ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

8. Языковая сущность проявляется в форме

Опасность состоит в обращении к интроспекции при операциях над родным языком: поскольку я говорю по- французски и поскольку слово maison «дом» есть француз­ское слово, мне остается лишь исследовать тот образ в моем сознании, который представляет слово maison, и тем самым я смогу определить значение этого слова.

Однако, когда я пытаюсь вообразить то, с чем это слово свя­зано в моем сознании, возникает довольно сложное пред­ставление, причем мне совершенно ясно, что это представ­ление в том или ином отношении отличается от соответ­ствующего образа, возникающего в сознании любого дру­гого человека. Несомненно, следовательно, что этот об­раз, не идентичный в разные мгновения даже в моем соз­нании, не может трактоваться как «значение» данного слова, действительно общее для всех носителей француз­ского языка. О значении слова maison я знаю лишь то, что некоторый результат опыта ассоциируется в моем соз­нании с означающим /тегб/ или с его графическим субсти­тутом maison, а также и то, что подобная ассоциация суще­ствует в сознании других людей, владеющих французским языком. Доказательство этого я вижу в их поведении, в частности в их языковом поведении, в соответствии с ко­торым слово maison выступает именно в тех контекстах, в которых я употребил бы его сам. Следует отметить, что вид какого-либо дома не влечет за собой автоматического включения языкового процесса, связанного с данным яв­лением, с другой же стороны, употребление слова maison не обязательно вызывает воспоминание о некотором пере­житом опыте. Вероятнее всего будет предположить, что ничего подобного не происходит и в большинстве других случаев и что данное высказывание, как правило, не со­провождается серией воспоминаний или соответствующим осознанием каждой из последовательных значимых еди­ниц. Это было бы несовместимо с быстротой, с которой осуществляется речь. Однако не дело лингвиста высказы­ваться на этот счет.
Со своей стороны он ограничится заяв­лением, что данный языковой факт является таковым лишь постольку, поскольку идентичность его для множества лиц несомненна. Это касается как значения, так и любой другой категории, и исключает интроспекцию как метод наблю­дения, варьирующийся от наблюдателя к наблюдателю, каждый из которых к тому же, будучи одновременно и объектом наблюдения, находится в условиях, крайне небла­гоприятных для проведения беспристрастного исследо­вания. То, что в общем и целом действительно идентично для множества лиц и может наблюдаться непосредственно, есть не что иное, как языковые и неязыковые реакции этих лиц на звуковые сообщения, представляющие собой основу коммуникации. Не существует языковых значений, которые не входили бы в состав соответствующим образом оформленных звуковых сообщений, причем каждому раз­личию в значении с необходимостью соответствует разли­чие в форме сообщения на каком-либо из его участков. В качестве возражения могут указать на омонимию. Однако сегмент типа cousin /kuze/ «кузен; комар», собст­венно, не обладает каким-либо значением вне контекстов, различных по форме (вроде Mon cousin Charles rn’a ecrit «Мой кузен Шарль написал мне »;Les cousins ne resis- tent pas au fly-tox «Комары не выносят мухомора»), в которых данный сегмент наделяется тем или иным значением (в первом случае — носителя определенной степени родства, во втором — насекомого определенного вида).

Все это имеет весьма важные последствия, которые никогда не следует упускать из виду: с одной стороны, элемент языка обладает реальным значением лишь в опре­деленном контексте и в определенной ситуации; любая монема или более сложный знак обладают сами по себе лишь потенциальными значениями, часть которых дейст­вительно реализуется в том или ином речевом акте. Для примера обратимся снова к слову maison «дом», высту­пающему в следующих речевых актах: Madame n'est pas a la maison «Госпожи нет дома», II represente une maison de commerce «Он представляет торговый дом», II lutta contre la Maison d’Autriche «Он боролся против Австрий­ского дома»; в каждом из приведенных примеров контекст обусловливает выдвижение на первый план именно дан­ного значения, остальные же остаются на заднем плане. С другой стороны, та или иная грамматическая или лекси­ческая категория возможна в данном языке лишь в том случае, если в нем имеются соответствующие звуковые различия, выступающие в качестве ее характеристики и противопоставляющие ее другим категориям того же типа; например, о сослагательном наклонении в языке можно говорить лишь в том случае, если язык располагает фор­мами этого наклонения, отличными от форм индикатива (т. е., например, такими формами, как je sache «я знал бы» и je sais «я знаю»).

2-

<< | >>
Источник: В. А. ЗВЕГИНЦЕВ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ. Выпуск III. ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва - 1963. 1963

Еще по теме 8. Языковая сущность проявляется в форме:

  1.   § 33. Структура сознания и формы его проявления Информационная и оценочная стороны сознания.  
  2. Свойства и происхождение менее совершенного языкового строения
  3. 0 ВОЗНИКНОВЕНИИ ГРАММАТИЧЕСКИХ ФОРМ И ИХ ВЛИЯНИИ НА РАЗВИТИЕ ИДЕЙ[95]
  4. Структура значения глагольного слова в свете проблем языковой системности и языкового моделирования
  5. ФОРМА СЛОВА И ЧАСТИ РЕЧИ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ [ПЕЧАТАЕТСЯ ВПЕРВЫЕ. НАПИСАНО В 1943 г.]
  6. §11.3. Понятие, сущность и основные черты конституции как основного государства
  7. 1.3. Картина мира и языковая картина мира
  8. II. 1.1. Идиостиль поэта как способ индивидуализации языковой картины мира
  9. Функции единиц и способов языковой концептуализации в центре прототипической модели делового письма
  10. Эксплицитность и имплицитность проявления единиц и способов языковой концептуализации в официально-деловом дискурсе
  11. ЧЕЛОВЕК ГОВОРЯЩИЙ КАК ФРАГМЕНТ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА ТВЕРСКОГО ДИАЛЕКТОНОСИТЕЛЯ
  12. 4.2.1. Русская языковая картина мира
  13. Лекция 1. Сущность языка
  14. Становление евразийства как особой формы цивилизационного развития
  15. АБСТРАКТНЫЙ ЯЗЫК И КОНКРЕТНЫЙ ЯЗЫК. ЯЗЫК КАК ИСТОРИЧЕСКИ ОБУСЛОВЛЕННОЕ «УМЕНИЕ ГОВОРИТЬ». ТРИ ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОВОГО ИЗМЕНЕНИЯ
  16. ПРИЧИННЫЕ И ЦЕЛЕВЫЕ ОБЪЯСНЕНИЯ. ДИАХРОНИЧЕСКИЙ СТРУКТУРАЛИЗМ И ЯЗЫКОВОЕ ИЗМЕНЕНИЕ. СМЫСЛ „ТЕЛЕОЛОГИЧЕСКИХ" ИНТЕРПРЕТАЦИЙ
  17. 8. Языковая сущность проявляется в форме
  18. РАЗДЕЛ 4. О СООТНОШЕНИИ ФОРМЫ И ЗНАЧЕНИЯ. О РОЛИ ИССЛЕДОВАНИЯ ТЕКСТА И СТАТИСТИЧЕСКОЙ ПРОВЕРКЕ В КОНТРАСТИВНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ. ПОЭТАПНАЯ МОДЕЛЬ ОДНОСТОРОННЕГО СОПОСТАВЛЕНИЯ
  19. ГЛАВА 1 РУССКИЙ ЯЗЫК НАЧАЛА XXI ВЕКА В СВЕТЕ ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОВОЙ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ МИРА
  20. Идея и формы федерализма в Основном законе