<<
>>

Развитие и современное состояние многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы

Потребность в судебно-почерковедческой экспертизе (СПЭ) появилась давно. Это связывают с именем византийского императора Римской империи Юстиниана (V-VI вв.)[1]. Если обратиться к недалекому прошлому, можно выделить учение о почерке виднейшего дореволюционного криминалиста Е.

Ф. Буринско- го[2] [3], который стоял у истоков развития судебного почерковедения в советский период. Его преемники продолжили работу в выбранном направлении. Так, весь массив трудов, выполненных учеными на этом временном отрезке, можно представить в виде следующих исторически сложившихся этапов развития судебного

3

почерковедения в советский период :

1. Этап накопления знаний и опыта (с 20-х гг. до середины 30-х гг.).

2. Этап становления теоретических основ (с середины 30-х гг. до середины 50-х гг.).

3. Этап дальнейшего развития теоретических, экспериментальных исследований, математизации знаний, формирования теории судебно-почерковедческой идентификации и начал судебно-почерковедческой диагностики (с середины 50-х гг. до начала 90-х гг.).

Именно на третьем этапе появились первые исследования в области многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы (МСПЭ), относящиеся к концу 50-х - началу 60-х гг. ХХ в.

Становление и развитие многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы связаны с именами таких видных отечественных и зарубежных ученых, как С. А. Атаходжаев, Э. У. Бабаева, М. В. Бобовкин, Г. Р. Богачкина, К. А. Буханце- ва, А. А. Вайнштейн, А. И. Винберг, Л. А. Винберг, В. А. Грачев, В. Г. Грузкова, А. А. Гусев, С. Д. Джаксымбетов, Е. Е. Доброславская, Т. Г. Злобина, Т. И. Зуева, Т. И. Исматова, И. И. Кеворкова, З. А. Ковальчук, А. И. Колонутова, Э. П. Крав- чинская, В. В. Липовский, Т. А. Манукян, А. И. Манцветова, И. Е. Мишаков, Э. Б. Мельникова, И. М. Можар, А. П. Моисеев, В. Ф. Орлова, Л. Я. Павлинская, Ю. А. Редлих, М. Я. Сегай, М. М. Семенова, Л. Р. Семина, В. В. Серегин, З. М. Соколовский, Ф. Х. Тарханова, М. А. Филиппова, С. А. Ципенюк, В. Г. Фоли, Т. Г. Шаова, М. В. Шванкова, Э. Шредер и др.

Особенностью раннего периода является стремление исследователей установить специфику многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы, позволяющую отличить ее от других близких по виду и характеру криминалистических исследований почерка, с теоретической, методической и организационно-процессуальной точек зрения.

Основную массу публикаций 50-х - 60-х гг. составляют разработки, посвященные теории, методике и особенностям оформления заключений эксперта по многообъектным судебно-почерковедческим исследованиям. К этим вопросам обращались В. А. Грачев (1958), А. А. Гусев (1958), Л. Я. Павлинская и К. Л. Бу- ханцева (1961), А. И. Манцветова, Э. Б. Мельникова и В. Ф. Орлова (1961), Ю. А. Редлих и Э. П. Кравчинская (1962), С. Д. Джаксымбетов (1962), А. А. Вайнштейн (1962), З. М. Соколовский, В. Г. Грузкова и И. М. Можар (1963), А. М. Семенова (1965).

А. А. Г усев в своих работах[4] рассматривал теоретические и методические аспекты МСПЭ, а также затрагивал вопросы оформления соответствующих заключений эксперта. Он соотносил понятие многообъектности с количеством почерко- вых объектов и (или) сравнений (не менее 20-ти).

В области методики этих исследований им даны рекомендации по осуществлению группировок и составлению таблиц применительно ко всем частям заключения эксперта. При этом А. А. Г усев в качестве основания для группирования предлагал дифференциацию почерковых объектов (подписи) в соответствии с «характером заключения», подразумевая цели планирования (при изучении подписей на их подлинность).

Следует также выделить исследования В. А. Грачева[5], в которых главным образом акцентируется внимание на вопросах оформления заключения эксперта: на специфических особенностях иллюстрации многообъектных судебно-почерковедческих экспертиз, в том числе исследований множества подписей, в которых устанавливалась идентификационная совокупность признаков, достаточная для обоснования вывода о выполнении их одним лицом.

Л. Я. Павлинская и К. А. Буханцева в своих трудах обращаются к методической стороне производства многообъектных судебно-почерковедческих исследований. Они высказываются о возможности отступления от общепринятого порядка исследования подписей и предлагают при изучении множества почерковых объектов, выполненных разными лицами, обходить стадию определения их подлинности, сравнивая подписи сразу между собой. Если выясняется, что подписи выполнены одним лицом, то дальнейшее сравнение рекомендуется проводить выходя «...сразу на подозреваемое лицо»[6].

Все указанные авторы допускают возможность отклонения от общей методики судебно-почерковедческой экспертизы при исследовании множества почерко- вых объектов. Представляется, что если руководствоваться такими рекомендациями, то количество экспертных ошибок увеличится, особенно при изучении кратких и (или) простых сходных подписей. Не случайно предложения в дальнейшем были отрицательно восприняты судебно-экспертным сообществом. В последующих методических разработках говорится о необходимости строгого соблюдения общепринятых методических требований[7] [8].

Большой вклад в изучение освещаемой проблемы внесла В. Ф. Орлова . В ее трудах рассматривается как теоретическая база, так и основные методические положения МСПЭ. Она связывает специфику этих исследований в большей степени с процессом их осуществления, в частности с вопросами алгоритма проведения отдельных этапов и стадий экспертизы, группирования исследуемых и сравнительных объектов, особенностями оценки признаков почерка и др.[9]

Кроме того, В. Ф. Орловой, А. И. Манцветовой и Э. Б. Мельниковой были изучены фундаментальные теоретические положения многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы, влияющие на организацию решения экспертной задачи и определяющие характер многообъектности, состав множества исследуемых почер- ковых объектов и сравнительных материалов. Заслуживает внимания и мнение этого авторского коллектива об использовании дифференцированного подхода к процессу исследования в зависимости от характера многообъектности. В итоге наряду с отмеченной спецификой многообъектных судебно-почерковедческих изысканий указывается на необходимость решения отдельных частных задач в процессе экспертизы, различающихся между собой по компонентному составу.

Следует заметить, что в практическом аспекте эксперты-почерковеды всегда рассматривали многообъектность как обстоятельство, позволяющее расширить возможности и повысить надежность решения экспертных задач. Соответственно, при установлении факта выполнения всех (либо группы) исследуемых объектов одним лицом увеличивается объем графического материала, предоставленного в распоряжение эксперта. Об этом упоминает В. Ф. Орлова, по мнению которой, исследование ряда подписей как единого почеркового материала дает возможность «...проследить устойчивость признаков и их вариации. Признаки при изучении их в группе образуют значительно большую идентификационную совокупность, чем при изучении одной подписи»[10] [11].

В дальнейшем эта точка зрения нашла отражение в работах А. А. Вайнштейн .

В качестве основной методической особенности многообъектной судебнопочерковедческой экспертизы все упомянутые ранее авторы единогласно отмечают проведение всевозможных группировок и использование специальных таблиц, которые необходимы для решения экспертной задачи (раздельный и сравнительный анализ, оценка признаков) и оформления результатов исследования. При этом В. Ф. Орлова большое внимание уделяет системе оснований группировок (признаки необычных условий выполнения рукописи, транскрипция подписи, степень выработанности, строение элементов и др.), направленных на последовательную реализацию экспертных действий. Положительным моментом для МСПЭ также является определение автором основной цели группировок, заключающейся в установлении однородности или неоднородности множества исследуемых объектов[12].

Вместе с тем большинство ученых-почерковедов на рубеже 50-х - 60-х гг. в своих трудах совершенно оправданно рекомендуют первоначально изучать множество исследуемых рукописей на предмет их выполнения одним лицом для последующего использования в качестве единого почеркового материала. Но при этом, полагаем, нельзя согласиться с точкой зрения С. Д. Джаксымбетова о том, что необходимо «...условно принимать все исследуемые подписи за один текст и подвергать сравнительному исследованию с образцами почерка...»[13]. Подобные действия недопустимы, так как могут значительно усложнить и без того непростую ситуацию, особенно если множество представлено совокупностью исследуемых и сравнительных материалов. Тем более что всегда проще иметь дело с множеством, упорядоченным группированием, уже на первоначальном этапе работы с почерковыми объектами. А предложенный С. Д. Джаксымбетовым вариант решения задачи способен сбить с рационального пути даже опытного экспер- та-почерковеда.

Ю. А. Редлих и Э. П. Кравчинская на данном этапе предлагают брать за основу группирования наиболее устойчивые «броские» признаки почерка, отмечая в качестве таковых специфику росчерка. По их мнению, общая конфигурация росчерка, в большинстве случаев, составляет его «броский» признак и имеет достаточно ограниченное количество разновидностей[14]. Данная рекомендация имеет узкий характер, потому что не охватывает всей системы объектов многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы (рукописных текстов, кратких записей), а касается лишь отдельного ее вида - подписей. Кроме того, оценивая достоинства росчерка, мы не разделяем высказанного мнения, так как при наличии у исполнителя нескольких вариантов росчерка уже в процессе первоначальной группировки по выделенному основанию может произойти распределение исследуемых подписей одного исполнителя по разным группам либо необоснованное объединение в одну группу (при наличии в подписях разных исполнителей схожего по конфигурации росчерка). Реализованная по такому принципу группировка может не только значительно усложнить ход исследования, но и в конечном результате привести эксперта к ошибочному выводу.

Поскольку успешность экспертного исследования во многом зависит от качества предоставленного на экспертизу материала, определенное внимание исследователи уделяют оптимизации деятельности компетентных органов по подготовке и назначению МСПЭ. Занимаясь изучением данной проблемы, З. М. Соколовский, В. Г. Грузкова, И. М. Можар в качестве основного приема для ускорения процесса подготовки материала и назначения экспертизы рекомендуют дифференциацию подлежащего исследованию массива подписей на группы по эпизодам расследуемого дела так, чтобы по каждому из них можно было назначить отдельную экспертизу[15]. Несмотря на давность (1963) высказанных рекомендаций, их активно применяют эксперты-почерковеды в практической деятельности и сегодня. Положительной стороной такого подхода является сокращение объема проделываемой экспертом работы и количества затрачиваемого на нее времени. Отрицательная сторона заключается в отсутствии возможности проследить и проанализировать устойчивость, вариационность признаков почерка одного исполнителя в полном объеме ввиду того, что одна часть рукописей этого исполнителя будет находиться на исследовании у одного эксперта, вторая часть рукописей этого же исполнителя - у другого, а третья, соответственно, - у третьего и т. д. Это даст лишь фрагментарное представление об исследуемом почерке и уменьшит идентификационную совокупность признаков почерка.

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод, что соблюдение подобных рекомендаций приведет к положительному результату лишь при рациональном и тщательно обдуманном разграничении материалов многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы на эпизоды расследуемого дела таким образом, чтобы это позволило в разумных пределах сократить объем исследования, сохранив при этом возможность проследить и проанализировать устойчивость и вариа- ционность признаков почерка одного исполнителя в достаточном объеме.

А. М. Семенова в своих исследованиях обращается к методическим основам многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы. Считаем необходимым положительно оценить ее предложение экспертам совместно исследовать ряд объектов в качестве приема увеличения объема графического материала[16].

В целом особенности проведения многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы на первоначальном этапе ее развития (50-60-е гг.) сводятся к рекомендациям по использованию различных таблиц и общепринятых сокращений при оформлении вводной и исследовательской частей заключения эксперта, формулировке выводов. Вместе с тем акцентируется внимание на целесообразности применения разноплановых группировок множества почерковых объектов при их раздельном и сравнительном анализе, оценочной деятельности в процессе решения отдельных задач и подзадач исследования.

Следует отметить, что на данном этапе уже были разработаны отдельные методические рекомендации по МСПЭ, но они базируются на несколько устаревшем стадийном подходе, носят фрагментарный характер и не регламентируют полностью алгоритма и содержания экспертных действий, что не позволяет полноценно использовать их в качестве соответствующей частной методики. Кроме того, специфической чертой данных методических разработок является отсутствие формулировок некоторых основополагающих теоретических и методических понятий, например, «многообъектная судебно-почерковедческая экспертиза», «множество исследуемых почерковых объектов», «множество сравнительных почерковых объектов», «множественный объект», «группирование почерковых объектов» и др.

Дальнейшая научная деятельность в области совершенствования многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы охватывает 70-е - 80-е гг. ХХ в. В это время изучением данной проблемы занимались такие ученые, как И. И. Кеворкова (1970), Т. А. Манукян (1971), Г. Р. Богачкина (1971), А. И. Колонутова (1972), Э. Шредер (1974), З. А. Ковальчук, И. И. Сегай, С. А. Ципенюк (1975), Ф. Х. Тарханова (1975), В. Г. Фоли (1979), В. В. Липовский (1977, 1978, 1983), Л. Р. Семина, Т. Г. Злобина (1977), Е. Е. Доброславская (1978), Л. А. Винберг, М. В. Шванкова (1980), Т. И. Зуева, А. И. Колонутова, А. П. Моисеев (1980), Э. У. Бабаева, М. А. Филиппова (1980), С. А. Атаходжаев (1980, 1981, 1982, 1984, 1988).

Предметом научных изысканий И. И. Кеворковой были проблемы, связанные с устранением методических недостатков, выявленных практическими экспертами в ходе проведения многообъектных судебно-почерковедческих экспертиз и оформления их результатов. В отношении последнего аспекта она отмечает, что имеющиеся сложности установлены «...не столько в последовательности процесса исследования всех поступивших материалов, сколько в описании результатов анализа, как раздельного, так и сравнительного»[17] [18] [19]. Полагаем, что научно обоснована и верна позиция автора о необходимости группирования сравнительного материала по различным основаниям для их последовательной систематизации и подбора образцов почерка и подписи, наиболее сопоставимых с исследуемыми объектами.

Т. А. Манукян в своей работе обращает внимание на некоторые актуальные вопросы производства МСПЭ организационно-процессуального характера и в целях сокращения сроков их проведения рекомендует:

1) разделение руководителем судебно-экспертного учреждения исследуемых объектов на несколько групп (в тех случаях, когда это не сделано следователем) и поручение исследования одновременно нескольким экспертам, каждый из которых подписывает свою часть;

2) поручение экспертизы комиссии экспертов.

В настоящее время указанные способы находят широкое применение в экспертной практике. Полагаем, что целесообразность их использования не может вызвать принципиальных возражений также и с точки зрения теории судебной экспертизы. Однако мы солидарны с С. А. Атаходжаевым и не согласны с предложением Т. А. Манукяна о внесении в уголовно-процессуальный закон Российской Федерации специальной нормы о максимальных сроках производства многообъектных судебно-почерковедческих экспертиз в целях повышения ответственности руководителей судебно-экспертных учреждений и непосредственных исполнителей - экспертов. Вполне достаточно того, что вопросы о сроках проведения судебных экспертиз уже регламентированы на уровне федерального законодательства[20] [21] [22]. Они также четко отражены в соответствующих ведомственных подзаконных актах2.

Вызывает интерес мнение Г. Р. Богачкиной, которая причисляет к разряду многообъектных судебно-почерковедческих исследований экспертизы не только с очень большим количеством объектов, но и с относительно небольшим количеством объектов (10-15), так как по ним тоже приходится проводить и описывать много сравнений . Высказанная точка зрения вполне обоснована. Освещая данную проблему, автор предлагает уделить внимание некоторым особенностям, затрагивающим методику МСПЭ и вопросы, связанные с оформлением заключения эксперта.

А. И. Колонутова в процессе разработки теоретических основ многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы высказывает мнение о том, что «.. .к многообъектным экспертизам принято относить такие, в процессе проведения которых необходимо анализировать 20 и более объектов (как исследуемых, так и представленных в качестве сравнительного материала)»[23].

А. И. Колонутова акцентирует внимание на том, что многообъектность может быть определена как исследуемыми объектами, так и сравнительными материалами, или теми и другими одновременно, поэтому алгоритм действий эксперта в процессе многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы на предварительном и детальном этапах недостаточно четко регламентирован. Освещая методическую сторону данного вопроса, автор предлагает использовать отдельные рекомендации, сложившиеся в результате многолетней экспертной практики.

Некоторые из них она подробно рассматривает в своей работе, особое внимание уделяя методу группирования объектов, который позволяет давать более достоверную оценку признаков почерка. По верному замечанию исследователя, «...происходит количественное накопление незначительных и не особенно характерных признаков, проявившихся в каждом объекте отдельно и порознь не имеющих большого идентификационного значения»[24], что способствует получению наиболее достоверных результатов при оценке признаков.

Кроме того, А. И. Колонутова[25] [26] предлагает совмещать в ходе экспертизы процессы исследования и описания ее результатов, выделяя комплекс признаков, указывающих на тот или иной вывод, и отражая их в процессе исследования в специальных рабочих таблицах. Мы разделяем ее мнение по поводу необходимости внесения этих таблиц в текст заключения эксперта, что позволит ему избежать повторного анализа исследуемых объектов.

Проблемы многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы были предметом научных изысканий таких ученых, как З. А. Ковальчук, В. В. Липов- ский, М. Я. Сегай, С. А. Ципенюк . Взяв за основу идейный подход З. А. Ковальчук[27], они обратились к приему «симультанного опознания», ориентированному на повышение эффективности работы эксперта и сокращение временных затрат в ходе исследования подписей. Тем не менее, несмотря на предполагаемую рациональность, указанный дополнительный метод не получил широкого распространения в практической судебно-экспертной деятельности. По мнению самих авторов, это обусловлено, прежде всего, тем, что «симультанный» способ опознания неприменим к почерковым объектам, содержащим признаки намеренного искажения или подражания. Соответственно, область применения данного метода является весьма ограниченной.

Представляется, что определенные трудности при использовании «симультанного» метода может вызвать наличие большого количества исследуемых объектов и сравнительных образцов предполагаемых исполнителей. Это объясняется тем, что данный метод предполагает сначала запечатление в сознании эксперта четкого мысленного образа подписи каждого отдельного лица с выделением и последующим запоминанием совокупности характерных общих и частных признаков, затем сохранение указанной информации в целях дальнейшего ее извлечения и проведения идентификации.

Эта непростая задача может быть реализована при наличии у эксперта так называемого эйдетизма («эйдос» от греч. «образ»)[28], то есть разновидности образной памяти, выражающейся в сохранении ярких, наглядных образов предметов даже в случае прекращения их воздействия на органы чувств; когда человек не воспроизводит в памяти воспринимавшиеся им предметы, а как бы продолжает их видеть, причем это происходит столь отчетливо, что он способен «переводить взгляд» с детали на деталь, как будто рассматривает реально находящийся перед ним предмет[29]. Учитывая то, что люди, обладающие такой разновидностью памяти (в основном, она свойственна художникам), встречаются довольно редко, применение метода «симультанного опознания» остается сложно осуществимым процессом. Однако использование его в многообъектной судебно-почерковедческой экспертизе нам кажется целесообразным, именно в качестве вспомогательного метода на предварительных этапах исследования.

Ф. Х. Тарханова в своих работах останавливается на методических аспектах многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы и способах группирования только одного вида почерковых реализаций - подписей. В качестве основного критерия группировки автор советует использовать конфигурацию росчерка, по отношению к которой предлагается выделить десять различных оснований систематизации[30]. Данная рекомендация, по справедливому мнению С. А. Атаход- жаева[31], вызывает несогласие экспертного сообщества, так как способна привести к ошибочному ходу решения экспертной задачи.

Вопросы теории многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы в 70-е - 80-е гг. были предметом научных изысканий Л. А. Винберга и М. В. Шван- ковой[32] [33]. При изучении и разработке методических аспектов экспертизы авторы ссылаются на мнение более ранних исследователей и обращают внимание на целесообразность применения метода группирования объектов, присвоения им порядкового номера для простоты обращения и удобства описания, использования специальных таблиц в ходе предварительного и детального анализа, а также для оформления заключения эксперта.

В отношении рекомендаций Л. А. Винберга и М. В. Шванковой о возможности своеобразного «сжатия» полученной в ходе исследования полезной информации отметим нашу приверженность мнению А. И. Колонутовой о том, что «допускать сокращения в заключениях можно лишь за счет объединения аналогичных вопросов, общего описания характеристики одинаковых объектов, табличного описания характеристики почерков, которыми выполнены подлежащие исследованию объекты, и объединения одинаковых результатов сравнительного иссле-

4

дования, аналогичных выводов» .

Вместе с тем мы полностью разделяем точку зрения Л. А. Винберга и М. В. Шванковой по поводу полного, без сокращений, отражения в выводах эксперта ответов на поставленные вопросы[34]. Кроме того, авторы справедливо подтверждают целесообразность и необходимость изучения всего множества исследуемого и сравнительного почеркового материала в целях установления факта его выполнения одним лицом или разными лицами. По их мнению, данная ситуация является основанием для выделения соответствующего этапа в общей схеме производства идентификационной многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы (ИМСПЭ).

Этот специфический этап экспертизы появляется в зависимости от целей, состава объектов и порядка исследования «на одно лицо», особенностей сравнения единого почеркового материала с образцами почерка предполагаемого исполнителя, совокупного использования признаков, отразившихся во множестве по- черковых реализаций. Необходимым условием детального изучения рукописей «на одно лицо», по мнению Л. А. Винберга и М. В. Шванковой, является использование метода группирования.

Аналогичной точки зрения придерживается В. В. Липовский[35]. Он также считает возможным выборочное сравнение исследуемых подписей с образцами подписного почерка при установлении выполнения данной категории множества рукописей одним лицом. На его взгляд, эти экспертные действия целесообразно осуществлять путем распространения результатов исследования одной подписи на всю группу.

Теоретически верными и методически оправданными следует признать рекомендации В. В. Липовского о необходимости отдельной группировки в ходе производства многообъектных судебно-почерковедческих исследований непригодных для идентификации подписей. Полагаем, что данное основание систематизации множества почерковых объектов позволяет построить более эффективный алгоритм действий эксперта в ситуации, когда невозможно решить вопрос о выполнении подписей одним лицом[36].

Как справедливо отмечает В. В. Липовский, дифференциация множества исследуемых объектов на группы не только упрощает предварительный анализ спорных подписей, но и ускоряет в целом производство экспертизы. Кроме того, этот процесс способствует четкому взаимодействию следователя и эксперта, когда первый имеет возможность корректировать свою работу с учетом выводов, полученных экспертом в результате исследования массива рукописей[37] [38]. Считаем, что данная рекомендация может быть полезна исключительно при положительной форме вывода, и разделяем мнение С. А. Атаходжаева о недопустимости формулирования подобным образом отрицательного вывода, которое может привести к экспертным ошибкам.

Е. Е. Доброславская в своей работе[39] также дает обоснование различных группировок и форм табличного описания исследуемых и сравнительных почер- ковых объектов, направленных на оптимизацию экспертных действий в ходе научных изысканий и сокращение объема заключения и иллюстративного материала к нему. В целом ее рекомендации относительно специфики производства МСПЭ совпадают с выводами и предложениями упомянутых выше авторов.

Л. Р. Семина и Т. Г. Злобина рассматривают главным образом методические особенности производства многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы. В результате анализа и обобщения многолетней практики Всероссийского научно-исследовательского института судебных экспертиз авторы предлагают различные основания для группирования почерковых объектов, варианты составления таблиц, отражающих ход раздельного и сравнительного исследования, способы составления заключения эксперта[40]. Устанавливается, что не всегда рекомендации и приемы, имеющиеся в арсенале специальных научных и методических средств данной экспертизы, способствуют оптимизации алгоритма отдельных исследований и оформления их материалов.

Полагаем, что упомянутые трудности вызывают специфика и чрезвычайно большое разнообразие экспертных ситуаций. Одновременно нужно учитывать, что процесс МСПЭ имеет ярко выраженный творческий характер и часто требует инди-

видуального подхода к решению экспертной задачи высокого уровня сложности. В связи с этим мы поддерживаем точку зрения Л. Р. Семиной и Т. Г. Злобиной о том, что многие высококвалифицированные и опытные эксперты на основе своих специальных знаний и с учетом специфики исследования могут помимо официальных рекомендаций применять собственные варианты производства и оформления материалов экспертизы.

В качестве вспомогательного приема оптимизации хода многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы Л. Р. Семина и Т. Г. Злобина[41] [42] [43] рекомендуют использовать нумерацию почерковых объектов в составе их множества при условии, что они однотипны и не имеют специальных реквизитов, либо когда эти реквизиты имеются, но эксперту проще при описании ссылаться на их порядковый номер. Кроме того, авторы отмечают удобство использования нумерации в процессе исследования большого количества анонимных писем, что позволяет при индивидуализации каждой рукописи не указывать слова, которыми она начинается и заканчивается.

В научных изысканиях Э. У. Бабаевой и М. А. Филипповой освещаются теоретические и методические положения многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы. При этом авторы разрабатывают практические рекомендации по осуществлению различных видов группировок в ходе исследования множества почеркового материала, которые в основном представляют собой результаты обобщения имеющихся достижений в данной области.

В дальнейшем изучением рассматриваемой проблемы занимался авторский коллектив в составе Т. И. Зуевой, А. И. Колонутовой, А. П. Моисеева. Они справедливо отмечают, что сложность многообъектных почерковедческих экспертиз состоит «...не только в специфике подхода к решению вопросов по существу, но и в особенностях оформления результатов таких исследований» . Детальное освещение этой проблемы имеет, несомненно, большое теоретическое и прикладное значение и составляет основное содержание работы авторов.

Большой вклад в становление и развитие многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы внес С. А. Атаходжаев[44] [45] [46]. В своих трудах он затрагивает вопросы теоретического и методического характера, позволяющие в целом определить исследования со спецификой множества почерковых объектов в качестве самостоятельного вида судебно-почерковедческой экспертизы.

С. А. Атаходжаев указывает, что производство соответствующих судебноэкспертных изысканий строится по уровневому принципу, причем каждый уровень - это «сквозное» решение основной задачи экспертизы. Данный процесс осуществляется циклически, то есть эксперт производит одни и те же мыслительные действия, но с разной степенью развернутости. Соответственно, различается степень надежности и обоснованности конечного решения: если на первом уровне оно представлено в виде экспертной версии, то на последующих уровнях - это вывод по существу решаемого вопроса.

В пределах каждого уровня отдельные этапы многообъектной судебнопочерковедческой экспертизы направлены на последовательное решение конкретных подзадач исследования, в результате чего происходит формирование промежуточных выводов, образующих логический ряд и приводящих к достижению конечной цели. При этом на каждом этапе выделяются определенные стадии исследования, которые в совокупности устанавливают последовательность действий эксперта.

На основе результатов научных исследований С. А. Атаходжаев и Ю. Н. По- гибко3 выделяют три уровня решения задачи ИМСПЭ[47].

Положительно оценивая этот взгляд на структуру и алгоритм экспертных действий, связанных с исследованием множества почерковых объектов, мы вместе с тем полагаем, что оптимальный результат при использовании уровневого подхода в данной области может быть получен в случае его распространения на весь процесс МСПЭ, а не только на решение основной экспертной задачи[48]. Считаем, что оформление результатов проведенного исследования в виде заключения эксперта и иллюстративной таблицы является логическим продолжением процесса данной экспертизы и также строится по уровневому принципу.

Развитию теории и методики многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы способствовали авторские разработки С. А. Атаходжаева, позволившие сформулировать определение таких специальных понятий, как многообъектная судебно-почерковедческая экспертиза, множество исследуемых почерковых объектов, множество сравнительных почерковых объектов, однородное множество, неоднородное множество, единый множественный объект, предполагаемый единый множественный объект, раздельный множественный объект и др.

Ценность этих научных достижений заключается в том, что специальный понятийный аппарат и соответствующая терминология являются необходимой основой для последовательной систематизации почерковых объектов в виде их группирования до такого уровня общности, который подводит к решению основной задачи исследования. В настоящее время разработанная С. А. Атаходжаевым терминология получила широкое распространение в судебном почерковедении.

В целом 70-е - 80-е гг. ХХ в. можно охарактеризовать как период разработки научных основ многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы. Кроме того, целенаправленное применение метода систематизации с характерной для него терминологией позволило разработать практические рекомендации, связанные с осуществлением различных группировок почерковых объектов, которые используются непосредственно в ходе экспертного исследования и при оформлении его результатов. Необходимо также отметить, что указанные научные достижения еще не получили должного развития и закрепления в рамках методического обеспечения многообъектных судебно-экспертных изысканий.

На современном этапе развития судебного почерковедения (с 90-х гг. по настоящее время) решением научных проблем в области производства многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы занимаются такие видные ученые, как В. Ф. Орлова, М. В. Бобовкин, В. В. Серегин, И. Е. Мишаков.

Как отмечалось ранее, выдающиеся заслуги в разработке вопросов теории и практики МСПЭ принадлежат В. Ф. Орловой. Результаты ее многолетних научных изысканий - основа целого раздела современного учебно-методического издания[49] [50]. В этой книге изложены основные принципы производства многообъектных судебно-почерковедческих экспертиз. Особое внимание уделяется изучению специальной терминологии и общей уровневой структуры данных исследований, дается последовательное группирование почерковых объектов и решается основная задача экспертизы.

По мнению В. Ф. Орловой, специфика оформления результатов многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы в основном заключается в использовании «разнообразных группировок объектов исследования, сравнительных материалов и сокращении излагаемого материала путем применения различного рода таблиц» . Эти приемы и формы при составлении заключения эксперта имеют большое значение для обеспечения полноты отражения хода исследования, влияют на простоту и лаконичность изложения материала, что облегчает его восприятие следователем или судом и способствует правильной оценке выводов.

В. Ф. Орлова разделяет мнение С. А. Атаходжаева о том, что процесс многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы организован по уровневому принципу. На первом уровне предварительно решается экспертная задача. Второй уровень - это развернутое детальное исследование на качественно-описательной основе. На третьем уровне используются количественные (модельные) методы, если традиционный подход не обеспечивает достижение определенных результатов исследования либо они имеют низкую степень надежности[51].

В дальнейшем научные изыскания в области многообъектной судебнопочерковедческой экспертизы были продолжены авторским коллективом в составе М. В. Бобовкина, В. В. Серегина, И. Е. Мишакова. Эти ученые акцентируют внимание на теоретических, методических и организационных положениях МСПЭ: специальной терминологии, группировке объектов, порядке проведения и содержания отдельных стадий и этапов исследования, сравнении и оценке признаков почерка, специфике организации работы эксперта с материалами экспертизы и т. д.[52]

Кроме того, указанные авторы подробно останавливаются на особенностях составления заключения эксперта по МСПЭ, связанных в основном с использованием различных таблиц для краткости, простоты и удобства описания.

Наряду с отечественными учеными вопросы теории и практики многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы были предметом научных изысканий зарубежных криминалистов. В большей степени их усилия направлены на совершенствование идентификационного исследования множества подписей[53] [54].

Канадский ученый-криминалист Э. Шредер при проведении МСПЭ рекомендует осуществлять предварительную дифференциацию объектов на отдельные группы, учитывая различное строение почерков; далее производить деление полученных групп на подгруппы, в основе которых лежат отличающиеся по проявлению общие признаки. В итоге разделенные на группы и подгруппы объекты необходимо сравнивать с предварительно подобранными по общим признакам сравнительными образцами почерков предполагаемых исполнителей.

В связи со значительным объемом поступающих на исследование документов Э. Шредер предлагает составлять картотеку почерков с указанием наиболее характерных признаков, что в дальнейшем позволит упростить работу эксперта

3

и сократить затрачиваемое на нее время .

В 1979 г. американский ученый Б. Г. Фоли предпринимал попытку изучить и проанализировать некоторые теоретические аспекты многообъектной судебнопочерковедческой экспертизы, в частности понятия единичного и множественного объектов. В этих исследованиях единичная запись представляется как выполненная в определенное время и не связанная с предыдущими и последующими записями. Под множеством записей, или серией записей, понимается образование, состоящее из двух и более записей, выполненных одновременно. Автор на примере конкретной экспертизы наглядно проводит группировки почерковых объектов по времени их исполнения[55].

Изучением проблем МСПЭ занимался американский исследователь О. Хилтон. В результате автор пришел к выводу, что наиболее полное выявление особенностей подписного почерка при изучении множества спорных подписей позволяет эксперту использовать вариационность признаков в процессе соответствующих идентификационных исследований[56].

Подводя итоги анализа исторического развития многообъектной судебнопочерковедческой экспертизы, можно сделать вывод о наличии весьма существенного уровня криминалистических знаний, характеризующих современное состояние данного раздела судебного почерковедения. Вместе с тем интересующая нас проблема нуждается в дальнейшей научной разработке в целях комплексного совершенствования теоретических, методических и организационных основ судебноэкспертного исследования множества почерковых объектов, широкого применения полученных данных в практической судебно-экспертной деятельности.

В частности, изучение рассматриваемой проблемы позволило обозначить следующие задачи, требующие первоочередной научной разработки:

1. Анализ генезиса и современного состояния многообъектной судебнопочерковедческой экспертизы.

2. Формулирование определений понятия, предмета, задач и объектов многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы, систематизация объектов.

3. Проведение систематизации задач многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы.

4. Изучение методологии и определение значения и специфики применения метода группирования в многообъектной судебно-почерковедческой экспертизе.

5. Формулирование общих положений методики идентификационной многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы.

6. Применение уровневого подхода способствовало разработке частной методики идентификационной многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы.

7. Определение особенностей организации назначения идентификационной многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы.

8. Выявление специфики взаимодействия следственных и судебных органов с экспертными учреждениями при производстве идентификационной многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы.

9. Разработка рекомендаций по оценке и тактике использования результатов идентификационной многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы в расследовании преступлений.

Современный уровень развития многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы характеризуется дефицитом знаний в сфере оценки и тактики использования результатов исследования. Преодоление этих трудностей базируется на проведении специальной научно-исследовательской работы с использованием материалов судебно-экспертной практики.

Вышеизложенное в целом отражает состояние теории и методики многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы на современном этапе, подтверждает необходимость и указывает на возможности дальнейшего совершенствования ее теоретических, методических и организационно-тактических основ, что является задачей настоящего диссертационного исследования, подлежащей всестороннему анализу и комплексному решению.

1.2.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Диденко Ольга Александровна. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ МНОГООБЪЕКТНОЙ СУДЕБНО-ПОЧЕРКОВЕДЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Развитие и современное состояние многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Развитие и современное состояние многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы
  4. Понятие, предмет, задачи и объекты многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы
  5. Частная методика идентификационной многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ И УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ
  8. Приложение
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -