<<
>>

РАЗВИТИЕ ФИЛОСОФИИ ВСЕЕДИНСТВА В ТРУДАХ ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ В. С. СОЛОВЬЕВА

Конец XIX - начало XX в. в истории русской религиозной философской мысли характеризуется как философско-религиозный Ренессанс, у истоков которого стояли Достоевский и Вл. Соловьев. На позиции идеалистической философии в начале XX в.
перешел ряд мыслителей, разделявших марксистские воззрения в духе «легального марксизма». Это Петр Бернгардович Струве (1870-1944), один из составителей манифеста РСДРП. Это Сергей Николаевич Булгаков, Николай Александрович Бердяев и Семен Людвигович Франк, об эволюции мировоззрения которых у нас пойдет речь в дальнейшем. В конце 1902 г. вышел сборник «Проблемы идеализма», объединивший на основе идеалистической философии бывших «легальных марксистов» - П. Б. Струве, С. Н. Булгакова, Н. А. Бердяева, С. Л. Франка - с такими последовательными сторонниками идеалистического миропонимания, как П. И. Новгородцев, С. Н. Трубецкой, Е. Н. Трубецкой и др.
В ответ на «Проблемы идеализма» в 1904 г. был издан сборник «Очерки реалистического мировоззрения», в котором принимали участие мыслители, считающие себя приверженцами социализма и ставшие членами большевистской фракции российской социал-демократии, в том числе А. В. Луначарский и А. А. Богданов.
7*
195
В среде марксистских литераторов (М. Горький, А. В. Луначарский) стали развиваться идеи богостроительства, рассматривающие социализм как «новую религию без Бога», а самого Бога как «человечество в высшей потенции». Сторонники богостроительства противопоставляли себя религиозно-философскому течению богоискательства, «нового религиозного сознания», которые в лице Д. С. Мережковского, Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова, В. В. Розанова и др. стремились обновить ценности православного христианства. Но с точки зрения последовательного марксистского мировоззрения богостроительство было столь же неприемлемо, как и богоискательство, а марксизм несовместим ни с какими философскими дополнениями, будь то кантианство, ницшеанство или эмпириокритицизм. Вместе с тем показательно, что такие «дополнения» пытались делать некоторые сторонники марксизма, которых подверг резкой критике В. И. Ленин, выпустивший в 1909 г. под псевдонимом Вл. Ильин книгу «Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной


реакционной философии». Поводом для написания этой книги послужил сборник «Очерки по философии марксизма» (1908), рассматриваемый Лениным как «Очерки против философии марксизма». В этом сборнике выступали Богданов, Луначарский и другие I теоретики, считавшие себя марксистами, но полагавшие, что философия марксизма требует обновления и дополнения новейшей философской мыслью.
Причиной такого обращения к религии и идеализму стало кризис- | ное состояние российского общества, а также осознание консервативной и либеральной интеллигенцией неприемлемости для нее ни существующего в самодержавной империи порядка вещей, ни путей революционного переустройства общества после поражения первой русской революции 1905-1907 гг. Реакцией на ценности русской интеллигенции прежних лет, которая была ориентирована на освободительное движение, революционные и социалистические идеалы и на материалистическое мировоззрение, был сборник «Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции».
«Вехи» были, по убеждению их создателей, размышлением об идеалах русской интеллигенции в свете опыта первой русской революции и предостережением о грядущей опасности для судьбы России господствовавших в интеллигентских кругах революционных и материалистических умонастроений.
Опыт Октябрьской революции 1917г. веховцы пытались осмыслить в книге «Из глубины. Сборник статей о русской революции». П. Б. Струве писал в предисловии, что всем его авторам «одинаково присуще и дорого убеждение, что положительные начала общественной жизни укоренены в глубинах религиозного сознания и что разрыв этой коренной связи есть несчастие и преступление»[135]. В начале 20-х гг. большинство представителей русской религиозно-идеалистической философии вынуждены были покинуть родину, но продолжали активную творческую деятельность в эмиграции.
Далее в этом очерке речь пойдет о философии, развивавшейся не- | посредственно под воздействием философских идей Вл. Соловьева.
С. Н. Трубецкой
Философия Вл. Соловьева нашла прямой отклик и была в определенной мере преломлена во взглядах князей Трубецких, Сергея и Евгения, ставших с 1886 г. его близкими друзьями[136]. Сергей Николаевич Трубецкой (1862-1905) в гимназические годы, подобно Вл. Соловьеву, пережил свой «нигилистический» период, увлекаясь идеями Белинского, Дарвина, позитивизмом Конта и Спенсера. Но уже
18-летним юношей он, основательно изучавший историю философии, знакомится с трудами Хомякова, Достоевского и Вл. Соловьева и под их влиянием разрабатывает свою метафизическую философскую систему.
Уже первый замысел магистерской диссертации С. Н. Трубецкого - «О Церкви и Св. Софии» - был несомненно навеян учением Вл. Соловьева. Но от первоначального замысла пришлось отказаться, несмотря на большую предварительную работу. Этот отказ был связан с невозможностью защиты диссертации на эту тему в Московском университете. Однако изменение темы диссертации было обусловлено, вероятно, и тем, что молодой философ, судя по его последующим работам, не придавал Софии такое значение в своей метафизической системе, как его друг Вл. Соловьев. Трубецкой напряженно занимается историей античной философии и в 1890 г. защищает магистерскую диссертацию «Метафизика в Древней Греции», тепло встреченную Соловьевым. Ему была близка мысль Трубецкого о влиянии мифологии и религии на становление философской метафизики. Свою репутацию выдающегося знатока истории философской мысли Трубецкой подтверждает и своей докторской диссертацией «Учение о Логосе в его истории», защищенной в 1900 г. Свои собственные философские воззрения он определяет в работах «О природе человеческого сознания» (1889-1891) и «Основания идеализма» (1896).
Что же представляет собой философская система С. Н. Трубецкого, названная им самим «конкретным идеализмом»? Философ не приемлет субъективный идеализм, по которому не существует ничего, кроме сознания субъекта. Он убежден в том, что «есть и абсолютное, вселенское сознание», а следовательно, есть и «абсолютные идеи, вселенские идеалы, независимые от субъективного сознания отдельных лиц. Если есть сознание абсолютное, которое ведает все, объем- лет полноту истины, добра и красоты, то, очевидно, оно должно обосновывать всякое индивидуальное сознание, устроять и нормировать его во всякой его истинной деятельности, познавании, творчестве»[137].
Таким образом, философское миропонимание Трубецкого является объективно-идеалистическим. Однако его «конкретный идеализм» отличается от других видов объективного идеализма, именуемых им «отвлеченным идеализмом» немецких философов - Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля, Шопенгауэра и Э. Гартмана. Недостатком «отвлеченного идеализма», с его точки зрения, является сведение всего сущего «к логической идее», как у Гегеля (621), или к каким- либо иным «отвлеченным понятиям» (623), ибо «реальная действительность отличается от понятия не одним только «неумышленным» иррациональным бытием. Она отличается от него своею чувствен- ностъю и своею конкретной индивидуальностью» (627). По убеждению Трубецкого, «системы отвлеченного идеализма прямо исключают возможность самостоятельного изучения души» (521).
Критикуя идеализм в форме субъективно-идеалистического эмпиризма, гегелевского рационализма и мистицизма (индийская мистика и Шопенгауэр), «конкретный идеализм» Трубецкого утверждает Абсолютное, давая «конкретное определение абсолютного». Абсолютное - «начало и основание всего сущего». Но его конкретное определение «указывает нам действительный мост от абсолютного к относительному, - показывает в абсолютном истинное всеединство, обуславливающее конкретную соотносительность сущего» (710). Такое конкретное понимание Абсолютного «соответствует вере в личного Бога» и «нравственной идее Бога, как бесконечной любви» (717).
Это миропонимание, усматривающее «в абсолютном истинное всеединство», предполагало признание конкретного единства познавательных способностей (см. 691). Как и Вл. Соловьев, С. Н. Трубецкой против абсолютизации какой-либо одной духовной способности человека, подчеркивая единство и целостность духовного мира, включающего нераздельно и чувства, и разум, и волю, и веру. Притом вера осмысляется им и как «религиозная вера» - «вера в религиозном культе», вера в духов, богов (662), и как «признание реальности внешних явлений» (651), как «убеждение в реальности других субъектов» (661). «Вера при чисто психологическом анализе ее окажется познавательною функцией воли», - полагает Трубецкой (654).
Исходя из диалектики индивидуального и общего, человеческое сознание он рассматривает как «соборное сознание». Что означает это сознание, которое философ, обращаясь к термину Хомякова, именует «соборным»? «Если сознание человека по существу своему соборно, если оно есть возможное сознание всех в одном, то и его субъективное я может обладать всеобщим, объективным бытием в этом соборном сознании; его самосознание получает объективную вселенскую достоверность» - читаем мы в труде Трубецкого «О природе человеческого сознания» (577). И там же: «Сознание не может быть ни безличным, ни единоличным, ибо оно более чем лично, будучи соборным. Истина, добро и красота сознаются объективно, осуществляются постепенно лишь в этом живом, соборном сознании человечества» (498).
«Признание соборности сознания» Трубецкой называет метафизическим социализмом (577). В работе «Основания идеализма» этому термину философ придает и онтологическое, бытийное содержание как идеальное «универсальное соотношение» между различными элементами реального бытия. Он писал: «Мы приходим к теории метафизического социализма, если не хотим отказаться от реалистической гипотезы и отрицать реальную основу явлений» (700).
Концепция соборности человеческого сознания - основа этических воззрений С. Н. Трубецкого, которые он не успел теорети- чески обосновать, но реализовывал их в своей академической, публицистической и общественной деятельности. Он выступал против консервативных общественно-политических воззрений К. Н. Леонтьева, однако не разделял и взгляды левых радикалов. Его христианский гуманизм соловьевского типа выражался в деятельном участии в либеральном движении за гражданские свободы в конституционной монархии и за автономию университетов. Он стал первым избранным ректором Московского университета, но через 27 дней своего ректорства в возрасте 43 лет скончался 29 сентября (по старому стилю) 1905 г. от апоплексического удара. Хотя Трубецкой не осуществил многих своих философских замыслов, он вошел в историю русской мысли и своими глубокими трудами по истории философии, теории познания и сознания, и как сотрудник и редактор первого в стране философского журнала «Вопросы философии и психологии».
<< | >>
Источник: Столович Л. Н.. История русской философии. Очерки. - М.: Республика,2005. -495 с.. 2005

Еще по теме РАЗВИТИЕ ФИЛОСОФИИ ВСЕЕДИНСТВА В ТРУДАХ ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ В. С. СОЛОВЬЕВА:

  1. Глава IVОСОБЕННОСТИ ЕДИНСТВА РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ( Предварительные замечания)
  2. Глава V«РУССКАЯ ИДЕЯ», ИЛИ СВЕРХЗАДАЧА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (Вместо заключения)
  3. «НОВОЕ РЕЛИГИОЗНОЕ СОЗНАНИЕ». РУССКОЕ БОГОИСКАТЕЛЬСТВО 
  4.   СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ 
  5. 4.2. Вячеслав Иванов и philosophia perennis  
  6.   2.6.5. Воздействие биологии на формирование новых норм, установок и ориентаций культуры  
  7. И. В. Киреевский
  8. РАЗВИТИЕ ФИЛОСОФИИ ВСЕЕДИНСТВА В ТРУДАХ ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ В. С. СОЛОВЬЕВА
  9. Е. Н. Трубецкой
  10. 257 9 - 99 На пути к философии
  11. «Конкретный идеализм» С. Н. Трубецкого
  12. Глава 2. Книга «Россия и Европа» – новое слово в историософии
  13. Глава VIII.ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ
  14. II.11. РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ XIX В.
  15. Глава VIII Владимир Соловьев
  16. Философия «положительного всеединства» В.С. Соловьева
  17. Указатель имен