<<
>>

§ 3.1 Гармонизация уголовно-процессуального законодательства в контексте создания Европейской прокуратуры

Идеи создания Европейской прокуратуры в целях защиты финансовых интересов Союза и борьбы с финансовыми преступлениями против интересов ЕС зародились в конце 90-х годов ХХ века. В первой главе диссертации были рассмотрены подготовленные Комиссией в 1976г. изменения в учредительные документы Сообществ в части уголовно-правовой охраны финансовых интересов Сообщества и уголовного преследования за нарушения норм учредительных договоров Сообществ и законодательных норм государств-членов.

26 января 2000 г.

Комиссией был опубликован программный документ в целях улучшения функционирования институционального механизма ЕС в рамках ст. 48 Договора о Европейском Союзе[361]. В п.5 которого рассматривалась судебная система ЕС, пп. (b) был посвящен вопросу защиты финансовых интересов Союза.

Комиссия отмечала, что ЕС должен в срочном порядке обеспечить себя действительно эффективным средством борьбы с мошенничеством и защитой финансовых интересов Сообщества. Хотя создание Европейского ведомства по борьбе с мошенничеством (далее - ОЛАФ)[362] и явилось важным шагом в обнаружении преступлений, однако в области уголовного преследования требуется кооперация между 15 различными уголовно-процессуальными системами государств-членов, в основе которых заложены различные материальные и процессуальные нормы. В 2000 году речь шла о 15 государствах- членах ЕС, в настоящий момент в ЕС входит 28 государств-членов, в связи с чем можем сделать вывод о том, что уже тогда Комиссия подчеркивала сложность в

процедуре сотрудничества между 15 различными уголовно-процессуальными национальными системами.

Согласно заключению Комиссии, «мошенничество часто пересекает границы, в то время как национальные полицейские и судебные органы вправе действовать только в пределах территории своего государства, их юрисдикция ограничена». Кроме того традиционные механизмы сотрудничества между полицией и судебными органами слишком тяжеловесны и громоздки и плохо подходят для эффективной борьбы с трансграничными формами мошенничества. Также возникали трудности, связанные с направлением дела в суд и поддержкой уголовного обвинения в суде.

В этой связи Комиссией были высказаны предложения о дополнении существующей правовой основы:

• о сложных преступлениях и системе наказаний за них;

• о необходимых процедурах для уголовного преследования за данные преступления;

• об общих положениях, которые бы регулировали задачи и роль Европейской прокуратуры. Европейская прокуратура получила бы право на расследование уголовного преступления - мошенничества на территории всего ЕС и уголовное преследование лиц его совершивших в национальных судах;

• национальным судам следует рассматривать уголовные дела за данные преступления согласно праву ЕС, включенному в национальные судебные (процессуальные) системы по тем же правилам, как сейчас они применяют нормы права ЕС во всех сферах, охватываемых действием ДЕС.

В заключении Комиссия высказала предложения для будущей конференции, а именно дополнить действующие положения, касающиеся защиты финансовых интересов ЕС, правовыми нормами уголовно-процессуального характера в отношении трансграничного мошенничества, затрагивающего интересы нескольких стран, в частности с помощью создания Европейской Прокуратуры. Заключения Комиссии из вышеназванного программного документа по вопросу создания Европейской Прокуратуры, с нашей точки зрения, можно рассматривать как предпосылки создания данного органа на территории ЕС.

Впоследствии была созвана межправительственная конференция по вопросу институциональной реформы «Уголовная защита финансовых интересов ЕС: Европейская прокуратура», по итогам которой Европейская комиссия опубликовала доклад (далее - Доклад об уголовной защите финансовых интересов ЕС)[363]. В преамбуле Доклада об уголовной защите финансовых интересов ЕС Комиссия приводила данные, согласно которым в 1998 году мошенничество и прочие злоупотребления, влияющие на финансовые интересы Сообщества, причинили ущерб на более чем миллиард евро.

В Докладе Комиссия как и ранее указывала на недостатки существующего механизма из-за фрагментарности правовых норм ЕС в уголовно-процессуальной сфере, вследствие чего национальные полицейские и судебные органы уполномочены действовать только на своей собственной территории. По мнению Комиссии, методы взаимной правовой помощи и механизмы сотрудничества между полицейскими органами громоздки и не удовлетворяют требованиям эффективной борьбы с транснациональным мошенничеством.

Важность защиты финансовых интересов ЕС связана с тем фактом, что финансовые средства привлекаются от всех государств-членов ЕС, за их защиту отвечают и государства-члены, и ЕС.

Европейский Союз должен гарантировать государствам-членам и их гражданам, что преступления, связанные с мошенничеством и коррупцией расследуются и рассматриваются в судах.

Фрагментарность европейского уголовного права обуславливалась следующими аспектами. Ст. 280 Договора, учреждающего Европейское Сообщество[364] (в настоящее время действует ст. 325 ДФЕС в редакции Лиссабонского Договора), согласно которой меры, принятые в соответствии с процедурой совместного принятия решений в целях противодействия мошенничеству и любых других незаконных действий против финансовых интересов ЕС «не касаются применения национального уголовного права или национального правосудия».

Таким образом, Договор, учреждающий Европейское Сообщество, не предоставлял ЕС полномочий по созданию европейского наднационального органа в области уголовного преследования, обладающего полномочиями в суде, например, прокурора.

Впоследствии были разработаны нормы Конституции Европейского Союза, анализ разработки которой проводился во втором параграфе первой главы диссертации при рассмотрении вопроса эволюции компетенции ЕС в области уголовного процесса. В 2002 году рабочей группой по законодательству в области пространства свободы безопасности и правосудия рассматривались возможности создания Европейской прокуратуры на базе Евроюста[365]. Позже положения, разработанные для непринятой Конституции о возможности создания Европейской прокуратуры[366], были включены в Лиссабонский договор, который внес изменения в учредительные договоры ЕС.

Таким образом, на сегодняшний день законодательство ЕС в области создания прокуратуры на территории ЕС основывается на ст. 86 Договора о функционировании Европейского Союза в редакции Лиссабонского договора, который является первичной нормой, предусматривающей компетенцию Европейского Союза по созданию Европейской прокуратуры.

П.1 ст. 86 ДФЕС закрепляет, что для борьбы с преступными деяниями, посягающими на финансовые интересы Союза, Совет, постановляя посредством регламентов в соответствии со специальной законодательной процедурой, может учредить Европейскую прокуратуру на основе Евроюста. Совет постановляет единогласно после одобрения Европейского парламента.

П. 2 названной статьи наделяет Европейскую прокуратуру при необходимости во взаимодействии с Европолом, полномочиями осуществлять расследование, уголовное преследование и предание суду исполнителей и соучастников преступлений, посягающих на финансовые интересы ЕС.

Предполагается наделение Европейской прокуратуры возможностью осуществлять поддержание обвинения в компетентных судах государств-членов.

Рассмотренные нормы позволяют сделать вывод об ограниченности компетенции будущей прокуратуры. В первых двух параграфах ст. 86 ДФЕС речь идет о полномочиях Европейской прокуратуры в узкой области, а именно: в отношении финансовых преступлений против интересов Европейского Союза. По своей сути прокуратура станет компетентным органом уголовного преследования в отношении не национальных преступлений в государствах-членах, а только в отношении финансового мошенничества против интересов ЕС[367]. Однако существенное значение, представляет п. 4 ст. 86 ДФЕС, согласно которому одновременно с принятием регламента об учреждении Европейской прокуратуры или впоследствии Европейский совет может принять решение, изменяющее п. 1 ст. 86 ДФЕС, с целью распространить полномочия Европейской прокуратуры на борьбу с тяжкой преступностью трансграничного масштаба, и, соответственно, изменяющее п. 2 в той части, которая касается исполнителей и соучастников тяжких преступлений, затрагивающих несколько государств-членов.

Таким образом, п. 4 ст. 86 предусматривает возможность создания наднационального органа уголовного преследования не только в отношении лиц, совершивших финансовые преступления против Союза, но и в отношении лиц, совершивших тяжкие преступления трансграничного характера, что особенно важно в свете усиления последних террористических угроз на территории ЕС. На основе ст. 86 ДФЕС Европейская комиссия 13 июля 2013 г. опубликовала проект Регламента о создании Европейской прокуратуры [368] (далее - проект Регламента).

Вместе с тем при подготовке проекта Регламента Комиссия столкнулась с противодействием ряда государств-членов. Так, Германия и Франция при поддержке ряда государств-членов направили письмо, согласно которому их позиция по будущей Европейской прокуратуре сводилась к двумя основным направлениям, структура Европейской прокуратуры должна иметь сходство со структурой Евроюста, ее полномочия должны определяться в соответствии с национальным уголовно-процессуальным законодательством государств- членов[369].

В преамбуле проекта Регламента Европейская комиссия отмечает, что преследование преступлений против бюджета ЕС в настоящее время находится в исключительной компетенции государств-членов ЕС, Европейский Союз не наделен компетенцией в этой области. В то время как потенциальный ущерб от преступлений против финансовых интересов Союза весьма значителен, эти преступления не всегда расследуются и преследуются компетентными национальными органами власти, а правоохранительные ресурсы ограничены.

Одновременно с проектом Регламента Европейской Комиссией была опубликована оценка его регулирующего воздействия[370]. В документе высказана критика в адрес действующих механизмов на уровне ЕС, так как отсутствует преемственность в правоприменительной деятельности в структуре европейских органов, отсутствует единая европейская политика преследования за финансовые преступления против интересов Союза.

Так, учреждением ЕС в области сотрудничества по уголовным делам, которые затрагивают финансовые интересы ЕС и имеют трансграничный характер, является Евроюст. Однако Евроюст не наделен правом возбуждать уголовное дело или осуществлять его расследование в государствах-членах, его роль сводится к стимулированию и улучшению координации и сотрудничества по расследованию уголовных дел между компетентными органами государств- членов ЕС. Другое учреждение ЕС - Европол поддерживает расследования преступлений, затрагивающих финансовые интересы ЕС с помощью таких инструментов как анализ и обмен информацией, однако Европол не наделен оперативными полномочиями, его сотрудники не могут сами осуществлять расследование уголовных дел.

Кроме того, отмечается, что деятельность ОЛАФ, являющегося ключевым учреждением в ЕС в борьбе с мошенничеством и коррупцией, ограничена административными расследованиями и представлением результатов национальным властям, которые компетентны в решении вопроса в отношении уголовного преследования. Европейское бюро по борьбе с мошенничеством также не обладает компетенцией в отношении расследования уголовных дел.

Таким образом, единственным компетентным органом в сфере возбуждения и расследования уголовного дела, затрагивающего финансовые интересы ЕС, и в области привлечения к ответственности лиц, совершивших данные преступления, являются национальные правоохранительные органы государств-членов.

Важным представляется положение, приведенное в документе об оценке регулирующего воздействия, в котором отмечается, что уголовное преследование за преступления против бюджета ЕС властями в ряде государств-членов оцениваются как второстепенные. Также в ЕС отсутствует орган власти, компетентный в расследовании и уголовном преследовании трансграничных преступлений, затрагивающих финансовые интересы ЕС в целом.

Существующие механизмы, как отмечается в проведенном исследовании по оценке регулирующего воздействия, приводят к возрастанию уровня финансовых преступлений против финансовых интересов ЕС вследствие ряда взаимосвязанных событий. Так, уровень преступлений против финансовых интересов Европейского Союза является высоким, в то время, как уровень их обнаружения низким. Низкий уровень обнаружения преступлений приводит к еще более низкому уровню расследования уголовных дел. Низкий уровень успешных расследований приводит к еще более низкому уровню уголовного преследования в суде и наказанию. Наконец, не все случаи уголовного преследования приводят к возврату доходов, полученных от преступлений. Существующая малоэффективная схема сдерживания преступной деятельности и отсутствия действенного наказания приводит к возрастанию уровня мошенничества и финансовых преступлений против интересов ЕС.

Особого внимания заслуживает заключение Европейского экономического и социального комитета по проекту Регламента о Европейской прокуратуре[371]. Европейский экономический и социальный комитет связывает эффективность работы будущей Европейской прокуратуры с принятием проекта Директивы о борьбе с мошенничеством против финансовых интересов ЕС[372]. В Директиве будет дано определение самого преступления и незаконных действий, влияющих на финансовые интересы ЕС. Согласно проекту Директивы преступлениями, затрагивающими финансовые интересы Союза и охваченными Директивой, являются следующие: мошенничество против финансовых интересов ЕС; мошенничество, связанное с уголовными преступлениями, влияющие на финансовые интересы ЕС: предоставление информации, или отказа в предоставлении информации; отмывание денег, обещание или предоставление преимущества европейским чиновникам, а также подстрекательство и пособничество в названных преступлениях.

Комитет также высказывает мнение, согласно которому на законодательном уровне должны быть четко и ясно закреплены преступления, которые относятся к компетенции Европейской Прокуратуры, разработаны положения о

взаимодействии с национальными правоохранительными органами государств- членов.

В проекте Регламента о Европейской прокуратуре Европейская комиссия отмечала, что текущие уровни обмена информацией и координации на национальном и европейском уровне недостаточны для эффективного наказания за правонарушения, затрагивающие финансовые интересы ЕС. При координации, сотрудничестве и обмене информацией возникают препятствия на разных уровнях и между различными органами, что является основным препятствием для эффективного расследования и судебного преследования преступлений, затрагивающих финансовые интересы ЕС.

Согласно ст. 1 проекта Регламент учреждает Европейскую прокуратуру и устанавливает правила ее функционирования[373].

Европейская прокуратура по своей организационной форме станет одним из учреждений ЕС согласно ст. 3 Регламента[374]. «К учреждениям Европейского Союза, как еще одного вспомогательного элемента институционального механизма ЕС, относятся инстанции, которые получают специальные полномочия в определенных сферах и приобретают статус юридического лица»[375].

Ключевое значение среди задач Европейской прокуратуры согласно проекту Регламента, по нашему мнению, отведено тому, что Европейская прокуратура получит компетенцию по расследованию, уголовному преследованию и привлечению к суду лиц, виновных в совершении и соучастии в преступлениях против финансовых интересов ЕС.

При проведении сравнения с Евроюстом в европейской научной литературе отмечалось, что Европейская прокуратура будет обладать компетенцией не только в отношении трансграничных преступлений, но будет наделена юрисдикцией в отношении всех преступлений против финансовых интересов ЕС, независимо от того, было ли такое преступление совершено полностью на территории одной страны. Не существует причин ограничения компетенции Европейской прокуратуры лишь трансграничными случаями, учитывая предназначение Европейской прокуратуры в целях преодоления «метода сотрудничества». Тем самым мандат Европейской прокуратуры не может быть ограничен лишь координацией различных правоохранительных органов, расследующих определенные преступления[376].

В связи с чем, полагаем важным отметить, что Европейская прокуратура будет наделена полномочиями по направлению и контролю хода расследования, вынесения актов, связанных с уголовным преследованием, в том числе полномочиями по прекращению уголовного дела. Можем сделать вывод о том, что Европейская прокуратура получит компетенцию по вынесению юридически обязательных актов в отношении лиц в рамках расследования уголовных дел против экономических интересов ЕС на территории любого государства-члена.

Необходимо подчеркнуть, что проект Регламента предполагает наделить Европейскую прокуратуру полномочиями осуществления функций прокурора (уголовного преследования) в компетентных судах государств-членов в отношении преступлений, отнесенных к компетенции Европейской прокуратуры, в том числе с правом направления обвинительного заключения в суд.

Таким образом, Европейская прокуратура объединит в себе функции по уголовному расследованию и поддержанию обвинения в судах, которые обычно разделены между органом следствия и прокуратурой в уголовно-процессуальных системах государств.

В качестве отдельной статьи в проекте регламента выделены положения о независимости Европейской прокуратуры, отчетности Европейского прокурора перед Европейским парламентом, Советом и Европейской Комиссией[377]. Традиционно в европейских государствах органы прокуратуры находятся в подчинении Министерства Юстиции[378]. Однако, в последние годы наметились тенденции по наделению органов прокуратуры независимостью от органов исполнительной власти[379].

Принятие Регламента о Европейской прокуратуре окажет значительное влияние на процесс гармонизации уголовно-процессуального законодательства в ЕС. В этой связи полагаем возможным более подробно рассмотреть процедурные и организационные аспекты создания Европейской прокуратуры.

Согласно проекту Регламента структура Европейской прокуратуры должна включать в себя Европейского прокурора, его заместителей, вспомогательный персонал для исполнения их поручений на основании Регламента, а также европейских делегированных прокуроров, которые будут направлены в государства-члены. Во главе Европейской прокуратуры находится Европейский прокурор, к компетенции которого относится направление общей деятельности и организация работы[380].

Основная же функция по расследованию и уголовному преследованию осуществляется делегированными прокурорами под руководством и контролем Европейской прокуратуры. Особое внимание заслуживает положение, согласно которому Регламент наделяет делегированных прокуроров компетенцией в необходимых случаях и в интересах следствия или судебного преследования осуществлять их функции непосредственно, в соответствии с п. 5 ст.18, например, при особом статусе предполагаемого преступника, наличия обстоятельств о трансграничном уровне расследования, серьезности преступления и в других.

Необходимо отметить, что будущий Регламент предусматривает, что в каждом государстве-члене должен находиться, по крайней мере, один европейский делегированный прокурор, входящий в Европейскую прокуратуру, не являющийся национальным прокурором государства-члена[381]. При этом, находясь на территории государств-членов, делегированные европейские прокуроры должны действовать в соответствии с исключительной компетенцией Европейского прокурора и при осуществлении уголовного расследования и уголовного преследования следовать инструкциям, руководящим принципам и решениям Европейского прокурора. Ключевое значение имеет положение проекта

Регламента о том, что делегированные прокуроры являются полностью независимыми от национальных органов прокуратуры и не имеют никаких обязательств в отношении них. Отсюда можно сделать вывод об их эффективности и беспристрастности при расследовании коррупционных преступлений, в которых подозреваемыми или обвиняемым могут выступать представители руководящих органов власти государств-членов.

Европейские делегированные прокуроры смогут осуществлять свои функции в качестве национальных прокуроров.

Самые важные положения для гармонизации, по нашему мнению, будут закреплены в главе III проекта Регламента[382], которым будут установлены общие правила процедуры расследования, уголовного преследования и судебного разбирательства с участием Европейской прокуратуры.

В ст. 15 определены основания и поводы для возбуждения уголовного дела и начала расследования такие как:

• получение информации управлением Европейской прокуратуры от национальных органов государств-членов и всех учреждений, органов и учреждений ЕС о поведении лиц, которое может представлять собой преступление в пределах компетенции Европейской прокуратуры;

• получение информации самими делегированными прокурорами о любом поведении, которое может представлять собой преступление в пределах компетенции Европейской прокуратуры, о чем они должны немедленно информировать Европейского прокурора;

• сбор или получение информации от любых лиц о поведении третьих лиц, которое может представлять собой преступление в пределах компетенции Европейской прокуратуры[383].

Согласно установленной процедуре вся полученная Европейской прокуратурой информация должна будет быть зарегистрирована и проверена. В ходе проверки данных о преступном поведении лиц решается вопрос об инициации расследования или о закрытии дела, однако в таком случае следует обратить внимание на причины возникновения такого поведения в системе управления и информировать национальный орган, учреждение, офис, агентство или лиц, предоставивших информацию.

В соответствии со ст. 16 проекта Регламента [384] расследование начинает Европейский прокурор или от его имени делегированные прокуроры по письменному решению при наличии достаточных оснований предполагать, что совершено или совершается преступление, расследование которого отнесено к юрисдикции Европейской прокуратуры.

Заслуживает внимания тот факт, что проект Регламента предусматривает процедуру взаимодействия национальных правоохранительных органов с Европейской прокуратурой при расследовании преступлений, относящихся к компетенции Европейской прокуратуры. Так, при наличии необходимости проведения неотложных следственных действий в отношении расследуемого преступления национальные правоохранительные органы предпринимают какие- либо неотложные меры в целях обеспечения эффективного расследования и уголовного преследования. В подобном случае Европейская прокуратура должна подтвердить меры, принимаемые национальными властями, по возможности в течение 48 часов с начала расследования[385].

Значимым представляется положение, согласно которому в случае, когда в ходе расследования по инициативе Европейской прокуратуры становится очевидным, что предметом расследования является уголовное преступление, не относящееся к компетенции Европейской прокуратуры, то прокуратура передает уголовное дело без промедления компетентным национальным правоохранительным и судебным органам. Аналогичная ситуация предусмотрена для уголовных дел, возбужденных по инициативе национальных правоохранительных органов, однако в процессе расследования которых обнаруживается, что в отношении их расследования распространяется компетенция Европейской прокуратуры.

Особого внимания заслуживают положения ст. 18 проекта Регламента[386]. Так, делегированный европейский прокурор наделен полномочиями по поручению и указанию Европейской прокуратуры осуществлять следственные мероприятия самостоятельно или поручить компетентным правоохранительным органам в государстве-члене, в котором он находится. Полагаем важным отметить, что правоохранительные органы государства-члена должны осуществлять расследование в соответствии с предписаниями европейского делегированного прокурора и выполнять следственные мероприятия, возложенные на них, де факто они поступают в подчинение европейского делегированного прокурора. Проект Регламента предусматривает процессуальные аспекты привлечения нескольких европейских делегированных прокуроров и создание совместных следственных групп при расследовании трансграничных преступлений.

Существенную роль проект Регламента отводит случаям, когда Европейский прокурор может изъять дело у одного делегированного прокурора и направить его другому, либо проводить расследование уголовного дела самостоятельно, если это представляется необходимым в интересах наибольшей эффективности расследования или уголовного преследования на основании одного из критериев: серьезность правонарушения; наличие обстоятельств, связанных со статусом предполагаемого преступника; наличие обстоятельств, связанных с

трансграничным характером расследования; недоступность национальных органов расследования; запрос компетентных органов соответствующего государства-члена.

Ключевое значение отводится следственным действиям, проведение которых могут запросить прокуроры Европейской прокуратуры, обеспечение их проведения отнесено к обязанности государства-члена[387]. Согласно ст. 26 проекта Регламента к таким следственным действиям относятся:

• обыск любых помещений, земельных участков, транспортных средств, частных домов, досмотр одежды и любой другой собственности или личных вещей, компьютеров; получение документов, или сохраненных компьютерных данных, в том числе данных о трафике, банковских счетах, оригиналы данных или в какой-либо другой форме, в том числе зашифрованные данные;

• наложение ареста на помещения и транспортные средства, замораживание данных в целях сохранить их целостность и избежать потерь или порчи в качестве доказательств или для обеспечения возможности конфискации;

• наложение ареста на доходы от преступлений, замораживание активов, в случае если они подлежат конфискации судом первой инстанции или есть основания полагать, что владелец может их реализовать в нарушение решения суда;

• доступ и прослушивание средств связи, в том числе просмотр электронной почты, прослушивание любой телекоммуникационной связи, используемой подозреваемым лицом;

• контроль финансовых операций с возможностью давать указания любой финансовой или кредитной организации, которые должны сообщать европейской прокуратуре в режиме реального времени о любых финансовых операциях, проведенных через любую учетную запись, находящуюся под контролем подозреваемого лица, или о каких-либо других счетах, в отношении которых есть подозрения об использовании их в связи с преступлением;

• заморозка будущих финансовых операций, с возможностью давать указания любой финансовой или кредитной организации воздерживаться от проведения каких-либо финансовых транзакций с участием любого указанного счета или счетов, находящихся под контролем подозреваемого лица;

• возможность осуществления негласного наблюдения в непубличных местах, заказ скрытого аудио- и видеонаблюдения в необщественных местах, видеонаблюдение в частных домах, и запись его результатов;

• проведение тайных (закрытых) расследований с предоставлением возможности действовать тайно или под чужим именем[388].

Принципиально подчеркнуть, что проектом Регламента закреплена обязанность европейских прокуроров в получении судебного решения в национальных судах государств-членов, которые в свою очередь должны обеспечить получение судебных решений в отношении вышеназванных следственных действий, которые ограничивают конституционные права граждан (например, обыск жилища, прослушивание телефонных переговоров) [389]. Таким образом, проект Регламента устанавливает единую процедуру проведения следственных действий на территории государств-членов ЕС, требуя обязательного получения судебной санкции на их проведение, поскольку такая обязанность закреплена национальными уголовно-процессуальными кодексами государств-членов ЕС[390].

Важно отметить, что обоснованное судебное решение на разрешение следственных действий дается в течение 48 часов в форме письменного документа компетентным судебным органом при соблюдении как процедуры, установленной в Регламенте о Европейской прокуратуре, так и в национальных уголовно-процессуальных кодексах.

Вместе с тем проект Регламента предусматривает проведение иных следственных действий, закрепляя обязанность получения судебного решения на их проведение, если того требует национальное уголовно-процессуальное законодательство государства, в котором проводится следственное действие:

• вызов подозреваемых лиц и свидетелей при наличии данных, что они могли бы предоставить полезную для следствия информацию;

• конфискация объектов, необходимых в качестве доказательств;

• доступ в любые помещения и возможность брать пробы и образцы товаров;

• проверка транспортных средств при наличии подозрений, что в них транспортируются товары, связанные с расследованием;

• приятие мер по отслеживанию и контролю лиц в целях установления местонахождения человека;

• отслеживание любого объекта с помощью технических средств, в том числе контролируемых поставок товаров и контролируемых финансовых операций;

• получение доступа к национальным или европейским государственным реестрам и регистрам, в которых хранится информация о частных лицах;

• допрос подозреваемых лиц и свидетелей;

• назначение и привлечение экспертов по собственной инициативе или по просьбе подозреваемого, когда требуются специальные знания.

Ключевое значение отводится норме, согласно которой проводимые следственные действия должны осуществляться в строгом соответствии с проектом Регламента и национальными уголовно-процессуальными законодательствами государств-членов ЕС.

Исходя из приведенных положений о компетенции европейских прокуроров при расследовании уголовных дел, мы приходим к заключению, что им будут предоставлены на территории государств-членов все те полномочия, которые имеют национальные правоохранительные органы при расследовании уголовных дел, однако в целях гарантии справедливого расследования и соблюдения прав граждан в уголовном процессе установлена единая процедура получения судебной санкции на следственные действия, ограничивающие права лиц. Важно, что в целях гармонизации уголовно-процессуального законодательства и усиления принципа взаимного признания судебных решений и приговоров, проект Регламента не вводит новые единые процедуры для государств-членов, а обязывает наднациональный орган прокуратуры получать судебные санкции согласно национальному законодательству государств-членов ЕС, что может свидетельствовать о достаточной степени гармонизации уголовнопроцессуальных законодательств государств-членов ЕС, чему в том числе способствовали ранее принятые директивы ЕС в области уголовнопроцессуального законодательства.

Согласно проекту Регламента государства-члены ЕС должны гарантировать

возможность использования европейскими прокурорами всех названных

процессуальных действий при расследовании уголовных дел, как это

185

предусмотрено проектом Регламента и национальным уголовно-процессуальным законодательством. Ключевым полномочием Европейской прокуратуры является возможность запросить у компетентного судебного органа заключение под стражу подозреваемого лица согласно национальному законодательству .

На основе анализа положений проекта Регламента мы можем сделать вывод о том, что Европейская прокуратура будет осуществлять расследование уголовных дел на основе Регламента, при этом руководствоваться национальным уголовнопроцессуальным законодательством того государства, на территории которого будет проводиться расследование. Таким образом, проект Регламента является примером акта гармонизации уголовно-процессуального законодательства в части введения процедуры расследования уголовных дел против финансовых интересов ЕС на территории государств-членов ЕС.

Ранее действующая процедура расследования уголовного преступления и привлечения лица к уголовной ответственности за финансовые преступлении против интересов ЕС лишь национальными органами заменяется на процедуру расследования по единым процессуальным правилам. Такие расследования будут осуществляться Европейской прокуратурой в тесном сотрудничестве с национальными правоохранительными органами. Проект Регламента, закрепляя следственные действия, которые полномочны проводить европейские прокуроры, тем не менее отсылает при их проведении к национальным уголовно - процессуальным кодексам, в том числе при получении санкции на их проведение, или на арест лица.

Введение подобной процедуры может свидетельствовать о частичной гармонизации уголовно-процессуального законодательства государств-членов ЕС, о чем также свидетельствуют положения проекта Регламента в части наделения Европейской прокуратуры правом поддерживать обвинение в национальных судах государств-членов ЕС.

В соответствии с проектом Регламента европейский прокурор и делегированные прокуроры будут наделены в национальных судах государств- [391] членов ЕС теми же полномочиями, что и национальные прокуроры в отношении судебного преследования и доведения уголовного дела до суда, в частности, правом участвовать в заседании, представлять доказательства, правом на возмещение ущерба в суде[392].

Процедура завершения следствия Европейской прокуратурой предполагает представление краткой информации с проектом обвинительного заключения и списком доказательств.

Право определения подсудности при направлении дела на рассмотрение в суд также закреплено в проекте Регламента за Европейский прокурором, который должен решить вместе с делегированным прокурором вопрос передачи дела и определить компетентный государственный суд с учетом следующих критериев: места, где совершено преступление, или в случае нескольких преступлений, большинство из преступлений; места, где обвиняемый имеет постоянное местожительство; места, где находится большинство доказательств; места, где проживают потерпевшие[393]. Подобная процедура выбора определения

подсудности уголовного дела может быть охарактеризована процессуальной экономией и удобством рассмотрения уголовного дела (нахождение большинства доказательств или удобство для потерпевших).

Важной гарантией для обвиняемых лиц является право прокурора отказаться от обвинения в случае, если предмет расследования не является уголовным преступлением, смерти подозреваемого, при издании акта об амнистии в отношении обвиняемого, истечение срока давности уголовного преследования по национальному законодательству[394].

Принципиальное значение имеет норма проекта Регламента о мировом соглашении (сделке), согласно данной норме, в целях надлежащего отправления правосудия, если лицо полностью возместило предполагаемый ущерб и оплатило единовременный штраф, то прокуратура прекращает уголовное преследование. Штраф выплачивается в бюджет ЕС, о прекращении дела уведомляются

компетентные национальные органы, а само уголовное дело не может быть предметом судебного разбирательства[395]. Что позволяет сделать вывод о том, что наибольшее значение для ЕС имеет возмещение материального ущерба от преступлений, чем наказание лица в виде, например, лишения свободы.

Ключевое значение для гармонизации уголовно-процессуального законодательства государств-членов ЕС заключается в единых гарантиях прав подозреваемых и обвиняемых, вводимых проектом Регламента[396].

Необходимо подчеркнуть, что проект Регламента при перечислении прав подозреваемых и обвиняемых содержит отсылочные нормы к правам, закрепленным в Хартии ЕС об основных правах, ранее изданным директивам ЕС в области гармонизации уголовно-процессуального законодательства государств- членов и национальному законодательству.

Так, проект Регламента закрепляет следующие единые права подозреваемых и обвиняемых[397], которые должны быть неукоснительно соблюдены при проведении в отношении них расследования Европейской прокуратурой:

• право на справедливое судебное разбирательство и права на защиту, как закреплено в Хартии ЕС об основных правах;

• право на устный и письменный перевод, как это предусмотрено в Директиве о праве на перевод;

• право на информацию и доступ к материалам дела, как это предусмотрено в Директиве о праве на информацию;

• право на доступ к адвокату и право общаться с третьими лицами и сообщать им о задержания, как предусмотрено в Директиве о праве на адвоката;

• право хранить молчание и на презумпцию невиновности (согласно проекту Регламента подозреваемый и обвиняемый считается невиновным, пока обратное не доказано в соответствии с национальным законодательством) [398];

• право на получение юридической помощи (согласно проекту Регламента в

соответствии с национальным законодательством подозреваемому/ обвиняемому должна быть оказана правовая помощь бесплатно или частично бесплатно национальными органами, если он / она не располагает достаточными средствами для ее оплаты.) ;

• право представлять доказательства, назначать экспертов и заслушивать свидетелей (согласно проекту Регламента подозреваемый и обвиняемый будут иметь право в соответствии с национальным законодательством представлять доказательства на рассмотрение Европейской прокуратуры, а также ходатайствовать о сборе доказательств, относящихся к расследованию, в том числе о назначении экспертов и заслушивания свидетелей)[399] [400].

Как и ранее в директивах, проектом Регламента закреплено, что данные права возникают у лица с момента подозрения его в совершении преступления.

Однако, в отличие от директив, проект Регламента закрепляет, что с момента, когда обвинительный акт был принят компетентным национальным судом, процессуальные права подозреваемого и обвиняемого должны быть основаны на национальном режиме, применимом в соответствующем случае.

Данная норма может рассматриваться как пример частичной гармонизации уголовно-процессуального законодательства. Проект Регламента закрепляет гарантии права подозреваемых и обвиняемых, как это предусмотрено в директивах и в самом проекте Регламента в отношении прав, по которым не изданы директивы, на стадии расследования уголовного дела, на стадии судебного разбирательства процессуальные права гарантируют национальные уголовно-процессуальные кодексы.

Основываясь на проведенном анализе проекта Регламента о Европейской прокуратуре, мы можем сделать вывод о том, что ЕС планирует создать наднациональный орган уголовного преследования за финансовые преступления и мошенничество против интересов ЕС, к компетенции которого будет отнесено расследование уголовных дел и возможность поддержания обвинения в национальных судах государств-членов. При этом предполагается наделить европейских прокуроров всей полнотой власти, предоставленной национальным органам уголовного преследования. Ключевое значение имеет неразрывная связь в процедуре расследования и поддержания обвинения в суде с национальными уголовно-процессуальными кодексами государств-членов ЕС. Таким образом, проект Регламента устанавливает сложную процедуру взаимодействия. Проводимая гармонизация уголовно-процессуального законодательства закрепляет единую процедуру производства расследования и в суде, однако отсылая при производстве следственных действий и при судебном процессе к национальному уголовно-процессуальному законодательству государства-члена.

<< | >>
Источник: Сорокина Елизавета Михайловна. ГАРМОНИЗАЦИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3.1 Гармонизация уголовно-процессуального законодательства в контексте создания Европейской прокуратуры:

  1. Приложение D Стенограмма симпозиума «Уголовная ПОЛИТИКА И БИЗНЕС» (Москва, НИУ ВШЭ, 08.12.2011)
  2. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  3. Оглавление
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. § 2.1. Сущность и значение гармонизации уголовно-процессуального законодательства в Европейском Союзе: концептуальные аспекты
  6. § 2.2.2 . Действующие нормативные акты Европейского Союза о статусе потерпевших в уголовном процессе
  7. § 3.1 Гармонизация уголовно-процессуального законодательства в контексте создания Европейской прокуратуры
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -