<<
>>

Философия истории

Все труды Федотова посвящены истории и культуре, притом прежде всего России в контексте мировой истории и культуры. Он написал более 300 статей и эссе по этим проблемам. Читая их, ощущаешь
не только блестящий стиль, запечатлевший личность мыслителя, но и определенную его теоретическую концепцию исторического и культурного процесса.
Как и многие русские мыслители, Федотов не изложил последовательно и систематично свое философское миропонимание. Но оно, несомненно, пронизывает все его творчество.
Придя к православно-христианскому мировосприятию, Федотов осмысляет жизнь человека в религиозном духе. Но религия, входя необходимой составляющей в человеческую жизнь, будучи даже ее основой, по его убеждению, не исключает, а предполагает связь человека со всеми сторонами мира. По его словам, «чтобы жить, человек должен найти утраченные связи с Богом, с душевным миром других людей и с землей. Это значит в то же время, что он должен найти себя самого, свою глубину и свою укорененность в обоих мирах: верхнем и нижнем» (СГР, II, 250-251).
Такая укорененность человека в «верхнем» и «нижнем» мире, в небе и на земле, по Федотову, особенно отчетливо выражается в сопоставлении его взглядов с философией Бердяева. По воззрениям последнего, как отмечал Федотов, «зло - в самой объективности мира, в том, что он представляется нам как собрание вещей или объектов. Но это злой кошмар нашего греховного сна. Подлинно реальны только субъекты, т. е. свободные духи». Поэтому и «всякое творчество, в условиях падшего мира, обречено на неудачу. И главная из этих неудач, для Бердяева, есть объективизация творчества, т. е. превращение его в продукт или вещь, подчинение закону необходимости». По мнению Бердяева, «еще более объективны, т. е. несвободны, наши поступки и социальные институты, создаваемые людьми». И только Бог, по логике этой философии, «спасает творчество человека и воскрешает его за гранью истории, в Царстве Божием». Отсюда и следует, что «освобождение от власти мира или вещей составляет цель человеческой жизни»[512].
В отличие от таких воззрений, философия Федотова обращается прежде всего к посюстороннему миру, стремясь к построению реального «Нового Града», который «есть земной град, новое общество». И даже предрекаемый в Откровении Св. Иоанна «Небесный Иерусалим, спускающийся на землю и завершающий страдания мира, мыслится, - как считал Федотов, - не только Божиим даром, но отчасти и человеческим созданием. Точнее, делом Богочеловеческим. В нем возвращаются, воскресшие и преображенные, плоды всех человеческих усилий, творческих подвигов, которые были погублены трагедией смертного времени. Ничто подлинно ценное в этом мире не пропадает»[513].
В статье «Правда побежденных» (1933) противопоставляются две философии истории. «Для одной история есть всегда поступательное движение, развитие или прогресс или раскрытие Абсолютного Духа. Консервативный или революционный, но это всегда дифирамб действительности. Все злое и темное в историческом процессе принимается, как жертва или цена. И эта цена никогда не кажется слишком дорогой, ибо покупаемое благо мыслится бесценным и бесконечным - в необозримой перспективе будущего» (СГР, 11,21).
Федотов не принимает «неисправимый оптимизм» этого варианта философии истории, представленный не только Гегелем, но и философией просвещения, а также марксизмом. Он не приемлет «доктрины исторического детерминизма» (СГР, II, 277) в любом ее варианте.
Ему представляется более правильным «другой взгляд на историю - как на вечную борьбу двух начал», сосуществование «творческих и разрушительных процессов в истории», восходящее к учению Августина о «двух градах». «Признаем, - пишет Федотов, - что внутри каждого из строящихся общественных и культурных типов идет борьба за план и стиль целого, которая оканчивается или включением его в творимый град Божий, или выпадением в небытие, неудачей, катастрофой. Ничто не предопределено в истории силой естественных законов или давлением Божественной воли. Ибо история есть мир человеческий - не природный и не Божественный, - и в нем царит свобода. Как ни велико в истории значение косных, природных, материальных сил, но воля вдохновленного Богом или соблазненного Люцифером человека определяет сложение и распад природных сил» (СГР, II, 22).
Итак, человек, в соответствии с христианским мироучением, наделен свободой. А это значит, что у человека, по Федотову, есть «возможность выбора между разными вариантами исторического пути народов» - как отмечал он в статье «Россия и свобода» (1945). Он высказывает мысль о том, что «не может в мире пройти бесследно ни слабое усилие к добру, ни малейшее движение зла. Не поглощаются они одним историческим процессом. А включаются в разные одновременно действующие процессы: созидания и разрушения. И если внимательно вглядываться в жизнь, то в видимом ее единстве всегда можно различить двоякую детерминированность: к вечности и к смерти» (СГР, II, 22).
В работе «Социальное значение христианства» Федотов конкретизирует свое понимание проявления добра и зла в истории: «Всякий исторический строй (монархия, республика, крепостничество, капитализм) может в большей или меньшей степени воплощать справедливость, быть большим добром или меньшим злом, сравнительно с другими формами жизни. Но во всяком строе заложены начала вырождения. Из прогрессивной некогда формы он превращается в отсталую и худшую, из справедливой в тираническую. Постоянное из- менение - закон исторической жизни. Она всегда ищет, творит новые формы, разрушая старые. Не обязательно новое является лучшим»[514]. Поэтому столь велико значение в истории, по Федотову, нравственных факторов: «Ценность всяких социальных форм зависит прежде всего от наполняющего их нравственного содержания: от того, насколько в них воплощается дух любви, справедливости, свободы. Самые лучшие формы гибнут, когда их покидает оживлявший их дух социального идеализма»[515]. «Христианство, - по его словам, - дает нравственный критерий для оценки не только личной, но и общественной жизни. Христианство судит всякий общественный строй и потому не может зависеть ни от одного из них».
Хотя «власть прошлого, тяжелый или благодетельный груз традиций», чрезвычайно ограничивает свободу выбора исторического пути, от нравственной направленности деятельности людей зависит дальнейшее движение по этому пути. Они способны строить Новый Град, хотя из старых камней, но по новым зодческим планам.
<< | >>
Источник: Столович Л. Н.. История русской философии. Очерки. - М.: Республика,2005. -495 с.. 2005

Еще по теме Философия истории:

  1. 73. РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ
  2. ПИРРОНИК ИЛИ СКЕПТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ (история философии).
  3. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ И СОЦИАЛЬНАЯФИЛОСОФИЯ
  4. Всемирная история (философия истории)
  5. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ: ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ И ОСНОВНЫЕ МОДЕЛИ
  6. Философия истории Августина
  7. 3. Философия истории: проблема периодизации
  8. Глава 5. Философия истории
  9. Y.5. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ МАРКСИЗМА И СОВРЕМЕННЫЕ «ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ» И «ПОСТИНДУСТРИАЛЬНЫЕ» КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА
  10. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ ГЕРДЕРА
  11. Глава 5. Философия истории
  12. 3.1 Философия истории: методологические проблемы
  13. Современная философия истории
  14. История и философия истории
  15. Философия истории К. Ясперса
  16. § 1. Социальная философия и философия истории
  17. Философия истории
  18. Философия истории как особый тип теоретических размышлений о возможных закономерностях развития общества