<<
>>

Участие морских частей пограничных войск в составе Северного и Черноморского флотов во время Великой Отечественной войны

С падением подбитого немецкого самолета и взятия в плен его пилота 22 июня 1941 года в 03:50 по московскому времени для моряков- пограничников Севера началась Великая Отечественная война.

Перед Северным флотом, командование которым осуществлял контрадмирал А.Г.

Головко стояли задачи:

- Содействие 14-й армии в оборонительных операциях;

- Пресечение морских перевозок противника;

- Защита Советских морских коммуникаций;

- Охрана военно-морских баз.

В составе флота на тот момент находилось 8 эсминцев, 15 подводных лодок, 2 тральщика, 7 сторожевых кораблей, 15 катеров-охотников, 1 минный

252

заградитель и 116 самолетов.

По разработанному ранее мобилизационному плану, в порту Иоканьга на основе 1-го Северного отряда пограничных судов (СОПС), которым командовал капитан 2 ранга А.И. Дианов, разворачивалась военно-морская база 2-го разряда. Командиром этой базы был назначен капитан 2 ранга Дианов.

1-й Северный отряд пограничных судов (СОПС) на тот момент состоял из дивизиона сторожевых кораблей - 5 единиц, дивизиона катеров МО - 6 единиц, служебно-вспомогательных судов и катеров - 12 единиц. Позже, в ряды отряда влились два бывших рыболовных траулера «Айсберг» и «Бриз», которые были переклассифицированы в сторожевые корабли и доукомплектованы моряками-

253

пограничниками.

24 июня 1941 года пограничные корабли 1 -го СОПС были перебазированы в Иоканьгу, где помимо них находились еще две подводные лодки, дивизион [240] [241] тральщиков и другие суда, которые обеспечивали охрану внутренних морских сообщений.

Северному флоту противостояла хорошо вооруженная немецкая группировка, состоявшая из 6 эсминцев, 6 подводных лодок, 2 минных заградителей, 35 сторожевых кораблей, 1 артиллерийского судна и большого количества морской авиации. Весной 1942 немцы увеличили численный состав своих сил, к ним добавились линкоры «Адмирал Тирпиц», «Адмирал Хиппер», «Лютцов», тяжелый крейсер «Адмирал Шеер», 4 легких крейсера, 12 эсминцев, 20

254

подводных лодок и 30 самолетов - торпедоносцев.

Для моряков-пограничников осуществление дозора и обеспечение конвоирования судов было привычным делом, поэтому они без особых сложностей сразу приступили к организации и выполнению своих служебных обязанностей.

В июне 1941г. в состав Северного флота был передан 4-й Архангельский пограничный отряд. Корабли этого дивизиона обеспечивали несение дозорной и брандвахтенной службы в Двинском заливе, у островов Мудьюг и Муровой, охраняли устья Северной Двины, осуществляли проводку конвоев в базу, уничтожение вражеских подводных лодок. Впоследствии, многие моряки- пограничники бывшего дивизиона судов Архангельского пограничного отряда за героизм и мужество, проявленные во время ВОВ были награждены медалями и орденами. Многие из них заплатили за эти награды жизнью.

Каждая миля в открытом море таила в себе много опасностей для морских частей погранвойск: мало того, что где-то на фарватере находилось много немецких мин, и в любой момент конвой мог пересечься с вражескими кораблями, так еще, ко всему прочему, постоянно возникали различные навигационные неприятности. Радиомаяки работали непостоянно, по определенному расписанию.

При определении курса корабля эффективную помощь оказывали только закамуфлированные под цвет береговых скал [242] [243] навигационные знаки. В таких условиях приходилось морякам-пограничникам выполнять свои служебные обязанности в северных водах в годы Великой Отечественной войны - почти вслепую, рискуя кораблями и собственными жизнями. Но и немецкий флот был лишен необходимых ориентиров, и это существенно сказывалось на характере его боевых действий.

До 26 июня 1941 года военно-морские силы противника активности не проявляли, наблюдалась только деятельность авиации. 26-го началось наступление на Мурманск.

Благодаря героическим усилиям наших войск, в том числе и моряков- пограничников, немецким захватчикам не удалось сходу захватить Мурманск. И после длительных боев, к концу сентября 1941 года, ситуация стала более стабильной. Линия фронта, проходившая к этому моменту на севере - по хребту Муста-Тунтури, а на востоке - по реке Западная Лица не изменялась до 1944 года.

Помимо защиты морских коммуникаций и конвоирования судов моряки- пограничники выполняли важные функции по высадке тактического десанта.

Так, например, 7 июля 1941 года силами 2-х СКР, 3-х катеров типа «МО» и 4-х мотоботов была произведена высадка десанта, сформированного из моряков- пограничников 1-го СОПС в количестве 529 человек на западный берег губы Западная Лица. Это вызвало количественный перевес наших войск.[244]

Немецкое командование на этом направлении не могло обеспечить войсковое преимущество, поэтому оно сняло с фронта полк и перебросило его в район действия войск.

Это обстоятельство оказало решающее значение при контрударе наших сил. Противник оказался отброшен на левый берег Западной Лицы.

Как указано автором выше, моряки-пограничники во время Великой Отечественной войны осуществляли не только перевозку личного состава и грузов, но и обеспечивали охранение караванов судов при переходах.

06.06.1942г. караван транспортов выдвинулся из Архангельска. В составе кораблей охранения находился пограничный сторожевой корабль «Сапфир».

Переход каравана проходил при неблагоприятных погодных условиях и во время тяжелой ледовой обстановки. И только утром 17.06.1942г. корабли прибыли к маяку Городецкий. В это время экипаж сторожевого корабля заметил немецкий самолет, который на безопасном расстоянии пролетел мимо каравана и скрылся. Зная тактические ходы противника, моряки-пограничники начали готовиться к обороне.

Вскоре показались двадцать три немецких пикировщика и начали атаку каравана. Корабли эскорта мгновенно открыли огонь по немецким самолетам. Сразу же два фашистских пикировщика получили повреждения и были вынуждены покинуть место боя. Остальные вражеские самолеты, хаотично совершили бомбометание и от дальнейшего боя уклонились.

Через месяц пограничному кораблю «Сапфир» была поставлена новая боевая задача - найти и доставить в базу Советский теплоход «Донбасс», которому удалось уцелеть при разгроме каравана PQ-17. До места предполагаемого нахождения судна необходимо было пройти 350 миль. Вскоре, на горизонте появились восемнадцать немецких самолетов, которые быстро начали приближаться к «Сапфиру». Бой продлился 1час 15 минут. За это время на СКР-30 было сброшено 72 бомбы. Экипаж «Сапфира» мужественно оборонялся, умело маневрируя, уклоняясь от прямых попаданий и отстреливаясь. К концу боя СКР-30 все же получил значительные повреждения: произошел перелом корпуса в районе 53-го и 54-го шпангоутов, вышла из строя главная энергетическая установка и некоторые вспомогательные механизмы, компасы и радиоаппаратура. Из-за повреждений «Сапфир» принял на борт более 100 тонн воды, и его положение с каждой минутой становилось все более критическим. Аварийные партии под командованием старшего инженера - лейтенанта В.Г. Румянцева и главного старшины И.О. Воронкова заделали пробоины и запустили главные двигателя. Только самоотверженность, высокая организованность, высокий уровень подготовки экипажа - и, в первую очередь, боцманской команды спасли

корабль. Пограничный сторожевой корабль самостоятельно добрался до

257

Канинского берега, где ему оказали техническую помощь.

Анализируя результативность конвоирования некоторых, судов конвойная служба Черноморского флота сделала следующие выводы:

1. Командиры конвоев, игнорируя требования о применении противолодочного зигзага в районах наиболее вероятного нахождения подводных лодок противника, прокладывают свой курс по обычному маршруту, через позиции врага.

2. Личный состав Туапсинской ВМБ в ночное время неоднократно освещал береговыми прожекторами конвои советских кораблей, хотя график передвижения конвоев на ВМБ имелся. Своими непрофессиональными действиями моряки Туапсинской ВМБ выдавали место положения конвоев, тем самым, подвергая их опасности.

3. Данные о противнике передавались не в установленной табличной форме и условными сигналами, а шифром. В связи с чем, информация до штабов

258

доходила медленно, и результативность ответных действий падала.

После анализа вышеуказанных происшествий, конвойной службой ЧФ были приняты меры к пресечению и недопущению подобных нарушений.

С самого начала Великой Отечественной войны немецкие подводные лодки использовали определенную тактику ухода от наших кораблей и катеров, которая предусматривала:

1. Выключение почти всех механизмов и погружение на грунт, если позволяла глубина данного водного района;

2. Периодическое включение электромоторов и отход на малых ходах, особенно во время движения катера-охотника;

3. Переход на ручное управление рулями и перископом;

4. Поиск и приближение к берегу или банкам, где выше уровень помех (шум волн и т.д.). Шум, производимый подводной лодкой будет маскироваться. [245] [246]

5. Уход по зигзагообразной траектории, как можно ниже к грунту, оставляя между собой и преследующим кораблем банки, другие корабли и т.п.

Однако, как показывают авторские исследования, маневры не всегда позволяли противнику избежать атаки пограничных кораблей и катеров.

14 июля 1941 года сторожевые пограничные корабли «Бриллиант» и «Жемчуг» получили боевую задачу по сопровождению транспортов из Архангельска к Кольскому полуострову. Во время перехода произошло нападение на караван. Первым врага заметил экипаж «Жемчуга», о чем мгновенно передал по радиостанции: «На боевой позиции замечена подводная лодка противника». Командование немецкой субмарины рассчитывало потопить Советские корабли прямой торпедной атакой. Но вовремя обнаружив врага, наши транспорта прикрылись кораблями охранения, которые сами уже были готовы атаковать. Немецкой подводной лодке ничего другого не оставалось, как уйти на глубину. Но «Жемчуг» и «Бриллиант» начали атаку. Взрывы глубинных бомб, очевидно, вызвали детонацию торпед подлодки, и неподалеку от наших надводных кораблей забурлил гигантский водоворот. [247]

За первые 20 дней Великой Отечественной войны в Баренцевом и Белом морях моряками-пограничниками было повреждено 4 вражеских подводных лодки.[248]

К 1943 году было установлено, что противник помимо маневров использует еще и технические средства для ухода от атак наших кораблей, которые в себя включали:

1. Специальную торпеду, которая копирует шум гребных винтов подводной лодки. При повреждении торпеда имитирует гибель ПЛ, выбрасывая на поверхность воды топливо и мелкие фрагменты одежды экипажа.

2. Специальные патроны, которые образовывали воздушные пузыри и производили шум, характерный для подводных лодок (ПЛ).

18 июля 1941 года сторожевой пограничный корабль «Бриллиант» осуществлял огневую поддержку частей, оборонявших полуостров Средний. Во время этой боевой операции экипажем СКР «Бриллиант» было уничтожено большое количество живой силы и техники противника. Как следствие - срыв атаки егерей 19-го немецкого горно-стрелкового корпуса. Сразу после этого сторожевой корабль был атакован 20 вражескими самолетами. Осуществляя маневры, моряки-пограничники сбили один самолет и благополучно добрались до базы.[249] На борту СКР «Бриллиант» во время этой операции прошли боевое крещение 8 курсантов Высшего военно-морского Краснознаменного училища ордена Ленина им. М.В. Фрунзе, которые прибыли на стажировку.[250]

11 августа 1941 года во время дозора в одном из самых неблагоприятных участков, на линии мыс Канин Нос - мыс Святой Нос, вражеской субмариной был потоплен СКР-27 «Жемчуг». Погиб весь экипаж СКР (командир - старший лейтенант П.Д. Долгов, военный комиссар И.И. Щербина).[251]

15 августа 1941г. для обеспечения более качественного уровня организации управления силами, которые отвечали за защиту внутренних и внешних морских сообщений, в том числе и за обеспечение союзных конвоев, следовавших в порты Белого моря, из Иоканьгской и Беломорской военно-морских баз была сформирована Беломорская военная флотилия с главной базой в Архангельске. Подчинявшийся Беломорской Военно-морской базе (ВМБ) дивизион катеров 4-го погранотряда (17 единиц), был переформирован в 5-й дивизион сторожевых катеров Охраны водного района Главной базы флотилии.[252]

Иоканьгской ВМБ задача по охранению союзных конвоев в Баренцевом море не ставилась, но в исключительных случаях пограничным кораблям приходилось принимать участие и в этих операциях.

25 ноября 1941 года произошел первый таран надводным кораблем вражеской подводной лодки на Северном флоте. Находясь в дозоре, экипаж пограничного сторожевого корабля «Бриз», под командованием лейтенанта В.А. Киреева заметил немецкую подводную лодку, которая находилась в надводном положении. По ней немедленно был открыт огонь. Для того чтобы не дать вражеской субмарине уйти на глубину, командир «Бриза» принял решение, идти на таран. На скорости 10 узлов кованым форштевнем «Бриз» пробил борт подводной лодки, после чего она стала погружаться в воду с явными механическими повреждениями корпуса. Атаку завершила партия глубинных бомб, сброшенная моряками-пограничниками на месте погружения немецкой подводной лодки.

За этот поход весь экипаж был награжден орденами и медалями.[253]

К сожалению, позже выяснилось, что эта подводная лодка хоть и получила серьезные повреждения, но своим ходом добралась до базы.[254]

В ночь на 1 апреля 1942 года экипаж пограничного сторожевого корабля «Рубин», под командованием капитана 3 ранга А.В. Жукова при сопровождении транспорта «Леонид Красин» из Мурманска в Иоканьгу обнаружил и оказал помощь дрейфовавшим на спасательной шлюпке 14 американским морякам. Их корабль был потоплен немецкими ВМС.[255]

С 1942г. важную роль стали играть арктические конвои, которые помогали осуществлять доставку военных грузов с Дальнего Востока Северным морским путем. Для обеспечения безопасности этих конвоев приказом Наркома ВМФ от 18 августа 1942 г. в губе Белушья на о. Новая Земля была сформирована Новоземельская ВМБ, которая входила в состав Беломорской военной флотилии. Командиром базы был назначен капитан 1 ранга А.И. Дианов. Пограничные корабли бывшего 1-го СОПС всегда привлекались к охранению арктических конвоев, сначала встречая их на выходе из Карского моря, а затем и в самом Карском море.

Во время осуществления охранения пограничные корабли периодически подвергались атакам противника.

В первой половине мая 1942г. пограничные корабли «Бриз», «Бриллиант», «Рубин» и «Айсберг» совместно с эскадренными миноносцами Северного флота в районе мыса Нордкап приняли под охрану конвой «PQ-16». И во время следования в Архангельск, конвой подвергся атаке 45 вражеских самолетов.

Пограничные корабли охранения приняли удар на себя. Конвой «PQ-16»

268

благополучно и без потерь добрался до места назначения.

Вражеская авиация наносила удары не только по Советским конвоям, но и по пунктам базирования.

12 мая 1942 года, находясь на якоре Иоканьского рейда, “Бриллиант” был атакован тремя “Юнкерсами”, которые неожиданно появились над ним. Экипаж героически отражал вражеские атаки и пытался маневрировать, чтобы уклониться от падавших с неба бомб. Но осколки сильно посекли корпус корабля. Моряки- пограничники отчаянно боролись с огнем и водой, поступавшей через пробоины. Откачивать воду было нечем, поэтому “Бриллиант” начал погружаться в воду. Экипаж вынужден был покинуть корабль.

За отвагу и мужество в этом сражении моряки-пограничники были удостоены правительственных наград. Такие пограничники как старший лейтенант А.С. Добрик, лейтенант С.К. Гаврилов, старшина 1-й статьи О.Р. Волков, краснофлотцы Е.К. Гальцов, И.С. Кочнев увековечили свои имена в героической истории морских частей пограничных войск.

Через четыре месяца “Бриллиант” был поднят с морского дна. Более 800 пробоин находилось только на левом его борту. Корабль был отправлен в Архангельск для поставки на ремонт и подготовки к новым боям.[256] [257]

23 сентября 1944 года, находясь в боевом охранении каравана, в состав которого входили: «Революционер», «Комсомольск», «Буденный», «Кингисепп» и ледокол «Северный ветер», экипаж СКР «Бриллиант» ценой собственной жизни спас от вражеской торпеды «Революционер». Хотя, благодаря своим тактикотехническим характеристикам маневренный СКР имел все шансы увернуться от удара, но командир «Бриллианта» принял единственно верное решение и прикрыл «Революционер» бортом собственного корабля.

Боевая деятельность моряков-пограничников северных морских коммуникаций и Заполярья продолжалась по 1944 год. За это время 7 бывших пограничных кораблей и катеров («Айсберг», «Бриллиант», «Бриз», «Сапфир», «Рубин», ПК-251 и ПК-252) находились на выполнении боевых заданий - 4163 суток, ими пройдено - 201503 мили и отконвоировано 1443 советских и

271

иностранных транспорта.

Приказом начальника войск Северо-Западного пограничного округа и командующего Северным флотом от 27 июня 1966 года «Для отдания воинских почестей героизму, мужеству и самоотверженности моряков-пограничников» установлены координаты боевой славы в местах гибели ПСКР «Бриллиант» и ПСКР «Жемчуг».[258] [259] [260]

22 января 1944 года звания Героя Советского Союза были удостоены два моряка-пограничника, которые проходили службу в 1 -м Северном отряде пограничных судов. Это командир бронекатера Азовской военной флотилии гвардии старший лейтенант В.Н. Денисов (посмертно) и командир катерного тральщика Азовской военной флотилии мичман В.В. Поляков. Орденом Ленина были награждены два моряка-пограничника, орденом Красного Знамени - 37 человек, орденом Красной Звезды - 61, медаль «За отвагу»- получили 227 моряков - пограничников, «За боевые заслуги» - 314, Нахимова - 43, Ушакова - 56, «За оборону Советского Заполярья» - 475.

На Дунае и Черном море охрану государственной границы с началом Великой Отечественной войны обеспечивали четыре ЧОПС (Черноморский отряд пограничных судов). 1-й отряд под командованием капитана 3 ранга А.М. Кузнецова базировался в Одессе. В состав 1-го ЧОПС входили два дивизиона: 1-й под командованием старшего лейтенанта П.И. Державина располагался в Одессе, а 2-й под командованием старшего лейтенанта Б.М. Винцюна находился в Аккермане. Всего в состав отряда входило 8 катеров «МО». Второй Черноморский отряд пограничных судов под командованием старшего лейтенанта А.С. Родионова (батальонный комиссар - Я.С. Тараев) базировался в Балаклаве. В его составе тоже находилось два дивизиона и 8 катеров «МО». Два дивизиона катеров были в составе 32-го Морпогранотряда: 1-й под командованием капитан- лейтенанта И.С. Муратова (комиссар - А.С. Косенко) находился в Новороссийске, а 2-й- в Туапсе. 3-й ЧОПС под командованием капитан-лейтенанта А.А. Жидко (политрук - Н.П. Попов) включал в себя три дивизиона: 1-й (командир- капитан- лейтенант С.Ф. Галиленко, старший политрук - Масальский) базировался там же, где и управление отряда, в Очамчире, 2-й дивизион (командир - старший лейтенант И.В. Кузьмин, политрук - А.С. Саенко) находился в Батуми, 3-й (командир - капитан-лейтенант В.П. Красников, младший политрук С.Д. Логинов) тоже дислоцировался в Очамчире В состав отряда входили 12 катеров «МО» и 8 катеров других типов. 4-й ЧОПС под командованием капитан-лейтенанта И.К. Кубышкина (батальонный комиссар - К.Т. Семенов) включал в себя дивизион из 4-х катеров типа «МО» и группу малых катеров. В свою очередь 4-й ЧОПС

274

располагался в г. Килия и отвечал за охрану границы по Дунаю.

273

Терещенко В.В. На охране рубежей отечества. М., 2008. С. 276; Ветеран границы.

1996. № 3. С. 44.

274 РГАСПИ. Ф. 17. Д. 35. Оп. 61. Л. 19.

Всего Черноморский флот имел на вооружении 28 катеров типа «МО-4». Из

275

них в строю находились только 23 единицы, остальные 5 - на ремонте.

До войны во всех документах 27-метровый катер из дерева назывался кораблем 4-го ранга для несения дозорной службы. На Балтийском и Северном флотах перед номером катера ставились буквы «МО». А на Черноморском флоте - буквы «СКА», т.е. сторожевой катер и добавлялось «типа МО». Но в независимости от того, какими буквами обозначены бывшие пограничные катера и к какому флоту относились, они оказались незаменимы в Великой Отечественной войне. Их тактико-технические характеристики, такие как скорость хода, маневренность и габариты, позволяли более результативно вести бой с вражеским флотом и авиацией. Поэтому, моряки-пограничники очень бережно относились к своим катерам. И как указано автором выше, если была возможность поднять со дна потопленный врагом катер и отремонтировать его, они ее использовали. Но, достаточного количества пограничных катеров по-прежнему в наличии не было.

При посещении Центрального Военно-морского музея в Санкт- Петербурге на стенде можно увидеть две необычных телеграммы:

Москва. Кремль. Товарищу Сталину.

Дорогой Иосиф Виссарионович! В течение всей войны маленькие сторожевые катера Черноморского флота несут повседневную службу. Каждый катер - удар по врагу. Поэтому всю присужденную премию Вашего имени за книгу рассказов «Морская душа» вношу на постройку еще одного такого катера, прошу Вашего разрешения назвать его «Морская душа 2» и зачислить в 4-й дивизион сторожевых катеров Черноморского флота. Леонид Соболев. 24.03.43 года. [261]

Товарищу Соболеву Леониду.

Примите мой привет и благодарность Красной армии, Леонид Сергеевич, за вашу заботу о вооруженных силах Советского Союза. Ваше желание будет исполнено.

И. Сталин. 24 марта 1943 года.[262]

С 22 июня 1941 года все ЧОПС перешли в подчинение командованию Черноморского флота.

Один дивизион СКА (сторожевых катеров), сформированный из МО-4 входил в состав ОВР ГВМБ. А 22 июня туда же был передан 2-ой ЧОПС. 1-й ЧОПС с присоединившимися дунайскими катерами вошел в состав ОВР Одесской ВМБ.

Уже в первые часы Великой Отечественной войны на южном направлении фронта неприятель встретил ожесточенное сопротивление 79-го Измайловского пограничного отряда и бывшего 4-го Черноморского отряда пограничных судов. Наши пограничники не только сдержали наступление вражеских сил, но и провели некоторое количество успешных наступательных операций на румынскую территорию, в результате которых были уничтожены все кордоны и пикеты врага, захвачены несколько населенных пунктов, в том числе и г. Старая Килия.

На рассвете 26 июня 1941 года десант, под командованием капитан- лейтенанта И.К. Кубышкина, на пограничных катерах, на которых дополнительно было установлено по два станковых пулемета при поддержке береговой артиллерии, флота и авиации произвел нападение на г. Килия-Веке. Перевозку личного состава десанта осуществляли 10 катеров 4-го ЧОПС и 4 бронекатера флотилии.

Только 27 июня неприятель потерял более ста человек убитыми и столько

277

же ранеными. В результате чего, был захвачен плацдарм, глубина которого составляла до 3 км. и шира до 4 км, разгромлен пехотный батальон и румынская

278

пограничная застава.

В связи с этим, отпала угроза кораблям Дунайской флотилии и 4-му отряду пограничных судов, силы противника от направления основного удара в районах Карталы и Рении были оттянуты, прикрыты левый фланг и тыл нашей 9-й армии.

Также смело и самоотверженно действовал личный состав 2-го Черноморского отряда пограничных судов (ЧОПС). С началом войны, немцы пытались изолировать Черноморский флот в его основной базе. Для этого они устанавливали акустические и магнитные мины в бухтах Севастополя. А так как определенной методики борьбы с этими минами Советские войска не имели, то экипажам катеров 2-го ЧОПС пришлось на собственном опыте учиться бороться с новым оружием врага. Героями-первопроходцами стали бывшие пограничные катера под командованием лейтенантов Д.А. Глухова, Е.А. Коргуна, Г.П. Павлова, В.А. Чешева и др.

Удаленность театра военных действий изначально явилась причиной, по которой 3-ий ЧОПС не принимал непосредственного участия в первых боях Великой Отечественной войны. Экипажи катеров продолжали выполнять задачи по охране Государственной границы. Несколько изменилась специфика и характер осуществления охраны. Приходилось делать упор на поиск вражеских подводных лодок и конвоирование транспортных судов при переходах. С августа 1941 года катера бывшего 3-го ЧОПС стали привлекаться для конвоирования транспортных кораблей из Поти и Батуми в Одессу, Новороссийск, Евпаторию, Ялту, Севастополь.

По состоянию на 1 января 1943 года из 412 отконвоированных судов до назначенного пункта доставлено 411, из-за неожиданности вражеской атаки и значительного перевеса сил, не удалось уберечь транспорт «Белосток».[263] [264] [265]

10 августа началась оборона Одессы и длилась она до 16 октября 1941 года. Основная атака на город велась со стороны моря господствующей в этой части воздушного пространства авиацией противника. Здесь противостояли врагу силы Черноморского флота. Основная задача по обороне ложилась на дозорные катера, которые первыми вступали в бой с вражескими самолетами.

Управление Одесским ОВРом осуществлял капитан 3 ранга П.П. Давыдов. В состав ОВРа входил Отряд СКА - малых охотников. Командиром этого отряда пограничных катеров был назначен капитан 3 ранга А.М. Кузнецов.[266] [267] [268]

В первые месяцы войны наши войска оставили Николаев. Тем самым, лишив флот судостроительной и судоремонтной базы.

22 июля 1941 года Дунайская военная флотилия перебазировалась из Одессы в Николаев на реку Буг, а 14 августа - на реку Днепр в Херсон.

Моряки-пограничники в составе Черноморского флота внесли большой вклад в оборону Одессы. Они обеспечивали поддержку наших войск артиллерийским огнем кораблей и самолетов, участвовали в снабжении морским путем осажденных частей Одесской ВМБ и войск Приморской армии всем необходимым.

Без потерь транспортных судов в течение 2,5 месяцев происходило

282

снабжение города и армии общей численностью до 700 тыс. человек.

С 20 августа по 15 октября морем было перевезено 64 тыс.

283

военнослужащих, 18,2 тыс. т. различных грузов, 1300 лошадей.

Интенсивность и насыщенность боев по обороне Одессы были настолько велики, что главные орудия старых миноносцев и канонерских лодок полностью приходили в негодность за полтора месяца.[269]

В течение этих боев была выработана тактика противодействия вражеской авиации. Пограничные катера должны были следовать зигзагообразным курсом на большой скорости, и обязательно менять вектор движения после момента отрыва бомбы от вражеского самолета, чтобы траектории бомбы и катера не совпали. Эти маневры сопровождаются огнем по противнику из всех катерных

285

орудий.

По своим техническим характеристикам катера имели некоторые отрицательные стороны. Водонепроницаемые переборки обладали недостаточной жесткостью, что вызывало деформацию отсеков при затоплении.

Противопожарное имущество, которое находилось на катерах, не могло в должной степени обеспечить противопожарную безопасность. Во время войны не однократно высказывалось мнение о необходимости установки на катера системы тушения пожаров нейтральным газом в наиболее взрыво- и пожароопасных

986

местах.

У малых охотников было преимущество перед остальными кораблями за счет своей скорости и маневренности. Постоянное изменение скорости и траектории движения при бомбометании вражеской авиации, усложняли противнику расчеты и увеличивали шансы наших катеров на выживание.

23 июня 1941 года СКА-118, под непосредственным командованием старшего лейтенанта А.П. Скляра, принимая участие в сопровождении

287

канонерских лодок, трижды отразил нападение вражеских самолетов.

2 августа СКА-012 Одесского ОВРа в районе Одессы сбил один Юнкерс-

288

88.

10 сентября охрану Советских морских коммуникаций осуществляли 4 БТЩ, 1 эсминец и 15 малых охотников.[270] Во время бомбардировки Одессы 12 и 13 сентября Советскими войсками было сбито пять самолетов противника. Для уничтожения вражеских мин были посланы одна шхуна и 2 СКА.[271] [272]

20 сентября СКА-121, под командованием лейтенанта Д.П. Харламова, вступил в неравный бой с семью самолетами врага, и спас находившийся под обстрелом СКА-120. Из числа личного состава СКА-121 6 человек получили ранения и 9 человек - убиты. В живых остались только 4 моториста и боцман Г.Б. Белоконев, которые смогли довести катер до Тендровской косы.[273] [274]

22 сентября силами Черноморского флота при непосредственном участии 10 пограничных катеров была совершена высадка десанта в районе Григорьевки.

293

Вражеская группировка в Восточном секторе была отброшена.

25 сентября 1941 года позиции 51-й армии на Перекопе были прорваны. Над Крымом нависла угроза захвата, что ставило под вопрос удержание Одессы. Исходя из этого, командующий ЧФ вице-адмирал Ф.С. Октябрьский предложил Ставке Верховного Главнокомандования оставить Одессу, а войска перебросить в Севастополь для обороны Крыма. Предложение было принято.[275]

Моряки-пограничники начали подготовку своих катеров к эвакуации войск.

3 октября в порту Одесса осуществляя траление фарватера, чуть не погиб пограничный катер СКА-015. Находясь под обстрелом вражеской авиации, экипаж малого охотника смог сбить один самолет, на котором при падении взорвались бомбы. Они же и нанесли тяжкие повреждения СКА. Но усилия

295

экипажа позволили пограничному катеру вернуться в Одессу.

С 1 по 8 октября 1941 года при непосредственном участии моряков- пограничников из Одессы, были вывезены 36038 бойцов, 716 автомашин, 2463 лошади, 160 орудий, 180 минометов, 44 повозки, 86 тракторов. 11 октября - 7355 бойцов, 7240 человек личного состава тыловых организаций, 396 гражданских лиц, 240 пленных, 592 лошади, 19 орудий, 20 тракторов.[276] [277] [278] [279]

Малые охотники обеспечивали траление и конвоирование транспортов с грузом при перевозках. Они всегда находились на переднем плане боевых действий. Неоценим их вклад в оборону Одессы. Ценой собственной жизни моряки-пограничники обеспечивали выполнение поставленной боевой задачи.

Суммарно, с 1 по 16 октября 1941 года при непосредственном участии пограничных катеров из Одессы были эвакуированы до 80 тыс. бойцов, 5941

297

раненых, 15 тыс. гражданских лиц, 462 орудия.

Л QO

1 мая 1945 года Одессе было присвоено звание города-героя.

В конце октября 1941 года прорваны Ишуньские оборонительные рубежи. Немецкие войска были остановлены силами ЧФ у Севастополя. Руководство обороной города осуществлял командующий ЧФ вице-адмирал Ф.С. Октябрьский. Был создан Севастопольский оборонительный район (СОР).

С ноября 1941 года в Севастополе из трех дивизионов сторожевых катеров постоянно базировались 18-20 единиц. Состав их постоянно менялся. База ОВРа находилась в Стрелецкой бухте.

Во время обороны Севастополя личный состав ОВРа решал следующие задачи:

- всеми средствами противоминной обороны обеспечивал бесперебойную работу Главной базы;

- обеспечение безопасного входа и выхода Советских кораблей в Главную

базу;

- охрана базы от внезапных вражеских ударов, а также противодействие

299

минам и торпедам противника.

Борьба с вражескими минами являлась одной из основных задач, которые приходилось решать бывшим морякам-пограничникам. Ситуация усугублялась тем, что противник постоянно совершенствовал свои мины. К сожалению, Советская армия не имела опыта борьбы с ними.

Поэтому ОВР Главной базы Черноморского флота предпринял следующие мероприятия:

- создание специальной системы наблюдения за постановкой мин противником;

- поиск и разоружение вражеских мин;

- создание минно-тральной лаборатории, которая занималась изучением новых типов мин и разработкой методов борьбы с ними;

- активное траление новыми способами, которое из-за интенсивного обстрела приходилось выполнять ночью.[280] [281] [282]

Во время траления малые охотники ОВРа использовали английские малые и большие глубинные бомбы. Из больших - взрывались только 30%, а из малых -

301

43%. Советские глубинные бомбы действовали безотказно.

30 июня 1942 года враг ворвался в Севастополь. Ставкой ВГК было принято решение об эвакуации.

При выполнении поставленной задачи огромную роль сыграли моряки- пограничники 8-го и 4-го дивизионов сторожевых катеров (ДСКА). Они обеспечили перевозку людей и техники, охрану во время эвакуации.

До 3 июля продолжались бои в Севастополе. 4 июля 1942 года наши войска

302

оставили город.

22 декабря 1942 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР была учреждена медаль «За оборону Севастополя». Этой медали были удостоены около 50 тыс. человек.

1 мая 1945 года Севастополь стал городом-героем.

После этой героической обороны, которая длилась 250 дней, на базе расформированного ОВРа Главной военно-морской базы (ГВМБ) была создана бригада траления и заграждения (БТЗ) ЧФ. В нее вошли два дивизиона катеров типа «МО». Всего 17 единиц.

ЭЛЛ

В октябре 1942 года БТЗ ЧФ была перебазирована в устье реки Хопи.

На суда БТЗ ЧФ возлагались следующие функции:

- Обеспечение перевозки морским путем личного состава войск, вооружения и боезапаса;

- Конвоирование транспортов и охрана Советских коммуникаций;

- Непосредственное участие в десантных операциях;

- Поиск и уничтожение вражеских подводных лодок;

- Осуществление траления фарватеров и опасных участков;

- Несение дозорной службы.[283] [284] [285]

К 27 июля 1942 года враг захватил Крым, а 27- го овладел Ростовом-на-Дону.

305

В это же время начались бои за южное побережье Азовского моря и Кубань.

К августу 1942 года противник форсировал Дон у Батайска и начал наступление на Краснодар. Наши войска были вынуждены отступить на Краснодарский обвод обороны и на рубеж реки Кубань.

Корабли и суда Азовской ВФ стали перебазироваться в Черное море. Всего - 139 единиц, из них - 29 военные корабли.[286] [287] [288]

18 августа 1942 года для обороны Новороссийска создается Новороссийский оборонительный район (НОР), командование которым осуществлял генерал-майор Г.П. Котов, заместителем по морской части был назначен контр-адмирал С.Г.

307

Г оршков.

31 августа 1942 года захватчики заняли берег Черного моря в районе Анапы. В связи с этим, было решено эвакуировать береговые подразделения ЧФ с Таманского полуострова в Новороссийск. Основная часть этой работы легла на катера типа «МО».

Героические страницы вписали в историю моряки-пограничники Н. С. Сипягин и Н.В. Старшинов.

5 сентября 1942 года закончилась эвакуация[289] [290], а 7 сентября враг ворвался в Новороссийск.

3 октября 1942 года старший лейтенант Старшинов утвержден в должности командира развед. группы, которая должна была проникнуть в тыл противника и добыть данные о местах расположения вражеских частей в районе Анапы. Г руппа

310

была сформирована только из добровольцев.

Катер с группой из восемнадцати человек из-за неблагоприятных погодных условий не смог причалить к берегу, и разведчикам пришлось добираться вплавь. Вражеский огонь застал воинов в воде. В бой включился пограничный катер, который подавил огневую точку неприятеля и обеспечил прикрытие высадки десанта.

10 дней продолжался рейд группы по вражеским тылам. Старшинов вел разведку расположения вражеских частей в районе Анапы. Во время разведывательных мероприятий отряд Старшинова нанес значительный урон живой силе и технике врага. Благодаря неимоверным усилиям Советских воинов были получены ценные данные. Приняв доклад у старшего лейтенанта Старшинова о выполненном задании, начальник Новороссийской ВМБ контрадмирал Г. Н. Холостяков, расцеловал его.

А через пару дней группе, которой командовал Старшинов, была поставлена новая задача. Им предписывалось высадиться в районе Варваровки, нанести максимальный диверсионный урон гарнизону противника, технике и личному составу, затем вернуться на базу с пленными.

Высадка произошла в ночь с 16 на 17 октября 1942г. Отряд из 70 человек со стороны моря высадился в тылу врага, что стало полной неожиданностью для личного состава вражеского гарнизона. Благодаря умелому руководству

Старшинова и отличной подготовке воинов, отряд одержал победу и вместе с

311

пленными добрался до базы.

Не раз еще Николай Старшинов принимал участие в десантных операциях. Он имел достаточно богатый опыт боевых действий на плацдарме. За время Великой Отечественной войны он неоднократно проявил себя не только как хороший политработник, но и как умелый грамотный командир.

Учитывая сложившуюся обстановку, ЧФ при взаимодействии с Черноморской группировкой войск приходилось решать следующие поставленные задачи:

- Обеспечение перевозок войск Закавказского фронта в пределах Кавказского побережья;

- Обеспечение охраны собственных морских коммуникаций;

- Повреждение или уничтожение всеми доступными методами морских вражеских коммуникаций;

- Подготовка и обеспечение десантных, оборонительных и наступательных операций.

Огромную поддержку с воздуха обеспечивала авиация ЧФ совместно с

312

авиацией Закавказского фронта.

В это же время произошла модернизация нескольких пограничных катеров. Для усиления мощности в дивизионе сторожевых катеров, под командованием Н.И. Сипягина, было установлено ракетное вооружение. Первая модель «морской катюши» для запуска 82-мм реактивных снарядов была установлена на катере

3 Ί 3

СКА-084, затем еще на трех.

Малые охотники всегда привлекались к выполнению вышеперечисленных задач и постоянно находились в оперативном напряжении. Их работа являлась необычайно важной ввиду того, что вражеские войска захватили Северный Кавказ и основную железнодорожную магистраль. Поэтому все обеспечение наших [291] [292] [293] войск ложилось на ЧФ. Интенсивность работы малых охотников была очень высока.

С 20 декабря 1942 года по 20 января 1943 года СКА-026, СКА-029, СКА- 039, СКА-046, СКА-049, СКА-079 отконвоировали 53 транспорта, 5 суток провели в дозоре, 4 раза проверяли фарватер, 6 раз обеспечили вход и выход кораблей и транспортов из базы, отразили 4 атаки самолетов противника, выходили 3 раза на поиск ПЛ, пройдя в общей сложности 6440 миль.[294] [295]

За февраль 1943 года катера 5-го ДСКА при проведении десантных операций перевезли на своих бортах более 5400 бойцов, 13 тонн военного

315

имущества и боеприпасов.

В Новороссийской десантной операции принимали участие пограничные катера 4-го и 8-го ДСКА. 9 сентября 1943 года отряд особого назначения, в составе 273 человек, некоторые из них были моряками-пограничниками, под командованием Ц.Л. Куникова (заместитель командира Н. В. Старшинов) вышли в море на 7 погранкатерах. Их сопровождали два торпедных катера, чтобы в случае необходимости прикрыть десантный отряд дымовой завесой. В строю также занял место катер-тральщик, который был необходим для огневой поддержки. 10 сентября в 00 часов 50 минут по условному сигналу ракеты комдива Сипягина семь катеров, прикрываясь плотным орудийно-пулеметным огнем, через дымовую завесу устремились к берегу. Подойдя к скалистой горе Мысхако, десант за 3-5 минут без потерь высадился на берег. Все произошло неожиданно для противника, который поспешно стал стягивать войска к месту завязавшегося боя. Но пограничники действовали молниеносно и слаженно. Время врагом было упущено. Десантники успели закрепиться на захваченной земле. Отряд моряков отбил многочисленные атаки превосходящих сил противника. План высадки был отработан Старшиновым до мелочей. В молниеносной схватке моряки захватили вражескую батарею и плацдарм, площадь которого достигала десяти квадратных километров. За эти сутки каждый катер сделал по 2-3 рейса.

Советские отряды на других направлениях особого успеха не добились. Командованию Черноморской группы не оставалось ничего другого, как воспользоваться победой Куникова и Старшинова, и к утру на плацдарме закрепились 860 бойцов.[296] [297]

Занятый моряками плацдарм стал носить название «Малая земля», его площадь была увеличина до 30 квадратных километров.

После первой недели сражений с нашей стороны было много потерь. Погиб и командир отряда Ц. Л. Куников. Чувствовалась нехватка пресной воды. Но Советские воины не отступали и доблестно продолжали сражаться. Вскоре кусок захваченной земли представлял из себя хорошо оборудованный плацдарм, на котором сражалось 17 тысяч солдат и офицеров.

Николай Васильевич Старшинов являлся любимцем и душой отряда. Он был внимательным, смелым, грамотным командиром и веселым, приятным в общении, располагающим к себе собеседником. Он очень часто находился в самых опасных и ответственных районах боевых действий. Личным примером или дружеским советом, он всегда подбадривал своих бойцов, стараясь укрепить их стойкость, мужество и веру в победу над врагом. В тяжелых боях отряд, под командованием моряка-пограничника Старшинова уничтожил до двух тысяч гитлеровцев, захватил 9 исправных пулеметов и другие трофеи. За мужество и

317

героизм Н. В. Старшинов был награжден орденом Красного Знамени.

Пограничные катера под командованием Н.И. Сипягина приняли активное участие в схватке за Новороссийск в сентябре 1943г. В течение 6 суток не прекращалась схватка за город. Без сна и отдыха моряки-пограничники сражались с врагом и к утру 16 сентября выбили фашистов из Новороссийска. Командир дивизиона Николай Иванович Сипягин был удостоен звания Героя

Советского Союза, а его прославленный дивизион - ордена Красного Знамени и

318

почетного наименования «Новороссийский».

22 марта 1943 года все 15 катеров 6-го ДСКА из ОВРа Главной ВМБ были

Ή Q

переведены в ОВР Керченской ВМБ.

С 1 января по 30 марта 1943г. малыми охотниками БТЗ ЧФ было выполнено множество боевых операций, и оперативное напряжение их было достаточно высоким. См. приложение 9.

Как указано автором выше, одной из основных задач пограничных катеров на Черноморском театре военных действий являлось конвоирование транспортов.

СКА-011 конвоировал один транспорт по маршруту Поти—Туапсе. Осуществлял эскорт канонерской лодки по маршруту Геленджик—Туапсе.[298] [299] [300]

Во время конвоирования морякам-пограничникам почти при каждом переходе приходилось отбивать многочисленные атаки врага. И только мужество, мастерство и хорошая подготовка личного состава морских частей пограничных войск позволяли пограничникам выходить победителями из боев с превосходящими силами противника.

СКА-022 отконвоировал 15 транспортов на коммуникации Батуми—Поти— Туапсе—Геленджик. При конвоировании отразил три налета авиации противника. Четыре раза выходил на поиски и уничтожение подводных лодок противника в районе Сочи. Трижды произвел высадку войск в районе мыса Мысхако. Пять раз выходил на позиции дозора для обеспечения противолодочной обороны (ПЛО) и противоторпедной обороны (ПТО) высадочных средств, при этом отразил одну атаку авиации противника. [301]

Разработанный метод уклонения пограничных катеров от вражеской авиации, описанный автором выше, оказался очень эффективным. Пилотам противника стало более проблематично топить малые охотники.

СКА-031 отконвоировал 14 транспортов на коммуникациях Батуми — Поти—Туапсе—Геленджик. С 3 по 9 февраля принимал участие в десантной операции в районе Южная Озерейка и в переброске своих войск из Г еленджика в Станичку. Совершил один выход на поиск и уничтожение подводных лодок в районе Лоо-Туапсе.[302] [303]

Особое внимание на Черноморском театре военных действий Советские войска уделяли противоминной обороне (ПМО). Каждую ночь выставлялось до 30 пограничных катеров и с берега наблюдение велось из 42 точек. Поэтому место падения вражеской мины определялось очень точно. Сразу же принимались меры к ее обезвреживанию.

СКА-032 отконвоировал 15 транспортов. 4 раза осуществлял эскорт канонерских лодок, при этом отразил одно нападение вражеской авиации. 4 раза осуществлял выход на поиск и уничтожение плавающих мин в районе Туапсинской ВМБ. С 3 по 4 февраля участвовал в Озерейковской десантной операции. С 18 февраля по 11 марта действовал в составе сил поддержки своих сухопутных войск в районе мыса Мысхако. Имел четыре самостоятельных выхода в Цемесскую бухту для прикрытия своих войск в районе пристани Рыбзавода. Совершил 10 рейсов с транспортами и отрядами сейнеров на коммуникации Геленджик—мыс Мысхако. Перевозил раненых. Выходил в дозор в районе мыса Мысхако для обеспечения противотанковой обороны (ПТО) и противолодочной обороны (ПЛО) высадочных средств 14 раз.

Боевая деятельность пограничных сторожевых катеров была достаточно насыщенной. Из-за нехватки СКА, имевшимся малым охотникам приходилось большое количество времени находиться в море, выполняя различные боевые задания.

СКА-052 отконвоировал 13 транспортов и отразил одну авиационную атаку самолетов противника. Эскортировал канонерские лодки 7 раз. С 9 по 11 февраля совместно с БТЩ «А. Раскин» и СКА-965 действовал на коммуникации

противника в районе мыса Чауда, где отразил две авиационных атаки самолетов

324

противника. Участвовал в Озерейковской десантной операции.

СКА-072 отконвоировал 22 транспорта. Следуя в конвоях, отразил атаки 39 самолетов противника, сбив при этом один Ю-87. Эскортировал 1 канонерскую лодку. Три раза выходил в район минного заграждения Туапсинской ВМБ на поиски и уничтожение плавающих мин. Во время глубинного бомбометания в районе рекомендованных курсов на коммуникации Геленджик-мыс Идокопас— мыс Мысхако уничтожил 2 магнитных мины противника. С 3 по 6 февраля

325

участвовал в Озерейковской десантной операции.

Советское руководство во время Великой Отечественной войны уделяло особое внимание противоминной обороне. На основании директивы начальника штаба КБФ за № 780с/мт от 30 сентября 1942г. командир ОВРа ГБ КБФ приказал: «Все выброшенные на берег и дрейфующие мины противника, а также наши мины подлежат осмотру и разоружению, с целью определения состояния наших мин и изучения конструкции мин противника».[304] [305] [306] [307]

Противник постоянно модернизировал свои мины, и возникала необходимость в их изучении, чтобы в последующем разработать методику борьбы с ними.

СКА-081 отконвоировал 5 транспортов и эскортировал 2 канлодки. Один раз выходил для несения дозора в районе Геленджик — мыс Мысхако. С 3 по 8 февраля участвовал в Озерейковской десантной операции и переброске своих

327

войск из Г еленджика в Станичку.

СКА-082 отконвоировал 10 транспортов. При сопровождении конвоев отразил три атаки самолетов противника: 7 самолетов Ю-88, 21 самолета Ю-87 и четырех истребителей Ме-110. Один раз выходил на глубинное бомбометание в

район Г еленджик—мыс Идокопас с целью уничтожения магнитных мин. Один раз

328

обеспечивал ПЛО, ПТО при высадке пополнения в Районе мыса Мысхако.

СКА-091, действуя на коммуникациях, отконвоировал 3 транспорта. Совершил два выхода в район мыс Утриш—Геленджик для обеспечения ПМО, ПЛО, ПТО кораблей эскадры при обстреле ими берега, занятого противником. С 3

329

по 4 февраля принимал участие в Озерейковской десантной операции.

СКА-0101, действуя на коммуникации Батуми—Поти—Туапсе-Геленджик, отконвоировал 27 транспортов. При конвоировании уничтожил две плавающие мины, отразил одну атаку ПЛ в районе Лазаревское. Эскортировал две канонерские лодки. Имел один выход в район Джубга для поиска и уничтожения ПЛ противника. Один раз находился в дозоре в районе Поти, уничтожил при этом

330

2 плавающие мины.

Морские части пограничных войск Советского Союза до Великой Отечественной войны не имели достаточных знаний и опыта борьбы с вражескими подводными лодками. Приходилось учиться на собственных ошибках в бою. Поэтому происходил систематический обмен опытом и обучение.

5 ноября 1942г. начальник штаба ОВР ГБ КБФ приказал, руководствуясь приказом НКВМФ № 00304, организовать командирскую учебу по

противолодочной обороне на основе действующих наставлений и накопленного

боевого опыта.[308]

СКА-0102 отконвоировал 14 транспортов, отразив при этом атаку самолетов противника. Эскортировал канонерские лодки 6 раз, на переходах отражал атаки противника с воздуха. Выходил один раз в район Туапсе—Джубга на поиск и уничтожение плавающих мин. Имел один выход в район мыса Мысхако для поддержки своих войск.[309]

СКА-0111, действуя на коммуникациях, отконвоировал 6 транспортов. Имел три выхода на поиск и уничтожение подводных лодок противника в районах Туапсе-мыс Идокопас, Туапсе—Лазаревское. Три раза выходил на поиск уничтожение плавающих мин в районе мощного заграждения Туапсинской ВМБ. Имел два выхода в районе мыса Утриш—Фальшивый Г еленджик для обеспечения ПМО, ПЛО, ПТО кораблей эскадры при обстреле берега, занятого противником.

СКА-0122, действуя на коммуникации Батуми—Поти—Туапсе—

Геленджик, отконвоировал 20 транспортов, отразил две атаки авиации противника и уничтожил одну плавающую мину. Четыре раза эскортировал лодки, отразив одну атаку самолетов. Три раза выходил из Туапсе на поиск и уничтожение плавающих мин. Дважды нес подвижный дозор в районе Фальшивый Г еленджик—мыс Идокопас. С 7 по 9 февраля участвовал в высадке войск в районе

334

мыса Мысхако.

СКА-0132 отконвоировал 3 транспорта, отразив при этом одну атаку; авиации противника. Эскортировал одну канонерскую лодку. С 21 по 23 января находился на позиции дозора для обеспечения ПЛО, ПТО Туапсинской ВМБ. Имел один выход в

335

район Туапсе—Сочи для поиска и уничтожения плавающих мин.

СКА-0141, действуя на коммуникациях, отконвоировал 16 транспортов. Совершил четыре выхода для несения дозора в районе мыса Утриш-Геленджик— мыс Мысхако, внешних рейдах Туапсе и Батуми. Находясь на позициях дозора, отразил две атаки самолетов противника. Два раза обеспечивал операции своих ТКА в районе Керченского пролива. С 3 по 6 февраля участвовал в Озерейковской десантной операции и переброске своих войск из Геленджика в Станичку.[310]

За время переходов морем и нахождения в базах БТЩ отразили 147 налетов

337

авиации, а 1-й и 2-й дивизионы СКА — 136 налетов.

Боевая деятельность моряков- пограничников была очень насыщенной. Например, к марту 1943г. малые охотники 5-го дивизиона СКА ОВРа Туапсинской ВМБ имели на своем счету выполненные боевые задания:

- отражено авиационных атак противника 1545

- отконвоировано транспортов 1400

- высажено диверсионных и разведывательных групп 34

- произведено обстрелов прибрежных зон противника 41

- количество катеров, принимавших участие в десантах 61

- поиск подводных лодок противника 200

- поиск торпедных катеров противника 52

- обследование водного района и фарватера 153

- обнаружено и уничтожено плавающих мин 115

- уничтожено самолетов противника 24

- повреждено самолетов противника 19

- находились на боевом тралении, сут. 29

- участие в осуществлении разведки у берегов противника 48

- оказание помощи нашей авиации и флоту 67

- количество атак подводных лодок противника 25

- повреждено подводных лодок противника 3

- повреждено торпедных катеров противника 2

- поставлено дымовых завес для защиты наших кораблей 111

338

- пройдено миль катерами при выполнении боевых задач 327871 Но были и потери среди катерного состава:

21 октября 1941 года в Стрелецкой бухте Севастополя - СКА-011,

4 февраля 1942 года в Феодосии - СКА-0131,

22 марта 1942 года в Стрелецкой бухте Севастополя - СКА-0121,

27 июня 1942 года в Карантинной бухте Севастополя - СКА-061,

33Q

2 июля 1942 года на переходе Севастополь- Туапсе - СКА-021. [311] [312]

Тяжелейшая в нашей истории Великая Отечественная война разорила и опустошила нашу землю, уничтожила и исковеркала очень много человеческих жизней. И на фоне этих колоссальных по своей трагичности данных на второй план уходили другие цифры — количество потерь боевой техники. А ведь между тем каждая погибшая, или временно выведенная из строя боевая единица, это огромные материальные потери для страны и понижение уровня ее обороноспособности.

Анализ архивных документов и материалов позволяет автору сделать определенный вывод о том, что во время боя на возможность повреждения наших катеров врагом влияли такие факторы как:

- боеготовность катера, как в части выучки личного состава, так и индивидуальная подготовка катера с учетом особенностей предстоящей операции;

- управление катером во время боя - грамотное маневрирование и рациональное использование средств и возможностей (скорость, применение оружия, маскировка и т.д.)

- уровень внимательности наблюдения за воздухом, морем, берегом. Степень оценки обстановки.

Если все эти основные критерии выполнялись максимально эффективно, то шансы личного состава катера на победу значительно возрастали.

На 1943г. основным противником моряков-пограничников продолжала оставаться авиация врага, а по эффективности поражения ведущее место все же занимало торпедное оружие. См. приложение 10.

Также большой урон нашим катерам наносят повреждения от осколков разорвавшихся снарядов и мин, которые в большинстве своем, поражают надводную часть катера.

Анализируя повреждения советских катеров на примере 13 малых охотников, участвовавших в операции по высадке десанта в Новороссийске в 1943г., следует отметить: из 13 катеров боевые и навигационные повреждения получили 9 из них, 1 погиб от пожара.[313] 4 малых охотника остались без повреждений. Детально изучая характер повреждений, приходишь к выводу, что на 9 катерах было 13 пожаров, 14 пробоин от снарядов, 27 пробоин от мин, 167 пулевых пробоин, 306 пробоин от осколков снарядов, мин и разрывных пуль и 5 пробоин от различных навигационных ошибок. Из 519 всех пробоин малых охотников - 511 надводных и всего 8 подводных, что составляет 1,54% - подводных и 98,46% - надводных от общего числа пробоин.[314]

Такое большое количество попаданий осколков вражеских снарядов и мин в надводную часть наших катеров вело к гибели и ранениям моряков- пограничников. Как следствие, нехватка личного состава для устранения во время боя последствий разрушительного действия осколков.

Из анализа архивных документов следует, что к трагическому исходу боя приводило отсутствие воздушного прикрытия катеров во время неравного боя. Что происходило даже в 1944г.

К маю 1943 года дивизионы СКА ЧФ имели в своих рядах 57 малых

343

охотников.

На 1октября 1943 года в состав бригады траления и заграждения, которая базировалась на реке Хопи кроме тральщиков входили:

1- й Краснознаменный Новороссийский ДСКА: СКА-031, -081, -091, -0101, - 0111, -0141, -0512, -0612, -0912, -01012.

2- й ДСКА: СКА-022, -052, -082 (МО-2), -072, -0102, -0122(МО-2), -057(катер специального назначения).

В IV квартале 1943г. дивизионы пополнились катерами типа ОД-200 и МО- 4. При этом в 1-й Краснознаменный Новороссийский ДСКА вошли 8 катеров типа ОД-200: СКА-011, -021, -041, -051, -061, -071, -0121, -0131. 2 ДСКА пополнился 2 катерами типа ОД-200: СКА-092 и СКА-112 и пятью катерами типа МО-4: СКА- 012, -032, -042, -0122, -0132 и 1 катером типа МО-2: СКА-062.[315]

С октября по декабрь 1943г. корабли и катера БТЗ совершили 112 выходов для конвоирования судов и транспортов. Суммарно было отконвоировано 132 транспорта, из них 16 танкеров.[316]

В начале ноября 1943 года в операции по высадке 18-й армии в район Эльтигена участвовали моряки-пограничники под командованием капитана 3 ранга Сипягина. Во время перехода в двухкильватерном строю, подорвались на минах два катера, остальные смогли подойти к месту высадки.

Когда с таманского берега моряков-пограничников осветили лучи вражеских прожекторов, в бой вступила наша артиллерия. По приказу Сипягина катера подошли поближе к берегу. Они обеспечили поддержку десантников огнем, а затем перебросили на мотоботы тех, кто находился на борту. Один из вражеских снарядов попал в командирский катер. Осколком был убит Николай Иванович Сипягин и еще несколько человек. Погибшего командира дивизиона в бою заменил командир звена С.А. Леднев.[317] [318]

После освобождения Кавказа от захватчиков ряды катерного состава восполнялись промышленностью и другими флотами.

К концу 1943г. дивизионы СКА, дислоцированные в различных портах Кавказского побережья, включали около 70 малых охотников за подводными

347

лодками.

К началу 1944 года войска 3-го Украинского фронта вышли к Днестру и закрепились на этой позиции. Обстановка на этом участке фронта оставалась стабильной до 20 августа 1944 года. А 20 августа наши войска начали наступательную операцию.

В результате слаженных действий 3-го Украинского фронта и ЧФ 9 сентября 1944 года Болгария капитулировала. Военные действия на

Черноморском театре были прекращены. Черноморский флот стал полноправным

348

хозяином на Черном море.

За образцовое выполнение служебных обязанностей при обороне Одессы, Севастополя и Кавказа 29 моряков-пограничников были награждены орденами и медалями, 62 человека представлены к другим правительственным наградам.[319] [320] [321]

25 сентября 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР и приказом НК ВМФ № 446 от 27 сентября 1944 года 6-й дивизион малых

350

охотников был награжден орденом Красного Знамени.

На Черном море моряки-пограничники, проходившие свою службу на катерах, показали себя как доблестные и отважные защитники Родины. Некоторым из них присвоено звание Г ероя Советского Союза. Это такие моряки- пограничники, как:

- Капитан-лейтенант М.Г. Бондаренко (посмертно). Он также был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды;

- Капитан 3 ранга Д.А. Глухов (посмертно). Он также был награжден орденами Красного Знамени, Ленина, Суворова 3 степени. В сентябре 1943 года дивизиону Глухова присвоили звание «Новороссийский»;

- Капитан 3 ранга Г.И. Гнатенко. Он также был награжден орденами Красного Знамени и Отечественной войны 1 -ой степени. Уволен в запас в звании капитана 1 ранга;

- Старший краснофлотец И.К. Голубец (посмертно). Он также был награжден орденом Отечественной войны 1 -й степени;

- Капитан 3 ранга П.И. Державин. Он также был награжден орденами Красного Знамени, Суворова 2-й степени, Ушакова 2-й степени и Отечественной войны 1-й степени. Уволен в запас в звании капитана 1 ранга;

- Капитан-лейтенант Ф.С. Дьяченко. Он также был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Уволен в запас в звании капитана 1 ранга;

- Старшина 2 статьи Г.А. Куропятников. Уволен в запас в звании старшины 1-й статьи;

- Капитан-лейтенант И.В. Леднев. Также был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Уволен в запас в звании капитана 2 ранга;

- Старший лейтенант А.С. Марков. Уволен в запас в звании капитан- лейтенанта;

- Капитан 3 ранга Н.И. Сипягин. Также был награжден орденами Красного

351

Знамени и Отечественной войны 1-й степени.

Известие о вероломном нападении фашистских войск на Советский Союз пришло в Москву именно из Севастополя. Моряки-пограничники на Черном море первыми вступили в бой с захватчиками, они первыми преградили путь врагу и приняли на себя всю силу вражеского удара, который обрушился на Советский Союз. Ценой собственной жизни они разрушили немецкий план молниеносного захвата наших территорий.

В первый же день войны на всех базах были выставлены корабельные дозоры, началась постановка минных заграждений, траление фарватеров и бухт.

Анализ, проведенный исследователем, позволяет сделать вывод, что моряки-пограничники на Черноморском театре военных действий с четью и достоинством выполнили задачи, поставленные руководством Советского Союза по защите своей Родины от иноземных захватчиков.

Помимо этого, во время Великой Отечественной войны шел постоянный обмен боевым опытом между морскими пограничными соединениями и другими родами войск. Были найдены такие пути совершенствования вооружения моряков-пограничников, как установка ракетного оружия на 4-х пограничных катерах, что увеличило их боевую мощь и дальность прицельного поражения противника. Была разработана методика максимально эффективного уклонения пограничного катера от снарядов вражеской авиации. Также была выявлена [322] [323] тактическая схема имитации гибели подводной лодки, которую использовали командиры вражеского подводного флота для дезинформации моряков Советского Союза.

Моряки-пограничники оказались достаточно подготовленными к борьбе с врагом как морально, так и технически. Они героически отражали вражеские нападения, достойно проводили атаки и захваты территорий противника, оказывали огневую поддержку береговым подразделениям в оборонительных и наступательных операциях.

Примером современным морякам-пограничникам стало непревзойденное мужество, патриотизм и воля к победе их предшественников.

Высокий моральный и профессиональный уровень подготовки личного состава морских частей пограничных войск в сочетании с отличным знанием районов боевых действий позволили им в короткий срок освоить новые для них виды боевой деятельности, с максимальной эффективностью использовать оружие и технику. Это стало одним из слагаемых победы Советского народа в Великой Отечественной войне.

2.3.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Тихонов Дмитрий Николаевич. Морские части пограничных войск НКВД СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны (1939-1945 гг.). 2015

Еще по теме Участие морских частей пограничных войск в составе Северного и Черноморского флотов во время Великой Отечественной войны:

  1. ГЛАВА XI. РОССИЯ В НОВОЕ ВРЕМЯ
  2. Становление и развитие морской пограничной охраны. Реформированиеморских частей пограничных войск перед Великой Отечественной войной
  3. Роль и основные направления служебной деятельности морских частей пограничных войск (1939-1941 гг.)
  4. 2.1. Морские части пограничных войск в боях за Ленинград в составе Краснознаменного Балтийского флота
  5. Участие морских частей пограничных войск в составе Северного и Черноморского флотов во время Великой Отечественной войны
  6. Участие морских частей пограничных войск в войне, их боевые итоги
  7. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ ТА ЛІТЕРАТУРИ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -