<<
>>

Глава 10. СИМВОЛИЧЕСКИЙИНТЕРАКЦИОНИЗМ  

Одним из влиятельных направлений в современной зарубежной, преимущественно американской, социологии является символический интеракционизм, основателем которого считается Джордж Герберт Мид (1863-1931). В этом социологическом направлении сочетаются черты типично американского прагматизма, социологическая интерпретация экологических (связанных с отношением человека к окружающей среде) и антропологических методов. Сторонники этого направления исходят из обобщения основных особенностей, которыми человеческое бытие отличается от существования животных. Решающее отличие они усматривают' в языке, придающем социальную специфику человеческому взаимодействию (английское слово interaction означает взаимодействие). Человеческий язык, считают интеракционисты, отличается от голосовых сигналов животных тем, что использует значимые символы, т.е. такие знаки, которые несут для индивидов, производящих их, и индивидов, откликающихся на них, определенные смыслы или значения, касающиеся последующего поведения производящих их индивидов. Именно значимые символы, воплощаемые в языке, создают в процессе коммуникации возможное приспособление различных социальных компонентов взаимного действия друг к другу, а тем самым делают возможным и рост самосознания индивидов в единстве с их взаимным приспособлением.
Но само приспособление индивидов друг к другу происходит в рамках социального процесса, квинтэссенцию которого и составляет взаимное действие, т.е. взаимодействие различных людей в коммуникации (общении) друг с другом. Основным фактором этого приспособления, считает Дж.Г. Мид, является смысл, который всегда явно или неявно предлагается в соотношении между фазами социального взаимодействия, осуществляемого людьми в терминах символизации. Но символизация, по его словам, не только несет в себе смысл определенных объектов, она сама «конституирует объекты, которые не были конституированы прежде и не
121

существовали бы, если бы не контекст социальных отношений, в котором происходит символизация. Язык не просто символизирует какую-то ситуацию или какой-то объект, которые бы уже заранее имелись налицо; он делает возможным существование или появление этой ситуации или этого объекта» (3; 221). Таким образом, язык, в понимании символических интеракционистов, не только выражает определенные объекты и ситуации реальной действительности, он конституирует эту действительность; следовательно, считают они, объекты действительности в подлинном смысле конституируются в рамках социального процесса, в который вовлечен человеческий опыт, посредством коммуникации и взаимного приспособления поведения индивидов, участвующих в этом процессе.
Выражаемые в словах знаки-символы способствуют отделению человека от мира физических вещей и процессов, помогают ему сохранять дистанцию по отношению к предметам и благодаря этому оперировать ими в мыслях без прикосновения к ним. Мыслительные операции представляют собой действия с идеальными объектами (знаками, символами, значениями) и предваряют любую практику. Именно существование и функционирование языка позволяет людям отстраняться от процессов и событий окружающей действительности, что-то обдумывать, что-то выбирать, к чему-то стремиться. Все это вплотную приводит к понятию интерпретации как движущей силы социального развития.
Чтобы выяснить сущность и роль интерпретации, Дж.Г. Мид подразделяет процесс коммуникации на внешнее и внутреннее общение. Внешнее общение - это и есть взаимодействие индивидов друг с другом посредством слов - символов, несущих в себе определенные смыслы и значения.
Но кроме этого у человека имеется еще и внутреннее общение - общение между частями нашего «Я», в процессе которого и возникает интерпретация, т.е. истолкование, разъяснение смысла, значения определенного события, объекта, жеста или слова. Этот процесс означает видение себя глазами других людей, возникающее на основании способности языковых символов вызывать в человеке ту же реакцию, что и в других людях. На основании этих представлений Дж.Г. Мид развил оригинальную концепцию человеческой личности, рассматриваемую в контексте концепции «обобщенного другого». «Установка обобщенного другого, — пишет он, - есть установка всего сообщества. Так, например, такая социальная группа, как бейсбольная команда,
122

выступает в качестве обобщенного другого постольку, поскольку она проникает как организованный процесс или социальная деятельность в сознание любого из своих индивидуальных членов» (5; 226).
Становление этого процесса и есть становление социальных качеств личности. Сущность этого процесса Дж.Г. Мид разъясняет на примере включения ребенка в игровую деятельность, в частности, в игру в бейсбол. В этой игре ребенок должен быть готов принять на себя роль любого другого игрока. В бейсболе он встречает 9 ролей и в его собственной позиции должны заключаться все остальные. Если он участвует в игре, он должен соотносить себя с каждой позицией, связанной с его собственной. Ему необходимо знать, что собирается делать любой другой участник для выполнения своих игровых задач. Он должен знать и уметь выполнять все это роли. Роли других игроков, которые участник обобщает в себе, организуются в определенную совокупность, и эта совокупность контролирует соотнесенность индивида со всеми другими участниками игры. Участвуя в соревновании, ребенок научается переходу от стадии принятия роли других в игре к стадии организованной роли, которая существенна для становления его самосознания. Посредством этого он привыкает координировать свои действия с другими и научается рассматривать себя глазами группы, т.е. в более широком социальном контексте, до тех пор, пока не станет играть роль «обобщенного другого», иначе говоря, видеть себя глазами общества.
Дж.Г. Мид утверждал, что любая вещь - любой объект или набор объектов, одушевленных или неодушевленных, в направлении которых индивид действует или на которые он социально откликается, - есть некий элемент, в котором для данного индивида раскрывается обобщенный другой. Принимая установки последнего по отношению к себе, индивид начинает осознавать себя в качестве объекта, или индивида, и, таким образом, развивает собственную самость или индивидуальность. «Именно в форме обобщенного другого, - подчеркивал он,- социальный процесс влияет на вовлеченных в него и поддерживающих его индивидов, т.е. сообщество осуществляет контроль над поведением своих индивидуальных членов, ибо как раз в этой форме социальный процесс (сообщество) проникает в качестве определяющего фактора в мышление индивидов. В абстрактном мышлении индивид принимает установку обобщенного другого по отношению к себе безотносительно к ее выражению в любых других конкретных индивидах; в
123

конкретном же мышлении он принимает эту установку постольку, поскольку она выражается в установках по отношению к его поведению тех других индивидов, вместе с которыми он включен в данную социальную ситуацию или данное социальное действие» (5; 227-228). Только принимая установку другого по отношению к себе тем или иным из этих способов, индивид и может мыслить. В политике, например, индивид отождествляет себя с целой политической партией и принимает организованные установки всей этой партии по отношению к остальной части социального сообщества и по отношению к проблемам, с которыми сталкивается партия в данной социальной ситуации.
Итак, организованную самость индивида, согласно Дж.Г. Ми-ду, выстраивает организация установок, которые являются общими для всех членов группы. Поэтому индивид является индивидуальностью постольку, поскольку принадлежит к какому-то сообществу, поскольку принимает в своем собственном поведении установления этого сообщества. Следовательно, индивид обладает самостью (индивидуальностью) лишь в отношении к самости других членов своей социальной группы.
В общем русле символического интеракционизма выделяются сторонники так называемого социодраматического подхода (К. Берк, Э. Гоффман, X. Данкен). Они рассматривают взаимодействие между индивидами как своеобразные пьесы, в которых каждый человек одновременно является продюсером, ангажирующим себя на роль актером, ее исполняющим, и режиссером, следящим за исполнением. Каждый индивид использует предметное окружение как реквизит и тщательно охраняет места своих «частных кулис», где он может расслабиться после представления.
В рамках символического интеракционизма осуществляются исследования поведения не только отдельных индивидов, но и больших масс людей (Р. Тернер), массовых социальных движений, механизмов коллективного поведения, в том числе видов толпы (Г. Блумер). Групповая активность, приводящая к формированию и функционированию коллективного поведения, утверждает Г. Блумер, означает, что индивиды действуют вместе определенным образом, что между ними существует разделение труда и что налицо определенное взаимное приспособление различных линий индивидуального поведения. В аудитории, например, имеется определенное разделение труда между преподавателем и студентами. Студенты действуют, придерживаясь каких-то ожидаемых от них
124

линий поведения, и равным образом для преподавателя характерен какой-то особый, ожидаемый от него вид деятельности. Действия студентов и преподавателя приспосабливаются друг к другу, чтобы сформировать упорядоченное и согласованное групповое поведение, которое коллективно по своему характеру. Примерами различного рода коллективного поведения могут служить возбужденная толпа, биржевая паника, состояние военной истерии, обстановка социальной напряженности или массовое социальное движение.
Г. Блумер утверждал, что исследование коллективного поведения имеет принципиально важное значение для социологии, ибо эта наука всегда стремится к пониманию условий возникновения нового социального слоя, а появление его равнозначно возникновению новых форм коллективного поведения.
В блумеровской версии символического иптеракционизма большое внимание уделяется выяснению природы коллективного поведения. Утверждается, что ключ к пониманию природы коллективного поведения дает осознание той формы социального взаимодействия, которая называется круговой реакцией. Она представляет собой такой тип взаимного возбуждения, в рамках которого реакция одного индивида воспроизводит и одновременно усиливает возбуждение другого индивида. Вследствие этого взаимное возбуждение приобретает круговую форму, при которой индивиды отражают настроение друг друга и таким образом интенсифицируют их. Это хорошо видно на примере передачи эмоций и настроений между людьми, находящимися в состоянии возбуждения, скажем, во время ссоры или в концертном зале во время захватывающего их выступления популярного певца.
Г. Блумер считал, что коллективное поведение, связанное со взаимным возбуждением индивидов, чаще всего возникает в условиях неустойчивости или нарушения привычных форм существования, заведенного распорядком жизни. Дело в том, что когда у людей возникают побуждения, желания или предрасположения, которые не могут быть удовлетворены привычными им формами существования, они оказываются в состоянии беспокойства. Они ощущают побуждение к действию, но одновременно и препятствие, мешающее его исполнению; в результате они испытывают дискомфорт, фрустрацию, неуверенность или, наоборот, чувство агрессивности. В том случае, когда такое беспокойство вовлекается в круговую реакцию, захватывая и других индивидов, возникает
125

социальное беспокойство. Если индивидуальное беспокойство не имеет эффекта взаимного возбуждения и подкрепления, то социальное беспокойство имеет взаимообразный характер, т.е. его проявление пробуждает схожее состояние беспокойства у других по мере того, как индивиды взаимодействуют друг с другом, вследствие чего возникает взаимное подкрепление и усиление этого состояния. Такие условия возникают в таких случаях социального беспокойства, утверждает Г. Блумер, как трудовые конфликты, женский протест, аграрные и религиозные волнения, революционные выступления. (1; 168-170).
Поборники символического интеракционизма обращают внимание на двойственную роль социального беспокойства. С одной стороны, оно выступает симптомом распада или крушения определенного жизненного устройства. С другой стороны, оно означает начальную подготовку к новым формам коллективного поведения. Его можно рассматривать, считает Г. Блумер, как суровое испытание, в котором выплавляются такие новые формы организованной деятельности, как социальные движения, реформы, революции, религиозные культы, духовное пробуждение и новые моральные установления. Одним словом, социальное беспокойство обладает большим потенциалом различных выражений, несет в себе множество альтернативных форм заново организованной социальной деятельности, новых форм поведения.
Дело в том, что при коллективном возбуждении личный характер индивидов изменяется с большой легкостью и, таким образом, создаются условия для реорганизации старого поведения и возникновения новых форм поведения. При коллективном возбуждении, которое возникает в митингующей толпе или во время возбуждения в концертном зале во время выступления популярного певца, индивиды могут начать осуществлять такое поведение, о котором они прежде вероятно и не помышляли, и еще менее вероятно, что осмелились бы его придерживаться. На такой волне всеобщего возбуждения, принимающего круговой характер с нарастающим эффектом усиливающегося влияния на отдельных индивидов, создается социально-психологический фундамент для новых форм коллективного поведения.
Согласно Г. Блумеру, коллективное поведение весьма разнообразно и может проявляться в виде возбужденной толпы, реакции общественности на то или иное явление, в массовом поведении, например, в знаменитой Клондайкской лихорадке, и в социальных
126

движениях, ориентированных на установление нового строя жизни, таких, например, как рабочее, молодежное, женское и движение за мир. Различные виды коллективного поведения могут означать начало политической фазы социального строя (в случае общественного движения) либо, в случае массового движения, могут производить определенные субъективные ориентации в форме возникновения общих вкусов и склонностей.
Несмотря на то, что сторонники символического интерак-ционизма внесли существенный вклад в исследование структуры и динамики развития личности, в изучение микропроцессов социальных взаимодействий,- им не удалось выработать последовательной макросоциологической теории социального процесса. Впрочем, они и не стремились к этому. Они не обсуждают вопросов развития общества, его структур и организаций, проблем становления и функционирования государства, власти, социального конфликта, социальных изменений. Их главная забота- исследование человеческой деятельности в отношении объектов (которыми могут быть и другие люди) на основании тех значений, которые они этим объектам придают. Причем значения рассматриваются в качестве продукта социального взаимодействия (интеракции) между индивидами и их сообществами.
Вопросы для самоконтроля и повторения
  1. Какова роль знаков-символов во взаимодействии между людьми?
  2. В чем заключена значимость «обобщенного другого»?
  3. В чем проявляются особенности коллективного поведения?
  4. Какие  формы   коллективного  поведения  исследует символический
    интеракционизм?


4.

Литература
Блумер Г. Коллективное поведение //Американская социологическая мысль. Тексты. М, 1996.
Громов И.А., Мацкевич А.Ю., Семенов В.А. Символический интеракционизм //Западная теоретическая социология. Ч. II, Гл. 3, §1. СПб., 1996.
Мид Дж. От жеста к символу //Американская социологическая мысль. Тексты. М., 1996.
Мид Дж. Интернализованные другие и самость// Американская социологическая мысль. Тексты. М., 1996.
127
  1. Мид Дж.   Азия   //Американская   социологическая   мысль.   Тексты.
    М., 1996.
  2. Смелзер Н.  Символический  интеракционизм  //Социология.  Разд. 1,
    Гл. 5, стр. 136-139. М, 1994.

 
<< | >>
Источник: Бабосов Е. М.. Общая социология: Учеб. пособие для студентов вузов./ Е. М. Бабосов. - 2-е изд., стер. - Мн.: «ТетраСистемс»,2004. -640 с.. 2004

Еще по теме Глава 10. СИМВОЛИЧЕСКИЙИНТЕРАКЦИОНИЗМ  :

  1. Глава 10. СИМВОЛИЧЕСКИЙИНТЕРАКЦИОНИЗМ