<<
>>

2.1. Морские части пограничных войск в боях за Ленинград в составе Краснознаменного Балтийского флота

История всего человечества, и России в том числе, во многом связана с историей войн, которые тем или иным образом повлияли на судьбы народов и государств, а иногда и всего человечества.

По масштабам, разрушительности и глобальным последствиям Второй Мировой войне нет равных.

Одним из важнейших этапов Второй Мировой войны является Великая Отечественная война.

Великая Отечественная война - особая страница в истории морских частей и соединений пограничных войск. Выполняя свой долг по защите Родины в составе Военно- Морского флота, моряки-пограничники, не жалея собственной жизни, сражались и победили коварного и жестокого врага. Тем самым, не только ни посрамили честь и достоинство нашей Родины, но и преумножили славные боевые традиции морских частей пограничных войск. На Северном и Балтийском направлении, Черноморском и Тихоокеанском театре военных действий, благодаря своему мужеству и смекалке, самоотверженности и профессиональной выучке, боевому товариществу и готовности к самопожертвованию во имя Победы, личный состав морских частей пограничных войск героически противостоял захватчикам. Повествования о легендарных подвигах навсегда заняли достойное место в истории пограничных войск, показав пример служения Отечеству всем последующим поколениям моряков-пограничников.

На рассвете 22 июня 1941 г. Германия, без объявления войны, нарушив ранее заключенный пакт о ненападении, всеми своими силами нанесла мощнейший удар по Советскому Союзу. Вражеская артиллерия и авиация одновременно на всех направлениях нанесли страшные по своей силе удары по важным военным и промышленным объектам. Были атакованы границы Советского Союза от Балтийского моря до Черного. Уничтожению подверглись железнодорожные узлы, аэродромы и морские порты на территории Союза на глубине 250 - 300 километров от границы СССР. Армады вражеских самолетов, сбрасывая со своих бортов тысячи бомб, пытались уничтожить все живое в мирных городах Прибалтийских республик, Украины, Белоруссии, Крыма и Молдавии. Вражеской авиации зенитным огнем бортовых орудий противостояли пограничные катера вместе с другими кораблями Черноморского и Балтийского флотов. Они одними из первых приняли бой и пытались не допустить противника на территорию Советского Союза. Среди объектов, на которые пришлись первые удары противника, были места прикрытия и дислокации Красной Армии, а также пограничные отряды и комендатуры. В результате непрекращающейся артиллерийской атаки противника, которая длилась в разных районах от 1 до 1,5 часов, морские части пограничных войск и части войск прикрытия понесли большие потери.

Лишь спустя полтора часа, в 5 часов утра, когда уже шли боевые действия, германский посол в Москве В.Ф. Шуленберг объявил о вступлении Германии в войну с СССР.[154] В 5 часов 30 минут В.М. Молотов принял Шуленберга и выразил резкий протест: «От имени Советского правительства должен заявить, что до последней минуты германское правительство не предъявляло никаких претензий к Советскому правительству. Германия совершила нападение на СССР, несмотря на миролюбивую позицию Советского Союза, и тем самым, фашистская Г ермания является нападающей стороной. В четыре часа утра германская армия произвела нападение на СССР без всякого повода и причины.

Всякую попытку со стороны Германии найти повод к нападению на СССР считаю ложью или провокацией. Тем не менее, факт нападения на лицо».[155]

После нападения фашистской Германии на Советский Союз мировая общественность осудила этот поступок и восприняла как агрессию, а СССР признали пострадавшей стороной, что в последующем явилось основанием для создания антигитлеровской коалиции.

Главной военной и политической целью Германии был полный разгром Советского Союза, для этого планировалось ударить по главным силам Красной Армии, располагавшимся в западных районах. Было решено молниеносно их уничтожить и в короткие сроки захватить важнейшие политические и экономические центры нашей страны. (См.: Приложение 6).

Официальные установки требовали «ослабить русский народ до такой степени, чтобы он не был больше в состоянии помешать немцам установить господство в Европе»[156].

В группировку немецких войск входило более 5, 5 миллионов человек. Морские силы противника насчитывали 246 кораблей основных классов, из них 159 принадлежало Германии, 48 - финской стороне, а остальные 39 составляли военный флот Румынии[157].

30 июля 1941 года гитлеровским командованием была издана директива № 34 для войск наступления, которая обстановку на фронтах представляла иначе, нежели в самом начале войны. Основная роль отводилась группе армий «Север», за счет которой должно было произойти усиление наступления на Западном направлении, после чего объединившись с финской армией, она должна была произвести захват северной части Эстонии, обороняемой войсками 10-го стрелкового корпуса 8-й армии и флотом.

К началу войны дислокация войск Советского Союза, которые должны были дать отпор фашистским захватчикам, не обеспечивала по ряду различных причин своевременного сосредоточения и развертывания нашей группировки. От Г енерального штаба РККА не было четких указаний по создавшейся ситуации. И застигнутые врасплох внезапностью нападения, Советские войска не смогли вовремя развернуться на своих рубежах, которые были предусмотрены в плане обороны государственной границы. Они вступали в бой отдельными группами и не смогли достойно выполнить возложенные на них задачи. Авиация СССР не была рассредоточена по аэродромам.[158] Но, несмотря на это, Советские войска оказывали существенное сопротивление врагу.

По данным ГУПВ в первых арьергардных боях на границе частями и подразделениями пограничных войск СССР было уничтожено 82000 вражеских солдат и офицеров.[159]

Только Военно-Морской флот, в той или иной степени, оказался подготовленным к боевым действиям. (См.: Приложение 7). К началу войны в состав Северного, Балтийского и Черноморского флотов входило: 220 тыс. человек, 182 корабля основных классов - 7 крейсеров, 3 линкора , 127 подводных лодок и 45 эсминцев.[160] [161]

На вооружении пограничных войск НКВД СССР стояло 10 сторожевых кораблей, 394 сторожевых катера, 415 служебных катеров и 59 вспомогательных

170

катеров и судов, т.е. 878 единиц судового состава.

Как только Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов узнал от начальника Г енерального штаба РККА Г.К. Жукова о разрабатывающемся решении привести войска в полную боевую готовность, он незамедлительно отдал приказ о приведении флота в боевую готовность № 1. Благодаря этому, наши войска успешно отразили первые налеты вражеской авиации на военно-морские базы и нанесли противнику ощутимый урон.

Приказом командующего Северным фронтом Лужская оперативная группа была разделена на три автономных участка — Кингисеппский (командующий генерал-майор В. В. Семашко), Восточный (генерал-майор Ф. Н. Стариков) и Лужский (генерал-майор А. Н. Астанин) — и подчинил их непосредственно себе. В составе Кингисеппского участка также находились части Лужского сектора Балтийского флота. Возможность прорыва противника через Кингисепп грозила захватом прибрежной территории Ленинградской области, где дислоцировалось много частей авиации и флота, поэтому этот участок был укреплен особенно хорошо.

Ответственность за охрану морских границ Советского Союза с началом войны, по постановлению Совета Народных Комиссаров от 11 октября 1939 года ложилась на Военно-Морской флот. Таким образом, с 23 июня 1941 года все вооружение и личный состав морских частей пограничных войск переходил в подчинение флота и находился там до самого окончания Великой Отечественной войны. Поэтому все заслуги и награды морских частей пограничных войск были зачислены на счет Военно-Морского флота.

К началу Великой Отечественной войны морская составляющая пограничных войск НКВД СССР помимо восьми отрядов пограничных судов включала еще три морские школы младшего начсостава, Военно-морское училище погранвойск, расположенное в г. Ленинграде, а также другие морские

171

части и подразделения.

В ходе мобилизационных мероприятий в состав Военно-Морского флота были переданы:

1. Северному флоту-1-й Северный отряд пограничных судов (командир- капитан 2 ранга А.И. Дианов), дивизион пограничных судов и судоремонтная мастерская 4-го Архангельского пограничного отряда. Несколько позднее, в дивизион пограничных судов был пополнен переклассифицированными из рыболовных траулеров в сторожевые корабли «Айсберг» и «Бриз». Их экипаж

172

был дополнен пограничниками. [162] [163]

В составе Северного флота имелось 8 эсминцев, 7 сторожевых кораблей, 15 подводных лодок, 15 катеров-охотников, 2 тральщика, 1 минный заградитель и

I '77

116 самолетов.

2. Балтийскому флоту - переподчинили 1-й Балтийский отряд пограничных судов (ОПС), 2-й Балтийский ОПС, отдельный дивизион катеров отряда береговой охраны полуострова Ханко.

1- й Балтийский отряд пограничных судов находился под командованием старшего лейтенанта Желдакова С.П., начальником штаба был старший лейтенант Слепенко З.Ф., заместителем по политической части- старший политрук Павленко Д.И. 1-й БОПС входил в состав Ленинградского пограничного округа и, в свою очередь, состоял из трех дивизионов: 1-м руководил старший лейтенант Евстратов А.С.(заместитель по политической части - старший политрук Гавриш К.М.) и 2-м - капитан-лейтенант Степаненко В.П. (заместитель по политической части - политрук Перлов М.С.). Эти дивизионы дислоцировались в г. Тронгзунде (теперь г. Высоцк). 3-й дивизион, которым командовал старший лейтенант Кирсанов А.И. (заместитель по политчасти - старший политрук Молодцов В.К.) базировался в Ораниенбауме (теперь Ломоносов).

2- м Балтийским отрядом пограничных судов командовал капитан 3 ранга Перфилов А.Н. 2-й БОПС находился в составе Прибалтийского пограничного округа и включал в себя три дивизиона: 1 -й (Таллин) - командир старший лейтенант Резниченко Я.Т., впоследствии, вице-адмирал, заместитель начальника пограничных войск Советского Союза, 2-й (Лиепая) командир - старший лейтенант Финочко А.Д. и 3-й (Усть-Нарва) - капитан-лейтенант Турков М.К. Всего в составе двух отрядов морских пограничных судов насчитывалось несколько устаревших сторожевых кораблей, не представлявших большого интереса для флота, и 74 вполне современных (по меркам отечественного флота) сторожевых и лёгких катера, построенных в последние предвоенные годы, в том [164] [165] числе 19 катеров МО-2; 25 катеров МО-4; БК - 1; катеров ЗК - 7; легких катеров КМ-2 - 16; КМ-4 - 6.[166]

22 июня 1941 г. 2-й Балтийский отряд в составе - семи катеров МО-2 и 14 катеров КМ по распоряжению наркома Военно-Морского флота Н.Г. Кузнецова и наркома Внутренних дел Л.П. Берия был расформирован и передан в подчинение КБФ, основная часть судов стала подчиняться службе охраны водного района (ОВР) Кронштадтской ВМБ КБФ и принимала активное участие в обороне Ленинграда. Остальные корабли продолжили службу в конвойных дивизионах. Сторожевые корабли «Охт», «Коралл», «Уран» и «Аметист» вошли в состав отдельных дивизионов базовых сторожевых кораблей.

Позже, 15 сентября 1941 г., на основании приказа командующего Краснознаменным Балтийским флотом вице-адмирала Трибуца В.Ф. от 11 сентября 1941г. 1-й Балтийский отряд, как подразделение, был расформирован. Личный и корабельный состав убыли в распоряжение командира ОВРа КБФ.[167] Тогда же, был создан второй дивизион сторожевых катеров из 7 катеров типа - ЗК и 9 уцелевших катеров типа - МО.

По состоянию на 20 сентября истребительный отряд ОВР КБФ состоял из 6 дивизионов (51 катер МО, 103 - К, 12 - КМ), из них 2-й дивизион сторожевых катеров (ДСКА) МО (старший лейтенант Я.Т. Резниченко). 4-й ДСКА МО (старший лейтенант А.В. Клиентов), 1-й ДСКА КМ (капитан-лейтенант М.К. Турков) и 2-й ДСКА ЗК (капитан-лейтенант Н.Г. Моргацкий) находились под командованием пограничников, практически полностью укомплектованы пограничными катерами. С сентября по декабрь 1941г. часть катеров МО убыла в состав Специального отряда морских катеров военного совета Ленинградского фронта, которым командовал бывший командир 1-го Балтийского отряда пограничных судов (БОПС) капитан-лейтенант С.П. Желдаков; 6 морских охотников были переданы Ладожской военной флотилии, другая часть таких же катеров под командованием капитан-лейтенанта А.И. Кирсанова вошла в состав

Ленинградской ВМБ (Военно-морской базы), а затем переформирована в 7-й ДСКА МО и отряд бронекатеров (БКА) ОВР Ленинградской Военно-морской базы (капитан 3 ранга В.В. Чудов). В 1942г. во время организации Островной ВМБ в состав ее ОВРа вошел 5-й дивизион Истребительного отряда катеров (командир- Н.Г. Моргацкий). Дивизион КМ вошел в состав Отряда кораблей Невы. Остальной корабельный состав был переведен в другие соединения. Например, СКР «Коралл» вошел в состав бригады сторожевых кораблей, а СКР «Аметист» - попал в бригаду подводных лодок, многие катера МКМ и КМ

177

поступили в дивизионы тральщиков.

В октябре 1941г. вышел приказ о расформировании 1-го Балтийского ОПС. Командующий КБФ принял решение усилить ОВР Кронштадтской ВМБ за счет 1го БОПС. Из доклада командира 1-го Балтийского отряда пограничных судов начальнику охраны войскового тыла Северного фронта генерал-лейтенанту Г.А. Степанову: «Согласно приказа командующего КБФ, 1-й БОПС НКВД 15.10.1941г. расформирован. Личный состав в количестве 553 человека рядового и младшего нач.состава, 97 человек - нач.состава, судовой состав - 7 катеров типа МО №№ 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177; 7 катеров типа ЗК №№ 325, 326, 327, 328, 329, 330, 331; 13 катеров типа КМ №№ 316, 317, 318, 319, 320, 321, 322, 323, 324, 336, 337, 338, 340; 1 катер типа БК-2 без №; 4 катера типа ЗИС №№ 1, 2, 3, 4; 2 вспомогательных катера ПС-2, ПС-3; буксир ПС-4 переданы в распоряжение

1 по

командира базы ОВРа Кронштадтской морской базы КБФ».

3. Черноморскому флоту был передан 1-й Черноморский ОПС (105 катеров и судов отряда с присоединившимися дунайскими катерами вошел в состав ОВР Одесской ВМБ), 2-й Черноморский ОПС (был передан ОВР Главной базы Черноморского флота), 3-й Черноморский ОПС, 1-й и 2-й дивизионы 32-го Новороссийского морского пограничного отряда (замыкались на Новороссийскую и Потийскую военно-морские базы), учебный отряд по подготовке морских специалистов и 1 -я морская пограничная школа. [168] [169]

До передачи флоту корабельно-катерного состава морских частей пограничных войск на его вооружении состояло 28 малых охотников за

179

подводными лодками типа - МО-4, из них 5 катеров находились в ремонте.

С момента перехода в подчинение Черноморскому Военно-Морскому флоту на всех пограничных катерах кормовой флаг Морских пограничных войск НКВД

1 ОЛ

СССР был спущен. Его место занял флаг Военно-Морского флота СССР.

Во время Великой Отечественной войны, в зависимости от военной обстановки и рациональности использования, отряды и дивизионы пограничных судов подвергались периодической реконструкции.

7 июля 1941 года с целью качественного улучшения организации и боевой деятельности катерного состава в Новороссийской военно-морской базе из двух бывших пограничных дивизионов Новороссийского и Туапсинского был создан отряд СКА.

После эвакуации береговых частей Севастопольского ОВРа, которая началась 1 ноября 1941 года, на базе расформированного ОВРа Главной военноморской базы, была создана бригада траления и заграждения (БТЗ ЧФ). В состав этой бригады вошли два дивизиона малых охотников, всего 17 единиц.

Позже, в октябре 1942 года БТЗ ЧФ была перебазирована в устье реки Хопи.[170] [171] [172]

Дунайской военной флотилии был передан 4-й Черноморский ОПС.

Части 14-го корпуса 19 июля 1941г. были переведены на левый берег Дуная. А 20 июля катера 4-го ЧОПС вошли в состав 1-го Черноморского отряда пограничных судов (ЧОПС). Командиром дивизиона бронекатеров Дунайской флотилии, переброшенной на Днепр, был назначен капитан-лейтенант Н.К. Кубышкин, вместе с ним убыл и комиссар 4-го ЧОПС К.Т. Семенов. А 18 августа 1941г. в районе Херсона, находясь на флагманском бронекатере, они погибли от прямого попадания снаряда.

Каспийской военной флотилии были подчинены 1-ый Каспийский ОПС и 2я морская пограничная школа.

Военно-морское пограничное училище перешло в подчинение

182

центрального аппарата Военно-морского флота.

Всего в состав ВМФ было передано 469 пограничных судов, из них: сторожевых кораблей - 11, сторожевых катеров - 810, служебно- вспомогательных судов - 47. Также передано 101 недостроенное судно. 1312 офицеров морских пограничных частей были переведены в Наркомвоенморфлот. Общее количество личного состава морских частей пограничных войск, который был

185

передан Военно-морскому флоту превысило 11 тысяч человек.

Немецкое командование при разработке операции нападения на Советский Союз планировало нанести сокрушительные удары по военно- морским базам и портам СССР. Лишив Советский флот мест дислокации, германские войска планировали расправиться с ним посредством своей авиации и подводных лодок с одновременным развертыванием активных минных постановок.

Руководство Германии немаловажную роль в войне против Советского Союза отводило своему подводному флоту, в состав которого к началу Великой Отечественной войны входило достаточное количество подводных лодок. Хоть по Версальскому мирному договору 1919 года Германии и был вынесен запрет на массовую постройку подводного флота, правящие круги Англии, США и Франции из-за боязни постоянно растущего авторитета и военного потенциала Советского Союза игнорировали его, рассчитывая использовать немецкие силы как ударную силу против СССР. Поэтому все ограничения постепенно были отменены. Гитлеровцы получили возможность строить большой флот, в том числе и подводный. Они не преминули этим воспользоваться, и к 1939 году число подводных лодок Германии достигло 45 и в стадии строительства на стапелях [173] [174] [175] [176] находилось еще около 50 лодок. Гитлеровское морское командование поставило судостроительной промышленности задачу ежемесячно спускать на воду до 29 лодок. Началась “кораблестроительная горячка”. В 1940 году было введено в строй 50 лодок, в 1941 — 219, в 1942 — 222, а в 1944 — 329. Всего же, за годы Второй Мировой войны, немцы построили 1155 подводных кораблей, не считая 500 малых, так называемых «карликовых», команды которых состояли лишь из одного - двух человек.[177]

Все эти силы должны были стать одним из составляющих победы немецкофашистского рейха в Великой Отечественной войне.

Немецкий подводный флот возрождался на новой качественной основе. Если к концу первой мировой войны лодка могла находиться под водой непрерывно только около суток, то в сороковых годах в три — четыре раза больше.

Поэтому у Советского Союза возникла острая необходимость в малых противолодочных и сторожевых кораблях, которых на вооружении флота находилось явно недостаточно. Если в составе ВМФ Балтийского, Баренцева, Черного и Каспийского морей находилось 59 малых охотников за подводными лодками, то в морские части пограничных войск этих же морей входило 130 катеров такого типа и столько же катеров других типов. Поэтому, очень кстати, пришлись переданные в подчинение ВМФ отряды пограничных кораблей, особенной популярностью пользовались катера типа- МО. Задачи, поставленные Верховным Главнокомандованием, флот мог выполнить, только обезопасив себя от нападения подводных лодок путем организации надежной противолодочной обороны.

Борьба с подводной опасностью с первых же дней войны приобрела исключительное значение. На советские пограничные охотники за подводными лодками легла огромная ответственность, им предстояли большие боевые дела.

Эти катера имели преимущество перед остальными кораблями за счет:

- хорошей маневренности;

- надежности вооружения;

- дублирования работы технических средств;

187

- обеспечения аварийно-ремонтными средствами и материалами.

С началом Великой Отечественной войны перевозка грузов из морских портов СССР в другие страны Балтийского моря прекратилась, товары доставлялись лишь внутри страны. В большинстве случаев это происходило по маршрутам: Кронштадт — Таллин, вдоль южного побережья Финского залива через проход Хайлода и Нарвский залив и Таллин — Ханко, через Финский залив. Также, периодически осуществлялась доставка грузов в Выборг и острова Монзундского архипелага.

С первых дней Великой Отечественной войны перевозка производилась в сопровождении небольшого количества судов конвоя. Постоянная разведка с воздуха и близость финской территории давали возможность противнику в дневное время осуществлять контроль основных объектов и фарватеров наших войск, а ночью — их минировать.

После выхода немецких сил на южное побережье средней части Финского залива и захвата ими Усть-Нарвы и Усть-Луги, у Балтийского флота не было возможности использовать прибрежную линию. Конвои вынуждены были прокладывать свой путь через середину Финского залива. Что сделало наш флот более уязвимым для атак противника, как надводных, так и подводных.

До 16 июля 1941 года не было определенных правил по организации конвойной службы на КБФ. Состав конвоя по своему усмотрению определял штаб флота. Пограничные корабли, имея достаточно высокую скорость хода и хорошую маневренность, как нельзя кстати, подходили на эту роль. Но первоначальная организационная структура конвоирования находилась на низком качественном уровне и требовала модернизации.

Конвойные силы не распределялись между пунктами формирования. Поэтому они часто формировались из свободных кораблей, которые не были [178] обучены и подготовлены к выполнению таких обязанностей. Управление и контроль конвоями на переходе морем на должном уровне не осуществлялся. Командиры соединений охраны водного района (ОВР) несли ответственность только за формирование и своевременную отправку конвоев. Поэтому не было должного уровня обеспечения сопровождения конвоями грузовых судов.

Например, в июле 1941 года из губы Кунда в Таллин в сопровождении всего трех базовых тральщиков вышли 16 транспортов. И это - не единственный случай.

16 июля 1941 года штабом КБФ была утверждена "Инструкция по организации конвойной службы и действиям кораблей в конвоях". Из этой инструкции следовало, что ответственность за формирование конвоев и назначение их командиров ложилась на руководство соединений ОВРа ВМБ (военно-морских баз). Установлен был и количественный состав конвоев от 5 до 6 судов. На подготовку к конвоированию отводилось трое суток.

Инструкция нередко нарушалась из-за нехватки корабельного состава. Но в целом, процедура конвоирования вышла на более качественный уровень и постоянно совершенствовалась.

Морякам-пограничникам неоднократно приходилось в одиночку конвоировать суда, хотя, при непрерывной угрозе со стороны вражеских подводных лодок, авиации и торпедных катеров такая задача должна решаться лишь значительной группой кораблей.

В такой ситуации пограничному катеру приходилось постоянно курсировать вокруг охраняемого судна, осуществляя наблюдение.

И, несмотря на сложность выполняемой задачи, моряки-пограничники, в большинстве случаев, доставляли охраняемые суда к месту назначения без потерь. [179] [180]

На город Ленинград в 1941г. наступление вела группа немецких армий «Север», в состав которой входили 4-я танковая группа, 16-я и 18-я армии по флангам.[181]

Почему фашистская Германия придавала такое важное значение захвату города Ленинграда?

Театр военных действий северной группы армий «Север» тесно примыкал к северо-западному направлению, куда входили: Карельский перешеек, Восточная часть Финского залива, прибалтийские страны, и в тылу находился Ленинград, который имел не только важное военное, политическое, экономическое, но и стратегическое значение. Через Ленинград проходили железнодорожные коммуникации, соединяющие его с Москвой и глубоким тылом страны, а также, имеющие огромное значение для связи всей страны с ее северной и северозападной частями. Впереди находился аванпост - полуостров Ханко, где располагалась база Балтийского флота, прикрывавшая северный фланг Красной Армии в Прибалтике. Отсюда, главная цель, наступавших немецких войск на северо-западном направлении - это захват города Ленинграда. Захватив Ленинград, немцы овладели бы мощной промышленностью, в том числе и военной.

Захват города Ленинграда привел бы к уничтожению Балтийского флота и дал бы Германии возможность безраздельно властвовать на всей Балтике, соединил бы немецкую и финскую армии и тем самым позволил бы им решать стратегические задачи проникновения в глубокий тыл Советского Союза с таким расчетом, чтобы отрезать его северную часть и лишить связи СССР с его союзниками.

Гитлеровское командование рассматривало операцию по захвату Ленинграда как чисто сухопутную и не привлекло в восточную часть Балтийского моря крупные корабельные силы.

Моряки-пограничники, находясь в составе ВМФ Советского Союза, заблаговременно готовились дать отпор врагу и даже ценой собственной жизни отстоять город Ленинград. Но Военный совет флота находился в Таллине и его необходимо было оборонять, поэтому народным комиссаром ВМФ было принято решение об организации на базе управления военно-морских высших учебных заведений и частей флота штаба морской обороны Ленинграда и Озерного района, начальником которого стал контр-адмирал К.И. Самойлов. Первое время морское руководство обороной города Ленинграда осуществлял Народный комиссар ВМФ, а с 16 июля 1941 года она была подчинена Военному совету Северного фронта.[182] Но все поручения и распоряжения Самойлову приходили из морского отдела, начальником которого был заместитель наркома адмирал И. С. Исаков. Штаб осуществлял контроль и контролировал развертывание Ладожской и Чудской военных флотилий, также им были приняты меры для ускоренного ввода в действие ремонтирующихся и недостроенных кораблей. Таким образом, велась подготовка к защите Ленинграда.

Моряки Краснознамённого Балтийского флота с первых дней войны вступили в бой. В его состав входили более 300 кораблей и судов, в том числе 2 линейных корабля (устаревших, но модернизированных), 2 крейсера, 65 подводных лодок, 19 эсминцев. Флот имел на вооружении более 860 самолётов, а на вооружении береговой обороны находилось около 500 орудий. К началу войны Балтийский флот был единственным, который имел соединение морской пехоты - бригаду. Организация флота была следующей - эскадра, отряд лёгких сил, береговая оборона, две бригады ПЛ, противовоздушная оборона, две бригады торпедных катеров и несколько частей специального и тылового обеспечения. С началом войны, в состав Балтийского флота вошли, указанные автором выше, морские части пограничных войск. Командование флотом осуществлял вицеадмирал В.Ф. Трибуц , с 1943 года - адмирал. А начальником штаба флота назначен контр-адмирал Ю.А. Пантелеев.

Пограничные войска Ленинградского округа приступили к подготовке оборонительных действий еще 21 июня 1941 года по приказу начальника

пограничных войск округа генерал-лейтенанта Г.А. Степанова, который не имел

192

на этот счет никаких распоряжений вышестоящего командования.

С началом боевых действий в соответствии с директивой НКВД СССР №2121/Б от 27 июня 1941 года Управление пограничных войск НКВД Ленинградского округа было переформировано в Управление охраны войскового тыла Северного фронта. В состав пограничных войск НКВД Ленинградского округа входило 16 частей: 5,7,9,11,33,102,103-й погранотряды, отдельный контрольно-пропускной пункт (ОКПП) «Выборг», ОКПП «Ленинград», окружная школа младшего начальствующего состава, 1-й Балтийский отряд пограничных судов, 5-я морская школа и Ленинградский морской пограничный порт.[183] [184] [185]

17 августа 1941 г. в результате прорыва немецких сил к побережью Финского залива, произошла изоляция от основных сил Ленинградского фронта 8-й армии Советского Союза и Ижорского сектора береговой обороны КБФ. 30 августа 1941г. враг вышел к Неве в районе Ивановских порогов, и захватив станцию Мга, перерезал последнее железнодорожное сообщение, по которому в Ленинград поступало продовольствие, оружие и все самое необходимое. 7 сентября наши войска отошли на правый берег Невы к Синявину. 8 сентября окружение Ленинграда было завершено захватом немцами г.Шлиссельбурга.[186] Заняв его, немцы пытались стремительно форсировать Неву, и захватить ее правый берег. Затем, после соединения с финскими войсками полностью окружить Ленинград. Но одной из преград на пути осуществления их планов явилась крепость Орешек.[187]

На протяжении 490 дней личный состав гарнизона крепости не только защищался, но и наносил чувствительные удары по противнику.

Попытки немецкого командования захватить Ленинград не увенчались успехом. Гитлер, пытаясь объяснить неудачи своих войск, высказывался:

«Ленинград в настоящее время представляет собой как бы несозревший плод, а поэтому брать его штурмом нет смысла».[188] [189]

Во время блокады Ленинграда жители города продемонстрировали героическую стойкость и верность Родине. В условиях дефицита продовольствия и оружия, они, не жалея своих жизней, продолжали сражаться за свой город. С

198

сентября по ноябрь 1941 года в городе 251 раз объявлялась воздушная тревога. Тысячами гибли люди. Но Гитлеру не удалось сравнять Ленинград с землей.

В августе 1941г. в Ленинграде работала комиссия от Государственного Комитета Обороны и Центрального Комитета партии. Возглавлял эту комиссию заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров СССР А.Н. Косыгин. В составе комиссии находились нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов, начальник артиллерии Красной Армии Н.Н. Воронов и командующий ВВС Красной Армии П.Ф. Жигарев. Во время своей работы членами комиссии были решены давно назревавшие вопросы по поводу улучшения организационной структуры обороны Ленинграда, также было обращено особое внимание на взаимодействия сил противовоздушной обороны, использование артиллерии флотом по согласованию с другими родами войск. Комиссией было принято решение о разделении Северного фронта (от Мурманска до Ленинграда), на два: Ленинградский (генерал-лейтенант М. М. Попов) и Карельский (командующий - генерал-лейтенант В.А. Фролов).[190] Этот шаг позволил командующим фронтами более тщательно руководить действиями подчиненного им личного состава на меньшей протяженности фронта. Чуть позже, Государственным Комитетом Обороны было упразднено командование Северо-Западного направления. И вся полнота ответственности за руководство войсками во время обороны Ленинграда возлагалась на командующего Ленинградским фронтом.

В августе 1941 года моряки-пограничники Выборгского сектора, которые базировались на островах Патио, Питкапси и Пуккио получили приказ на эвакуацию окруженных гарнизонов с островов Выборгского и Финского заливов.

Под нескончаемым обстрелом вражеской артиллерии, в тяжелых штормовых условиях отряд катеров типа-КМ под командованием капитан-лейтенанта Н.Г. Моргацкого осуществил перевозку нескольких сот бойцов и командиров с полным вооружением.

Моргацкий Николай Григорьевич - командир дивизиона катеров, базирующегося на о.Лавенсаари (о.Мощный) пользовался заслуженным уважением среди моряков-пограничников, которые стояли на защите Ленинграда.

Дивизион Моргацкого провел много опасных и трудновыполнимых боевых операций. За 1943 год катера дивизиона прошли 45307 миль, сбили 16 и подбили 6 самолетов противника, потопили 2 катера и одну подводную лодку немецкого флота, ликвидировали 199 мин, для сопровождения кораблей и несения дозорной службы совершили 1800 выходов и 101 выход для обеспечения боевого траления катерами-тральщиками в Нарвском заливе.[191] [192]

В 1944 году Н.Г. Моргацкий посмертно был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

Начало войны явилось проверкой морально- боевых качеств и для всего личного состава бывших морских частей пограничных войск. Большинство из них с достоинством выдержали это испытание. По данным ГУПВ пограничных войск, на 1 апреля 1942 года из лиц начальствующего состава пограничных войск всего пять человек попало в плен. Ни оного моряка- пограничника в этом списке не было. Вместе с тем, напряженность боев была очень велика. С 26.08.1941г. по 30.12.1941г. (127 суток) сторожевой корабль (СКР)-24 «Айсберг» находился в дозоре 98 суток, СКР- 28 «Рубин» - 97, СКР-25 «Бриз» - 102, СКР-29 «Бриллиант» - 91, СКР - 30 «Сапфир» - 107 суток.[193]

Во второй половине августа 1941г. началось перебазирование войск Таллинского гарнизона и кораблей ВМФ в Ленинград и Кронштадт. Моряки- пограничники в составе Краснознаменного Балтийского флота проявили доблесть и мужество во время обеспечении этого перехода. Они вели борьбу с плавучими минами противника, отбивали налеты вражеской авиации. Свыше 1,5 тысяч человек, погибавших в воде, были подняты на борт пограничных катеров. Позднее несколько пограничных катеров из состава 2-го Балтийского отряда пограничных судов были переведены в Истребительный отряд Кронштадтского ОВРа и приняли активное участие в обороне Ленинграда.

К сентябрю 1941 г. Юго-Восточная и Карельская армии финнов оттеснили войска Ленинградского фронта на линию границы 1939г., а Карельского фронта - на левый берег р.Свирь. Немцы захватили большую часть побережья Ладожского и западное побережье Онежского озер.

Постепенно весь корабельно-катерный состав стал стягиваться в Ленинград и Кронштадт.

Во время эвакуации с о.Гогланд 30 августа 1941г. в Кронштадт было перебазировано 112 кораблей, 23 транспорта и вспомогательных судна. Корабли и транспорта эвакуировали около 18 тыс. человек.

9 сентября 1941 года сюда же прибыл 1-й Балтийский отряд пограничных

203

судов.

13 сентября катера 3-го дивизиона 1-го БОПС ПС-2, ПС-3 и буксир ПС-4 переданы в состав КБФ. [194] [195] [196] Приказом Командующего КБФ от 15

ΛΑΓ

сентября 1941г. 1-й БОПС был расформирован.

Переход 1-го БОПС и личного состава береговых подразделений обеспечивали три катера типа - КМ (К-315, К-321, К-338), три катера типа ЗИС (К-2, К-3, К-4) и два рейдовых катера типа ПС (ПС-2, ПС-3).[197]

Больше месяца пограничные корабли, находясь в составе Балтийского флота, осуществляли перевозки груза и ходили на Ханко и обратно. Ценой неимоверных усилий они выполнили задачу, поставленную Верховным Главнокомандованием, по эвакуации героического гарнизона. Дивизион пограничных катеров Отряда береговой охраны Ханко, прибывший 5 декабря в Кронштадт, был подчинен командиру Истребительного отряда Кронштадтского ОВРа.

Об интенсивности боевой работы в это время свидетельствует запись в вахтенном журнале одного из тральщиков ОВРа: «БТЩ Т-205 за 1941 год выполнил 70 всевозможных операций. Прошел с тралами 4584 мили. Провел через минные поля 77 кораблей».[198] [199]

После концентрации флота в Кронштадте и Ленинграде, руководство КБФ произвело некоторые организационные изменения. 24 августа 1941 года из отряда кораблей Невы, ОВРа Невской губы и Онежской военной флотилии, других

подразделений была сформирована Ленинградская военно-морская база (ВМБ),

208

которая вошла в оперативное подчинение Ладожской военной флотилии.

Одной из основных задач пограничных катеров в составе Балтийского флота была дозорная служба.

Роль дозорных кораблей заключается в тщательном наблюдении за морем и воздухом всеми средствами, в высокой подготовке и бдительности личного состава, его готовности к немедленному применению оружия при внезапной встрече с превосходящим по силам противником.

В годы Великой Отечественной войны вдоль Советских берегов выставлялись сотни дозоров. Основная тяжесть дозорной службы легла на плечи моряков-пограничников. Экипажи сторожевых кораблей и катеров-охотников привычно встали на охрану морских рубежей в июне 1941 года, они до самого конца войны бессменно несли эту трудную, но почетную боевую вахту и прославили себя как верные часовые Родины. На них нападали надводные корабли и подводные лодки противника, налет за налетом совершала авиация.

Система корабельных дозоров на Балтике была выстроена так, чтобы обеспечить прикрытие подходов к Ленинграду со стороны Финского залива. Ее организация возлагалась на командование ОВР КБФ и ОВР Ленинградской ВМБ.

Дозоры были разделены на два направления: Восточное, ограниченное с запада меридианом м. Стирсудден, а с востока линией Ленинградская пристань - м. Лисий нос, и Западное - между меридианами о. Гогланд и м. Стирсудден. [200]

Пограничники разделили все трудности и опасности со своими новыми боевыми товарищами.

Героически проявили себя в сражениях с врагом моряки- пограничники отдельного пограничного отряда береговой охраны (БО) полуострова Ханко.

В первый же день сражений дивизион, под командованием старшего лейтенанта Г.И. Лежепекова (военный комиссар- старший политрук Панков) стал частью ОВРа военно-морской базы Ханко (командир- капитан 2 ранга М.Д. Полегаев) и входил в ее состав до самой эвакуации. Так, в июле 1941г. командование базы приняло решение для улучшения условий обороны полуострова осуществить захват прилегающих к нему островов, на которых властвовал противник. 16 июля катера дивизиона Г.И.Лежепекова под непосредственным командованием лейтенанта С.А.Шапкина осуществили высадку пограничного десанта на о. Моргенланд, а 27 июля - отряд старшего лейтенанта П.С. Курилова на о. Бенгтшер. После чего осуществляли огневое прикрытие Советского десанта на берегу. С июля по август 1941 года было захвачено 17 островов. Ночью 16 августа вражеские войска высадили десант на о. Эльмхольм, вынудив группу военнослужащих под командованием капитана Б.М. Гранина отступить на южную часть острова. На помощь нашим войскам прибыли самолеты и катера МО. Точными бомбовыми ударами, шквальным огнем мощной корабельной артиллерии и силами высаженного с катеров десанта финны были

выбиты с острова. [201]

Во время этих боев особенно отличились командиры пограничных катеров МО В.И.Беляев, И.М.Козлов, А.И.Терещенко, М.Н.Феофанов, помощник командира С.А.Непочаев, старшина катера М.А.Боровиков, комендоры

Н.С.Подлевских и А.С.Андруцкий. Все они получили правительственные награды.[202] [203] [204]

23 октября 1941г. Ставка ВГК приняла решение о выводе наших войск с полуострова Ханко. Выдержав 4-месячную осаду, ханковцы покидали полуостров непобежденными.

При выполнении задач, поставленных командованием базы, моряки- пограничники дивизиона ПС проявили себя как исключительно самоотверженные и мужественные войны. Пограничники не только принимали участие в боевых операциях и обеспечивали наблюдение, но и уничтожали фашистов огнем из снайперских винтовок. Личный состав пограничных отрядов проделал огромную работу по оборудованию подземных оборонительных сооружений, блиндажей, дзотов, дотов.

Во время поздравления Главного командования Северо-Западного направления гарнизону полуострова Ханко от 27 июля 1941 года прозвучали слова благодарности всему личному составу военно-морской базы «Ханко», которые явили собой пример патриотов социалистической Родины, честно и беззаветно выполнивших свой долг.

«Находясь в стороне от главных баз, пребывая в тяжелых боевых условиях под постоянным огнем врага, гангутцы смело и стойко держали оборону и наносили белофиннам ощутимый урон, захватывали пленных, уничтожали боевую технику, захватывали секретные документы. Ваша активность — хороший

метод обороны. Смелость и отвага гарнизона — залог успеха в борьбе с

212

врагом».

В течение 165 суток они стойко защищали подступы к Ленинграду. Из числа военнослужащих 99-го пограничного отряда и личного состава дивизиона пограничных судов в этих боях погибло 129 человек. 2 декабря по приказу ГКО гарнизон был эвакуирован.

Действия пограничных катеров в составе флота были достаточно успешными. 5 августа 1941 г. катера ПК-221 (командир катера и охранения- лейтенант В.К. Яковлев) и МО-142 (командир - лейтенант А.А. Обухов) сопровождали транспорт «Хильда» из Таллина до полуострова Ханко. Через некоторое время в районе Палдиски личный состав ПК-221 уничтожил немецкую подводную лодку, которая пыталась потопить транспорт.

Заслуживает внимания и боевая деятельность пограничного сторожевого корабля "Аметист", командиром которого был старший лейтенант А.Л. Сукач. 24.06.1941г. недалеко от маяка Хара-Лахт сигнальщик Н.А. Куимов доложил об обнаружении буруна на поверхности воды, который предположительно оставил перископ немецкой подводной лодки. "Аметист" лег на боевой курс и приготовился к атаке. В бухте находился готовый к бою ПК-229, которым командовал лейтенант Г.А. Финютин, он и принял меры к преследованию агрессора. Советские корабли место обнаружения буруна атаковали глубинными бомбами, и через некоторое время на поверхности воды появилась пена, обломки

214

и масляные пятна. Лодка была потоплена.

В июле 1941г. на линии м. Юминда - маяк Кери отличились командир "Аметиста", его помощник B.C. Лобанов, определивший точное место положения немецкой подводной лодки, минеры Н.В. Гриценко, А.С. Косарь, рулевой И.А. Г етманский, командиры отделений П.К. Ковалев, Ф.Е. Петров, сигнальщик Н.Е. Куимов. В результате этой скоротечной боевой операции еще одна вражеская субмарина пошла ко дну. [205] [206]

Одной из наиболее ответственных задач, к решению которой привлекались моряки-пограничники, была установка мин на море. Но сказывалась нехватка специалистов в этой области. В связи с чем, вышла директива Народного Комиссара ВМФ от 13 января 1942г. за № 2169с, в которой говорилось: «Перестроить занятия с личным составом БЧ-3 (минно- торпедная боевая часть) следующим образом: изучение материальной части проводить только в разрезе, необходимом для скорейшего приобретения навыков в работе с материальной частью и только по роду оружия, применяемого на кораблях».[207] Эта директива позволила подготовить большее количество специалистов узкой направленности за меньший временной период.

Шесть модернизированных "малых охотников" дивизиона пограничных катеров Я.Т. Резниченко были использованы для установки мин. Только впервые месяцы Великой Отечественной войны было установлено более полутора сотен мин.

Морской охотник под командованием Я.Т. Резниченко ночью 4 июля выставил минное заграждение в выходном фарватере порта Хельсинки, не обращая внимания на плотный огонь со стороны береговой артиллерии и авиации врага.

Но не обходилось и без потерь. 30 августа 1941г. во время выполнения боевого задания по артиллерийской поддержке сухопутных соединений на Неве были затоплены пограничные катера МО-183 и МО-194. Ранее, 21 августа 1941г., во время высадки десанта в Усть-Тосно был уничтожен КМ-317 (командир- главный старшина Ф.В. Соснин). В этот же день при защите Невы от немецких захватчиков в районе Ивановских порогов погибли катера 1-го БОПС МО-173 и МО-174.[208]

3 сентября 1941 года два пограничных катера под командованием лейтенанта А.Д. Финочко во время возвращения с боевого выхода с о. Рухну на о. Сааремаа подвергся атаке вражеских самолетов. В этот момент на катере вместе с А.Д. Финочко находилось командование дивизиона. Во время атаки вспыхнул пожар, но личный состав катера продолжал бой и в этой непростой обстановке моряки-пограничники смогли сбить два вражеских самолета. Но из-за пожара катер потерял ход и стал удобной мишенью. Огонь перекинулся на топливную цистерну. Раненый Финочко, находившийся на мостике, приказал рулевому поднять флажный сигнал «Погибаем, но не сдаемся...». После взрыва катер

затонул. Геройскую смерть приняли командир дивизиона А.Д. Финочко,

218

начальник штаба К.Н. Варламов, комиссар А.И. Макаров и другие.

5 сентября 1941 года под обстрелом финской батареи затонула баржа с

Л I Q

боезапасом 1-го БОПС, стоявшая на якоре в 300-400 метрах от берега.

В управлениях флотов тщательно велись списки данных о ранениях и потерях личного состава, о повреждениях и потерях корабельно-катерного состава, о разрушениях береговых сооружений. Эти данные подавались командирами подразделений после каждого боевого столкновения с врагом.[209] [210] [211]

На основании этих данных семьям погибших в борьбе с германским фашизмом военнослужащих начальствующего состава и сверхсрочнослужащих, проживающих в Кронштадте и Ленинграде, были начислены персональные

пенсии. [212] [213]

На 29 декабря 1941г. в Истребительном отряде ОВРа КБФ потери

составили: начальствующий состав - 14 человек, младший начальствующий

222

состав и сверхсрочнослужащие - 6 человек, рядовые - 83 человека.

Примером истинного героизма и верного служения Родине стал подвиг катерников ОВРа - личного состава экипажей МО-303 и МО-207. 25 мая 1943г. эти бывшие пограничные катера под руководством старшего лейтенанта Н.И. Каплунова и лейтенанта В.Г. Титякова, находясь в составе отряда под командованием капитан-лейтенанта И.Л. Чернышова, патрулировали пролив Бьерке-Зунд. Неожиданно 13 вражеских судов атаковали наши катера. Но в момент попытки пересечь нашу дозорную линию, врага встретил решительный отпор. Старший лейтенант Н.И. Каплунов отличился в этом сражении. Он продолжал руководить подчиненным личным составом, даже будучи смертельно раненым и не покинул командирский мостик. Врагу ничего не оставалось делать, как ретироваться под прикрытием дымовой завесы. Совинформбюро сообщило: «В Финском заливе 13 катеров противника напали на два наших дозорных катера. Советские моряки вступили в бой с численно превосходящими силами врага, потопили два и сильно повредили один катер противника. Остальные вражеские

223

катера поспешно отошли, наши катера вернулись на базу».

Самоотверженность, героизм и мастерство личного состава катеров МО-207 (командир - старший лейтенант Н.И. Каплунов) и МО-303 (командир - лейтенант В.Г. Титяков) были поощрены командованием Балтийского флота и Верховного Главнокомандования. Катера МО-303 и МО-207 под командованием капитан- лейтенанта И.П. Чернышова предотвратили прорыв 13 немецких катеров через нашу дозорную линию в проливе Бьерке-Зунд. Вражеские катера встретили настолько решительный отпор двух катеров Советского Союза, что прикрываясь дымовой завесой и огневой поддержкой своих береговых подразделений, были вынуждены ретироваться.

Капитан-лейтенант И.П. Чернышов одним из первых на КБФ был награжден орденом Александра Невского; ордена Красного Знамени получили старший лейтенант Н.И. Каплунов (посмертно) и лейтенант В.Г. Титяков. Модель катера МО-207 вместе со своим флагом хранятся в Центральном военно-морском музее. Моряки-пограничники, проходившие службу на МО-207 после Великой Отечественной войны, продолжили службу в пограничных войсках. Николай Каплунов был навечно занесен в список экипажа МО-207. Также это имя получил корабль Краснознаменного Прибалтийского пограничного округа, а в 1995г. - и новый корабль 2 ранга Калининградской группы морских частей пограничных войск РФ.

За первые два месяца войны государственными наградами были награждены 826 военнослужащих войск НКВД, из них 633 пограничника. 9 человек удостоены звания Г ероя Советского Союза, 47 человек - орденов Ленина, 263 - орденов Красного знамени, 288 - орденов Красной звезды, 183 - медалей [214] «За отвагу», 61- медалей «За боевые заслуги».[215] [216] [217] [218] [219] [220] В числе первых моряков- пограничников, которые были награждены орденами и медалями за образцовое выполнение заданий на Каспийском море, были: старший политрук А.Ф. Каспирович, лейтенант В.И. Мичурин, лейтенант И.Н. Золотов, лейтенант В.А. Седов и многие другие.

225

Но, отмечалось также проявление трусости, растерянности и малодушия,

- 226 227

панических настроений, случаи дезертирства как рядовыми военными, так и

228

командно-начальствующим составом .

Так, за первые два месяца Великой Отечественной войны 11 военнослужащих Ленинградского пограничного округа было привлечено к

229

уголовной ответственности.

Немало героических подвигов совершили морские пограничники и в боях на суше. К осени 1941г. на защите Ленинграда стояли и курсанты пограничных училищ, которые самоотверженно защищали родной город.

На берегах Невы дрались курсанты и командный состав Высшего военноморского пограничного училища. Руководил созданным из питомцев училища отрядом ветеран морского пограничного флота капитан 2 ранга Садников (впоследствии контр-адмирал, начальник училища). В соответствии с приказом командующего фронтом, отряд оборонял правый берег Невы у Ивановских порогов. Поднявшись один раз по боевой тревоге, курсанты удерживали назначенную позицию более трех месяцев. Они смогли уничтожить большое количество живой силы и техники противника.

Курсантам ставилась задача взаимодействовать с эсминцами «Строгий» и «Стерегущий», и совместно не допустить форсирования реки противником.

Только снайперами было уничтожено более 200 фашистов. Особенно отличились курсанты-снайперы Н.Н.Макаренков и К.Я. Янушковский.

Еще раньше, с началом войны курсанты оказывали помощь в отражении налетов фашистской авиации на пункты базирования пограничных кораблей, несении боевого дозора, поиске и уничтожении подводных лодок врага. Под командованием старшего лейтенанта Я.Г. Ельникова курсанты в составе регулярных войск НКВД охраняли правительственные здания в Таллине.

С начала Великой Отечественной войны и до ее окончания набор курсантов в военные училища осуществлялся из числа сержантского, старшинского и рядового состава в возрасте до 27 лет с образованием не менее 7 - ми классов, годных по состоянию здоровья для прохождения обучения в военных учебных заведениях. А в высшие пограничные учебные заведения имели право поступать только граждане в возрасте до 30 лет с образованием не менее 9

~ 230

классов средней школы.

Анализ архивных документов 1941 -1943 гг. говорит о том, что курсанты некоторых пограничных военных учебных заведений имели образование ниже требуемого. Это показала инспекторская проверка в июле 1941 года. Фактический

~ ~ 231

уровень знаний курсантов не превышал пяти-шести классов средней школы.

Для изменения возникшей ситуации, Советским командованием было принято решение о повышении с 1943г. требований к поступлению в военные училища. Например, в Высшем военно-морском пограничном училище произошли следующие изменения:

- Введение конкурсного отбора, который составлял от полутора до двух человек на место, что позволило повысить качественный уровень курсантов.

- Увеличение среди обучающихся процентной численности участников Великой Отечественной войны, которые могли поделиться с остальными своим боевым опытом. [221] [222]

- Повышение требований к образовательной подготовке курсантов и абитуриентов, что привело к общему повышению образовательного уровня обучающихся.

- При поступлении особое внимание уделялось партийности и социальному положению абитуриентов. Этот фактор повлиял на общую сознательность курсантов.

Изучение архивных документов о комплектовании Высшего военноморского пограничного училища 1943-1944 гг. позволяет автору сделать вывод о том, что несмотря на общую тяжелую ситуацию в Советском Союзе во время Великой Отечественной войны, Высшее военно-морское пограничное училище

232

поддерживало в своих стенах обучение курсантов на должном уровне.

Из стен этого училища вышли такие Герои Советского Союза как В.Н. Денисов, И.В. Леднев, ВВ. Поляков и др.

В октябре 1943г. в соответствии с постановлением Совета Народных Комиссаров СССР, для улучшения качества руководства военных училищ и школ, Отдел военно-учебных заведений был переформирован в Управление военноучебных заведений войск НКВД СССР.

За все время войны в военные училища НКВД СССР, которые занимались подготовкой офицеров-пограничников был зачислен 71 гражданский человек. Из них в Высшее военно-морское пограничное училище - 4 человека на основной

234

курс обучения и 3 человека - на подготовительное отделение.

Из вышесказанного автор делает вывод, что во время войны сложилась достаточно стройная и устойчивая система подготовки офицерских кадров из числа моряков-пограничников.

Особая страница Великой Отечественной войны - обеспечение Дороги жизни.

232

ЦПА ФСБ России. Ф. 6. Оп. 31. Д. 163. Л. 27-64; Ф. 603. Оп. 19. Д. 1. Л. 25- 29; Ф.

1179. Д. 134. Оп. 1. Л. 299-302.

233

234

Испытанные войной. Пограничные войска (1939-1945 гг.). М., 2008. С. 319. ЦПА ФСБ России. Ф. 603. Оп. 19. Д. 1. Л. 34.

Немецкие войска пытались полностью блокировать Ленинград и старались принять все меры для того, чтобы не допустить сообщения осажденного города с Большой землей. Военный совет Ленинградского фронта, в свою очередь, делал все для того, чтобы враг не смог перерезать единственную артерию, которая связывала Ленинград с остальным Союзом - ледовую дорогу, проходящую по Ладожскому озеру.

Только за одну навигацию 1942 года, которая продолжалась на протяжении 194 дней, 21 700 судов совершили рейсы в осажденный город. Это, без боевых выходов. В Ленинград были доставлены 780 тыс. тонн всевозможных грузов и были эвакуированы из него 539,5 тыс. человек. Помимо этого, кораблями и судами на западный берег были доставлены: 16800 голов крупного и мелкого рогатого скота, более 200 тыс. куб. м леса. С помощью особых барж-паромов - было перевезено 809 груженых вагонов и платформ с танками, автомашинами, орудиями, и т. п. Новое пополнение было доставлено войскам Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота. Некоторые из новоприбывших стали моряками- пограничниками и проходили службу на пограничных катерах.

За это же время из Ленинграда были вывезены более полмиллиона женщин, детей, больных и раненых, стариков, эвакуировано более 300 тыс. тонн различных технических наиболее тяжелых и объемных грузов, в большинстве своем, промышленного оборудования и материалов специального назначения, тысячи станков, 1622 вагона и платформы, 270 паровозов, загруженные тысячами тонн оборудования, отбуксированы по воде 98 железнодорожных цистерн.[223] [224]

Третья военная навигация происходила с апреля по декабрь 1943 года. За этот промежуток времени моряки-пограничники, в составе Краснознаменного Балтийского флота, провели более 20 боев с вражескими кораблями, Советскими моряками-пограничниками было совершено свыше 100 выходов для оказания помощи сухопутным войскам, доставлено на западный берег озера более 160000 человек для пополнения Ленинградского фронта и Краснознаменного

Балтийского флота. Были также переправлены 556816 т различных грузов (из них на западный берег 240 416 т), 855 700 куб. метров лесоматериалов.

За время Великой Отечественной войны результатом ладожских перевозок стали достаточно внушительные цифры: 1376 тыс. человек и 1615 тыс. т грузов

238

(из них водным путем 738 тыс. человек и 1040 тыс. т грузов).

«Когда-нибудь поэты сложат песни о ленинградской Дороге жизни. Они вспомнят о том, как шли по льду эшелоны машин с грузами из Москвы, Свердловска, Г орького, Сталинграда, как везли по ней подарки из Средней Азии, как тянулись по ней красные обозы партизан из оккупированных районов Ленинградской области. Страна с глубокой благодарностью узнает о подвиге каждого из тружеников и воинов, проложивших и оберегавших дорогу...».[225] [226] [227]

25 июня 1941г. в большинстве своем из учебных судов была создана Ладожская военная флотилия (ЛВФ). В ее состав вошли два катера МО учебного дивизиона Военно-морского пограничного училища, а в сентябре-октябре 1941г. Истребительный отряд ОВР КБФ передал еще 6 МО, в том числе пограничных. В дальнейшем, Ладожская военная флотилия была усилена канонерскими лодками, бронекатерами и 20 катерами МО.

Боевые действия Ладожской военной флотилии происходили в сложных условиях. В процессе формирования флотилия вела боевые действия. Были созданы условия для базирования сил и частей, осуществлялись перевозки. Активно велось строительство портов и причалов, их развитие и оборудование. Все это производилось в тяжелых условиях, в то время, когда все корабли при переходах попадали под обстрел немецких самолетов, а иногда и береговой артиллерии.

На побережье шли ожесточенные бои. Ладожская флотилия вела совместные боевые действия с войсками трех фронтов - Ленинградского, Карельского и Волховского. Она постоянно поддерживала артиллерийским огнем фланги войск и осуществляла собственную оборону. Но сил для решения всех поставленных задач было недостаточно.

После успешного нападения гитлеровцев на Шлиссельбург штаб флотилии был перебазирован в Осиновец, позже - в Новую Ладогу.

В это же время Ладожская флотилия вместе с Северо-Западным речным пароходством, которое было ей подчинено, произвела эвакуацию оказавшихся в тяжелых условиях трех дивизий: 168-й стрелковой из района Сортавала, 142-й стрелковой и 198-й мотострелковой из района Кексгольма вместе с соединениями пограничников.[228] [229]

13.10.1941г. командующим Ладожской флотилией был назначен капитан I ранга В. С. Чероков. Частые смены баз (Лахденпохья, Сортавала, Шлиссельбург, Осиновец, Новая Ладога), незапланированные экстренные отходы с потерями личного состава и техники, отсутствие ремонтных и складских помещений, плохая оснащенность вооружением кораблей и плавсредств, нехватка вспомогательных транспортных средств, недостаточность всех видов снабжения, а самое главное - топлива для кораблей вызвали огромные трудности и

241

естественным образом, отрицательно влияли на боевую готовность флотилии.

Основной задачей ЛВФ с сентября 1941г. стало обеспечение перевозок в блокированный Ленинград по единственной коммуникации, связывавшей его с «большой землей».

Немцы прикладывали немало усилий, чтобы нарушить перевозки по «дороге жизни». Вначале, они планировали сделать это при помощи своей авиации. Но надежды гитлеровского командования не оправдались. Позже, в 1942 году, немцы перевели на Ладожское озеро более 40 десантных судов, минных и торпедных катеров. Их основной целью стал искусственно созданный остров Сухо, прикрывавший вход в Волховскую губу. На этом острове располагался маяк, который охранялся небольшим гарнизоном и 100-мм батареей, а с озера его прикрывали корабли. На этом участке моряки- пограничники, практически ежедневно вступали в бой с вражескими войсками.

9 октября 1942г. пограничными катерами МО-214 (командир - старший лейтенант И.Т. Богданов) и МО-175 (командир - старший лейтенант Н.Ю. Пустынников), находящимися в дозоре, были обнаружены 16 тяжелых и легких десантных барж в охранении 7 катеров, которые двигались в направлении о. Сухо. Несмотря на многократное превосходство сил противника, командир звена - старший лейтенант А.С. Миклашевский принял решение - атаковать. МО-175 с находящимся на его борту А.С. Миклашевским от прямого попадания снаряда взорвался и затонул. МО-214, прикрываясь дымовой завесой, был вынужден спасаться. Ему на помощь были отправлены две канонерские лодки, торпедные катера и авиация. Немцы решили не продолжать бой.[230] [231]

В ночь на 22 октября 1942г. гитлеровское командование вновь попыталось овладеть о. Сухо. В 7.00 дозорными кораблями ТЩ №100 (командир - старший лейтенант П.К. Коргин) и МО-171 (командир - старший лейтенант В.И. Ковалевский) на о. Сухо был обнаружен десантный отряд немцев. Доложив на базу, они приняли неравный бой. Два часа, до прибытия главных сил флотилии, ТЩ №100 и МО-171 вели неравный бой с немецкими кораблями, потопили один и повредили два фашистских катера. Наш гарнизон о. Сухо противостоял

243

немецкому десантному отряду.

Основные силы флотилии завершили разгром десантного отряда. С нашей стороны потерь не было, а враг потерял около 15 кораблей и катеров и 12 самолетов.

До конца Великой Отечественной войны германское командование больше не предпринимало попыток нападения на о. Сухо.

Ю.Майстер - известный западный историк, который занимался историей немецкого флота, писал: "На Ладожском озере советский флот продемонстрировал свое полное превосходство над флотом противника и остался

м 244 т/·

хозяином этого жизненно важного пути”. Как указывалось автором выше, лавры моряков-пограничников, в большинстве своем, отдавались Военноморскому флоту. Вместе с тем, роль быстроходных и маневренных пограничных катеров в морских сражениях с врагом очень велика.

Огромное значение во время войны играло моральное состояние моряков- пограничников. С ними регулярно проводились собрания, цель которых - поддержать боевой дух военнослужащих на соответствующем уровне.

В период приграничных боев заметно укрепилось политико-моральное состояние всех частей западных пограничных округов. С августа по июнь 1941 года были значительно пополнены ряды ВКП(б): приняли 1956 членов и кандидатов партии. С июня по август 1941 года в партию было принято в 6 раз больше, чем во втором квартале 1941 года.[232] [233] [234] [235] Это в три раза больше чем за тот же

247

период, по тем же округам в довоенное время (628 человек).

Рост количества коммунистов в морских частях пограничных войск во время Великой Отечественной войны просматривается на примере 2-го ДСК. См. Приложение 8.

Во время войны со всем командно-начальствующим составом НКВД СССР проводились беседы на тему «Священная Отечественная война».[236] Также имели место такие темы для бесед как «Авторитет командира», «Офицерство - костяк армии», «Каким должен быть советский офицер», «Воинская честь и достоинство советского офицера».[237] [238]

Пропаганда велась в течение всей Великой Отечественной войны и приобрела широкий размах. Особое внимание уделялось личному примеру

250

командиров и политработников, комсомольцев и коммунистов.

В военное время Советские граждане стали более сознательными. Все силы были отданы на защиту нашей Родины.

В период военных действий на границе СССР сократилось число правонарушений. Например, в частях Мурманского пограничного округа - в три раза.[239]

Исходя из исследований, проведенных автором, следует подчеркнуть, что на протяжении всего времени находившиеся на охране Ленинграда моряки- пограничники выполняли самые разнообразные боевые задачи, всегда находились на передовых и самых опасных позициях КБФ.

Так как враг планировал быстрый захват Ленинграда с суши, то, по его мнению, не имело смысла концентрировать большое количество боевых кораблей в этом районе. Моряки-пограничники в составе Краснознаменного Балтийского флота заранее готовились к отражению вражеского нападения и защите Ленинграда от неприятеля. С честью и достоинством они приняли удар и дали отпор вражеским захватчикам.

Много дней и ночей моряки-пограничники вели тяжелые оборонительные бои, обеспечивали охрану фарватеров, выходов из портов и гаваней, вели поиск и уничтожении вражеских подводных лодок, обеспечивали ближние и дальние дозоры, проводили корабли флота через минные заграждения, обеспечивали постановку мин, сопровождали транспорты и подводные лодки в Финском заливе, вели уничтожение береговых огневых позиций противника, производили разведку побережья. Не жалея жизни, они с честью выполнили свой воинский долг. На их боевом счету множество затопленных немецких кораблей и катеров, сбитых самолетов, сотни тонн перевезенных грузов и т.д.

Большое количество моряков-пограничников Балтики за огромный вклад в победу нашей Родины и подвиги, совершенные во время Великой Отечественной войны, были удостоены государственных наград. Многие из них посмертно.

2.2.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Тихонов Дмитрий Николаевич. Морские части пограничных войск НКВД СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны (1939-1945 гг.). 2015

Еще по теме 2.1. Морские части пограничных войск в боях за Ленинград в составе Краснознаменного Балтийского флота:

  1. 36. ПРАВОВОЙ СТАТУС ОРГАНОВ ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПОГРАНИЧНОЙ СЛУЖБЫ РФ
  2. Совет командующих Пограничными войсками
  3. ДИРЕКТИВА БЛОМБЕРГА ОТ 2 МАРТА 1936 г.НА ВВЕДЕНИЕ ВОЙСК В РЕЙНСКУЮ ДЕМИЛИТАРИЗОВАННУЮ ЗОНУ
  4. Директива по стратегическому сосредоточению и развертыванию войск (план «Барбаросса»)
  5. ДИРЕКТИВА ОКВ № 39
  6. Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы в системе военной организации государства
  7. Военная служба в России иностранных граждан
  8. Тихонов Дмитрий Николаевич. Морские части пограничных войск НКВД СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны (1939-1945 гг.), 2015
  9. ОГЛАВЛЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -