>>

ПРИМЕНЕНИЕ В ЛИНГВИСТИКЕ ЛОГИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ

1.

Не подлежит сомнению, что использование в языкозна­нии математических и логических методов в значительной степени было стимулировано задачами прикладной линг­вистики. Если и делались попытки приложения этих ме­тодов к решению проблем, непосредственно относящихся к области теоретического языкознания, например для разграничения явлений языка и речи \ то в перспективе (хотя, может быть, и не всегда ясной и близкой) имелись в виду все же потребности прикладной лингвистики.

Успех использования этих методов в совершенно новой области с общей точки зрения во многом обусловливается ответом на вопрос о том, в какой мере допустимо отож­дествление логически правильного языка с естественным языком, или, в другой формулировке, возможно ли све­дение второго к первому [1]. Ответ на этот вопрос обычно дается в практической форме — посредством построения статистических, теоретико-информационных, теоретико­множественных, теоретико-вероятностных и других моде­лей языка, не всегда, впрочем, ориентирующихся на кон­кретные задачи. При построении подобного рода моделей их авторы нередко исходят из того допущения (очевидного с их точки зрения), что любое приложение формально­логического или MafeMaTH4ecKoro аппарата к лингвисти­ческому описанию и исследованию автоматически способ­ствует их совершенствованию. По этому поводу хорошо сказал Уоррен Плат в своем обзоре работ по математи­ческой лингвистике: «Если рассматривать языковые моде­ли как абстрактные системы дискретных элементов, то к ним можно применять различные математические поня­тия и методы, начиная от элементарной идеи числа и кон­чая сложными логическими, статистическими и теоретико­множественными операциями. Однако представление о том, что всякое привлечение чисел и математических опе­раций для описания таких систем элементов делает ут­верждения более «точными» или более «научными», является абсолютно ошибочным.

Нужно прежде всего показать, что новая система, полученная таким образом, является более удовлетворительной моделью, чем исход­ная система,— либо в том отношении, что она дает воз­можность формулировать более простые и более общие тео­ретические утверждения о некоторых аспектах моделируе­мой области, либо потому, что операции над моделью проливают свет на результаты соответствующих операций в моделируемой области. Одна из самых больших опаснос­тей, связанных с построением математических моделей языка, в особенности количественных, состоит в том, что неразборчивое использование математического аппарата неизбежно приводит к бессмысленным и дезориентирующим результатам. Поэтому необходимо ясно понимать, что предпосылкой обогащения лингвистики с помощью мате­матики является не только знание соответствующих об­ластей математики, но и, кроме того, глубокое понимание сущности лингвистических проблем, на разрешение кото­рых должны быть направлены математические методы» [2].

С тем чтобы по возможности избежать указанной Уор­реном Платом опасности, необходимо располагать не только чисто эмпирическими попытками ответа на сфор­мулированный выше вопрос, но и стремиться к его обще­теоретическому осмыслению. По сути дела вопрос о сво­димости естественного языка к той или иной логико-мате­матической его модели или интерпретации есть основной вопрос теории прикладной лингвистики, необходимость создания которой ощущается все более настоятельно. Для решения данного вопроса в первую очередь должна быть рассмотрена природа тех явлений, которые составляют предмет изучения, с одной стороны, логики и математики, а с другой — естественного языка, а затем также возмож­ности тех методов, которые использует каждая из этих наук. Уже из сопоставительного изучения этих моментов окажется возможным сделать некоторые общие выводы. Последние могут быть не бесполезными для всех тех, кому по необходимости приходится проводить свои исследова­ния на пересечении указанных наук.

До известной степени эту цель преследовал и симпо­зиум «Структура языка и его математические аспекты», проведенный Американским математическим обществом. Избранные работы этого симпозиума и составляют нижеследующий раздел. Но все они, как это явствует и из самого названия симпозиума, затрагивают только отдель­ные и в ряде случаев весьма частные аспекты интере­сующей нас проблемы. Хотя в своей совокупности они и создают достаточно аргументированные предпосылки для ответа на поставленный нами вопрос, однако в них все же отсутствует четкое и недвусмысленное формулирование необходимых выводов. Во многом участники симпозиума продолжают линию эмпирических попыток разрешения данного вопроса, отнюдь не навязчиво предлагая свои опыты вниманию лингвистов в надежде, что последние уже сами разберутся в том, насколько предоставленные в их распоряжение гипотезы и решения окажутся пригод­ными для целей лингвистики.

2.

Как кажется, мы уже располагаем недвусмысленным ответом на наш вопрос. Так, Н. Д. Андреев и Л. Р. Зиндер пишут: «Математическое представление (модель) языков отнюдь не тождественно самому языку» [3]. Эту мысль раз­вивает и автор книги «Модели языка» И. И. Ревзин, кото­рый указывает, что результатом моделирования может явиться лишь «более или менее близкая аппроксимация данных конкретной действительности»[4]. Однако сказать так, значит еще ничего не сказать, поскольку остается нераскрытым, почему это так, и следует ли все же обра­щаться к методу математического и логического модели­рования, а если да, то в каких пределах и для какой цели.

Прежде чем приступить к решению этих вопросов, необходимо сначала установить, к каким наукам — ин­дуктивным или дедуктивным — относятся лингвистика, логика и математика. Что касается последних двух наук, то их положение ясно — они, бесспорно, относятся к дедуктивным наукам, которые опираются в своей иссле­довательской методике на умозаключение. Лингвистику же традиционно определяют как эмпирическую науку, поскольку полагают, что ее главной научной целью явля­ется описание фактов.

Это значит, видимо, что лингвис­тика должна быть отнесена к области индуктивных наук. Это значит также, что, стремясь использовать в лингвис­тике формальный аппарат логики и математики, пытаются применить в индуктивной науке дедуктивные методы ис­следования.

Впрочем, в последние годы индуктивная природа науки о языке косвенно или прямо стала подвергаться сомнению. В наиболее резкой форме это сделал Л. Ельмслев. Правда, используемая им терминология весьма сбивчива и, в частности, характеризуется своеобразным и очень личным пониманием терминов дедукция и индукция (фактически он истолковывает их в обратном смысле). Однако основы его лингвистической теории не оставляют никаких сом­нений относительно ее методологической сущности. Так, он считает допустимым использование любых исходных операционных определений, что характерно для дедук­тивных наук. И сам он в следующих выражениях характе­ризует свою теорию: t

| >>
Источник: В. А. ЗВЕГИНЦЕВ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ Выпуск IV. ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПРОГРЕСС» Москва 1965. 1965

Еще по теме ПРИМЕНЕНИЕ В ЛИНГВИСТИКЕ ЛОГИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ:

  1. Введение
  2. ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ МЫШЛЕНИЯ И ЯЗЫКА В ТРУДАХ Г. В. ЛЕЙБНИЦА, И. КАНТА, Ф. В. ШЕЛЛИНГА И Г. ФРЕГЕ 
  3. ФИЛОСОФИЯ И ЕЕ ОТНОШЕНИЕ И КАРДИНАЛЬНЫМ ВОПРОСАМ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ НАУКИ 
  4. СЕМАНТИЧЕСКАЯ ТЕМАТИКА В МАРКСИСТСКОЙ ГНОСЕОЛОГИИ 
  5. Идеализация
  6. Математическое моделирование
  7. ЛОГИКА, МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДЫ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ
  8. ДЕДУКТИВНЫЙ МЕТОД ПОЛУЧЕНИЯ НОВЫХ ЗНАНИЙ В НАУКЕ.
  9. ЛОГИКА ФОРМАЛЬНАЯ
  10. Научные методы теоретического исследования