<<
>>

§ 2.5 Гармонизация законодательства о праве на доступ к адвокату в уголовном процессе

«В само понятие защиты в материальном смысле входит право противопоставлять доказательствам и требованиям обвинения доказательства и требования защиты, направленные к выгоде обвиняемого»[299].

«Вполне естественно, что лишь в состязательном уголовном процессе, введенном в демократических государствах, адвокат получил право производить розыск, собирать и представлять доказательства в целях защиты обвиняемого, в том числе и на предварительном следствии, хотя и с определенными ограничениями (Англия, Франция, США)»[300].

Гарантии права на защиту в ЕКПЧ закреплены в ст. 6, то есть являются составной частью гарантии на справедливое судебное разбирательство. ЕСПЧ разработал за десятилетия обширную практику по ст. 6 Конвенции, в том числе гарантирующую участие защитника в уголовном процессе как основу права на справедливость судебного разбирательства.

Согласно п. 3с ст. 6 Конвенции «Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: «защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия».

Из этого следует, что лицо, привлекаемое в любом государстве-члене к уголовной ответственности, имеет гарантии, согласно которым ему будет предоставлена юридическая помощь. Как отмечается в научной литературе, речь в большинстве государств Европы идет именно «о гарантии квалифицированной юридической помощи, оказываемой адвокатами, лицами, обладающими юридическим образованием и статусом адвоката в соответствии с национальным законодательством»[301].

В своих постановлениях ЕСПЧ отмечал, что гарантии на доступ к адвокату распространяются и на досудебную стадию производства по уголовному делу. По делу Дж. Мюррей против Соединенного Королевства [302] ЕСПЧ вывел правило, согласно которому начальные этапы допросов в полиции могут иметь решающее значение для перспектив защиты в последующих стадиях уголовного судопроизводства. В таких обстоятельствах ст. 6, как правило, требует, чтобы обвиняемому было разрешено пользоваться помощью адвоката уже на начальных стадиях допросов в полиции. Данное право явно не изложено в Конвенции, в связи с чем оно может стать предметом ограничений. Однако, ограничение в праве на адвоката на начальных стадиях общения с полицией лишает обвиняемого права на справедливое судебное разбирательство.

Свою позицию о том, что ст. 6 ЕКПЧ требует предоставления подозреваемому адвоката в момент первого допроса полицией, хотя возможны исключения при наличии веских и убедительных причин, ЕСПЧ подтвердил и в одном из известных дел «Сальдуз против Турции»[303].

Также возможность на доступ к адвокату должна быть обеспечена и на стадии обжалования приговора.

Примером гарантии в обеспечении доступа к адвокату служит постановление, вынесенное ЕСПЧ в 60-е годы ХХ века. По делу «Патаки и Дюнширн против Австрии» [304] было констатировано нарушение ст. 6 ЕКПЧ по причине отказа заявителю и его адвокату на участие в апелляционной инстанции, так как согласно австрийскому Уголовно-процессуальному кодексу в заседании суда апелляционной инстанции принимала участие лишь сторона обвинения. Устраняя негативные последствия нарушений и несоответствия действующего национального УПК гарантированным Конвенцией правам, в УПК Австрии были внесены поправки, которые устранили ограниченное право, а также предоставили заявителям право подачи новой апелляции на вынесенный приговор[305].

В Постановлении ЕСПЧ от 12.05.2005 по делу «Оджалан (Ocalan) против Турции»[306], ставшем прецедентным для других дел, суд сформулировал ряд положений в области гарантии права на адвоката как составной элемент справедливого судебного разбирательства. Нарушения п.3 ст. 6 ЕКПЧ выразились в отказе в справедливом судебном разбирательстве, а именно в отказе в праве на доступ к адвокату в период нахождения под стражей в полицейском участке; отказе в предоставлении возможности общаться с адвокатом втайне от правоохранительных органов; в ограничении в количестве и длительности свиданий с адвокатом; в ограничении доступа для ознакомления с материалами дела, который был предоставлен адвокатам в последний день.

Таким образом, предоставление всех прав, которые ЕСПЧ вывел в деле «Оджалан (Ocalan) против Турции» является одной из важнейших гарантий в праве на доступ к адвокату.

Практика ЕСПЧ сформулировала «четыре составные части гарантий, вытекающих из п.3с ст.6 ЕКПЧ, а именно право защищать себя лично (Фуше против Франции[307]), иметь право выбора защитника (Кэмпбелл и Фелл против Соединенного Королевства[308]), при отсутствии средств для оплаты услуг адвоката пользоваться услугами адвоката по назначению бесплатно в интересах правосудия (Джон Мюррей против Соединнего Королевства[309]), право на практическую и полноценную юридическую помощь (Богумил против Португалии[310][311].

Практика ЕСПЧ в области гарантий права на адвоката намного разнообразнее, однако практика ЕСПЧ не является целью данного диссертационного исследования, в связи с чем мы посчитали нужным отобразить важнейшие положения, выведенные ЕСПЧ в области гарантии права на доступ к адвокату в уголовном процессе.

8 июня 2011 г. Европейской комиссией был опубликован проект Директивы Европейского парламента и Совета ЕС о праве на доступ к адвокатской помощи в уголовном процессе и праве сообщать о своем задержании[312].

В первой главе диссертации рассматривался непринятый Проект Рамочного Решения Совета о процессуальных правах в уголовном процессе, важным аспектом которого на наш взгляд, была отмеченная Европейской Комиссией существующая проблемы с доступом к юридической помощи в ЕС, ставшая импульсом к включению на наднациональном уровне права на доступ к адвокату в перечень процессуальных прав.

Как отмечают европейские исследователи[313], директивы ЕС в области уголовнопроцессуального законодательства предусматривают целый ряд процессуальных гарантий для подозреваемых и обвиняемых, выходящих за пределы ранее сформулированных стандартов, изложенных в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В качестве целей разработки проекта Директивы о праве на доступ к адвокату Комиссия указала общие и специальные. Общие цели заключаются в улучшении судебного сотрудничества в ЕС путем повышения взаимного доверия между государствами-членами, в справедливой работе систем уголовного правосудия, чему должно способствовать обеспечение высокого уровня защиты основных прав лиц в уголовном судопроизводстве, а так же в обеспечении надлежащего уровня защиты основных прав в уголовном процессе всем лицам независимо от их гражданства, что внесет значительный вклад в укрепление свободы передвижения граждан ЕС и в продвижение ценностей ЕС[314].

В качестве специальных целей, которые должны быть достигнуты с принятием Директивы, Комиссия выделяла следующие: уменьшение затрат на задержки, отказы, обращения об исполнении запроса о судебном сотрудничестве между государствами-членами ЕС; предоставление подозреваемым или обвиняемым доступа к адвокату на протяжении всего уголовного процесса в целях эффективного осуществления права на защиту; обеспечение подозреваемым или обвиняемым, которые лишены свободы, права уведомлять третью сторону по своему выбору о лишении свободы, что, по мнению Комиссии, тем самым обеспечит более эффективную защиты против жестокого обращения с лицами, находящимися под стражей, и будет способствовать обеспечению гарантии их права на неприкосновенность частной жизни и семейной жизни.

Проект Директивы о праве на доступ к адвокату обсуждался в конце октября 2011 года в формации Совета ЕС по вопросам правосудия и внутренних дел, на котором были озвучены два разных подхода к соответствующей степени защиты права на адвоката. Некоторые государства-члены высказали мнение о том, что право доступа к адвокату должно дать подозреваемому или обвиняемому право, которое приводит к фактической помощи адвоката, если у лица есть желание воспользоваться этим правом. Другие государства утверждали, что право не обязательно означает, что подозреваемому или обвиняемому будет оказана помощь, а лишь то, что они будут иметь возможность получить помощь[315].

Также Европейская Комиссия 8 июня 2011 г. опубликовала Рабочий документ Комиссии об оценке регулирующего воздействия Проекта Директивы о праве на доступ к адвокатской помощи в уголовном процессе и праве сообщать о своем задержании[316] (далее - проект директивы о праве на адвоката).

На заседании формации Совета ЕС по вопросам правосудия и внутренних дел 22-23 сентября 2011 г. [317] при обсуждении проекта Директивы о праве на адвоката представители ряда государств-членов подчеркнули, что, по их мнению, предложение Комиссии повлечет за собой риск усложнения и затягивания уголовного судопроизводства по делу, а также предполагает, что системы уголовного правосудия государств-членов понесут существенное финансовое бремя. Также отмечалось, что предложение Комиссии существенно расширяет права, как их гарантирует ЕКПЧ и судебная практика ЕСПЧ. В связи с чем государства-члены, Бельгия, Нидерланды, Франция, Ирландия и Великобритания, отмечавшие что проект, предложенной Комиссией, воспрепятствуют эффективному ведению уголовных расследований и уголовному судопроизводству, высказались по вопросу того, что требуется дальнейшая работа в целях уточнения законодательства и его работоспособности. В качестве одной из целей будущей совместной работы государства-члены высказали желание, чтобы будущая Директива учитывала и отражала разнообразие систем уголовного правосудия государств-членов.

Серьезной критике подверглись положения в проекте Директивы, направленные на право активного участия адвоката в следственных действиях и осмотра им места содержания подзащитного под стражей и на право исключения доказательств, приобретенных в нарушении прав, закрепленных в Директиве[318].

Благодаря усилиям Европейского парламента[319], высказавшемся о максимальном расширении прав обвиняемых и подозреваемых в проекте Директивы, они были значительно расширены. Так, именно на заседании Европейского парламента были предложены поправки к ст. 2 Директивы, существенно расширившие круг лиц, которым должно быть предоставлено право на адвоката. Согласно предложенной редакции, вошедший в окончательный вариант Директивы, право на адвоката возникает у лица, не являющегося подозреваемым или обвиняемым, но которое во время допроса в полиции приобретает статус подозреваемого или обвиняемого.

Кроме того, была расширена область применения в отношении тех дел, которые рассматриваются не в судебном порядке, однако есть возможность их последующего обжалования в суде.

Считаем важным отметить, что Европейский парламент также внес поправку, согласно которой право на адвокатскую помощь согласно Директиве возникает у подозреваемого или обвиняемого на любой стадии уголовного процесса, как только он лишается свободы.

Особого внимания заслуживает внесенная в первом чтении Европейским парламентом поправка в ст. 3 Директивы. В первоначально предложенной редакции не раскрывалось, какие именно права включены в право на доступ к адвокату. Соответственно ст. 3 Директивы была дополнена п. 3, который вошел в окончательную версию принятой Директивы. Так, право на доступ к адвокату должно включать в себя: гарантии для подозреваемых и обвиняемых встреч и общения с адвокатом наедине, в том числе до начала допроса, проводимого полицией или иным правоохранительным или судебным органом; гарантии присутствия адвоката во время допроса подозреваемого или обвиняемого и участие в нем; гарантии присутствия во время проведения следственных действий и действий по сбору доказательств, а также в случае, когда обвиняемый участвует в следственных действиях, в опознании, очной ставке, проверка показаний на месте[320].

Можно сделать вывод о том, что благодаря позиции Европейского парламента на территории ЕС была осуществлена гармонизация не только права на адвоката, а осуществилась конкретизация и раскрытие действий, которые должны быть гарантированы государством при предоставлении права на доступ к адвокату в уголовном процессе, расширены права адвоката на участие в следственных действиях в целях предоставления помощи обвиняемому, что по нашему мнению, существенно расширило право на защиту.

По прошествии двух лет с момента опубликования проекта была принята Директива 2013/48/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 22 октября 2013 г. о праве на доступ к адвокату в уголовном процессе и при производстве по европейскому ордеру на арест, а также о праве сообщить третьим лицам о своем лишении свободы, на общение с третьими лицами и консульством во время лишения свободы[321] (далее - Директива о праве на доступ к адвокату).

Ирландии и Великобритания в соответствии со ст.3 Протокола 21 приняли решение в сентябре 2011 года не принимать участие в Директиве, что не исключает, что они в дальнейшем смогут к ней присоединиться.

Вышеназванная Директива о праве на доступ к адвокату стала реализацией третьей мер С и D Дорожной карты от 30 сентября 2009 г., устанавливающей процессуальные права подозреваемым и обвиняемым в уголовном процессе.

В преамбуле Директивы имеется ссылка на основные права физического лица на защиту в уголовном процессе, гарантированные Конвенцией о защите прав и основных свобод Хартией Европейского Союза об основных правах.

Директива о праве на доступ к адвокату в качестве своей основной цели называет установление правил, касающихся прав подозреваемых и обвиняемых в уголовном процессе на доступ к адвокату, к которым применены меры в соответствии с Рамочным решением 2002/584/ПВД «О европейском ордере на арест и процедурах передачи лиц между государствами-членами», а также в отношении права на уведомление третьего лица при лишении свободы и на общение с третьими лицами и консульскими работниками при лишении свободы.

Директива о праве на доступ к адвокату применяется во взаимосвязи с гарантиями статей 4, 6, 7, 47 и 48 Хартии ЕС об основных правах, и основывается на ст. 3, 5,6 и 8 ЕКПЧ в толковании Европейского суда по правам человека, судебной практикой которого определены нормы права на доступ к адвокату.

Полагаем возможным сделать вывод о том, что рассмотренные выше позиции ЕСПЧ по вопросу предоставления права на адвоката в уголовном процессе в свете гарантий ЕКПЧ, были восприняты институтами ЕС и вошли в Директиву, тем

317

самым установив гарантии на наднациональном уровне .

Право на адвоката возникает у подозреваемого или обвиняемого с момента его официального уведомления о получении им статуса обвиняемого или подозреваемого до завершения разбирательства дела в суде, под которым поднимается вынесение окончательного решения (приговора) по делу, включая случаи апелляционного рассмотрения, которые требуются для вступления [322] приговора в законную силу. Также право на адвоката возникает с момента задержания в порядке процедуры европейского ордера на арест310.

Как следует из практики ЕСПЧ в ряде государств-членов ЕС существовали нарушения в праве на доступ к адвокату на стадии первых допросов в полиции. Таким образом, область применении Директивы гарантирует лицам, что им будет предоставлен адвокат с момента их задержания или первого общения с полицией.

Так, Генеральный прокурор России Чайка Ю.Я. отмечал, что «участие адвоката на ранних стадиях уголовного процесса, хотя и затрудняет расследование, но оно направлено на помощь человеку доказать свою невиновность и обеспечить соблюдение закона при проведении следственных действий»[323] [324].

Директива и гарантированные ей права подлежат применению с момента уведомления лица о подозрении или обвинении и до полного завершения производства по уголовному делу, в том числе до вынесения приговора или обжалования приговора в случае необходимости.

Согласно ст. 3 государства-члены должны гарантировать обвиняемому доступ к адвокату в следующих ситуациях: до момента первого допроса полицией или судом, после завершения следственными органами действий по сбору доказательств, сразу же после лишения или ограничения лица свободы, если лицо вызвано в суд, который рассматривает уголовные дела[325].

Доступ к адвокату будет предоставлен в том времени и тем способом, чтобы подозреваемый или обвиняемый мог полностью воспользоваться своим законным правом на защиту. Что является несомненным достижением Директивы, так как европейские исследователи отмечали различные сложности в праве лица на доступ к адвокату, при получении разрешения от следственных органов на встречи с адвокатом[326].

Согласно п. 3 ст. 3 Директивы о праве на доступ к адвокату в гарантированное право входят следующие права: подозреваемый и обвиняемый вправе встречаться наедине с адвокатом, в том числе до первого допроса полицией; подозреваемый и обвиняемый имеют право на присутствие и участие их адвоката в допросе, проводимым полицией; адвокат подозреваемого или обвиняемого вправе присутствовать при проведении следственных действий и действий по сбору доказательств, предусмотренных национальным уголовно-процессуальным законодательством, которые допускают присутствие подозреваемого или обвиняемого (опознание, очная ставка, следственный эксперимент) [327].

Существенное значение на гарантии справедливого судебного разбирательства и право на защиту оказала ст. 4 Директивы[328], согласно которой встречи с адвокатом должны быть конфиденциальными, также должна быть гарантирована конфиденциальность переписки, телефонных переговоров и любых форм общения между адвокатом и его доверителем (подозреваемым или обвиняемым). Данная гарантии подтверждает, что при гармонизации уголовно-процессуального права в ЕС учитывается практика ЕСПЧ, так данное право было закреплено ЕСПЧ по делу «Оджалан (Ocalan) против Турции» [329].

Необходимо отметить, что Директива о праве на доступ к адвокату позволяет при исключительных обстоятельствах отступить от названных выше гарантий прав, но любое такое исключение должно иметь веские причины в целях предотвращения негативных последствий для жизни лица, не может быть основано лишь на тяжести совершенного преступления, должно быть ограничено по времени, а также не препятствовать справедливому судебному разбирательству. Отступление от гарантированных прав возможно только в случае мотивированного решения, принятого судом.

Директива о праве на доступ к адвокату разрешает использовать право отказа от адвоката в тех случаях, когда его участие в процессе согласно национальному законодательству не является обязательным.

Например, по российскому УПК участие адвоката является обязательным[330] в случаях, если: подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника; подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним; подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту; судебное разбирательство проводится при отсутствии подсудимого; подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу; лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь; уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей; обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке при согласии с предъявленным обвинением; подозреваемый заявил ходатайство о производстве по уголовному делу дознания в сокращенной форме в порядке.

Отказ от адвоката согласно Директиве возможен, если подозреваемый или обвиняемый получил юридическое разъяснение или иным образом владеет информацией, обладает возможностью понять и осознать последствия отказа от адвоката, отказ дан добровольно и безоговорочно. Отказ от юридической помощи и обстоятельства, при которых он дан, должны быть записаны в соответствии с процессуальным национальным законодательством[331].

Важной гарантией, по нашему мнению, является то, что государство-член ЕС должно предоставить возможность отмены отказа от адвоката на любой стадии процесса, то есть защитник будет допущен в процесс впервые или повторно.

Право на доступ к адвокату согласно Директиве гарантируется не только в связи с наделением лица статусом подозреваемого или предъявлением ему обвинения по национальному процессуальному законодательству, но и с применением в отношении лица европейского ордера на арест, порядок выдачи которого регулируется Рамочном решением 2002/584/ПВД «О европейском ордере на арест и процедурах передачи лиц между государствами-членами».

Право на доступ к адвокату должно возникать у лица сразу после предъявления ему европейского ордера на арест, права являются идентичными тем, что предоставляются лицу на доступ к адвокату в связи с задержанием по национальному законодательству. Физическое лицо должно быть проинформировано о таком праве. При этом адвокат лица имеет право осуществлять юридическую помощь лицу, которое задержано в порядке предъявления европейского ордера на арест, в том числе оказывать юридическую помощь адвокату страны выдавшей ордер. После применения европейского ордера на арест по запросу лица компетентный орган одного государства уведомляет другое о том, что лицо просит о доступе адвоката.

Отдельного внимания заслуживает п. 21 преамбулы Директивы, согласно которому если в ходе допроса лица в статусе свидетеля, лицо получает статус обвиняемого или подозреваемого, допрос следует прервать, продолжать его можно только, если лицо будет проинформировано о том, что оно является подозреваемым или обвиняемым и сможет осуществлять права, предусмотренные Директивой.

В научной литературе данная гарантия подвергается критике [332], поскольку практическая реализация может вызвать ряд проблем. Директивой не определен момент, в который свидетель становится подозреваемым и получает права в соответствии с директивой. Правоохранительные органы всегда будут заинтересованы провести допрос лица в качестве свидетеля без адвоката, чем останавливать допрос и обеспечивать ему адвоката.

Директива о праве на доступ к адвокату предполагает установление минимальных стандартов на юридическую помощь. При этом никакие более широкие гарантии национального законодательства о праве на адвоката не могут быть ограничены, также как и основные права, закрепленные ЕКПЧ и Хартией ЕС об основных правах.

Ст. 15 Директивы о праве на доступ к адвокату устанавливает срок до ноября 2016 г. для трансформации государствами положений Директивы в национальное

ТОО

законодательство .

Подводя итог параграфу, отмечаем, что основным достижением Директивы о праве на доступ к адвокату является закрепление права обвиняемого или подозреваемого на адвоката в случае лишения свободы, а также предоставление им конфиденциального общения с адвокатом, в том числе до первого допроса полицией, что ограничивает возможность правоохранительных органов воздействия на обвиняемых и получения показаний.

<< | >>
Источник: Сорокина Елизавета Михайловна. ГАРМОНИЗАЦИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.5 Гармонизация законодательства о праве на доступ к адвокату в уголовном процессе:

  1. Приложение D Стенограмма симпозиума «Уголовная ПОЛИТИКА И БИЗНЕС» (Москва, НИУ ВШЭ, 08.12.2011)
  2. Примечания
  3. Примечания
  4. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  5. Оглавление
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. § 1.3. Значение Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и судебной практики Европейского Суда по правам человека для гармонизации уголовно-процессуального законодательства в ЕС
  8. § 2.2.2 . Действующие нормативные акты Европейского Союза о статусе потерпевших в уголовном процессе
  9. § 2.3. Гармонизация законодательства о праве на перевод в уголовном процессе
  10. § 2.4. Гармонизация законодательства о праве на информацию в уголовном процессе
  11. § 2.5 Гармонизация законодательства о праве на доступ к адвокату в уголовном процессе
  12. § 2.6. Гармонизация законодательства о презумпции невиновности в уголовном процессе
  13. § 3.1 Гармонизация уголовно-процессуального законодательства в контексте создания Европейской прокуратуры
  14. § 3.2. Гармонизация законодательства в области мер поддержки детей, которые являются обвиняемыми и подозреваемыми в уголовном процессе
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -