Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Глава 9. СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯТЕОРИЯКОНФЛИКТА  

В 60-х годах XX в. в широкую популярность приобрела социологическая теория конфликта, которая была выстроена в работах Л. Коузера, Р. Дарендорфа, О. Гоулднера, Г. Коллинза в противовес преобладанию структурного функционализма с его акцентом на трактовку общества как управляемой системы на основе ценностей консенсуса и интегрированной роли общих ценностей.
Однако теоретические истоки этой теории коренятся в концепциях К. Маркса и Г. Зиммеля.
Карл Маркс считал, что в основе общественной системы находятся экономические интересы и органически связанные с ними производственные отношения, составляющие базис общества. Поскольку коренные интересы у главных субъектов капиталистического общества- рабочих и капиталистов- диаметрально противоположны и непримиримы, постольку конфликтность данного общества, коренящаяся в его экономической основе, является не только всеобщей, но и неустранимой в рамках данного общества. На определенной ступени своего развития материальные производительные силы, считал К. Маркс, приходят в противоречие, в состояние конфликта с существующими производственными отношениями, прежде всего с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции (7; 7). Конфликт между производительными силами и производственными отношениями формирует субъект революционного ниспровержения капитализма- рабочий класс, являющийся могильщиком данного строя. Размах конфликтного противостояния неуклонно расширяется, рабочий класс, не осознающий в начале своих коренных интересов и сущность своего угнетенного положения в капиталистическом обществе, постепенно, по мере участия в конфликтах, осознает свои интересы, их непримиримость интересам буржуазии и превращается из «класса в себе» в «класс для себя». В конечном счете он же и совершает социальную революцию, которая представляет собой реальный шаг к гармоничному социальному развитию, создающему предпосылки для устранения социальных конфликтов из жизни общества.
В отличие от марксовой концепции социальных конфликтов, которые по мере обострения достигают стадии антагонизма, при-
113

водящего к революционному разрушению капитализма, выдающийся немецкий социолог Георг Зиммель полагал, что в динамике конфликтов более глубокие и острые из них постепенно уступают место менее интенсивным и острым, вследствие чего укрепляются прочность и интегративность данной системы. «Как только жизнь возвысилась над чисто животным состоянием до некоторой духовности, а дух, в свою очередь, поднялся до состояния культуры в ней, — подчеркивает Г. Зиммель, - обнаружился внутренний конфликт, нарастание и разрешение которого есть путь обновления всей культуры» (4; 11). Социодинамика культуры такова, что конфликт чаще всего не разрешается, а заменяется новым по содержанию и форме конфликтом, который вместе с предшествующими ему и последующими конфликтами составляют, согласно Г. Зим-мелю, основную движущую пружину развития культуры, а вместе с нею и всей жизни общества.
В 60-х годах XX века целый ряд важных нововведений в социологическую теорию конфликтов внес Льюис Коузер.
Он считал, что конфликт представляет собой борьбу за ценности и претензии на определенный статус, власть и ресурсы, борьбу, в которой целями противников являются нейтрализация, нанесение ущерба или уничтожение соперника.
Исходя из такого понимания сущности конфликтного противоборства, он утверждал: «В каждом типе социальной системы существуют возможности для конфликта, поскольку отдельные индивиды и группы склонны время от времени предъявлять встречные притязания на ресурсы, количество которых ограничено, престижные или властные позиции» (6; 158).
В конфликтном функционализме Л. Коузера при многоаспектном рассмотрении основных параметров конфликтов - остроты, длительности, интенсивности и др. - все-таки первенствующее значение предается выяснению их функций. Здесь дается обширная кодификация функций социальных конфликтов. Наиболее важные из них таковы:
1)усиление сплоченности членов группы;
  1. более четкое разграничение между враждующими груп
    пами;
  1. усиление интегративности социальной системы;
  1. повышение степени адаптивности системы  к изменяю
    щимся условиям.

114

Л. Коузер утверждал, что конфликт способен выполнить важную интегрирующую роль в социодинамике социальной группы. Он, в частности, сплачивает группу, способствует установлению идентичности группы в границах, отличающих ее от других групп. Кроме того, конфликт сохраняет существование группы как единой целостности, играя при этом роль предохранительного клапана, который способствует выходу вовне накапливающихся враждебных чувств и тем самым сдерживает возможные дезинте-грационные процессы в этой общности. С точки зрения Л. Коу-зера, социальный конфликт играет важную роль во взаимодействии различных групп. Он утверждал, что «конфликт служит для установления и сохранения идентичности и линии разграничения между группами и сообществами. Конфликт с другими группами способствует установлению и утверждению идентичности группы в границах, охраняющих от окружающего мира (6; 32).
Таким образом, социальный конфликт, с точки зрения Л. Коу-зера, не всегда дезорганизует взаимоотношения, внутри которых он возникает, напротив, конфликт зачастую становится необходимым для их сохранения, поддержания и упрочнения. Признавая, что конфликты при определенных условиях способны привести к разрушению и дезинтеграции социальных систем, Л. Коузер, тем не менее, особо выделял позитивные функции конфликта, позволяющие сохранять или восстанавливать интеграцию системы и ее приспособляемость к изменяющимся условиям. Он полагал, что, приводя к нарушению интеграции составных частей социального целого и тем самым к его временной дезинтеграции, социальные конфликты своим долговременным действием при определенных условиях (тенденция к снижению остроты, сосредоточенность не на индивидуальных, а на общественно значимых интересах и целях и др.) делают социальную структуру более гибкой, а это, в свою очередь, усиливает способность системы избавляться при помощи конфликтов от грозящих ей в будущем нарушений равновесия. Но, становясь вследствие возникновения и разрешения конфликтов более динамичной и гибкой, система обнаруживает высокий уровень приспособляемости к изменяющимся условиям. «Общество, раздираемое дюжиной противоречий, имеющих всевозможную направленность, в действительности находится в меньшей опасности быть насильственно разорванным на части, чем общество, в котором возник всего один однонаправленный раскол. Каждое новое столкновение способствует уменьшению масштаба
115

всех других, пересекающихся с ним, конфликтов. Поэтому можно сказать, что общество скреплено своими внутренними конфликтами» (6; 75).
Такая констатация подводит Л Коузера к очень важному выводу о различении двух типов социальных систем в зависимости от того, в какой степени эти системы проявляют терпимость либо, напротив, нетерпимость к конфликтам. Если социальные системы жесткого, тоталитарного типа стремятся подавить конфликты, то открытые, гибкие социальные системы допускают возможность и даже желательность множества конфликтов, которые возникают в различных сферах, по различным поводам и поэтому втягивают в свои орбиты немногочисленные враждующие группы. «В гибких социальных системах множественные конфликты пересекаются друг с другом, предотвращая этим серьезные потрясения осевых структур. Дозволяя непосредственное и прямое выражение спорных претензий, такие социальные системы способны перестраивать свои структуры, ликвидируя источники неудовлетворенности. Многочисленные конфликты, с которыми они сталкиваются, устраняют причины группового разобщения и восстанавливают единство. Такие системы используют терпимость и инсти-туционализацию конфликта в качестве важного стабилизирующего механизма» (6; 159-160).
Важным этапом развития социологии конфликтов стала теория, разрабатываемая Ральфом Дарепдорфом Эта теория исходит из наличия классов в индустриальном обществе и вытекающих отсюда отношений господства и подчинения, приводящих не только к противоположности интересов, но и к осознанию такой противоположности представителями противоположных классов. Чем глубже осознается противоположность интересов, тем более различные общности людей, дифференцирующиеся на носителей господства либо подчинения, из социальных квазигрупп преобразуются в конфликтные группы, столкновение которых и приводит к социальному конфликту.
Разработанная Р Дарендорфом конфликтная модель общества опирается на четыре основополагающих постулата:
  1. Каждое общество в каждый данный момент своего разви
    тия подвержено процессам изменений-эти изменения вездесущи.
  2. В каждом обществе в каждый момент времени проявля
    ются несогласие и конфликт - социальный конфликт вездесущ.

116
  1. Каждый элемент в обществе способствует его дезинтегра
    ции и изменениям.
  2. Каждое общество опирается на принуждение, применяе
    мое одними его членами в отношении к другим.

С точки зрения Р. Дарендорфа, в течение последних пятнадцати лет в обществе стал опасно разрастаться новый тип конфликтов, способный расшатать и ослабить социальную систему, даже привести к ее разрушению. Речь идет о мощных потрясениях общества, «выступающих в форме неразрешимых национальных конфликтов» (3; 239). Еще одной особенностью современных конфликтов стала «индивидуализация социального конфликта в открытых обществах», где «индивидуальная мобильность занимает место классовой борьбы» (3; 240, 241). Есть в современных обществах, по утверждению Р. Дарендорфа, еще одна чрезвычайно распространенная «форма воплощения конфликта». Он ныне - «не линия огня в революционной войне и даже не борьба демократического класса, а аномия» (3, 241). В его понимании, «аномия обозначает такое положение вещей, когда нарушения общественных норм сходят преступникам с рук» (3; 242). Важнейшим средством преодоления такой ситуации является, считает Р. Дарендорф, установление социального контракта между различными группами, который приобретает два основных вида: с одной стороны, контракт доминации (власти, господства), с другой стороны - контракт ассоциации. Второй тип, полагает он, создает условия для гармонизации современных обществ.
Существенный вклад в разработку современной макросо-циологической теории конфликта внес известный американский социолог, профессор Калифорнийского университета Рэндал Коллинз в своих книгах «Конфликтная социология» (1975), «Теоретическая социология» (1988) и др. В основании выдвигаемой и отстаиваемой им макросоциологической конфликтологической парадигмы покоятся четыре взаимосвязанных теоретических постулата.
  1. Центральной особенностью любой социальной системы
    как организации является стратификация, представляющая собой
    специфический вид и определенную степень неравенства групп и
    индивидов в их доминировании друг над другом.
  2. Причины происходящих в обществе процессов и измене
    ний нужно искать в интересах групп и индивидов, прежде всего, в

117

интересах поддержания своих доминирующих позиции или уклонения их от доминирования других.
  1. Кто и что выигрывает в этой борьбе, зависит от контроли
    руемых разными кликами ресурсов, включая материальные, для
    осуществления принуждения и экономических расчетов, а также
    ресурсов для социальной организации и формирования эмоций и
    идей.
  2. Движущая  сила социального  изменения - это,  главным
    образом, конфликт, действующий преимущественно так, что дли
    тельные периоды относительно стабильного доминирования чере
    дуются с интенсивными и драматическими эпизодами мобилиза
    ции  групп,  вступающих в конфликтное противоборство друг с
    другом.

Такой концептуальный подход, выводящий пики конфликтных взаимодействий на периоды мобилизации групп за передел возможностей и границ доминирования, приводит Р. Коллинза к идее совмещения конфликтной социологии с концепций организации перераспределения социальной власти. Опираясь на основополагающий тезис Р. Дарендорфа о приоритетности расположения конфликтных взаимодействий вдоль оси власти, он дополняет ее, точнее сказать, синтезирует ее, с предложенной американским социологом М. Манном еще в середине 30-х годов концепцией четырех измерений власти: военно-геополитического, политического, экономического и культурно-идеологического. Соответственно четырем типам власти Р. Коллинз анализирует через макрокон-фликтную призму социальных взаимодействий четыре типа организаций, развертывающих специфические для них способы функционирования через четыре вида сетей: военную, политическую, экономическую, идеологическую. Каждый из этих типов сетей, поскольку они организуют людей, есть форма власти.
Когда речь идет о макроконфликтной интерпретации развертывания геополитических сетей, то Р. Коллинз выдвигает на передний план два утверждения. Первый из них провозглашает решающее значение «преимущества в ресурсах: военные конфликты обычно выигрывает более крупное и богатое государство». Этот принцип куммулятивен, поскольку государства- победители поглощают ресурсы государств, потерпевших поражение. Второй принцип - геопозиционное преимущество: государства, находящиеся в окружении меньшего количества врагов, в военном отношении превосходят государства с многочисленными врагами.
118

Характеризуя динамику политических сетей, Р. Коллинз обращает внимание на то обстоятельство, что «организации (а не индивиды) суть главные действующие лица на масштабных политических аренах». Поэтому в процессе анализа этих сетей на передний план выдвигается рассмотрение условий, мобилизирующих «конфликтные группы на действия». Вследствие этого «теория мобилизации ресурсов является прямым расширением теории конфликта в том, что касается интересов и ресурсов с ударением на организационных условиях, побуждающих мотивах и ценностях» (5; 92-93).
Анализируя развертывание конфликтов в структуре экономических сетей, Р. Коллинз особенно выделяет одну из особенностей этого процесса, проявившуюся в последние десятилетия. «В конце XX столетия, - пишет он, - появляются рынки метафинан-сов как арена борьбы за управление корпоративными финансами с соответствующими способами влияния. Это укладывается в общую теорию конфликта относительно обеспеченного создания новых структур конфликта, которые строятся на предыдущих» (5; 95).
В конце 80-х годов XX столетия резко обострились социальные конфликты в Советском Союзе. Особенно острый и крупномасштабный характер приняли они в процессе развала СССР и после него. Отчетливо проявились ранее загонявшиеся коммунистической системой власти вглубь общественного организма межнациональные, политические, социокультурные конфликты, которые в ряде бывших советских республик приобрели характер кровавых столкновений (Азербайджан, Армения, Грузия, Узбекистан, Молдова и др ). Все это побудило многих социологов на огромном постсоветском пространстве заняться углубленным изучением сущности, особенностей, типов социальных конфликтов, путей и способов их разрешения.
В последние годы здесь появилось немало книг, специально посвященных рассматриваемой проблематике. Среди них следует упомянуть следующие работы: Ф.М. Бородкин и Н.М. Коряк «Внимание, конфликт» (Новосибирск, 1989); Е.М. Бабосов «Социология конфликта» (Минск, 1991); «Конфликтология» (Минск, 1997); Н.Ф. Вишнякова «Конфликт - это творчество? Тренинговый практикум по конфликтологии» (Мн., 1996); Ю.Г. Запрудный «Социальный конфликт» (Ростов, 1992); Г.С. Котаджян «Грани согласия - конфликта» (М., 1992); А.Г. Здравомыслов «Социология конфликта»  (М.,   1994);  В.И.Андреев  «Конфликтология:  искусство
119

спора, ведения переговоров, разрешения конфликтов» (Казань, 1992); Белый А.С, Жаворонков В.Д., Зимина И.С. «Конфликтология: наука о гармонии (Екатеринбург, 1995); Громова О.Н. «Конфликтология» (М., 1993); Кандыбов В.И., Басков В.П. «Введение в конфликтология» (Ярославль, 1993); П. Ковачик, Н. Малиева «Предупреждение и разрешение конфликтов» (М., 1994); «Юридическая конфликтология» (под ред. В.Н. Кудрявцева, М., 1995); «Основы конфликтологии» (под ред. В.Н. Кудрявцева, М., 1997); В.П. Шейнов «Конфликты в нашей жизни и их разрешение» (Мн., 1996); А.В. Глухова «Типология конфликтов» (Воронеж, 1997); А.С. Кармин «Основы конфликтологии» (СПб., 1998); «Россия: политические противоборства и поиск согласия» (под ред. Е.И. Степанова, М., 1998); «Конфликты в современной России. Проблемы анализа и урегулирования» (под ред. Е.И.Степанова, М, 1999); «Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения» (под ред. Е.И.Степанова, М., 1999); «Конфликтология» (под ред. А.С. Кармина, СПб., 1999), «Конфликтология» (Е.М. Бабосов, Мн., 2000).
Вопросы для самоконтроля и повторения
  1. В чем сущность конфликтологической концепции К. Маркса?
  2. Каковы особенности истолкования социальных конфликтов Г. Зим-
    мелем?

3     В  чем состоят характерные черты  конфликтного функционализма Л. Коузера?
  1. В чем заключено своеобразие разработанной Р. Дарендорформ все
    объемлющей теории конфликта?
  2. Как интерпретирует сущность социального конфликта Р. Коллинз?
  3. Чем вызвано возрастающее внимание социологов стран СНГ к про
    блематике социальных конфликтов?

Литература
  1. Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М, 1993.
  2. Бабосов Е.М. Конфликтология. Гл. 1, 2. Мн., 2000.
  3. Дарендорф Р. Современный социальный конфликт //Иностранная ли
    тература. 1993. № 4.
  4. Зиммель Г. Конфликт современной культуры. СПб. 1923.
  5. Коллинз Р. Теория конфликта в современной макроисторической со
    циологии //Философская и социологическая мысль. 1993, № 6.

120
  1. Коузер Л. Основы конфликтологии. СПб., 1999.
  2. Маркс К. К критике политической экономии. Предисловие //Маркс К.,
    Энгельс Ф. Соч. Т. 13.

 
<< | >>
Источник: Бабосов Е. М.. Общая социология: Учеб. пособие для студентов вузов./ Е. М. Бабосов. - 2-е изд., стер. - Мн.: «ТетраСистемс»,2004. -640 с.. 2004

Еще по теме Глава 9. СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯТЕОРИЯКОНФЛИКТА  :

  1. Глава 9. СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯТЕОРИЯКОНФЛИКТА