<<
>>

1.2. ДИАЛЕКТИКА МИРОВОЗЗРЕНИЯ И ИДЕОЛОГИИ В КОНКРЕТНО-ИСТОРИЧЕСКИХ ФОРМАХ РАЗРЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ ЧЕЛОВЕКА

Каждая эпоха находит свое конкретно-историческое разрешение проблемы человека, более того, каждый отдельный человек своим существованием дает разрешение этой проблемы. Для нас, исходя из поставленной задачи, особый интерес представляет вопрос о тех исторических следах, в которых фиксируются предпосылки и формы разрешения проблемы человека в исторически определенной общности людей.
Представляется, что такими следами могут быть, с одной стороны, элементы индивидуально-личностного, с другой социально- идеологического мировоззренческого творчества, а конкретно- историческая реализация проблемы человека может быть исследована на основании анализа диалектики содержания этих элементов, которое находит свое выражение в конкретике особенного.

Здесь мы вступаем в область спорных вопросов, касающихся типологии общественного сознания. Не вдаваясь в дискуссии отметим, что структура общественного сознания обычно интерпретируется как диалектика специализированных форм сознания и обыденного сознания, с одной стороны, и идеологии и общественной психологии, с другой. Иначе говоря, рассматривается с позиций анализа объективно-субстанционных форм сознания.

Единство субъекта и объекта, разрешение постоянно возникающих между ними противоречий есть динамический процесс взаимного обусловливания [ Люб. 180] При таком подходе мы получаем возможность интерпретировать процессы сознательной деятельности через диалектику субъективно-индивидуального и социально-субстанционального.

В реальности общественного бытия взаимотношение индивидуального и социального реализуется в диалектике мировоззренческих и идеологических форм сознательной деятельности, поэтому анализ этих форм актуален для данной работы.

Предварительно, необходимо определить то, что подразумевается в данной работе под понятиями "идеология" и "мировоззрение". Понятие "идеология" используется в целом традиционно для нашего обществознания.

В философской литературе идеология определяется как система идей и теорий, ценностей и норм, идеалов и директив действия, выражающих интересы, цели и задачи определенной общественной группы, способствующих закреплению или устранению существующих общественных отношений. По своему теоретическому содержанию идеология является совокупностью политических, правовых, нравственных, философских, эстетических и других идей, отражающих существенные начала жизнедеятельности какой-либо социальной группы.

Аналогичное понимание мы найдем в работе М.В.Яковлева "Идеология1' [351, С.9], Но. хотелось бы заметить. что определенной системой идей может выступать только конкретная идеология, а не идеология вообще. Те перечисления, которые имеют целью охватить все формы идеологического выражения какой-либо социальной общности, конечно, оправданы, исходя из общетеоретических классификаций, однако малоэффективны в конкретно-исторических или конкретно-социологических исследованиях. В этих случаях мы говорим, например, о марксистской идеологии или идеологии христианской и т.п. Такой конкретно-исторический подход эффективен также при исследовании генезиса идеологических феноменов, которые возникают, как правило, не в виде комплекса разнородных составляющих элементов, а в виде компактных идеологем, фиксирующих в себе первичные политические связки вызревающих в недрах общества новых типов общественных отношений и новых типов общественных структур. Многократное воспроизведение этих идеологем, их консолидация и приводит к возникновению новых типов идеологий, также имеющих конкретную форму. Такое понимание идеологии принято в данной работе, поскольку она имеет целью исследовать исторически-конкретные явления общественной мысли.

Сложнее обстоит дело с понятием "мировоззрение". В нашей философской литературе оно имеет ускользающе-широ- кое толкование. Общепринятым считается определение философии как теоретически обоснованного мировоззрения. "В качестве субъекта мировоззрения реально выступает социальная и группа и личность.

Мировоззрение является ядром общественного и индивидуального сознания. "[305,С. 375] "Понятие "мировоззрение" соотносится с понятием "Идеология", но они не совпадают по своему содержанию: мировоззрение шире идеологии. Идеология охватывает лишь ту часть мировоззрения, которая ориентирована на социальные явления и классовые отношения. Мировоззрение же в целом относится по всей объективной действительности и к человеку. И[305,С.375] Как видим, специфика употребления этого понятия такова, что она охватывает очень широкий круг явлений общественного сознания от индивидуальных до общественных. Очевидно, однако, что при таком понимании "мировоззрение" почти полностью утрачивает инструментальный характер, свое конкретно-деятельностное содержание.

Определения, приведенные выше имеют право на существование, однако, исходя из целей данного исследования, мы вкладываем в это понятие значительно более узкое и конкретное содержание. Под "мировоззрением" мы понимаем прежде всего индивидуально-субъективную форму существования общественного сознания. И хотя этимологические экскурсы не всегда оправданы при выяснении смыслового содержания философских понятий, в данном случае хотелось бы вернуться к исходному значению этого слова. Воззрение на мир предполагает конкретного созерцающего субъекта. Совершенно не оправданным представляется приведенное выше понимание соотношения идеологии и мировоззрения. Понятие "мировоззрение" не может быть шире понятия "идеология", равно как понятие "идеология" не может быть шире понятия "мировоззрение", поскольку речь идет о выражении функционирования различных уровней сознания, о различных качественных определенностях, которые соотносятся между собой, но соотносятся диалектически, не растворяясь одно в другом, не находясь в динамическом противоречии.

Представление о таком диалектически-противоречивом соотношении мировоззрения и идеологии и составляет один из существенных концептуальных моментов данной работы. Согласно этой точке зрения мировоззрение и идеология являют собой два противоположных полюса процесса сознательной деятельности и соответственно демонстрируют одну из граней противоречия между индивидуальным и социальным, иначе то, что составляет, как было сказано выше, существенное содержание проблемы человека. Здесь мы снова встречаемся с пробле- мой идеального, и ее разрешение помогает уяснить нам проблему соотношения мировоззрения и идеологии. Сознание или идеальное социально по содержанию, но индивидуально по форме. Равным образом и понятие "мировоззрение" и

И              И              lt;-»

идеология соответственно выражают индивидуальный и общественный уровни функционирования сознания. Они и противопоставлены, и неразрывно связаны. В самом деле, что представляет из себя мировоззрение, если мы, как признано необходимым для данной работы, будем подразумевать под этим понятием, прежде всего, субъективно-индивидуальную доминанту. Это, с одной стороны, мир неформальных личностных ценностей и установок, определенное понимание мира и себя в этом мире, это мир устойчивых пристрастий и верований.

Разумеется, этот мир опосредован социумом, но личностью эта опосредованность, как правило, не осознается и даже отвергается, личность считает эти доминанты сугубо своим, индивидуальным Достоянием. Каким образом, проникают идеологические формы сознания в этот сугубо интимный мир? Через посредство культурно-исторических кодов, жестко связанных в процессе своей эволюции с жизненно важными, эмоционально значимыми системами приоритетов человеческого бытия. Как пишет Д.И.Дубровский: "Здесь, как и во всякойЛ-.сложной самоорганизующейся системе, наблюдается определенное соотношение централизованное™ и автоном-

lt;-»              и              и

ности... личности... с определенной степенью открытости ("закрытости") ее субъективного мира."[101,С.270] Немаловажную роль на этом уровне сознательной деятельности играют и моменты чисто биологического происхождения. По классификации Д.И.Дубровского., принятой им при анализе структуры субъективной реальности, это модальность "я". Отсюда исходят мощные мировоззренческие импульсы, которые можно было бы обозначить как социально подсознательные. Вторая модальность "не Я" или в некоторой степени "Я должное", есть то, что можно4 было бы определить как социологизированную, идеологизированную доминанту личности.[102,С.58] В сущности о мировоззрении, как более или менее отрефлексиро- ванной системе представлений, можно говорить только отправляясь от этого уровня субъективной реальности. Этот уровень мировоззрения уже невозможен без соотношения с идеологическими формами .общественного сознания. По существу его составляют избранные личностью компоненты уже существующих до нее и независимо от нее идеологий, выработанных общественным сознанием.

Если в мировоззрении, наряду с общественным, отражается и уникальное, индивидуальное в человеке, то идеология - продукт сугубо общественный. Идеология, особенно в ее изначальном содержании - это формы фиксации общественно необходимого смысла человеческой деятельности. Зачастую они противоречили эгоистическим устремлениям личности, но принимались из интересов сохранения всего сообщества в целом (например, "табу"). Эти древнейшие прототипы идеологии выполняли ту же функцию, что и развитые идеологии- консолидации, интеграции, организации человеческого сообщества. Как и в случае с логическими формами мышления, тысячекратно повторенные в человеческой деятельности, они, даже не будучи осознанными и осмысленными, приобретали форму непререкаемых истин, непосредственного руководства к действию.

По мере становления более высокоорганизованных социальных структур, возрастает определенность и напряженность основного противоречия человеческого существования: с одной стороны - это социализация человека, установление все более прочных связей его с обществом, с другой - усиление атомарности, отдельности, осознание индивидуальности. Личность, отражаясь в зеркале общественного сознания, дает повод человеку либо для крайне высоких самооценок, либо, наоборот, для осознания своей ничтожности, "заброшенности", пустоты существования. Идеология, таким образом, всецело принадлежит его второй, социальной природе. Мировоззрение же, также будучи социально детерминированным, сохраняет, однако, непосредственную связь с его природной, индивидуальной формой.

Общественное сознание и есть, прежде всего, непрерывное динамическое движение, взаимопритяжение и взаимоотталкивание мировоззренческих и идеологичских форм сознательной деятельности. Развитые социальные структуры воспроизводят систематически оформленные идеологические системы, решающим образом влияющие на мировоззренческие процессы, которые сохраняют и известную самостоятельность и служат предпосылкой критики или даже ниспровержения господствующей идеологии.

Если посмотреть на течение идеолого-мировоззренческих процессов в сообществах людей, сопоставимых по своим структурным и организационным формам с нынешним уровнем развития цивилизации, то здесь можно видеть достаточно отчетливо выраженную динамическую закономерность - маятниковое колебание от относительно жестко фиксированных монистических идеологий, опирающихся на широчайшую социальную базу (например, христианство) до идеологически аморфного, плюралистического состояния общественного сознания, когда конкурирует множество идеологий, не имеющих еще своего отчетливого идеологического и социального выражения (ситуация, которую мы наблюдаем сегодня у нас в стране.)

На позициях, близких методологическим установкам данной работы, формировалась концепция становления идеологических феноменов М.Бахтина. Анализируя богатство идеологических явлений в творчестве Достоевского, он приходит к очень интересным и. содержательным определениям идеологических форм. Всякая идеология, согласно М.Бахтину,

И              И              lt;-gt;              и

"опирается на два основных элемента: "отдельной мысли" и предметно-единой системы мыслей. Для обычного идеологического подхода существуют отдельные мысли, утверждения, положения, которые сами по себе могут быть верны или неверны, в зависимости от своего отношения к предмету и независимо от того, кто является их носителем, чьи они. Эти "ничьи" предметно-верные мысли объединяются в системное единство предметного же порядка. В системном единстве мысль соприкасается с мыслью и вступает с нею в связь на предметной почве. Мысль довлеет системе как последнему целому, система слагается из отдельных мыслей, как из элемен- тов."[18Х\106-107]

В преддверии кризиса господствующих идеологических систем, когда они утрачивают или уже утратили неформальный мировоззренческий кредит, наступает период интенсивного идеологического творчества.

До своего появления новые идеологии существуют как бы 9 мировоззренческих "россыпях". Идеологемы почти непосредственно смыкаются с мировоззрением в реальной деятельности личности, проходят испытание перед лицом уходящей идеологической системы. В эти периоды обостряется интерес к личности как носителю идеологем, ее прочности на излом, на пластичность, стойкость, перед необходимостью преодолеть политическое противодействие уходящей идеологии, которое зачастую сопряжено с репрессивно-полицейскими мерами подавления. В этих условиях, разумеется, на первый план выступает личный пример, конкретный человек. Идеология, чтобы приобрести устойчивость на этом личностном уровне должна принять вид конкретно-индивидуального мировоззрения. Отсюда антропологическая заданность начальных вариантов той или иной идеологии. С этого, например, начинало христианство, идеологические явления этого же порядка зафиксированы в творчестве Достоевского.

Вообще говоря, всегда существовал и, по-видимому, будет существовать определенный разрыв, расхождение между идеологией, получившей статус официальной, и реальным содержанием мировоззрения на уровне субъективной реальности, которое несомненно опосредуется идеологией. Этот разрыв может заполняться различным содержанием, но радон кально активным началом здесь обладают негативные опреде-j ления. И сама действительность социального бытия либо! способствует продуцированию этих отрицательных определений, либо препятствует их воспроизводству и, наоборот, noJ буждает индивида прибегать к позитивным определениям,' активно участвовать в разнообразных общественно значимых1 видах деятельности. В последнем случае возрастает потенциал стабильности общественного устройства, в первом же начинается дифференцирование общества на различные социальные группы по тенденциям развития мировоззренческой ориентации. Этот процесс может привести к возникновению новых идеологий и конкуренции их со старыми.

Вспомним, например, что становление новых массово распространенных идеологических систем всегда начинается с тотального отрицания всего общественного устройства, идеологии, культуры, искусства и т.п. Так было в период становления христианства, так было в эпоху буржуазных революций,; так было в период социалистической революции у нас в стране. В конкретике идеологического развития мы можем наблюдать реальную диалектику идеологии и мировоззрения.

Определить это взаимодействие можно так: мировоззрение предшествует идеологии и порождает ее, но затем отношение первородства трансформируется противоположным образом и, в определенном смысле, верно и обратное, что идеология порождает мировоззрение. Действительно, каким образом из мировоззрения прорастает идеология? Первоначально это очень условные, неразвитые, схематические определения. Если они отображают какие-либо актуальные социально-значимые феномены, вызревающие в эпоху социальных потрясений, тогда эти неразвитые идеологические схемы обладают большой притягательностью. Появляются "пророки" нового учения, формируются кружки адептов, возникает идеологическая традиция. Чем традиция новей, "свежей", тем более связана с проблемами реального существования, тем сильнее она воздействует на мировоззренческих адептов. И тогда приходят "подвижники", для которых следование таким идеологическим схемам составляет единственный смысл жизни. Они деятельно утверждают идеалы, нормы новой идеологии, оказывая мощное влияние на единомышленников. Это первоначальный этап становления идеологии, на котором решающее значение имеют мировоззренческие импульсы. Отраженные от еще неразвитой идеологической схемы, они еще более способствуют активизации мировоззренческих процессов. Подобная ситуация имела место, например, при становлении христианства в период так называемой актуальной эсхатологии. Так подспудно вызревает новая идеологическая система, первоначально находясь в оппозиции господствующей, что вызывает гонения со стороны государства и окружает ореолом мученичества пострадавших за веру, еще более укрепляя ее авторитет.

Второй этап становления идеологии - это период развития, когда она, преодолев, наконец, сопротивление умирающей идеологии, сама становится на ее место, т.е. когда утверждается новая официальная идеология. В этот период соответствие идеологии мировоззрению широких кругов последователей еще достаточно сильно, и идеология сообщается с мировоззрением живыми связями. Среди ведущих идеологов в это время, как правило, уже возникают ожесточенные споры и формируются различные толки или ответвления от основной идеологической линии. В этих условиях много сил и энергии затрачивается на теоретическую обработку идеологических феноменов, прида- ния им возможно более логически непротиворечивой формы. В истории христианства, это эпоха патристики. Подобные эпохи в становлении идеологии следует считать ее расцветом. Именно в эти.периоды достигается, насколько это возможно, гармоническое единство идеологии и мировоззренческого творчества масс, что способствует формированию определенных деятельностных установок, ведущих к консолидации общественного целого, принявшего новую идеологическую систему. Иными словами, достигается максимальное взаимодействие, взаимовлияние идеологии и мировоззрения. Тогда же оформляются классические литературные памятники данной идеологии. Ибо, с одной стороны, жива еще эмоциональная напряженность мировоззренческого поиска, а с другой - уже есть достаточные силы профессиональных идеологов для рафинированной обработки накопленного идеологического сырья.

И наконец, третья стадия характеризуется постепенной кристаллизацией структуры идеологии, оформлением жестких неподвижных связей, когда обратное взаимодействие с массовым мировоззрением утрачивается.

Эти периоды характеризуются господством традиции и догматизма, связь идеологии и мировоззрения имеет более односторонний характер - от идеологии к мировоззрению. Все большее внимание уделяется средствам формирования определенной мировоззренческой ориентации или тому, что называется, манипулированием общественным сознанием. Однако, массовидные мировоззренческие формы не могут существовать без имманентного им собственного творчества. Одностороннее давление и манипулирование вновь ведет к образованию и накоплению отрицательного потенциала, возникает возможность появления новых идеологий.

Всякая развитая идеология должна обладать способностью к сворачиваемое™, иначе говоря, иметь возможность выражать свое содержание в виде компактных схем-символов. Выше уже говорилось о том, что всякая идеология возникает как неразвитая (теоретически не обработанная) идеологическая схема. Вообще функционирование идеологии необходимо сопряжено с такими идеологическими схемами, и без них идеология никогда не станет массовым мировоззрением. Поэтому она и принимает компактные схематичные формы, которые, с одной стороны, могут служить символом, обозначающим общность для посвященных, с другой - фиксировать все важнейшее содержание той или иной идеологии.

Так, становление христианской догматики начиналось с активного .обсуждения и твердого установления "символа веры"; решающим фактором становления коммунистической идеологии было опубликование Манифеста Коммунистической партии. Подобные компактные схемы должны служить символом для последователей, преследавать пропедевтические цели, наконец, служить стержневой методологической основой для теоретиков, которые иначе в своих спекуляциях могут неадекватным образом трансформировать данную идеологическую систему, нанеся ей непоправимый ущерб. Борьба за чистоту главных идей - одно из непременных требований развитых идеологий. Здесь мы встречаемся с диалектическим взаимодействием идеологии как схемы-символа и идеологии как развитой теории. Любая зрелая идеология проходит в своем становлении три этапа: первый этап - это, как было показано выше, вызревание в массовом мировоззрении первоначальных схем-символов данной идеологии. Такая схема, как правило, тривиальна, слабо отрефлексирована, логически не выстроена, но сопряжена с сильным эмоциональным напряжением, связанным с отрицательно направленным пафосом зарождающейся идеологии. Впоследствии, если она претендует на всеобщность, то с необходимостью требует тщательно теоретической обработки. Эта потребность возникает в связи с тем, что, во-первых, новая идеология нуждается в защите от предшествующих традиционных идеологических форм (в этой связи заметим, что крупные общественно значимые идеологии непримиримо, антагонистическим противостоят друг другу), во-вторых, тщательное теоретическое оформление новой идеологии необходимо для преодоления разночтений среди последователей, ибо, как показывает практика, здесь всегда имеет место ожесточенная борьба за лидерство. При этом никогда не упускается из виду основная идеологическая схема. Именно в этот период идеология принимает свой классический вид. Дальнейшее знаковое оформление ее протекает, в основном, в сферах деятельностно- практической и собственно теоретической, которые выполняют адаптивную роль, трансформируя тот непрерывной поступающий новый материал, который дает объективная реальность. При этом, однако, схема-символ остается практически неиз- менной и служит главным цементирующим элементом идеологической традиции. Есть очень интересная особенность взаимоотношений схемы-символа и развитых теоретических построений. Для того, чтобы сохранить в неприкосновенности свою идеологическую схему, теоретики неизбежно должны грешить в своих логико-рационалистических конструкциях и прибегать к аллегорическому метафорическому способу прочтения схемы-символа. В результате идеологии всегда с необходимостью присущ мифологический элемент. Однако, чем далее идеология следует по этому пути, тем она противоречивее и уязвимее для критики.

Итак мы можем сделать ряд важных для нашей работы выводов:

  1. Явления общественной жизни, которые обозначаются понятиями "идеология" и "мировоззрение", очень тесно связаны и не могут существовать одно без другого.
  2. Теоретическое мировоззрение (например, философия) всегда имеет идеологический адрес и в, в принципе, сворачиваема в какую-либо из существующих схем-символов.
  3. Чем жестче логическая связь между компактной массово-распространенной идеологической схемой и ее подробным теоретическим обоснованием, тем жизнеспособнее идеология.
  4. В принципе, развитых идеологий немного, и главный критерий здесь - это степень распространенности идеологии как социально, так и географически.

  1. Все идеологии строились и строятся, исходя из установки на разрешение проблем существования человека и, по крайней мере, в теории, стремятся к утверждению блага для человека, обвиняя при этом другие идеологические системы в антигуманной ориентации. На практике же любая идеология, функционируя на базе реального социально-политического организма, так или иначе бывает вовлечена в преступления против основного блага для человека - его жизни, как в прямом смысле (физического подавления и даже уничтожения инакомыслящих), так и косвенно (оправдание эксплуатации одних социальных групп другими). Иначе, идеология тесно связана с политикой и немыслима без нее. Утверждение тех или иных теоретиков, подвизающихся в области систематизации и обработки мировоззренческих феноменов, об их политической независимости, в лучшем случае, самообман, в худшем - намеренная фальсификация.

В каком отношении находятся все рассмотренные выше вопросы к теме данного исследования? Представляется, что правильное понимание тех процессов, которые происходили в общественном сознании России XIX века, возможно как раз исходя из обозначенного выше концептуального единства мировоззренческих и идеологических аспектов становления национальной общественной мысли. Очевидно, что господствующая в России система идей и представлений, связанная в своей основе с православием, в интересующее нас время, вступает в полосу своего кризиса. Противоположное идеологическое движение, идущее от декабристов, которые пытались подвергнуть эту систему радикальной "критике", потерпев политическое поражение, оставило, однако, очень заметные мировоззренческие и идеологические следы. Была подготовлена почва и созданы условия для воспроизводства новых идеологем, и общественное сознание было готово к их восприятию. Несомненна антропологическая заданность этих идеолого-мировоззренческих поисков. Во-первых, в силу обозначенных выше закономерностей, новая идеология всегда имеет антропологическую окраску, во-вторых, общественный идеал, который находил свою дорогу в русской общественной мысли, был антропологически детерминирован в силу своего социально-экономического содержания (буржуазная идея автономности человеческой личности).

В обоих случаях соотнесение мировоззренческого и идеологического уровней при исследовании конкретных явлений общественного сознания дает нам антропологический срез анализируемых явлений и важный элемент реконструкции социально-философских идей.

<< | >>
Источник: Федчин B.C.. Социально-философская антропология в России в XX веке. Иркутск: Иркутский государственный университет,1999. - 160 с.. 1999

Еще по теме 1.2. ДИАЛЕКТИКА МИРОВОЗЗРЕНИЯ И ИДЕОЛОГИИ В КОНКРЕТНО-ИСТОРИЧЕСКИХ ФОРМАХ РАЗРЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ ЧЕЛОВЕКА:

  1. Понятие мировоззрения и его структура. Исторические формы мировоззрения.
  2. Диалектика и ее исторические формы.
  3. Введение
  4.   РУССКИЙ МАРКСИЗМ 
  5.   2. АРНОБИЙ И ЛАКТАНЦИЙ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. 1.2. ДИАЛЕКТИКА МИРОВОЗЗРЕНИЯ И ИДЕОЛОГИИ В КОНКРЕТНО-ИСТОРИЧЕСКИХ ФОРМАХ РАЗРЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ ЧЕЛОВЕКА
  8. Интуитивно-мифологический тип мышления
  9. 2.1. АНТРОПОЛОГИЯ РУССКИХ ФИЛОСОФОВ РЕЛИГИОЗНО- ИДЕАЛИСТИЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ РУБЕЖА XIX-XX В.В.
  10. 3.1. МАРКСИСТСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ РОССИИ
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. 1. Исторические формы диалектики
  13. Параграф второй. Методология общего сравнительного правоведения
  14. ЛЕКЦИЯ 6.  ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ
  15. 2.2 ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО И ЕГО РОЛЬ В ПОСТРОЕНИИ ОБЩЕСТВА ГРАЖДАНСКОГО СОГЛАСИЯ. КОНКРЕТНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ КАТЕГОРИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
  16. 1. Конкретно-исторические условия реформирования системы управления