно-почерковедческой экспертизы обязан действовать эксперт, чтобы выполнить задание и оформить заключение.

Необходимо также обратить внимание на определение, которое дано в Словаре основных терминов судебно-почерковедческой экспертизы[99].

Учитывая изложенное, можно сделать вывод, что задачей многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы является установление фактов (фактических обстоятельств) в соответствии с потребностями судебной и следственной практики (вопросами следователя, суда), предполагающее применение методики многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы.

Как правило, основными элементами задачи при делении по степени общности являются: цели, сформулированные в вопросе, и условия ее достижения, то есть данные, конкретизирующие задачу (вид рукописи, ее объем, особенности сравнительного материала, сведения о предполагаемых исполнителях и т. д.). От верного определения самой задачи зависят истинность и достоверность ее решения.

Дифференциация экспертных задач может проводиться по различным основаниям. Степень сложности является второстепенным основанием дифференциации задач судебно-почерковедческой экспертизы по отношению к степени общности. Все экспертные задачи под воздействием объективного фактора подразделяются по степени сложности на определенные и неопределенные[100]. Обычно в определенной задаче объема необходимой полезной информации достаточно для ее успешного решения: отсутствует конфликтность данных, множество альтернатив и соответствующих им исходов. Исследование осуществляется на основании оценки исходных параметров в качестве достаточных для получения итогового результата. Неопределенная же экспертная задача, напротив, характеризуется недостаточным количеством информации, многообразием альтернатив и потенциальных исходов. Ее решение всегда сопровождается конфликтностью. Соответственно, простой, как правило, является определенная экспертная задача, а неопределенная относится к разряду сложных.

Кроме того, объективным критерием деления по степени сложности задач многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы является наличие или отсутствие алгоритма их решения. Разработанность и эффективность имеющихся в арсенале эксперта методических средств во многом обусловливает продуктивность экспертной работы. Необходимо также учитывать, что в методике многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы нельзя добиться абсолютной формализации экспертных действий, так как каждая экспертная ситуация индивидуальна, своеобразна и неповторима. Значит, любые практические задачи судебного почерковедения первоначально могут быть отнесены к числу проблемных, а их решение с позиции методического обеспечения часто вызывает вопросы различной степени трудности.

По субъективному фактору сложность решения задач МСПЭ определяется, прежде всего, уровнем профессиональной подготовки эксперта, его умением творчески подходить к решению задач, способностью к обучению, овладению новыми методами исследования, а также степенью разработанности необходимой области знаний, наличием апробированных и эффективных методик и их умелым использованием в практической экспертной деятельности.

В целом наиболее значимыми компонентами экспертной ситуации, имеющими прямое влияние на процесс исследования и получение необходимого результата, являются указанные объективные и субъективные факторы. В связи с этим они все в большей или меньшей степени воздействуют на разграничение задач МСПЭ по сложности их решения.

Некоторые авторы систематизируют экспертные задачи по степени сложности на простые, средней сложности, сложные и максимально сложные[101]. Показателем степени сложности также является количество выдвигаемых экспертом версий, их вероятность и соответствие действительности. В качестве элементов данного критерия группировки выступают различные аспекты, образующие объективный и субъективный факторы. Экспертная практика свидетельствует о том, что, чем ниже показатели компонентов указанных факторов, тем выше степень сложности отдельных задач судебно-почерковедческой экспертизы. Например, чем меньше по объему исследуемая рукопись, чем слабее в ней выражены симптомокомплексы информативных признаков почерка, чем ниже квалификация эксперта и меньше его практический опыт, тем проблематичнее решение любой задачи.

По нашему убеждению, предложенные классификации являются научно обоснованными и имеют право на существование. Тем не менее первый вариант представляется наиболее приемлемым и удобным в использовании, так как в нем обозначены четкие критерии разделения задач на определенные или неопределенные. Во втором же, напротив, границы отнесения задач к какой-либо из существующих категорий (простой, средней степени сложности, сложной и максимально сложной) достаточно размыты и отсутствует конкретность. Поэтому близкая градация сложной и максимально сложной задач вызывает у эксперта определенные трудности.

Учитывая вышеизложенное, необходимо отметить, что дифференциация задач по степени сложности непостоянна, так как зависит от уровня развития методических основ и разработки методик, ориентированных на решение сложных задач. Соответственно, с появлением новых алгоритмов действий эксперта, разработкой новых методик задачи, причислявшиеся ранее к разряду сложных, становятся менее трудными[102].

Следующее рассматриваемое нами деление касается частоты встречаемости в экспертной практике задач: они могут быть типичными (часто или относительно часто встречающимися) и специфическими (встречающимися редко). В свою очередь типичные задачи делятся на простые и сложные[103].

Помимо изложенного, любая из указанных задач может являться самостоятельной (основной, конечной) или вспомогательной (задачи промежуточных этапов исследования или подзадачи) в процессе конкретного исследования. Самостоятельной считается экспертная задача, сформулированная непосредственно в задании следственного органа или суда, назначившего экспертизу. Промежуточную задачу определяет уже в ходе экспертного исследования сам эксперт, вследствие чего при достижении основной цели она выступает как подзадача. Достаточно верно, на наш взгляд, это прокомментировала в своих работах В. Ф. Орлова: «Задача является промежуточной, если она носит оперативный характер и результат ее решения подчинен результату решения основной задачи»[104]. Например, при установлении исполнителя подписи (задача экспертизы или конечная задача) возникает необходимость выяснить, не выполнена ли она с применением технических средств (подзадача или промежуточная/вспомогательная задача).

Необходимо, чтобы решение этих подзадач происходило последовательно, поэтапно, в результате чего будут сформулированы промежуточные выводы, образующие логический ряд, приводящий к конечному выводу. Наличие разрывов в этом ряду, какого-либо несоответствия промежуточных выводов должно являться предметом специального анализа эксперта, иначе возрастает вероятность сделать ошибочные либо необоснованные конечные выводы[105].

Таким образом, всесторонний анализ теории и практики судебно-почерковедческой экспертизы позволил сформулировать отдельные ключевые понятия, необходимые эксперту-почерковеду для проведения полноценных и эффективных исследований указанной категории, а также восполнить пробелы в теоретических знаниях о многообъектной судебно-почерковедческой экспертизе.

1.3.

<< | >>
Источник: Диденко Ольга Александровна. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ МНОГООБЪЕКТНОЙ СУДЕБНО-ПОЧЕРКОВЕДЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Понятие, предмет, задачи и объекты многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Развитие и современное состояние многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы
  4. Понятие, предмет, задачи и объекты многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы
  5. Общие и специальные методы многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы
  6. Понятие и общие положения методики идентификационной многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы
  7. Частная методика идентификационной многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы
  8. Оценка и использование результатов идентификационной многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. Приложение
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -