<<
>>

2. Система ограниченных вещных прав в отечественном праве

Как уже говорилось ранее, Свод законов гражданских Российской Империи не разграничивал право собственности и другие вещные права, ему было известно деление на права полной и неполной собственности.

Вместе с тем уже во второй половине XIX в. работа по разработке ограниченных вещных прав активизировалась как в действиях законодателя, так и в гражданско-правовой науке. В результате уже в проекте гражданского уложения в разделе о вотчинных правах предлагалась система вещных прав в виде наследственного (оброчного) владения, пользовладения, сервитутов (поземельных и личных), вотчинных выдач, права на разработку недр земли.

В дореволюционном праве вещные права рассматривались, как правило, путем простого перечисления ограниченных вещных прав (т.е. их перечня), чаще всего в учебниках гражданского права. В частности, В.И. Синайский разделял вещное право на полное, к которому относил право собственности, и неполное, к которому причислял сервитуты (право пользования и право угодий), эмфитевзис (чиншевое право), суперфиций (право застройки), залоговое право, вещные повинности, права на недра земли*(233). По мнению Г.Ф. Шершеневича, наряду с правом собственности к вещному праву следует относить сервитуты, чиншевое право, залог, владение*(234). Е.В. Васьковский рассматривал вещные права исходя из зарубежного опыта. Он писал, что в Риме и в цивилизованных странах Европы существуют три основных вида вещных прав - право собственности, сервитуты, залог. Кроме того, ученый отмечал, что в отдельных законодательствах встречаются бессрочное и наследственное пользование чужой землей, суперфиций, вещные повинности, вещное право преимущественной покупки недвижимости*(235).

Предложения цивилистов по построению системы вещных прав появились лишь к концу XIX - началу XX в. Первая систематизация была основана на действующем Своде законов гражданских, где система имущественных прав представлялась в зависимости от того, какое правомочие выделено из права собственности - владение, пользование или распоряжение.

Например, А.М. Гуляев сводил права на чужие вещи к двум группам:

а) права, имеющие своим содержанием владение и пользование чужим имуществом;

б) право на распоряжение чужим имуществом*(236).

Наиболее развернутую систему вещных прав представлял К. Кавелин, разделив права на чужие вещи на семь групп:

а) права общественного употребления;

б) права владения и пользования чужой вещью;

в) право пользования чужой вещью;

г) право употребления чужой вещи;

д) права на удержание вещи;

е) ограничения права собственности в пользу других лиц с реальным характером (например, ограничения в распоряжении проточными водами, ограничения в распоряжении постройками) и с личным характером (например, запрещения в письме купчих и закладных на недвижимые вещи); залог недвижимого имущества;

ж) общинное землевладение*(237).

Подобная классификация вещных прав была построена в соответствии с предложением автора рассматривать содержание права собственности через правомочия владения, пользования, употребления и удержания. Однако такое содержание права собственности не было поддержано. Более того, из указанных систем вещных прав видно, что они не вполне учитывают положения разрабатываемых в тот период проектов Гражданского уложения Российской Империи и Вотчинного устава, которые предлагали достаточно прогрессивные для того времени положения, основанные на опыте развитых тогда правопорядков, суть которых сводилась к тому, что содержание ограниченных вещных прав выходит за рамки указанных правомочий. К примеру, уже тогда было ясно, что залоговое право не содержит ни владения, ни пользования, ни распоряжения в том смысле, в каком оно принадлежит собственнику, а представляет собой вещное право на получение известной ценности из вещи. Или другой пример: преимущественные права на приобретение вещи вообще не содержат владения, пользования, распоряжения, тем не менее признаются вещными, так как обладают непосредственной властью над вещью, которая заключается в возможности при определенных обстоятельствах требовать передачи вещи в собственность.

Поэтому уже тогда было очевидным, что необходима современная система вещных прав, соответствующая экономическим потребностям Российской Империи, учитывающая достижения зарубежных кодексов, которая могла бы быть взята в основу проектов Гражданского уложения и Вотчинного устава.

Такая система была предложена И.А.

Покровским, который классифицировал все ограниченные вещные права на три группы*(238):

1) права на пользование чужой вещью (сервитуты, права пожизненного пользования, право вечно-наследственной аренды);

2) права на получение известной ценности из вещи (закладное право);

3) права на приобретение известной вещи (права преимущественной покупки, например, право сотоварища на преимущественную покупку продаваемой другим сотоварищем его доли в общем имуществе), разнообразные права выкупа (право родового выкупа, права на исключительное усвоение известных вещей - право охоты или рыбной ловли в чужом имении)*(239).

Несложно заметить, что эта классификация достаточно близка к системе вещных прав BGB, выступившей, как мы уже выше показали, впоследствии в качестве образца для многих европейских правопорядков. Совершенность указанной системы вещных прав предопределила ее живучесть в течение уже второго столетия. Однако с ликвидацией Российской Империи, а соответственно, и ее правового и экономического строя, дальнейшего развития исследование систем вещных прав не получило.

Возрождение построения перечня и системы вещных прав началось лишь в конце прошлого столетия, причем в условиях переходной экономики, неразвитого рынка недвижимости, отсутствия законодательного регулирования вещных прав, исследований зарубежного права, в связи с чем виды вещных прав отличаются большим разбросом и противоречиями.

На страницах современной юридической литературы можно встретить систематизации по объекту*(240), содержанию права*(241), а также содержанию соответствующего права и предмету*(242). В связи с этим предлагается классифицировать вещные права на:

1) права юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника;

2) права сервитутного типа, охватывающие ограниченное пользование имуществом собственника;

3) права по использованию земельных участков;

4) правомочия залогодержателя в договоре о залоге имущества*(243).

В другом случае предлагается брать за основу классификации вещных прав содержание соответствующего права и его предмет (как следствие - момент возникновения)*(244).

На основании указанных критериев ограниченные вещные права делятся на:

1) права на владение (права закладодержателя, хранителя, перевозчика);

2) права на пользование (сервитут, права члена семьи собственника жилого помещения и нанимателя, а также лиц, проживающих совместно с нанимателем по договору коммерческого найма);

3) права на владение и пользование (владение и пользование движимостью арендатора, ссудополучателя, залогодержателя (перечень открытый) и владение и пользование недвижимостью арендатора и ссудополучателя (перечень закрытый)*(245).

Очевидно, что подобные суждения не учитывают того положения, что содержание ограниченных вещных прав не сводится к трем правомочиям (владению, пользованию и распоряжению), поэтому в соответствии с данной систематизацией за ее рамками остается группа права на приобретение чужой вещи, а также прав на реализацию чужой вещи - залог, ипотека, вещные обременения.

Представляется, что при формировании системы вещных прав в российском праве необходимо учитывать следующее.

Во-первых, основной классификацией, выработанной еще в римском праве, должно выступать деление вещных прав по содержанию на право собственности, наиболее широкое по содержанию вещное право и права на чужие вещи (ограниченные вещные права). Вместе с тем следует отказаться от перечня, закрепленного в ст. 216 ГК РФ: право хозяйственного ведения; право оперативного управления; право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком; право пожизненного наследуемого владения земельным участком; сервитуты.

Исходя из дальнейшей аргументации в настоящей монографии вещно-правовой природы отдельных прав на земельный участок, данный перечень должен включать в свое содержание: право постоянного владения и пользования земельным участком (эмфитевзис); право застройки земельного участка (суперфиций); сервитут; право личного пользовладения (узуфрукт); ипотека и иное зарегистрированное (учтенное) залоговое право; право приобретения чужой недвижимой вещи; право вещных выдач.

В данный перечень не должны быть включены пожизненное наследуемое владение и постоянное (бессрочное) пользование в связи с тем, что эти права подлежат преобразованию в право собственности, эмфитевзиса либо застройки.

При этом в ГК РФ необходимо указать, что право пожизненного наследуемого владения и постоянного (бессрочного) пользования сохраняются до определенной в законе даты.

Во-вторых, закрепив исчерпывающий перечень вещных прав в ГК РФ, необходимо пересмотреть подходы к природе прав, закрепленных ст. 31-34 ЖК РФ (права пользования жилым помещением членами семьи собственника; права лиц, проживающих в жилом помещении в силу завещательного отказа; права лиц, проживающих в жилом помещении по договору пожизненного содержания с иждивением), которые ЖК РФ, а также научной доктриной отнесены к вещным*(246). На наш взгляд, их можно признать вещными только в случаях, когда они обладают признаками узуфрукта либо вещных выдач. Реализация данного предложения потребует внесения соответствующих изменений в жилищное законодательство относительно вещных прав пользования жилыми помещениями с определением их как узуфруктных прав и вещных выдач.

В-третьих, предлагается в системе ограниченных вещных прав сформировать группы прав (ранее не известных отечественному праву в качестве вещных) - прав реализации (обеспечительные права) (залог и вещные выдачи), а также прав преимущественного приобретения (право преимущественной покупки и право приобретения чужой вещи). Однако вещно-правовая природа указанных прав давно предлагается в юридической литературе*(247).

В связи с тенденцией, заложенной в Концепции гражданского законодательства РФ, преобразования унитарных предприятий в акционерные общества со 100%-м участием государства, право хозяйственного ведения должно быть изъято из законодательства. Более того, полагаем, что отсутствуют вещные признаки у принадлежащего учреждению права оперативного управления. В частности, оно не обладает такими классическими признаками, как непосредственное господство: частное или бюджетное учреждение не вправе распоряжаться закрепленным за ним собственником имуществом (п. 1 ст. 298 ГК РФ)*(248), имеет особый объект (имущественный комплекс, а не земельный участок, как другие вещные права), имеет ограниченный круг субъектов (в частности, оперативным управлением наделяются только учреждения и казенные предприятия)*(249).

Право оперативного управления не известно ни одному правопорядку развитых зарубежных стран, поскольку оно было создано в условиях плановой экономики как способ управления государственным имуществом*(250). Думаем, что одним из вариантов конструкции владения и пользования учреждением переданным ему собственником имуществом можно предложить известный отечественному праву договор доверительного управления имуществом с закреплением специальных правил в ГК РФ (в том числе об ответственности учреждения).

В-четвертых, следует отказаться от дальнейших попыток аргументации вещно-правовой природы права учреждения на доходы от самостоятельной предпринимательской деятельности и права члена жилищно-строительного кооператива на кооперативную квартиру до выкупа пая (п. 4 ст. 218 ГК РФ)*(251).

Дело в том, что п. 3 ст. 161 Бюджетного кодекса РФ закрепил, что все доходы бюджетного учреждения, включая доходы от разрешенной предпринимательской деятельности, должны отражаться по единой схеме доходов и расходов. В результате исключена возможность бюджетного учреждения по своему усмотрению распоряжаться доходами от предпринимательской деятельности, в связи с чем нет оснований для подобного утверждения*(252).

Член потребительского кооператива в отношениях с кооперативом имеет корпоративные права, в том числе право требования к кооперативу и право пользования его имуществом. Следовательно, по своей юридической природе данное право корпоративное, а не вещное*(253).

В-пятых, нет оснований для включения в число ограниченных вещных прав владения, ибо оно представляет собой фактическое господство лица над вещью*(254). В правовых системах континентального права отсутствуют нормы о владении как вещном праве. Но, учитывая большую значимость владения в современном обществе и необходимость его защиты в виде введения владельческой защиты, известной зарубежным правопорядкам, следует признать верными предложения авторов Концепции развития гражданского законодательства о вещном праве о введении в ГК РФ самостоятельной главы о владении. Исследование института владения выходит за рамки представленной работы, в связи с чем в ней отсутствует его анализ.

В-шестых, с признанием в классическом пандектном праве, а вслед за ним в правовой доктрине большинства континентальных правопорядков основополагающих свойств вещных прав - абсолютного характера и непосредственного господства над вещью, полагаем, что эти признаки в совокупности отсутствуют в правах аренды, безвозмездного пользования (ссуды), найма, доверительного управления, в связи с чем их нельзя рассматривать как вещные права*(255).

В-седьмых, с восприятием в российской цивилистике классического учения о вещном праве (о чем свидетельствуют положения Концепции развития гражданского законодательства РФ) и, соответственно, признания вещной природы прав, давно известных в качестве таковых в развитых зарубежных правопорядках и признаваемых вещными в дореволюционном русском праве, безусловно, необходима система, учитывающая в полной мере указанные тенденции. В связи с этим, наиболее очевидной представляется дифференциация вещных прав по содержанию, которая позволяет распределить ограниченные вещные права в три группы:

- ограниченные вещные права пользования чужим земельным участком (узуфрукт, личные и вещные сервитуты, эмфитевзис, право застройки, пожизненное наследуемое владение и постоянное бессрочное пользование);

- ограниченные вещные права на преимущественное приобретение чужого земельного участка (преимущественное право покупки и право приобретения чужой вещи);

- ограниченные вещные права на реализацию чужого земельного участка (ипотека и вещные обременения).

Разделение вещных прав по указанным трем группам имеет практическую востребованность. Правовой режим земельного участка будет зависеть от классификационной группы. В частности, при осуществлении вещного права следует учитывать его классификационную принадлежность, например, залог по общему правилу будет означать невозможность пользования вещью, а узуфрукт - невозможность обращения взыскания на вещь. Классификационная принадлежность должна быть отражена в законодательстве (как это давно сделано в зарубежном праве). Например, в зависимости от вида права, в силу которого возведена застройка, определяется правовой режим строения (признать его движимостью или недвижимостью). В частности, возведение строения на праве пользования: застройка, узуфрукт, сервитут - влекут признание права составной частью земельного участка, а соответственно, и распространение на него режима недвижимости. Такого права не предоставляют преимущественные права и права на реализацию чужой вещи (залог, вещное обременение, преимущественное право покупки). В случае введения в отечественный правопорядок права застройки и концепции "составной части вещи", аналогичные особенности правового режима должны быть отражены и в отечественном праве.

Относительно возможности применения известного пандектному праву критерия "качества (стоимости вещи), способного удовлетворить потребности субъекта вещного права", следует отметить, что он также может быть взят в основу систематизации ограниченных вещных прав российского права. В зависимости от этого критерия возможно формирование двух групп вещных прав, объектом которых выступает потребительская стоимость вещи (вещные права пользования) либо меновая стоимость вещи (вещные права реализации и вещные права преимущественного приобретения). В свою очередь вещные права на меновую стоимость вещи делятся на вещные права, объектом которых выступает: 1) действительная (реальная) стоимость вещи (права преимущественного приобретения) и 2) потенциальная стоимость вещи (права реализации).

Градация с помощью "качества (стоимости вещи), способного удовлетворить потребности субъекта вещного права" позволяет выявить особенности правового режима отдельно взятой классификационной группы в зависимости от объектного состава. В частности, в содержании прав на потребительскую стоимость вещи законом или договором должны быть перечислены возможные действия правомочного лица по использованию качеств вещи (например, способ и вид застройки земельного участка, способ перемещения на основании сервитута и др.). Однако для группы прав на меновую стоимость вещи более важной будет характеристика объекта права и процедура определения его стоимости, так как это права на меновую стоимость (ценностные права). Для последней группы прав также существенное значение имеет условие, при котором возможно осуществление правомочия на преимущественное приобретение (для группы прав преимущественного приобретения) либо обращения взыскания (для группы прав реализации).

Разумеется, что приведение данных критериев не означает, что ограниченные вещные права нельзя систематизировать по другим критериям. Конечно можно, но они не будут иметь указанного выше эффекта: содержать наиболее общий правовой режим для одной группы, а также серьезные практические последствия. Например, возможно деление вещных прав по объекту. Учитывая то, что объектный состав большинства прав существенно не отличается, за исключением эмфитевзиса, который может быть установлен только на землю, и залога, который может быть установлен на движимые вещи, не видится большого значения в данной системе.

Таким образом, при формировании системы вещных прав следует руководствоваться двумя критериями: абсолютный характер и непосредственное господство над вещью, а при систематизации ограниченных вещных прав наиболее приемлемой выступает критерий их деления по содержанию вещного права и "качества (стоимости вещи), способного удовлетворить потребности субъекта вещного права". Работоспособность указанных свойств вещного права проверена уже не одним столетием в странах с развитыми правопорядками.

Преимущества представленной классификации состоят в том, что она содержит единые критерии классификации, учитывает особенности правового регулирования каждой из представленных групп, а также традиции русского гражданского права, объявляя вещными права, которые русские цивилисты пытались включить в данную категорию еще в конце XIX в. (залог, права проживания, сервитуты, чиншевое право). Наконец, в этой классификации отсутствуют те права, чья правовая природа носит обязательственный характер (аренда, доверительное управление, ссуда).

Сказанное предопределило дальнейшее структурирование настоящего исследования, в котором далее виды вещных прав излагаются в рамках трех перечисленных классификационных групп по критерию содержания права. Поэтому следующая глава посвящена первой из них - ограниченным вещным правам пользования чужим земельным участком.

<< | >>
Источник: Емелькина И.А.. Система ограниченных вещных прав на земельный участок : монография, «волтерс Клувер» 2011< br />Система ограниченных вещных прав на земельный участок. 2011

Еще по теме 2. Система ограниченных вещных прав в отечественном праве:

  1. Вещный характер права
  2. § 4. Институт вещных прав в Своде законов
  3. Защита вещных прав в дореволюционном законодательстве
  4. § 5. Построение системы вещных прав
  5. 4.2.2. Ограничения автономии воли в международномкоммерческом арбитраже и право, регулирующее данный вопрос
  6. 1. Развитие вещных прав в правопорядках континентального права
  7. 3. Вещные права в российском гражданском праве XX столетия
  8. 1. Понятие и признаки ограниченного вещного права в зарубежном праве
  9. 4. Правовая модель принципов вещного права в российском гражданском праве
  10. 1. Понятие и основные характеристики земельного участка как объекта вещного права
  11. 3. Перспективы развития понятия земельного участка и его соотношения с недвижимым имуществом в отечественном праве
  12. 1. Проблемы формирования системы ограниченных вещных прав в отечественном праве
  13. 2. Развитие представлений о системе вещных прав
  14. § 2. Система ограниченных вещных прав на земельный участок и их классификация в современных зарубежных правопорядках и отечественном праве
  15. 1. Виды вещных прав по законодательству зарубежных стран
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -