ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

23. Языки типа „сабир“ (sabir) и „пиджин“ (pidgin)

До сих пор мы ставили себе целью проиллюстрировать разнообразие социально-лингвистических ситуаций, имею­щих место в пределах распространения какого-либо одного общего языка. Сейчас мы рассмотрим случаи, когда один индивид или группа индивидов пытается установить кон­такты, выходящие за пределы распространения общего для них языка.

Если — что вполне вероятно — данный индивид или группа индивидов попытается вступить в языковое общение со своими соседями, то им придется либо убедить этих людей изучить новый для них язык, либо самим изучить язык этих людей. Не исключено, впро­чем, что желание вступить в общение окажется обоюдным и каждая из двух групп будет пытаться идентифицировать то, что говорит другая, всячески подражая этой последней. В результате возникнет смешанный язык и каждая из групп будет пытаться в той или иной степени отождествить его с языком противоположной группы. Это будет вспомога­тельный язык с нечетко выраженной структурой, с огра­ниченным запасом лексики, достаточным, впрочем, для удовлетворения породивших его потребностей. Подобные упрощенные орудия общения иногда получают на­звание сабир (sabir): так назывался язык, долгое

время процветавший в портах Средиземного моря; он был известен также под названием lingua franca. Языка­ми типа «сабир» могут пользоваться не только’представи­тели двух этнических групп; эти языки могут, как, на­пример, lingua franca, служить посредниками при общении представителей любых народностей, входящих в опреде­ленную географическую зону. Распространенное выраже­ние macache bono, заимствованное из языка типа сабир, бытующего в Северной Африке, хорошо иллюстрирует эклектический характер этого наречия: macache есть ис­кажение арабск. ma kan §i «это не (есть)», а Ьопо восходит к слову романского происхождения, соответствующему франц. Ьоп «хорошо». Среди смешанных языков этого типа обращает на себя внимание жаргон чинук, распрост­раненный в XIX в.

среди индейцев, живших на северном побережье Тихого океана. Этим жаргоном пользовались при общении между собой представители различных пле­мен и народностей, он употреблялся также при общении с трапперами — носителями французского или английс­кого языков. По месту и по времени нам более близок вспомогательный русско-норвежский язык (russenorsk), возникший из потребностей общения между русскими и норвежскими рыбаками, жившими на побережье Арктики. Существование его было кратковременным, но его удалось достаточно хорошо описать; в его лице мы имеем прекрас­ный пример смешанного наречия, в образовании которого почти в равной степени участвовали два хорошо извест­ных языка.

Между языками описанного типа и языками типа пид­жин не существует резких границ,- несмотря на то что лексика последних почти полностью заимствована из одного языка — английского. Дело в том, что пиджин и сходные с ним наречия играли и играют на островах и побережье Тихого океана роль, аналогичную роли lingua franca в бассейне Средиземного моря. Кроме того, языки типа «пиджин» испытывают на себе влияния и ряда других языков, отличных от английского: так, повсюду встреча­ется слово savvy «savoir» («знать») явно романского проис­хождения (ср. sabir «сабир»), которое автоматически употребляется и носителями английского языка, говоря­щими на пиджин. Французским эквивалентом пиджин является «petit negre», служащий языком-посредником при общении людей, говорящих на разных языках.

5-

<< | >>
Источник: В. А. ЗВЕГИНЦЕВ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ. Выпуск III. ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва - 1963. 1963

Еще по теме 23. Языки типа „сабир“ (sabir) и „пиджин“ (pidgin):

  1. 23. Языки типа „сабир“ (sabir) и „пиджин“ (pidgin)