<<
>>

Н. А. Добролюбов

Из сторонников Чернышевского в первую очередь следует назвать его друга и сподвижника Николая Александровича Добролюбова (1836-1861). Как и Чернышевский, он родился в семье священника и окончил духовную семинарию.
Затем в Петербурге в 1853-1857 гг. он учился в Педагогическом институте, где сложилось его мировоззрение. Еще будучи студентом, Добролюбов публикуется в «Современнике», а в 1857 г. возглавил, по рекомендации Чернышевского, литературно-критический отдел журнала. Чернышевский обрел в Добролюбове «второе я».
Философские, этические и эстетические воззрения Добролюбова во многом однотипны со взглядами Чернышевского. Отметим, однако, что Добролюбов развивает свои воззрения вполне самостоятельно, на ином материале, а в ряде вопросов придерживается положений, не совпадающих с позицией Чернышевского. В области же литературной критики он идет дальше Чернышевского, практически и теоретически обосновывая принципы так называемой «реальной критики».
Добролюбов разделял с Чернышевским материалистическое миропонимание. «В природе, - писал он в 1859 г., - все идет постепенно от простого к более сложному, от несовершенного к более совершенному; но везде одна и та же материя, только на разных степенях развития»[86]. Притом «человек, совершеннейшее из животных, составляет последнюю степень развития мировых существ в видимой вселенной». Мозг - самая развитая часть человеческого тела - «есть источник высшей жизненной деятельности» и «умственные отправления имеют к нему прямое отношение» (там же). Вместе с тем Добролюбов принимает не любой материализм. В статье «Органическое развитие человека в связи с его умственной и нравственной деятельностью» (1858) он писал: «Нам кажутся смешны и жалки невежественные претензии грубого материализма, который унижает высокое значение духовной стороны человека, стараясь доказать, будто душа человека состоит из какой-то тончайшей материи» (1,230-231).
Отвергая «грубый, слепой материализм», считающий «душу каким-то кусочком тончайшей, эфирной материи», Добролюбов полагает, что «жизненность, обнаруживаемая нами, зависит не от того или другого вещества, а от известного соединения всех их» (I, 236). Как и Чернышевский, апеллируя к антропологии, он утверждает, что «душа не внешней связью соединяется с телом, не случайно в него положена, не уголок какой-нибудь занимает в нем, - а сливается с ним необходимо, прочно и неразрывно, проникает его всё и повсюду так, что без нее, без этой силы одушевляющей, невозможно вообразить себе живой человеческий организм [и наоборот]» (I, 237).
Добролюбов был сторонником коренного преобразования существующего общественного строя. «Я - отчаянный социалист, хоть сейчас готовый вступить в небогатое общество, с равными правами и общим имуществом всех членов», - пишет он 15 января 1857 г. в своем дневнике. Социалистические убеждения Добролюбова развивались в духе гуманистической мысли. Он полагал, что интересы всех членов общества могут охраняться только охраной интересов «каждого из всех». Патриотизм, по его словам, «развивается с особенною силою в тех странах, где каждой личности представляется большая возможность приносить сознательно пользу обществу и участвовать в его предприятиях» (II, 567).
Общественный идеал Добролюбова чужд какой-либо национальной исключительности: «Настоящий патриотизм, как частное проявление любви к человечеству, не уживается с неприязнью к отдельным народностям» (там же).
Понимание путей, которыми Россия должна идти к социализму, у Добролюбова было несколько отличным от взглядов Герцена и Чернышевского. «Русский социализм» Герцена, как и «общинный социализм» Чернышевского, предполагал движение общества к социализму, минуя капиталистическую («западную») стадию развития на основе сохранения общины. В статье «Литературные мелочи прошлого года» (1859) Добролюбов с одобрением ссылается на статьи Чернышевского об общине, отмечая в то же время, что в споре по этому вопросу существует «хаос всех понятий - философских, исторических и экономических» (I, 426). Подходя к вопросу об общине конкретно-исторически, Добролюбов в статье «Взгляд на историю и современное состояние Ост-Индии» (1857) рассматривал сельскую общину как консервативный фактор, разрушение которого активизирует народ и идет на благо «исторической необходимости».
В статье «От Москвы до Лейпцига» (1859) Добролюбов отмечает, что Россия должна пойти по западноевропейскому пути: «Что и мы должны пройти тем же путем, это несомненно и даже нисколько не прискорбно для нас» (II, 196). Однако, учитывая опыт народов Западной Европы, «мы можем питать себя лестною надеждою, что наш путь будет лучше». При всей неизбежности повторения чужих «ошибок и уклонений» «все-таки наш путь облегчен; все-таки наше гражданское развитие может несколько скорее перейти те фазисы, которые так медленно переходило оно в Западной Европе» (II, 197).
Добролюбов был не только выдающимся литературным критиком - автором статей «Что такое обломовщина?», «Темное царство», «Луч света в темном царстве», «Когда же придет настоящий день?», но и теоретиком искусства и эстетиком, обосновывающим принципы своей критической деятельности, «реальной критики». Основной оценочный критерий для критика - правдивость изображения дей- ствительности, ибо «образы, созданные художником, собирая в себе, как в фокусе, факты действительной жизни, весьма много способствуют составлению и распространению между людьми правильных понятий о вещах» (II, 22). В соответствии с этим «реальная критика относится к произведению художника точно так же, как к явлениям действительной жизни» (II, 20). «Реальный критик» не стремится навязывать автору свой собственный образ мыслей, но он вычитывает в художественном произведении «реальное» содержание, о котором сам автор может не подозревать. Вот почему Тургенев был недоволен критическим разбором своих произведений, который осуществлял Добролюбов. Понятие «обломовщина», обозначенное Добролюбовым и получившее широкий общественный резонанс, далеко не вполне соответствует образу Обломова в романе Гончарова. Но для «реального критика», собственно, эстетический критерий оценки хотя и не исключался, но трактовался как производный от критериев общественных, познавательных и нравственных, ибо, по убеждению Добролюбова, сама красота понимается как аспект правды и добра.
Н. А. Некрасов в стихах, посвященных памяти Добролюбова (а он умер 25 лет от роду!), писал:
Какой светильник разума угас!
Какое сердце биться перестало!
<< | >>
Источник: Столович Л. Н.. История русской философии. Очерки. - М.: Республика,2005. -495 с.. 2005

Еще по теме Н. А. Добролюбов:

  1. Николай Алексеевич ДОБРОЛЮБОВ
  2. Фонвизин
  3. А. В. Кольцов
  4. ИДЕЙНО-ФИЛОСОФСКИЕ ТЕЧЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО РАДИКАЛИЗМА 
  5.   ЛИТЕРАТУРА
  6.   ПОЭЗИЯ А. С. ХОМЯКОВА 
  7. Н. А. Добролюбов
  8. 28. ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ, ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ДРАМЫ «ГРОЗА»
  9. 31. ПОЛЕМИКА ВОКРУГ РОМАНА ГОНЧАРОВА «ОБЛОМОВ»
  10. Психологические вопросы сознательности учения
  11. НАСТУПЛЕНИЕ
  12. М.А.Грачев1. Пиши правильно: Практикум по русскому языку. Часть II- Испр. и доп. Нижний Новгород: НГЛУ им.Н.А. Добролюбова,2008., 2008
  13. М.А. Грачев. Пиши правильно: Практикум по русскому языку. Часть I. Испр. и доп. Нижний Новгород: НГЛУ им. Н.А. Добролюбова. 2008, 2008
  14. Трагическая острота конфликта Катерины с «темным царством» в драме а. Н. Островского «Гроза»
  15. Добролюбов Н. А Луч света в темном царстве (Гроза. Драма в пяти действиях А. Н. Островского, СПб., 1860 г.)
  16. Красковсий В. Е Трагедия «Гроза»
  17. Добролюбов Н. А Что такое обломовщина?
  18. Быкова Н. Г Роман И. А. Гончарова «Обломов»