<<
>>

§ 2.4. Гармонизация законодательства о праве на информацию в уголовном процессе

Предложения о предоставлении информации подозреваемым и обвиняемым высказывались Комиссией ЕС еще в 2003 году в Зеленой книге о гарантиях подозреваемым и обвиняемым в уголовном процессе в ЕС[272].

На этой основе в 2010 году был разработан проект Директивы о праве на информацию [273].

В представленном Европейской комиссией рабочем документе об оценке регулирующего воздействия проекта Директивы о праве на информацию приведен сравнительный анализ наличия права на информацию в уголовном процессе в государствах-членах ЕС[274].

Из анализа представленного Европейской Комиссией документа можно сделать вывод о существовавшей значительной разнице в наличии гарантии процессуального права на информацию между государствами- членами до принятия Директивы.

В проведенном Европейской комиссией при подготовке проекта Директивы исследовании уголовно-процессуального законодательства государств-членов ЕС обнаружились различные подходы к предоставлению информации о правах подозреваемых и обвиняемых, часть государств предоставляет письменное уведомление о ряде прав, другие предоставляют информацию устно, одновременно в некоторых государствах было выявлено отсутствие предоставления информации о правах в уголовном процессе.

Важным представляется, что в ходе проведенного исследования были обнаружены значительные расхождения между гарантиями на информацию о правах. В двух государствах-членах (Нидерланды и Мальта) не было никаких юридических обязательств со стороны компетентных правоохранительных органов сообщить подозреваемому и обвиняемому о праве на юридическую помощь, лишь в десяти государствах-членах подозреваемому и обвиняемому сообщали о его правах посредством письменного уведомления, однако данная гарантия отличалась по объему информации в каждом государстве.

Из анализа информации, представленной в рабочем документе Европейской комиссии об оценке регулирующего воздействия проекта Директивы о праве на информацию[275], можно сделать вывод, что предоставление информации о таких правах как право на доступ к доказательствам, право хранить молчание, право на письменный и устный перевод в уголовном процессе в Дании, Финляндии, Франции, Бельгии не было закреплено процессуально или не применялось на практике. В то же время в Чехии, Польше и Словакии об указанных правах информирование подозреваемых и обвиняемых осуществлялось с помощью выдаваемого письменного документа, то есть самая высокая гарантия права на информацию была лишь в трех государствах.

В ряде государств-членов наблюдалась неравномерная картина в процессуальных гарантиях прав. Так, в ФРГ о праве на доступ к адвокату и праве хранить молчание информировали в письменной форме, о праве на доступ к доказательствам в устной форме, а о праве на письменной перевод информация не предоставлялась. Подобная ситуация с частичным предоставлением информации о правах в письменной или устной форме или не предоставлением была характерна для Португалии, Испании, Великобритании. В Словении вся информация представлялась лишь в устной форме.

Таким образом, из анализа представленного Европейской комиссией исследования о наличии процессуального права на информацию в государствах- членах ЕС, можем сделать вывод об отсутствии единого принципа закрепления предоставления права на информацию в процессуальных кодексах государств- членов ЕС, что затрудняло исполнение принципа взаимного признания судебных решений и приговоров и нивелировало взаимное доверие к уголовнопроцессуальным системам государств-членов.

В целях более глубокого понимания содержания Директивы о праве на информацию в уголовном процессе в ЕС возможно рассмотрение процесса ее принятия законодательными институтами ЕС.

Внимания, на наш взгляд, заслуживает сравнительный анализ положений Директивы и внесенных в нее поправок в ходе законодательного процесса, а также участие в законодательном процессе институтов ЕС, оказавших влияние на усиление гарантий прав обвиняемых и подозреваемых в уголовном процессе.

Так в предложенном первоначально Европейской комиссией проекте [276] «статья 3 - право на информацию о правах» была представлена в закрепляющей общие принципы редакции, согласно которой все подозреваемые и обвиняемые по уголовным делам должны быть проинформированы о соответствующих процессуальных правах при первой же возможности в ходе разбирательства. Информация о правах должна была быть предоставлена простым и доступным языком, в устной или в письменной форме.

Однако, в отличие от окончательного варианта первоначальная редакция ст. 3 не содержала перечисления самих прав, о которых следовало проинформировать лицо, а отсылала к другим нормативным актам, а именно к минимальным правам и обязанностям государств-членов, вытекающим из Хартии ЕС об основных правах, ЕКПЧ, а также действующего законодательства ЕС, которые должны гарантировать справедливость уголовного судопроизводства.

Ст. 3 Директивы о праве на информацию[277] четко определила те процессуальные права, о которых обвиняемого или подозреваемого обязательно и незамедлительно должны уведомить.

Такое же положение можно проследить и в отношении ст. 4 Директивы[278]. В первоначально предложенном проекте статья именовалась как право на письменную информацию о правах (англ.- right to written information about rights), превратившуюся в самостоятельную гарантию декларации прав (франц.- «declaration de droits») в окончательном варианте.

Кроме того, полагаем важным отметить, что изменились и формулировки гарантий прав. В первоначально предложенном проекте Директивы речь идет об общих обязанностях со стороны государств обеспечить права, в то время как в конечном варианте Директивы представлены более строгие формулировки о непосредственной обязанности государств предоставить информацию о правах.

На заседании Совета ЕС 7 октября 2010 года министры государств-членов ЕС одобрили разработанные Комиссией общеевропейские минимальные нормы в отношении права на информацию в сфере уголовного судопроизводства[279].

В соответствии с Протоколом № 21 Ирландия объявила об участии в Директиве о праве на информацию в ходе заседания Совета ЕС 7 октября 2010 г.

В ходе рассмотрения предложенного Европейской комиссией проекта дискуссия в Совете ЕС показала, что требуется дальнейшая работа по ряду вопросов, таких как право хранить молчание, на доступ к материалам дела, о предполагаемых затратах. Совет рекомендовал ответственным органам продолжить работу в целях достижения общей позиции к концу 2010 года.

В ходе следующего заседания Совета ЕС 8 и 9 ноября 2010 года[280] отмечалось, что по большинству статей будущей Директивы министры государств-членов высказали единое одобрительное мнение. Однако Президиум отмечал, что Рабочей группе следует уточнить представленные тексты ст.ст. 3 и 4 Директивы, которые как отмечалось выше, претерпели самые сильные изменения.

На заседании Совета ЕС 2-3 декабря 2010 года [281] был достигнут общий подход по тексту Директивы в части сообщения информации о правах в письменном виде, получивший название декларации прав (англ.

- «letter of rights», франц.- «declaration de droits»), которая предоставляется подозреваемому или обвиняемому на языке, который он понимает. В декларации прав, составленной на доступном и понятном языке, должна содержаться информацию о ряде процессуальных прав, которые будут рассмотрены ниже при анализе текста Директивы о праве на информацию.

Также на сессии Совета ЕС в итоговом документе отмечалось, что возможно ограничить право на доступ к некоторым материалам дела, если это приведет к серьезному риску для прав другого лица, а также в целях защиты общественного интереса или угрозы национальной безопасности государства-члена.

Многие положения, согласованные министрами на сессии Совета ЕС в декабре 2010 года, вошли в окончательную редакцию Директивы.

Директива 2012/12/ЕС Европейского парламента и Совета от 22 мая 2012 г. о праве на информацию в уголовном процессе[282] (далее - Директива о праве на

информацию) стала реализацией меры В Дорожной карты от 30 сентября 2009 г., устанавливающей процессуальные права подозреваемым и обвиняемым в уголовном процессе.

Как и в предыдущих двух директивах в области уголовно-процессуального законодательства ЕС, Дания не участвует. Великобритания, как и ранее Ирландия, согласно Протоколу № 21 присоединилась к участию в Директиве.

Исходя из представленного выше анализа ранее действовавших положений в уголовно-процессуальных кодексах государств-членов ЕС, нам представляется возможным сделать вывод об отсутствии в ряде стран или слабо развитом институте сообщения информации о правах лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении уголовного преступления.

Однако лицо, арестованное или допрошенное полицией по подозрению в совершении преступления, имеет определенные права, такие как право хранить молчание или на доступ к адвокату и общение с ним. Одним из важнейших прав, обеспечивающим права лиц в уголовном процессе и одним из ключевых факторов в обеспечении справедливого судебного процесса, является предоставление подозреваемым и обвиняемым достаточно подробной информации об их правах. Сотрудники правоохранительных органов не могут в точности знать, что подозреваемые или обвиняемые владеют в полной мере информацией о своих правах, когда сталкиваются с уголовным преследованием.

Вступление в силу Директивы о праве на информацию призвано было осуществить гармонизацию процессуального права на информацию в уголовнопроцессуальных кодексах государств-членов ЕС.

По нашему мнению, особенно важно предоставление информации о правах лицам, арестованным или находящимся под стражей, так как в подобные моменты особенно высоки стрессовые ситуации, к которым добавляется незнание лиц своих прав. Именно на этих стадиях важно предоставление информации о правах подозреваемым и обвиняемым как необходимое условие для доступа к ним 280. [283] [284]

В п.14 преамбулы Директивы о праве на информацию содержится разъяснение, согласно которому Директива устанавливает подлежащие применению общие минимальные стандарты предоставления подозреваемым или обвиняемым информации об их правах и о подозрении в совершении преступления в целях укрепления взаимного доверия между государствами - членами ЕС.

Полагаем важным отметить, что Директива о праве на информацию основывается на правах, изложенных в статьях 6, 47, 48 Хартии Европейского Союза об основных правах, а также на статьях 5,6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод с учетом толкования Европейского суда по правам человека. В Директиве термин «обвинение» используется в том же контексте, что и термин «пункты обвинения» в ст. 6 ЕКПЧ.

Так же, как и предыдущая рассмотренная Директива о праве на перевод Директива о праве на информацию в уголовном процессе не затрагивает гарантии прав при привлечении к ответственности за мелкие правонарушения, например в ряде стран привлечение к ответственности за нарушение правил дорожного движения рассматривается вне рамок уголовного процесса. Однако, если наложенные санкции за правонарушение возможно согласно национальному законодательству обжаловать в суде, в таком случае на судебное разбирательство будут распространяться гарантии Директивы о праве на информацию.

Предметом Директивы о праве на информацию является разработка правил в отношении прав подозреваемых или обвиняемых на информацию об их правах в уголовном процессе, о выдвинутых в их отношении обвинениях (ст. 1)[285]. Директива также устанавливает правила относительно прав лиц на информацию об их правах, в отношении которых действует европейский ордер на арест[286].

Важной представляется ст. 3 Директивы [287] в принятой редакции, которая предписывает государствам незамедлительно предоставить подозреваемым и обвиняемым информацию согласно национальным процессуальным кодексам о следующих правах: «о праве на доступ к адвокату; о праве на бесплатную юридическую помощь и об условиях предоставления такой помощи; о праве знать, в чем лицо обвиняется; о праве на устный и письменный перевод; о праве хранить молчание».

Государства должны обеспечить предоставление информации в устной или письменной форме и на языке, простом и понятном подозреваемому или обвиняемому, должны быть учтены ограниченные физические возможности уязвимых лиц.

В рассмотренном выше проекте, разработанном Европейской комиссией, не содержались все права, о которых должна быть предоставлена информация, а лишь была отсылка к иным источникам. Принятая редакция, по нашему мнению, свидетельствует о значительном усилении гарантии прав обвиняемых и подозреваемых, ставшем возможным в процессе разработки и принятия Директивы.

Директива о праве на информацию распространяет свое действие в том числе на права лиц, в отношении которых применяется Европейский ордер на арест, а также любую информацию о процедуре его выдачи. Как отмечается в исследовании, посвященном Европейскому ордеру на арест [288], двумя новеллами Директивы о праве на информацию стало введение процедуры предоставления письменного документа о правах, а также Декларации прав для лиц, арестованных согласно европейскому ордеру на арест.

В общем порядке (когда речь не идет о применении европейского ордера на арест) подозреваемым или обвиняемым, задержанным или содержащимся под стражей, правоохранительные органы государства-члена ЕС предоставляют письменный документ - декларацию прав (ст. 4 Директивы[289]), в котором должна содержаться письменная информация о следующих правах:

• право на доступ к материалам дела;

• право проинформировать о задержании работника консульской службы или

иное лицо;

• право на доступ к срочной медицинской помощи;

• информацию о максимально разрешенном количестве часов или дней, в течение которых подозреваемый или обвиняемый может быть ограничен в свободе до того, как он предстанет перед судом.

В проекте Директивы, как и в случае со статьей 3, вышеназванные права не были перечислены, их нормативное закрепление стало возможным после совместной работы Институтов ЕС по принятию Директивы.

Полагаем важным отметить, что согласно Директиве о праве на информацию лицо, чья свобода ограничена, и получившее письменный документ о правах, вправе хранить его при себе в течение всего времени, пока лицо содержится под стражей. Существенное значение имеет информация, которая должна содержаться в письменном документе, выдаваемом при задержании, а именно информация о возможности и процедуре согласно национальному уголовно-процессуальному законодательству обжаловать законность применения меры пресечения в виде содержания под стражей, а также о возможности сделать запрос о временном освобождении.

В европейских исследованиях в области прав человека отмечается, что согласно Директиве о праве на информацию декларация прав на языке, понятном обвиняемому, не вводит новое самостоятельное право, а является эффективным способом информирования подозреваемого или обвиняемого о его правах[290].

Как отмечалось выше, Директива о праве на информацию тесно связана с гарантиями права на перевод, что подчеркивает их взаимосвязь и постепенность реализации мер, предусмотренных дорожной картой о процессуальных правах. Информация о правах, предоставляемая подозреваемым и обвиняемым, а также письменный документ о правах должны быть изложены на простом и доступном языке для понимания подозреваемого или обвиняемого лица. В приложении 1 к Директиве [291] представлен примерный вид бланка Декларации о правах.

В случае невозможности предоставления письменного документа на понятном языке, информация предоставляется лицу в устной форме, в чем также прослеживается неразрывность связи с Директивой о праве на перевод и другими Директивами как комплексной гарантии права на справедливое судебное разбирательство.

Под информацией об обвинении согласно Директиве о праве на информацию понимают гарантии со стороны государств-членов по обеспечению подозреваемым или обвиняемым информации о преступном деянии, в совершении которого они подозреваются или обвиняются. Информацию следует предоставить своевременно и в объеме, необходимом для справедливого судебного разбирательства и эффективного осуществления права на защиту.

В случае задержания или ареста должна быть предоставлена информация о причинах применения указанных процессуальных мер.

Также Директивой о праве на информацию обеспечивается информирование лиц в случае изменения любой информации по делу, которая предоставляется согласно Директиве.

Полагаем, что существенной гарантией являются права лица в случае ареста и задержания на любой стадии уголовного судопроизводства получить информацию и доступ самому, а также его защитнику к материалам уголовного дела касательно законности его ареста и содержания под стражей[292].

Также важной новеллой стала гарантия на доступ к вещественным доказательствам как оправдательным, так и обвинительным для лица, содержащегося под стражей, а также его адвокату в целях обеспечения справедливого судебного разбирательства и подготовки к защите[293]. Важность предоставления доступа к вещественным доказательствам, на наш взгляд, вытекает из анализа ранее рассмотренного рабочего документа Европейской

Комиссии, согласно которому в Бельгии, Дании, Эстонии, Финляндии, Франции, Люксембурге, Мальте, Голландии и Испании информация о праве на доступ к доказательствам не предоставлялась.

При предоставлении вещественных доказательств должно учитываться достаточное время для стороны защиты для подготовки к процессу[294]. Данная гарантия неразрывно связана с одним из важнейших прав уголовного процесса - правом на защиту.

Из гарантий предоставления информации обвиняемому и его защите материалов дела и доказательств существуют изъятия, при этом они возможны только в том случае, если это не приведет к ограничению права на защиту. Возможно отказать в предоставлении части материалов дела, имеющих важный общественный интерес, когда доступ к таким материалам может нанести ущерб расследуемому уголовному делу, национальной безопасности государства-члена. Государство-член, устанавливающее изъятие из принципа предоставления информации по делу, должно гарантировать, что такая информация признается закрытой в соответствии с судебным решением, или по крайней мере становится предметом рассмотрения в суде.

Доступ ко всем материалам и информации предоставляется бесплатно.

На наш взгляд, представляется возможным провести сравнительный анализ гарантии права на информацию в уголовном процессе в ЕС согласно Директиве о праве на информацию с российским уголовно-процессуальным кодексом.

В российском УПК содержатся аналогичные гарантии подозреваемым обвиняемым. Статьями 46, 47 УПК РФ[295] регламентировано процессуальное положение подозреваемого и обвиняемого. В обеих статьях в пунктах, устанавливающих права лиц, первыми названо право знать, в чем лицо подозревается или обвиняется, и получить копию постановления о возбуждении против лица уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения; либо знать в чем лицо обвиняется. То есть право на информацию названо первым среди всех процессуальных прав лиц, являющихся подозреваемыми или обвиняемыми.

Также отмечаем, что в ходе производства по уголовному делу следователем или дознавателем в письменной форме объявляются права, перечисленные в статьях 46, 47 УПК РФ, в том числе такие права как: давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении него подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний; пользоваться помощью защитника и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет; пользоваться помощью переводчика бесплатно; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания; участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя; защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК РФ; знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта; знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме.

Исходя из представленных норм статей 46, 47 УПК РФ[296] в сравнении со статьями 3,4,5 Директивы о праве на информацию, можно сделать вывод о том, что гарантии предоставления информации о правах в уголовном процессе, в том числе в письменной форме, по российскому законодательству шире, так как обвиняемого или подозреваемого информируют обо всех правах, которые предоставлены ему УПК РФ, в то время как Директива гарантирует со стороны государств-членов ЕС предоставлении информации о праве на доступ к адвокату, праве на бесплатную юридическую помощь и условия для предоставления такой

помощи, праве знать о предъявленном обвинении, праве на устный и письменный перевод, праве хранить молчание.

По вопросу предоставления информации согласно Директиве к материалам уголовного дела и о возможности ограничения в таком праве из-за ограничения прав других лиц, высокого общественного интереса, или государственной безопасности, отмечаем, что согласно ст. 217 УПК РФ 293 обвиняемому и его защитнику для ознакомления предоставляются материалы дела, в том числе вещественные доказательства до передачи дела в суд, однако в целях обеспечения безопасности потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. То есть данная информация не будет содержаться в материалах дела. В процессе ознакомления с материалами уголовного дела, состоящего из нескольких томов, обвиняемый и его защитник вправе повторно обращаться к любому из томов уголовного дела, а также выписывать любые сведения и в любом объеме, снимать копии с документов, в том числе с помощью технических средств, за исключением сведений, составляющих государственную тайну.

Исходя из положений рассмотренной Директивы о праве на информацию и законодательного процесса ее принятия мы приходим к заключению, что важнейшей гарантией, введенной Директивой о праве на информацию, стал механизм письменного информирования подозреваемых и обвиняемых об их правах в уголовном процессе с помощью Декларации прав. Г арантия предоставления Декларации прав в значительной степени усилила права лиц в уголовном процессе, поскольку ранее национальные уголовно-процессуальные кодексы государств-членов, как показал проведенный Комиссией ЕС анализ, не содержали подобной гарантии.

В качестве рекомендации для российского уголовно-процессуального законодательства, предоставляющего высокие гарантии права на информацию, [297] [298]

полагаем возможным внести изменения и дополнить УПК РФ ч. 4 ст. 92 «Порядок задержания подозреваемого» следующей нормой: «До первого допроса подозреваемого ему предоставляется письменный документ о правах, в котором содержатся все права подозреваемого и обвиняемого, предоставляемые им УПК РФ. Письменный документ должен быть всегда с подозреваемым, в том числе во время общения с защитником, который сможет разъяснить ему гарантии и последствия каждого права».

<< | >>
Источник: Сорокина Елизавета Михайловна. ГАРМОНИЗАЦИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.4. Гармонизация законодательства о праве на информацию в уголовном процессе:

  1. Законодательство предоставляет право некоммерческим организациям создавать филиалы и открывать представительства. Управление
  2. Глава третья. Период подготовки материала для догматической разработки русского законодательства, первых научных опытов выделения догмы уголовного права и упадка естественно-правовых учений
  3. Глава 1. Право массовой информации как отрасль права и законодательства
  4. Право массовой информации в системе российского права и законодательства.
  5. Глава 2. Возникновение и развитие права массовой информации в России
  6. Глава VII. Ответственность за нарушение законодательства о средствах массовой информации
  7. РАЗДЕЛ 2РОССИЙСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
  8. ПРАВО НА ИНФОРМАЦИЮ СУБЪЕКТОВ ТРУДОВОГО ПРАВА И ЕГО ЗАЩИТА — НОВЫЙ ИНСТИТУТ ТРУДОВОГО ПРАВ
  9. Право на информацию.
  10. 3. Унификация и гармонизация законодательства Скандинавских стран
  11. Гармонизация законодательства
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -