<<
>>

Реализация основополагающих принципов и прав в сфере труда в трудовом законодательствестран ЕАЭС

Реализация основополагающих принципов и прав в сфере труда является социальным ориентиром для мирового сообщества в целом и для государств- членов ЕАЭС в частности. Демонстрацией такого подхода стало принятие 18 июня 1998 года Международной конференцией труда на 86-й сессии Декларации МОТ «Об основополагающих принципах и правах в сфере труда»[77] (далее - Декларация МОТ 1998 года).

Так, Декларацией МОТ 1998 года предусматривается, что государства в духе доброй воли обязуются уважать, продвигать и реализовывать принципы, касающиеся основополагающих прав, а именно:

— свободу объединения и действенное признание права на ведение коллективных переговоров;

— упразднение всех форм принудительного или обязательного труда;

— действенное запрещение детского труда;

— недопущение дискриминации в области труда и занятий.

Декларация МОТ 1998 года получила широкое признание как инструмент

социальной справедливости, что является необходимым условием для устойчивого социального развития. Принятием этой исторической Декларации в 1998 году МОТ установила прочную основу для формирования достойного труда.

В рамках исследования необходимо проанализировать, каким образом основополагающие принципы и права в сфере труда, закрепленные в Декларации 1998 года, нашли свое отражение в трудовом законодательстве государств-членов ЕАЭС, а также как они повлияли на изменение государственной политики в сфере труда. Стоит отметить, что понимание механизмов и процессов трансформации, происходящих в сфере труда в ЕАЭС, позволит углубить интеграцию и уверенно противостоять наихудшим проявлениям глобализации.

Реализация принципа свободы объединения и действенного признания права на ведение коллективных переговоров позволяет достичь консенсуса путем принятия совместных решений социального и производственного характера, позволяющих предотвратить потенциально конфликтные ситуации между работниками и работодателями. Основополагающими конвенциями в данной сфере являются: Конвенция МОТ № 87[78] и Конвенция МОТ № 98[79]. Указанные конвенции ратифицированы государствами-членами ЕАЭС. Стоит отметить, что непосредственная имплементация права на свободу объединения и на ведение коллективных переговоров осуществляется принятием соответствующих

законодательных актов государствами-членами ЕАЭС.

Реализация принципа свободы объединения и действенного признания права на ведение коллективных переговоров предусматривалась в различных вариациях в программных документах сотрудничества между государствами- членами ЕАЭС и МОТ. Так, программа по достойному труду в Республике Казахстан[80] выделяла в качестве одного из приоритетов комплекс задач по совершенствованию правового регулирования вопросов в сфере трудовых отношений в соответствии с международными стандартами. Программа по достойному труду в Республике Армения[81] среди приоритетов прямо не предусматривала совершенствование законодательства в соответствии с международными трудовыми стандартами, однако в рамках подготовительных процедур к заключению и реализации указанной страновой программы по достойному труду Республикой Армения была проведена ратификация Конвенции МОТ № 87 (ратифицирована 02.01.2006 г.) и Конвенции МОТ № 98 (ратифицирована 12.11.2003 г.).

Модификация трудового законодательства Республики Беларусь, регламентирующего право на свободу объединения и на эффективное ведение коллективных переговоров, была предусмотрена ранее действовавшей программой сотрудничества Республики Беларусь и МОТ[82] в рамках приоритета по улучшению законодательной базы в социально-трудовой сфере. Страновой программой по достойному труду в Кыргызской Республике[83] предусматривалось развитие институциональной основы права на свободу объединений и эффективное содействие коллективным переговорам на всех уровнях. Программой сотрудничества между Российской Федерацией и МОТ[84] регламентируется продвижение международных трудовых норм. Так, указанной программой сотрудничества предусматривается усовершенствование трудового законодательства и приведение его в соответствие с международными стандартами и нормами с опорой на лучший мировой опыт и практику. На наш взгляд, несомненно, лучший мировой опыт и практика в области трудового права воплощается в концепции достойного труда МОТ.

Принцип свободы объединения и действенного признания права на ведение коллективных переговоров, предусмотренный основополагающими конвенциями МОТ № 87 и № 98, закреплен в Декларации 1998 года и получил дальнейшее развитие в концепции достойного труда МОТ, что оказало значительное влияние на национальное законодательство государств-членов ЕАЭС. Так, законодательство стран Союза, действовавшее до провозглашения концепции достойного труда МОТ, содержало различные механизмы правового регулирования свободы объединения и действенного признания права на ведение коллективных переговоров.

Проведенный анализ законодательства, действовавшего до принятия концепции достойного труда МОТ, позволяет выделить общие и особенные черты правового регулирования свободы объединения и действенного признания права на ведение коллективных переговоров в трудовом законодательстве государств- членов ЕАЭС. Так, всеми государствами-членами ЕАЭС предусматривалось право работников и работодателей на вступление в объединения, закреплялась независимость профессиональных союзов и устанавливались гарантии их деятельности. Однако необходимо отметить, что развитость механизмов правового регулирования указанного принципа в странах Союза различается. В частности, в Республике Казахстан, Республике Беларусь, Кыргызской Республике и Российской Федерации наряду с действовавшими законами и кодифицированными актами о труде действовали и отдельные законы, регламентирующие статус профессиональных союзов и гарантии их деятельности, а в Республике Армения статус профессиональных союзов раскрывался в отдельной главе Кодекса законов о труде Республике Армения.

Все без исключения ранее действовавшие законы в Республике Армения[85], Республике Беларусь[86], Республике Казахстан[87], Кыргызской Республике[88] и

Российской Федерации88 [89] закрепляли право работников на объединение в профессиональные союзы. Тем не менее в трудовом законодательстве стран ЕАЭС, действовавшем до принятия концепции достойного труда МОТ, имелись особенности. В Кодексе законов о труде Республики Армения от 16.06.1972 г. (далее - КЗоТ Республики Армения) профсоюзам была посвящена отдельная глава, в которой закреплялся механизм участия рабочих и служащих в профессиональных союзах, а также предусматривались обязанности предприятий (работодателей) по созданию надлежащих условий, обеспечивающих беспрепятственное участие рабочих и служащих в профсоюзах[90]. Утративший силу Кодекс законов о труде Республики Беларусь от 23.06.1972 года (далее - КЗоТ Республики Беларусь) в числе задач законодательства о труде предусматривал развитие социального партнерства между работниками и нанимателями[91]. Трудовой кодекс Кыргызской Республики от 04.11.1997 г. № 70 (далее - ТК КР 1997 г.) закреплял среди задач трудового кодекса не только развитие социального партнерства между нанимателями и работниками, но и между объединениями нанимателей и работников, а также государственными органами[92]. ТК КР 1997 года, как и ранее действовавший Закон Республики Казахстан от 10.12.1999 года № 493-I «О труде в Республике Казахстан» (далее - Закон «О труде в Республике Казахстан»), выделял не только профессиональные союзы в качестве органов по защите прав и интересов работников, но и иные объединения. Кроме того, предоставлялось право нанимателям (работодателям) объединяться с другими нанимателями в объединения, чтобы совместно представлять свои интересы перед профсоюзом или иным представительным органом работников предприятия и государством[93]. Кодексом законов о труде

Российской Федерации (далее - КЗоТ РФ) отдельно закреплялись гарантии при приме на работу путем недопущения ограничения прав при трудоустройстве в зависимости от принадлежности к общественным объединениям.

Из особенностей правового регулирования принципа свободы объединения и действенного признания права на ведение коллективных переговоров до принятия концепции достойного труда МОТ в странах ЕАЭС стоит отметить, что в отдельных государствах-членах ЕАЭС действовало и продолжает действовать специальное законодательство о профессиональных союзах. Так, ранее действовавший Закон Республики Казахстан от 9.04.1993 года № 2107-XII «О профессиональных союзах»[94] закреплял право граждан Республики Казахстан объединяться в профессиональные союзы. Профессиональные союзы создавались на основе равноправия их членов. Количество профессиональных союзов, создаваемых в рамках одной профессии (групп профессий), не ограничивалось. Стоит отметить, что всем профессиональным союзам предоставлялись равные правовые возможности. Была предусмотрена ответственность за воспрепятствование созданию профессионального союза и за противодействие его деятельности. Отдельно стоит подчеркнуть, что в Республике Беларусь, Кыргызской Республике и Российской Федерации профсоюзное законодательство действует по настоящее время с учетом изменений, произошедших под влиянием концепции достойного труда МОТ. Закон Республики Беларусь от 22.04.1992 года № 1605-XII «О профессиональных союзах»[95], Закон Кыргызской Республики от 16.10.1998 года № 130 «О профессиональных союзах»[96], Федеральный закон от 12.01.1996 года № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях

97 ~

деятельности»[97] содержат комплексный механизм правового регулирования деятельности профессиональных союзов, реализации принципа свободы объединений и действенного признания права на ведение коллективных переговоров.

После принятия концепции достойного труда МОТ национальное законодательство стало подвергаться трансформационным процессам, в связи с чем имплементация и развитие принципа свободы объединения и действенного признания права на ведение коллективных переговоров в национальных законодательствах ЕАЭС не стало исключением.

На основании изменений в трудовом законодательстве государств-членов ЕАЭС мы можем отметить широкоформатное влияние концепции достойного труда МОТ на механизмы правового регулирования свободы объединения и действенного признания права на ведение коллективных переговоров. Наиболее общими изменениями стали: закрепление принципа свободы объединений в качестве принципа трудового законодательства, трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений; развитие правового регулирования статуса профессиональных союзов и объединений работодателей, а также развитие социальных партнерских отношений. Так, в Республике Казахстан и Республике Армения появились новые законы о профессиональных союзах, в Республике Беларусь, Кыргызской Республике и Российской Федерации в действующее законодательство о профессиональных союзах были внесены изменения, расширяющие правовой статус профессиональных союзов. Кроме того, значительному развитию подверглись права и гарантии деятельности профессиональных союзов в указанных странах. Также появилось специальное законодательство, регулирующее деятельность объединений работодателей: новые законы были приняты в Республике Армения, Кыргызской Республике и Российской Федерации. Представляется, что принятие концепции достойного труда МОТ оказало положительное влияние на трудовое законодательство государств-членов ЕАЭС и продолжает оказывать такое воздействие в настоящее время.

Действующие Трудовой кодекс Республики Казахстан от 23.11.2015 года № 414-V[98] (далее - ТК РК; Трудовой кодекс Республики Казахстан), Трудовой кодекс Республики Армения от 09.11.2004 года № ЗР-124-Н[99] (далее - ТК РА; Трудовой кодекс Республики Армения), Трудовой кодекс Кыргызской Республики от 04.08.2004 года № 106[100] (далее - ТК КР; Трудовой кодекс Кыргызской Республики), Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 года № 197-ФЗ[101] (далее - ТК РФ; Трудовой кодекс Российской Федерации) закрепляют принцип обеспечения и соблюдения прав работников и работодателей на объединение в целях защиты своих прав и интересов в качестве принципа трудового законодательства, трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений. Трудовой кодексе Республики Беларусь от 26.07.1999 года № 296-3[102] (далее - ТК РБ; Трудовой кодекс Республики Беларусь) не закрепляет свободу объединений и действенное признание права на ведение коллективных переговоров в качестве принципа, однако обеспечение указанных прав выделяется среди задач трудового кодекса.

Стоит отметить, что законодательство о профсоюзах стран ЕАЭС также подверглось значительному преобразованию. Принятые Закон Республики Казахстан от 27.06,2014 года № 211-V «О профессиональных союзах»[103] и закон Республики Армении «О профессиональных союзах» ЗР-135 от 05.12.2000 года[104] предусматривают понятие профессиональных союзов, основные принципы деятельности профессиональных союзов, права и гарантии профсоюзов, ответственность за воспрепятствование созданию профсоюза, противодействие его деятельности. Кроме того, закрепляется независимость деятельности профсоюзов от государственных органов всех уровней, политических партий, работодателей и их объединений, не подконтрольных и не подотчетных им. Изменилось и ранее действовавшее профсоюзное законодательство стран ЕАЭС. Законом Республики Беларусь от 17.05.2011 года №267-З «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О профессиональных союзах»[105] был внесен масштабный пакет поправок, касающихся статуса профессиональных союзов, соотношения национального законодательства и международных трудовых стандартов, а также прав профессиональных союзов. Так, предусмотрено, что если международным договором Республики Беларусь установлены иные правила, чем те, которые содержатся в Законе, то применяются правила международного договора. Также значительно расширены права профессиональных союзов в сфере общественного контроля за соблюдением законодательства Республики Беларусь о труде, об охране труда, проведения проверок за выполнением коллективных договоров. Законом Кыргызской Республики от 04.08.2004 года № 105 «О внесении изменений и дополнений в закон Кыргызской Республики «О профессиональных союзах»[106] статья 11 Закона КР «О профессиональных союзах», регламентирующая права профсоюзов на ведение переговоров и заключение коллективных договоров, соглашений, была дополнена следующим положением: «Профсоюзы выступают в качестве социального партнера в трудовых и социально-экономических отношениях с органами государственной власти, органами местного самоуправления и объединениями работодателей, работодателями (их представителями)». Федеральным законом Российской Федерации от 22.12.2014 года № 444-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»[107] внесены значительные изменения в статью 3 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности». Так, указывается, что в структуре первичной профсоюзной организации могут образовываться цеховые профсоюзные организации, профсоюзные группы или иные структурные подразделения в соответствии с уставом соответствующего профсоюза, а в структуре общероссийского и межрегионального профсоюза наряду с первичной профсоюзной организацией могут образовываться территориальные организации профсоюза и иные профсоюзные организации.

Под влиянием концепции достойного труда МОТ трудовое

законодательство отдельных стран ЕАЭС дополнилось новыми нормативными правовыми актам, регламентирующими деятельность объединений

работодателей. Закон Республики Армения «Об ассоциациях работодателей» ЗР- 115 от 27.02.2007 года[108], Закон Кыргызской Республики «Об объединениях работодателей» от 22.05.2004 года № 66[109] и Федеральный закон Российской Федерации от 27.11.2002 года № 156-ФЗ «Об объединениях работодателей»[110] закрепляют право работодателей на объединение. Работодатели в целях представительства и защиты своих прав и охраняемых законом интересов без предварительного разрешения органов государственной власти и иных органов имеют право создавать на добровольной основе объединения работодателей, а также вступать в объединения работодателей. Отмечается, что указанные государства-члены Союза содействуют реализации права работодателей на объединение, участию объединений работодателей в формировании и реализации социально-экономической политики, а также оказывают непосредственную поддержку объединениям работодателей (введение налоговых льгот и создание иных стимулирующих условий).

О реализации принципа свободы объединений и действенного признания права на ведение коллективных переговоров высказываются многие исследователи из государств-членов ЕАЭС. В Казахстане в советский период все работники были членами профсоюза в принудительной форме, при этом профсоюзы главным образом занимались распределением материальных и финансовых средств, нежели защитой прав своих членов. В настоящее время очень большой пласт работников также не охвачен профсоюзным движением. Тем не менее в Казахстане создана правовая база развития социального партнерства, свободы объединений и действенного признания права на ведение коллективных переговоров, приняты законы, постановления, программы[111]. Потребность защиты прав работников актуальна особенно в современный период, когда в Республике Казахстан усилились социально-экономические

противоречия, вылившиеся затем в забастовки на предприятиях, в особенности Западного Казахстана. При разработке нового законодательства и внесении изменений в существующее социально-трудовое законодательства Республики Казахстан необходимо опираться на Конвенции МОТ, которые призваны оказать решающее влияние не только на его содержание[112]. В Глобальном докладе, представленном в соответствии с процессом реализации Декларации МОТ 1998 г. на 97-ой сессии Международной конференции труда, Генеральным директором

МОТ Х. Сомавия отмечалось, что Армения и ряд других стран приняли новое законодательство или создали новые механизмы и применяют новые процедуры в целях запрета антипрофсоюзной дискриминации и вмешательства в профсоюзную деятельность, а также предусматривают новые санкции и средства, оказывающие сдерживающее воздействие и способствующие выправлению ситуации в этом

113

плане .

Справедливо отмечается, что Республика Армения обладает развитым законодательством, регламентирующим свободу объединений и признание права на ведение коллективных переговоров. Однако Армении присущи проблемы вмешательства государственных органов в осуществление профсоюзной деятельности и в данном направлении требуется дальнейшая работа[113] [114].

В соответствии с Докладом Комиссии по рассмотрению вопроса о соблюдении Правительством Республики Беларусь Конвенции МОТ № 87 и Конвенции МОТ № 98 Комиссия отмечает, что в Республике Беларусь система трудовых отношений и практика профсоюзной деятельности сохраняет многие характеристики советских времен, особенно в том, что касается непосредственного участия руководителей предприятий и представителей государственных органов, включая министров и заместителей министров, в процессе принятия решений профсоюзными органами[115]. Указывается, что законодательство Республики Беларусь нуждается в совершенствовании дальнейшего расширения прав профсоюзов по регулированию защиты прав работников и иных форм участия в управлении организацией[116].

Представители Кыргызской Республики отмечают, что несмотря на проблемы и недостатки реализации принципа свободы объединений и права на ведение коллективных переговоров в Кыргызской Республике, профсоюзы Кыргызстана должны оставаться в системе социального партнерства и защиты прав трудящихся, но с условием реформирования своей деятельности и структуры, которые бы отвечали вызовам и требованиям современного мира[117].

Отмечается, что основополагающий принцип международного трудового права - свобода объединения и действенное признание права на ведение коллективных переговоров в полной мере реализовался в российском законодательстве, однако новые экономические условия ставят перед российским законодателем ряд актуальных вопросов, решать которые предстоит в ближайшее время[118]. Наибольшее количество несоответствий между внутренним российским законодательством и международными трудовыми стандартами связано с двумя блоками вопросов, одновременно являющимися основополагающими принципами и правами в сфере труда: свободой объединения (включая коллективные переговоры и право на забастовку) и запретом дискриминации в сфере труда и занятий[119].

Вторым основополагающим принципом является упразднение всех форм принудительного или обязательного труда. Принудительный труд или обязательный труд является полной противоположностью достойного труда, его антитезой. Принудительный труд затрагивает наименее защищенных лиц: женщин, молодежь, коренные малочисленные народы, трудящихся-мигрантов. Согласно основополагающей Конвенции МОТ № 29[120] термин «принудительный или обязательный труд» означает всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для которой это лицо не предложило добровольно своих услуг. В другой основополагающей Конвенции МОТ № 105[121] конкретизируются формы принудительного труда, а именно:

— в качестве меры политического давления, воспитания, либо в качестве средства наказания за наличие, за выражение политических взглядов, либо идеологических убеждений, противоположных установленной политической, социальной или экономической системе;

— в качестве метода мобилизации и использования рабочей силы для нужд экономического развития;

— в качестве средства поддержания трудовой дисциплины;

— в качестве средства наказания за участие в забастовках;

— в качестве меры дискриминации по признакам расовой, социальной и национальной принадлежности или вероисповедания.

Принудительный труд - это не низкая заработная плата или плохие условия труда. Принудительный труд представляет собой грубое нарушение прав и ограничение человеческой свободы, как это определено в конвенциях МОТ по этому принципу, а также в других соответствующих международных документах о рабстве, практик сходных с рабством, долговой кабалы или крепостной зависимости. Определение принудительного труда МОТ содержит два основных элемента: работа или служба, требуемая под угрозой наказания и осуществление такой работы невольно. Деятельность МОТ и государств-членов ЕАЭС в данном направлении состоит в том, чтобы не допустить проявления обоих этих элементов принудительного труда. Прогресс может быть достигнут посредством многоцелевой стратегии, совершенствуя законодательство, касающееся запрета принудительного или обязательного труда, осуществляя спасение и реабилитацию жертв, а также путем широкоформатного решения других аспектов трудовой эксплуатации и повышения возможностей для достойного труда для всех женщин и мужчин в целом.

Действенное запрещение принудительного труда и совершенствование механизма правового регулирования недопущения элементов принудительного труда предусматривается актами сотрудничества МОТ и государств-членов ЕАЭС. Так, совершенствование правового регулирования вопросов в сфере трудовых отношений в соответствии с международными стандартами было предусмотрено страновой программой по достойному труду в Республике Казахстан. В рамках сотрудничества Республики Казахстан и МОТ также ратифицированы Конвенция МОТ № 105 (ратифицирована 18.05.2001 г.) и Конвенция МОТ № 29 (ратифицирована 18.05.2001 г.). Страновой программой по достойному труду в Республике Армения в числе приоритетов не предусмотрено содействие и реализация основополагающих принципов в сфере труда, однако в рамках подготовительной работы к принятию указанной программы Республикой Армения была проведена ратификация двух основополагающих конвенций в сфере запрета принудительного труда: Конвенция МОТ № 105 (ратифицирована 17.12.2004 г.) и Конвенция МОТ № 29 (ратифицирована 17.12.2004 г.). В контексте совершенствования законодательной базы в социально-трудовой сфере, предусмотренной в программе сотрудничества между Республикой Беларусь и МОТ, значительно модернизировалось законодательство в сфере запрещения принудительного труда. Страновой программой по достойному труду в Кыргызской Республике не было предусмотрено проведение модернизации трудового законодательства с учетом международных трудовых стандартов. Тем не менее в ключе эффективного сотрудничества МОТ и Кыргызской Республики была осуществлена ратификация Конвенции МОТ № 105 (ратифицирована 18.02.1999 г.), положения которой вошли в новый Трудовой кодекс Кыргызской Республики. Продвижение международных трудовых норм было предусмотрено и Программой сотрудничества между Российской Федерацией и МОТ. В контексте такого комплексного усовершенствования трудового законодательства и приведения его в соответствие с международными стандартами, положения запрещающие принудительный труд вошли в действующий Трудовой кодекс Российской Федерации.

Представляется необходимым проанализировать, каким образом закреплялся запрет принудительного труда в трудовом законодательстве государств-членов ЕАЭС до принятия концепции достойного труда МОТ. Закон «О труде в Республике Казахстан», ТК КР 1997 г., КЗоТ РФ содержали отдельные положения, посвященные запрету принудительного труда, а также случаи, когда такой труд допускался. В Республике Армения и Республике Беларусь до принятия концепции достойного труда МОТ трудовое законодательство не предусматривало норм, запрещающих принудительный труд.

На основании проведенного анализа можно выделить общие и особенные черты трудового законодательства государств-членов ЕАЭС, действовавшего до принятия концепции достойного труда МОТ. Так, положения о запрете принудительного труда с разной степень регламентации имели место быть в трудовом законодательстве Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Российской Федерации. При этом трудовое законодательство Республики Беларусь и Республики Армения не содержали положений о запрете принудительного труда.

Действующее трудовое законодательство стран ЕАЭС под влиянием концепции достойного труда МОТ подверглось обновлению в части реализации запрета принудительного труда. Общим для всех стран является закрепление понятия принудительного труда и исчерпывающего перечня случаев, когда такой труд допускается (в частности, работа, обусловленная воинской обязанностью;

работа, выполняемая в условиях чрезвычайных обстоятельств и другие случаи). Трудовые кодексы Республики Казахстан, Республики Армения, Кыргызской Республики и Российской Федерации предусматривают запрещение принудительного труда в числе принципов трудового законодательства, трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений. Трудовой кодекс Республики Беларусь не содержит принципа запрета принудительного труда, однако наряду с трудовым законодательством остальных государств-членов Союза регламентирует запрет принудительного труда в отдельном положении[122]. На указанную проблему обращали свое внимание белорусские исследователи при этом отмечалось, что при разработке новой кодификации о труде Республики Беларусь целесообразно отдельные положения посвятить принципам трудового права. Так, следовало бы перечислить и раскрыть те основополагающие начала (отраслевые и межотраслевые принципы), которые должны пронизывать все нормы и отрасли трудового законодательства, а также использоваться судами и иными правоприменителями при преодолении пробелов по аналогии права[123].

На основании проведенного сравнительно-правового анализа трудового законодательства государств-членов ЕАЭС, действующего до и после принятия концепции достойного труда МОТ, представляется возможным сделать вывод о том, что концепция достойного труда МОТ оказала значительное влияние на трудовое законодательство государств-членов ЕАЭС в части действенного запрещения принудительного труда. Общим изменением в трудовом законодательстве всех государств-членов ЕАЭС стало появление положения о запрете принудительного труда. Стоит отметить, что запрет принудительного труда в настоящее время закрепляется как принцип трудового законодательства, трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений в Республике Казахстан, Республике Армения, Кыргызской Республике, Российской Федерации. В Республике Беларусь появилась отдельная статья, регламентирующая запрет принудительного труда, что является несомненным прогрессом в продвижении международных трудовых стандартов в данной стране.

По поводу запрета принудительного труда высказывались многие исследователи трудового права в государствах-членах ЕАЭС. Так, подчеркивается, что вольная трактовка законодателем положений Конвенции МОТ № 105 относительно принудительного или обязательного труда, ратифицированной Парламентом Республики Казахстан, сводимая лишь к даче понятия принудительного труда, не способствует развитию теории права, затрудняет его восприятие как юридического принципа в процессе

правоприменения[124]. Кроме того, указывается, что нормы трудового

законодательства Республики Казахстан в полной мере соответствуют международным трудовым стандартам по запрету принудительного труда[125]. Отмечается, что трудовое законодательство определяет понятие принудительного труда при этом особо указывается, что использование детского труда в наихудших формах запрещается[126]. Отдельно выделяется, что Трудовой Кодекс Российской Федерации значительно расширил сферу применения понятия «принудительный труд» по сравнению с положениями международно-правовых норм[127]. Тем не менее отдельными исследователями акцентируется внимание на том, что в Трудовом кодексе РФ не получила отражения вторая составляющая конвенционного определения принудительного труда, а именно отсутствие добровольности предложения работником своих услуг. Таким образом, случаи, которые весьма сходны с применением принудительного труда, не квалифицируются как таковые, и, соответственно, не наступает необходимых последствий по восстановлению прав лица, привлекаемого к принудительному труду, и наказанию лиц, использующих такой труд[128]. В контексте борьбы с принудительным трудом, наряду с уголовным законодательством, Трудовой кодекс РА содержит статьи, посвященные запрету принудительного труда и насилия в отношении работников, а также запрету использования труда детей в возрасте до 14 лет[129]. Согласно экспертному заключению РПОО «Белорусский Хельсинкский комитет» по вопросам принудительного труда в Республике Беларусь, ратифицировав Конвенцию МОТ № 105, Республика Беларусь взяла на себя обязанность принять эффективные меры для немедленной и полной отмены тех видов принудительного или обязательного труда, которые перечислены в статье 1 Конвенции. Однако принудительный труд в Республике Беларусь применяется[130]. При этом у государства нет серьезных аргументов и обоснований считать, что ограничение права на свободный труд и введение принудительного труда могут быть в настоящее время допущены в соответствии со статьей 23 Конституции Республики Беларусь в интересах национальной безопасности общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц[131].

Третьим основополагающим принципом Декларации 1998 года является действенное запрещение детского труда. Использование детского труда в мире остается по-прежнему серьезной проблемой. МОТ играет ведущую роль в выстраивании сплоченной и последовательной во всем мире политики по борьбе с детским трудом. Термин «детский труд» часто определяется как работа, которая лишает детей их детства, их потенциала и достоинства, что особенно вредно для физического и психического развития. Такая работа психически, физически, социально и морально опасна и вредна для детей, а также препятствует учебе детей в школе. Основополагающими конвенциями относительно запрещения детского труда являются: Конвенция МОТ № 138[132] и Конвенция МОТ № 182[133]. Указанные конвенции ратифицированы государствами-членами ЕАЭС.

Реализация принципа действенного запрещения детского труда предусматривалась программами сотрудничества и принятыми на себя обязательствами государств-членов ЕАЭС в соответствии с ратифицированными конвенциями. Так, совершенствование правового регулирования вопросов трудовых отношений в соответствии с международными стандартами предусмотрено страновой программой по достойному труду в Республике Казахстан. Также Республикой Казахстан была проведена ратификация Конвенции МОТ № 138 и Конвенции МОТ № 182. Развитие правового регулирования труда несовершеннолетних, а в связи с чем действенного запрещения наихудших форм детского труда было предусмотрено в ключе приоритета реализации основополагающих прав и принципов в сфере труда, закрепленных Программой сотрудничества между Республикой Беларусь и МОТ. Необходимо отметить, что Республикой Беларусь после принятия концепции достойного труда МОТ была ратифицирована Конвенция МОТ № 182. Страновой программой по достойному труду в Республике Армения приоритетами не предусматривалось совершенствование правового регулирования в сфере запрещения наихудших форм детского труда. Однако Республикой Армения проведена ратификация основополагающих конвенций: Конвенции МОТ № 138 и Конвенции МОТ № 182. Страновой программой по достойному труду в Кыргызской Республике был предусмотрен процесс интеграции вопросов искоренения наихудших форм детского труда с другими инициативами в области развития достойного труда и разработки системы мониторинга детского труда, моделей реабилитации пострадавших детей и профилактики детского труда. Также Кыргызской Республикой была ратифицирована Конвенция МОТ № 182. В контексте Программы сотрудничества между Российской Федерацией и МОТ среди приоритетов предусмотрено продвижение международных трудовых норм, в том числе по искоренению наихудших форм детского труда. Стоит отметить, что Российской Федерацией после принятия концепции достойного труда МОТ была проведена ратификация основополагающей Конвенции МОТ № 182.

Трудовое законодательство стран ЕАЭС, действовавшее до принятия концепции достойного труда МОТ, не содержало прямого запрета детского труда. Особенным является то, что законодательство отдельных стран регламентировало труд молодежи. Закон «О труде в Республике Казахстан» предусматривал возраст, с которого допускается прием на работу[134]. Закон Республики Армения от 29.05.1996 г. №3P-59 «О правах ребенка»[135] содержал право ребенка на получение профессии, занятие не запрещенной законом трудовой деятельностью в соответствии с его возрастными возможностями, состоянием здоровья и способностями. В Трудовом кодексе Кыргызской Республики 1997 г. и КЗоТ РФ в отдельных главах, посвященных труду молодежи, регламентировался возраст, с которого допускалось заключение трудового договора[136]. Отдельно закреплялся запрет применения труда лиц моложе 18 лет на тяжелых работах и на работах с вредными или опасными условиями труда, на подземных работах, а также на работах, выполнение которых может причинить вред их нравственному развитию.

На основании проведенного анализа трудового законодательства государств-членов ЕАЭС, действовавшего до принятия концепции достойного труда МОТ, можно выделить общие и особенные черты правового регулирования запрета детского труда. Так, в трудовом законодательстве Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Российской Федерации не было прямого указания на запрещение наихудших форм детского труда, но достаточно широко регламентировался труд молодежи с запрещением применения труда несовершеннолетних на определенных видах работ. В Республике Армения запрет детского труда в трудовом законодательстве не содержался, однако норма, регулирующая право ребенка на труд, содержится в Законе Республики Армения от 29.05.1996 г. «О правах ребенка». В Республике Беларусь до принятия концепции достойного труда МОТ механизм правового регулирования запрета детского труда был не развит.

На основании анализа трудового законодательства государств-членов ЕАЭС, действующего до и после принятия концепции достойного труда МОТ, представляется возможным сделать вывод об эффективном влиянии концепции достойного труда МОТ на совершенствование и развитие механизмов правового регулирования действенного запрета наихудших форм детского труда. Так, общим изменением трудового законодательства государств-членов ЕАЭС стало появление отдельных норм и глав о регулировании труда несовершеннолетних. В Республике Казахстан и Кыргызской Республике запрет наихудших форм детского труда закрепляется как принцип трудового законодательства, а также как принцип трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений. В

Республике Армения, Республике Беларусь и Российской Федерации значительно расширилось правовое регулирование труда несовершеннолетних.

Действующие Трудовой кодекс Республики Казахстан и Трудовой кодекс Кыргызской Республики выделяют запрещение наихудших форм детского труда как принцип трудового законодательства, трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений[137]. Трудовой кодекс Республики Армения, Трудовой кодекс Республики Беларусь и Трудовой кодекс Российской Федерации запрет наихудших форм детского труда не закрепляют в качестве принципа. Общим для всех стран ЕАЭС является регулирование труда работников, не достигших возраста восемнадцати лет, а также работ, на которых запрещается применение труда лиц, не достигших возраста восемнадцати лет.

Проблемам использования детского труда в наихудших его формах в государствах-членах ЕАЭС посвящены научные труды многих исследователей. Так, отмечается, что Казахстан ратифицировал Конвенцию МОТ № 182[138] и, соответственно, запрет наихудших форм детского труда возведен в принцип трудового законодательства РК. В Казахстане принимаются все меры, необходимые для обеспечения эффективного применения и соблюдения положений указанной Конвенции посредством введения и изменения соответствующих санкций[139]. В докладе Уполномоченного по правам человека в Республике Казахстан «О соблюдении прав детей в Республике Казахстан» указывается на необходимость приведения трудового законодательства в соответствие с международными трудовыми стандартами, принятия новых подзаконных актов, целью которых является максимальное приближение норм казахстанского законодательства к международным стандартам и положениям международных договоров[140]. Указывается, что тенденция модернизации нормативных актов о труде несовершеннолетних наглядно проявляется и в белорусском законодательстве в аспекте влияния концепции достойного труда МОТ[141]. В Республике Армения указывается на широкое распространение бедности, при которой необходимо предложить альтернативные услуги для детей и их семей, прежде чем они будут рассматривать занятость ребенка как единственный способ для выживания[142]. Формулируется, что дальнейшее продвижение концепции достойного труда МОТ положит конец наихудшим формам детского труда и будет способствовать социально-экономическому развитию государства. Подчеркивается, что подавляющее большинство работающих детей в Кыргызстане классифицируется в качестве нелегально работающих: такая классификация требует их немедленного отстранения от работы. При таких обстоятельствах необходимо повышение информированности родителей о возможных опасностях, с которыми сталкиваются дети на работе, и призывом защитить своих детей от этих рисков[143]. Отдельно указывается на необходимость разработки на федеральном уровне, а возможно и на уровне субъекта РФ программы, предусматривающей все проблемы труда несовершеннолетних с установлением жесточайшего контроля за соблюдением всех нормативных актов, касающихся этой проблемы[144].

Четвертым основополагающим принципом, провозглашенным в Декларации 1998 года, является недопущение дискриминации в области труда и занятий. Искоренение дискриминации в сфере труда всегда было краеугольным камнем деятельности МОТ с момента ее создания в 1919 году. В контексте недопущения дискриминации в области труда действуют две основополагающие конвенции: Конвенция МОТ № 111[145] и Конвенция МОТ № 100[146]. Так, в соответствии с Конвенцией МОТ № 111 под дискриминацией понимается «всякое различие, исключение или предпочтение, основанные на признаках расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, национальной принадлежности или социального происхождения, и имеющие своим результатом ликвидацию или нарушение равенства возможностей или обращения в области труда и занятий, а также всякое другое различие, исключение или предпочтение, имеющие своим результатом ликвидацию или нарушение равенства возможностей или обращения в области труда и занятий, как они могут быть определены заинтересованным членом МОТ по консультации с представительными организациями предпринимателей и трудящихся, где таковые существуют, и с другими соответствующими органами»[147]. Дискриминация может возникнуть при самых разных обстоятельствах и может проявляться во многих формах.

В контексте совершенствования правового регулирования вопросов в сфере трудовых отношений в соответствии с международными стандартами трудовое законодательство Республики Казахстан было значительно модернизировано в части недопущения дискриминации в области труда и занятий. Взаимодействие МОТ и Республики Армения по продвижению концепции достойного труда МОТ, предусмотренного страновой программой по достойному труду, способствовало развитию правового регулирования недопущения дискриминации в области труда и занятий. Улучшение законодательной базы в социально-трудовой сфере, в том числе в части недопущения дискриминации в области труда и занятий, было предусмотрено Программой сотрудничества между Республикой Беларусь и МОТ. В рамках одной из задач страновой программы по достойному труду в Кыргызской Республике предусмотрена разработка и внедрение эффективной политики по планомерному усовершенствованию трудового законодательства в соответствии с международными трудовыми стандартами. Стоит отметить, что Программой сотрудничества между Российской Федерацией и МОТ среди приоритетов предусмотрено продвижение международных трудовых норм. Представляется, что правовое регулирование в части недопущения дискриминации в области труда и занятий получило значительное развитие.

Проведенное исследование трудового законодательства государств-членов ЕАЭС, действовавшего до принятия концепции достойного труда МОТ, позволяет сделать вывод о том, что трудовое законодательство Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Казахстан и Российской Федерации обладало достаточной широкой регламентацией запрещения дискриминации в области труда и занятий. Стоит отметить, что трудовое законодательство Республики Армения до принятия концепции достойного труда МОТ не содержало положения о запрете дискриминации в сфере труда.

Закон «О труде в Республике Казахстан», КЗоТ Республики Беларусь, Трудовой кодекс Кыргызской Республики и КЗоТ Российской Федерации содержали положения о запрете дискриминации в сфере труда. Устанавливалось, что каждый имеет равные возможности в реализации своих трудовых прав и никто не мог быть ограничен в трудовых правах, а также не может получать какие-либо преимущества в их реализации в зависимости от пола, возраста, расы, национальности, языка, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к гражданству, общественным объединениям, и иных обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника и результатами его труда. Кодекс законов о труде

Республики Армения не содержал положения о запрете принудительного труда. КЗоТ Российской Федерации и Трудовой Кодекс Кыргызской Республики регламентировали случаи, не являющиеся дискриминацией, а именно: различия, исключения, предпочтения и ограничения при приеме на работу, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите[148]. Трудовым кодексом Кыргызской Республики 1997 г. помимо всего прочего предусматривалась судебная защита. Так, суд, признав факт дискриминации доказанным, выносил решение об устранении дискриминации, а также о возмещении нанесенного материального и морального

вреда[149].

В рамках анализа действующего трудового законодательства государств- членов ЕАЭС представляется возможным сделать вывод о том, что концепция достойного труда МОТ эффективно повлияла на развитие правового регулирования запрещения дискриминации в области труда и занятий. Так, в трудовом законодательстве Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Армения и Российской Федерации запрещение дискриминации в сфере труда и занятий закрепляется как принцип трудового законодательства, трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений. Необходимо отметить, что в трудовом законодательстве Республики Беларусь запрещение дискриминации в сфере труда не закрепляется как принцип трудового законодательства, но его правовая регламентация также значительно трансформировалась после принятия концепции достойного труда МОТ.

В действующих Трудовом кодексе Республики Казахстан, Трудовом кодексе Республики Армения, Трудовом кодексе Кыргызской Республики и Трудовом кодексе Российской Федераций находит свое закрепление принцип запрета дискриминации в социально-трудовой сфере. Запрет дискриминации в социально-трудовой сфере не регламентируется в качестве принципа правового регулирования в Трудовом кодексе Республики Беларусь. Трудовое законодательство стран ЕАЭС раскрывает понятие дискриминации, случаи, не являющиеся дискриминацией, а также предусматривает возможность защиты нарушенных прав. Трудовой кодекс Российской Федерации отдельно закрепляет, что не являются дискриминацией случаи, связанные с обеспечением национальной безопасности, поддержанием оптимального баланса трудовых ресурсов, содействием в первоочередном порядке трудоустройству российских граждан и решением иных задач внутренней и внешней политики государства[150].

Необходимо отметить, что вопросы реализации принципа недопущения дискриминации в области труда и занятий в законодательстве стран ЕАЭС входят в предмет исследований ученых указанных стран. Так, содержание трудового законодательства о запрещении дискриминации в сфере труда по многим позициям соответствует определению, изложенному в Конвенции МОТ «О дискриминации в области труда и занятий» 1958 года, ратифицированной в соответствии с Законом Республики Казахстан от 20.07.1999 года № 444-1[151]. Подчеркивается, что дискриминация в плоскости трудовых отношений приводит к возникновению и усилению неравенства на рынке труда, появлению несправедливых преимуществ. Устранение дискриминации в области труда - это стратегически важный шаг в направлении борьбы за искоренение любых форм дискриминации. Создание демократического рынка труда, снижение конфликтности сферы, повышение производительности труда и есть основные предпосылки роста любой экономики[152]. Представители Республики Беларусь отмечают, что несмотря на развитие белорусского законодательства о труде в направлении расширения дискриминационных обстоятельств, существующие антидискриминационные меры должны стать реальностью для правоприменительной практики[153]. В Республике Армения трудовое законодательство по-прежнему нуждается в дальнейшем совершенствовании в части уточнения различных форм дискриминации и установления равной оплаты за труд равной ценности[154]. В действующем Трудовом кодексе Кыргызской Республике в статье о запрете дискриминации особо указывается, что не допускается неравная оплата за равный труд[155]. Сложность проблемы дискриминации заключается в том, что несмотря на очевидное несовершенство обеих формулировок, содержащихся, соответственно, в ТК РФ и Конвенции МОТ № 111, вряд ли можно предложить что-нибудь лучше[156].

2.2.

<< | >>
Источник: Леньшин Артём Александрович. Влияние концепции достойного труда Международной организации труда на развитие трудового законодательства стран Евразийского экономического союза. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Реализация основополагающих принципов и прав в сфере труда в трудовом законодательствестран ЕАЭС:

  1. Реализация основополагающих принципов и прав в сфере труда в трудовом законодательствестран ЕАЭС
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -