>>

ВВЕДЕНИЕ

Становление новых форм социально-философского знания в нашей стране развивается в двух основных направлениях. Первое - освоение общечеловеческой философской традиции, без привычного для нас формально-критического отношения к ее результатам. Это естественная потребность, ибо при всех оговорках, наша философская мысль следует в русле общего движения мировой философии.

Второе, в определенном смысле, возврат в прошлое, к состоянию многообразия точек зрения и неформального мировоззренческого поиска, который имел место в России в предреволюционные годы.

Этот возврат не самоцель, а средство конструирования актуальных форм философского познания, попытка возрождения тех плодотворных мировоззренческих и методологических направлений в русской философии, которые были насильственно прерваны, но могут оказаться вполне современными.

В русле этого ретроспективно-конструктивного движения философской мысли и сделана данная работа. Здесь представлен анализ такой заметной в отечественной гуманитарной традиции мировоззренческой ориентации как антропологический подход.

Данная темы явилась результатом осмысления различных направлений и форм антропологического философствования в России в XX веке. Предлагаемый в работе анализ базируется на двух главных исследовательских подходах. Во-первых, это генетический подход, основывающийся на хронологической последовательности и историческом вызревании различных мировоззренческих ориентации, во-вторых, субстанциональный, вырастающий из внутренней логики антропологического мышления, как специфической формы мировоззренческого творчества.

Очевидно, что антропологический элемент занимает все более заметное место в отечественном гуманитарном знании. Свидетельство тому появление в учебных планах высших учебных заведений таких новых дисциплин как "Философская антропология", ''Социальная антропология", "Социокультурная антропология", 'Теория личности" и т.п.

Гуманитарная традиция в послереволюционной России складывалась в пользу преобладания в философии и социологии субстанционально-объективистских мировоззренческих моделей, что естественным Образом было связано с марксистско-ленинской идеологической традицией, господствовавшей в нашей гуманитарной науке. Это обстоятельство существенным образом искажало гармоничное соотношение индивидуально - субъективного и социально-объективного в гуманитарном знании в пользу последнего. Отсюда обезличенность и экзистенциальная бедность марксистско-ленинской идеологической доктрины. Была по существу утрачена культура антропологического философствования, потерян сам предмет (живая, действующая личность) экзистенциально-аксиологического теоретического конструирования. Остро ощущается недостаточная разработанность человеческого измерения в гуманитарном знании. Поэтому существует настоятельная необходимость возобновления традиции осмысления антропологического принципа в философии и обстоятельная реконструкция исторических форм его реализации в национальной общественной мысли.

Ситуация в обществе повелительно требует перейти от широких, но абстрактных и пустых социологических определений к конкретике индивидуально-ценностного содержания человеческого существования. В этой связи неизбежно актуализируется круг проблем, которые обычно объединяют совокупным названием "проблема человека". Существо этой проблемы составляет вопрос о том, каким образом в данном конкретно - историческом образовании разрешается основное противоречие человеческой жизни - противоречие между биологически и психологически конечной формой человека и его необходимой включенностью в разнообразные и сложные социальные образования.

Каждый человек всегда созидает свою собственную жизнь, однако при этом он созидает и жизнь общественную. Эта пропорция между лично-индивидуальным и социально- необходимым и составляет главную проблему для человека. Казалось бы, самоочевидно, чго социальное целое в своем непрерывном и противоречивом движении есть нечто самостоятельное, объективно независимое от индивидуального произвола. Однако этот евдеобразный вариант социологического фатализма принес немало бед нашему обществу. Именно с ним связаны все печальные заблуждения псевдонаучного социологического объективизма, делающего» по существу, излишней творческую самодеятельность личности. Все больше становится очевидным, что соотношение "человек-общество" подобно голографическому изображению, где часть вбирает всю картину, и если социальное целое начинает эволюционировать отдельно от своей индивидуальной части, то это эволюция к небытию.

Тематика работы открывает новые возможности в разработке методологических средств философского и социологического анализа. Сам характер материала, который привлекается для исследования побуждает к применению нетрадиционных методологических подходов. Во-первых, выясняется наличие антагонистических методологий (научно-рационалистической и интуитивно-аксиологической). Во-вторых, становится очевидной необходимость синтетических теоретических построений, позволяющих исследовать сложные и многозначные явления общественной мысли. Исследовательская программа, представленная в книге делает возможным создание новых методологических версий социально-философского исследования, через применение которых возможны позитивные интерпретации разнонаправленных явлений общественной мысли.

Большой интерес представляют формы разрешения этой проблемы, которые оставила нам история человеческого общества. Не составляет исключения и русская общественная мысль. Более того, анализ конкретно-исторических форм общественного сознания через призму разрешения в них проблемы человека позволяет получить универсальное средство социологического анализа, когда при сохранении научного объективизма мы удерживаем экзистенциально-личностный план человеческого существования.

Существует некоторый оптимальный баланс между индивидуальным и социальным в реалиях общественной жизни и соответствующий ему баланс антропологического и объективно-социологического в философии и социологии. Поскольку антропологическая доминанта в нашем гуманитарном знании в социалистический период истории была у нас в зачаточном состоянии, есть настоятельная необходимость в глубокой и разносторонней разработке этой тематики.

Углубленное исследование антропологического принципа в традиции русской общественной мысли позволяет по-новому увидеть мотивы и главные детерминанты в разнообразных формах русской общественной мысли, помогает понять условность многих традиционных представлений о теоретическом содержании и классификации направлений нашей национальной философии.

Тема актуальна в связи с настоятельной необходимостью "очеловечивания" наших наук об обществе в целом. Более чем десятилетний период развития общественный наук после снятия тотального идеологического пресса показывает, что инерция сциентистски-объективистского подхода в нашем гуманитарном знании все еще имеет место. Например, крайне консервативной в смысле приверженности определенным социологическим стереотипам учения о государстве и праве, оказывается наша юридическая наука. Утверждение в нашем обществе идеала правового государства требует переориентации правосознания и правовой науки на защиту суверенитета личности.

В то же время сама идея суверенности личности как основного субъекта права находит весьма слабое понимание у наших правоведов. (См. например, новый учебник "Общая теория права и государства" [194]. Поэтому представляется актуальным обращение к анализу места антропологического принципа в разных сферах национальной общественной мысли, всесторонний анализ его мировоззренческих и методологических предпосылок.

Осознание места и значения антропологического принципа в русском гуманитарном знании имеет давнюю историю и проявило себя в разных направлениях русской общественной мысли. Можно вспомнить такие работы как; "Антропологический принцип в философии" Н.Г.Чернышевского, "Что такое антропология?" П.Л.Лаврова, антропологически ориентированные работы Н.А.Бердяева, "Наука о человеке" В.И.Несмелова, глубокий и содержательный очерк традиции антропологизма в статье Г.Г.Шпета "Антропологизм П.Л.Лаврова в свете истории философии".

Важность антропологической доминанты в истории русской философии подчеркивают почти все авторы, которые ставили своей задачей систематическое изложение истории отечественной общественной мысли. На это указывает в своей "Истории русской философии" Н.О.Лосский. В.В.Зеньковский в своей широко известной "Истории русской философии" утверждает: "Русская философия...больше всего занята темой о человеке, о его судьбе и путях, о смысле и целях ис- тории"[112,С.16].

Значимость антропологического доминанты для русской философии отмечали также отечественные ученые советского и постсоветского периодов в развитии нашей философии. Много места занимает антропологическая проблематика в работах уральского ученого Б.В.Емельянова, посвященных истории русской философии. В фундаментальном труде А.А.Галактио- нова и П.Ф.Никандрова "Русская философия 9 - 19 вв." утверждается, что "прочно вошел в русскую философию антропологический принцип, который на протяжении около полутора столетий оставался главной методологической установкой в натурфилософии, социологии, особенно в учении о человеке"[63,С.16].

Таким образом системный анализ места антропологического подхода в русском гуманитарном знании - давно назревшая, актуальная задача.

Решение этой задачи было необходимо сопряжено с прояснением методологического аспекта проблемы, уяснением места антропологического подхода в традиции европейской философии и привлечения многочисленной и разнородной литературы.

Развитие теоретических представлений о существе антропологического подхода и его оценки с позиций марксистско- ленинской философии связано с именами таких исследователей, как:Б.Г.Ананьев, Г.С.Батищев, Д.И.Дубровский, Э.В.Ильенков, И.С.Кон, М.С.Кветной, А.Н.Леонтьев, К.Н.Любутин. В.И.Межуев, Ф.Т.Михайлов, Н.В.Мотрошилова, А.Г.Мыслив- ченко,А.И.Титаренко,В-Д-Тугаринов, А.Г.Спиркин, А.И.Уемов и многих других. Глубокими и содержательными являются работы Г.С.Батищева. в которых с последовательно марксистских позиций раскрывается диалектически- противоречивая природа сознательной деятельности человека,

Важным элементом нашей философской культуры стали работы ряда исследователей, которые занимались критическим анализом различных антропологических направлений западноевропейской философии. Это такие ученые как Н.С.Автоно- мова,И.С.Вдовина,С.И.Великовский,Б.Т.Григорьян,Б.Л.Губма,

  1. Б.Зыкова,              А.Ф.Зотов, Т.А.Кузмина, Ю.К.Мельвиль,
  2. А.Подорога,              К.А.Свасьян, Г.М.Тавризян и ряд других. Заслуга этих исследователей заключается в том, что они проанализировали и ввели в научный оборот богатый и разнообразный материал связанный с западно-европейскими направлениями антропологической философской мысли.

Характерными особенностями работ марксистско-ленинской ориентации, были объективистская теоретическая задан- ность, - и недостаточная экзистенциально-аксиологическая наполненность этих текстов, что вполне объяснимо условиями, временем и местом написания.

Другой массив литературы, где преодолевается приведенный выше недостаток, связан с работами культурологической ориентации, А.Ф.Лосева, М.Бахтина, С.САверинцева, В.В.Бычкова. Они помогают преодолеть узость идеологических штампов марксистско-ленинской философии и научиться видеть действительное культурно-творческое содержание таких явлений, как христианство, идеалистическая философская традиция и т.п. Некоторые методологические и концептуальные элементы были прояснены благодаря работам Ю.М.Лотмана и Б.А.Успенского.

Теоретико-мировоззренческие разработки перечисленных выше авторов стали для автора базовой основой понимания проблемы человека.

Важным элементом проникновения в проблематику данного исследования явилось изучение места антропологического подхода внутри западно-европейской философской традиции.

Если рассматривать историю философии под определенным углом зрения, то ее можно представить как ряд попыток создания более или менее универсальных антропологии.

Для понимания европейской антропологической традиции необходимо научиться различать уровень "текста" и уровень "подтекста", того, что можно было бы назвать знаковой реализацией науки о человеке, от того, что представители фрейдистской традиции называют коллективным бессознательным. Такой существенно важный для европейской цивилизации бессознательный контекст формирует христианство, предстающее перед нами в виде некоторого аксиологического поля неформализованных ориентации. Этот мир неформаль- ных ценностей поляризован разнонаправленными векторами и несет в себе динамическое противоречие своих исходных компонентов: - античной традиции антропоцентризма (индивидуализм) и архаичного родового начала консолидированного библейской восточной традицией (община). Динамика процессов, происходящих в этом хранилище социального подсознательного, видимо, никогда не будет до конца понята и описана в рациональных формах, но именно она предопределяет, в конечном счете, мировоззренческие и идеологические процессы.

В разнообразных антропологиях периода древнегреческой философской классики, актуализируются два основных момента. Во-первых, антропоцентризм и индивидуализм, особенно ярко обозначившиеся ввиду исторически близкого господства общинного уклада, в котором личность полностью поглощена социумом. Во-вторых, сильный акцент на субъекте породил не менее сильный интерес к объекту, понимание его как некоей противоположной данности, реальности, космоса. Отсюда начинаются поиски истинного бытия, логическая формализация мышления, объективное знание как таковое.

Вполне развитую форму идеалистической антропологии мы находим у Платона, который разработал идею о двойственной природе человека - телесной и духовной. Эта антропологическая модель станет господствующей на долгие века в системе христианской цивилизации.

В период средневековья баланс субъективного и объективного меняется в сторону преобладания объективного, социально-общинного. Христианство при этом удерживает в

И              И              lt;-»

"контексте" античный индивидуализм; впрочем, у идеологов раннего христианства, например, у Августина можно обнаружить достаточно полно проработанные варианты христианской антропологии.

Развитие антропологического подхода в его современном виде начинается с Нового времени. Направление общественной мысли, определившее основные культурно-творческие процессы в этот период, получило название гуманизма. Это название симптоматично само по себе. Все более сильный акцент делается на реальное бытие и познающую деятельность индивида, личности. Однако (и это очень важно отметить) европейская буржуазная культура сохраняет представление об ирра- циональной природе духовного начала в человеке. Христианский контекст присутствует, иногда в превращенном виде, в европейской антропологической традиции вплоть до нашего времени.

Эпоха научного рационализма, последовавшая за эпохой Возрождения (Декарт, Лейбниц, Гоббс), характеризуется дальнейшим продвижением по пути актуализации индивидуального начала в понимании природы человека, сохраняя определенный пиетет перед религиозной традицией.

Радикальная попытка разрыва с иррационалистическим пониманием духовной природы человека была предпринята философами французского Просвещения.

Но уже к концу 18 века„начинается возвратное движение в сторону идеалистических интерпретаций сущности человека в системе трансцендентальной философии Канта. Оно было продолжено в немецкой классической философии (Шеллинг, Гегель ), которая находилась в прямой связи с протестантизмом - самой индивидуализированной и антропоцентричной разновидностью христианства.

Середина 19 века дает новый всплеск позитивистских материалистических решений проблемы человека. Особое положение среди этих течений общественной мысли получает марксизм, который помимо своего мировоззренческого выражения, был реализован в мощном идеологическом движении. Посте - пенно трансформируясь, марксизм становится заметным политическим движением, которое через ряд драматических социальных потрясений приобретает характер планетарного явления.

Марксистское разрешение проблемы человека, в главном, можно обозначить двумя основными положениями.

1) Дилемма "телесное - духовное" решается, без всякого колебания, в пользу телесного. Преодолевая очевидные слабости антропологического (или, как было здесь принято говорить, метафизического) материализма, Маркс, достаточно эффективно используя диалектический метод, объяснил природу сознательной деятельности через диалектику индивидуального и социального. Идеальное специфично, оно не вырастает непосредственно из материального, но оно - и это главное - вторично, производно относительно материального. Здесь разрушается основа, фундамент христианского миропо- нимания, христианского образа жизни - равенство людей перед Богом по своей духовной идеальной природе.

2) Выдвигая на первый план человека, как главное действующее лицо в мировой истории, марксизм парадоксальным образом возрождает в превращенном виде схему тоталитарной религиозной общины в виде жестко централизованной партийной организации, тем самым радикально изменяя баланс между индивидуальным и социальным в сторону безусловного преобладания социального. Права личности попираются в невиданных доселе масштабах. Видимо, к концу 20 века выработался возникший в глубинах социального подсознательного мощный энергетический импульс, и, казалось, незыблемое идеолого- политическое образование осыпалось как нечто обветшалое, не возбудив при этом (по крайней мере до сих пор) каких либо серьезных социальных потрясений.

Разумеется, марксизм не был единственным учением о человеке в данный исторический период. Здоровый, опосредованный христианством, индивидуализм, во-первых, препятствовал безраздельному господству позитивистских и объективистских доктрин, во-вторых, породил множество антропологически ориентированных мировоззренческих систем. Сюда могут быть отнесены такие направления в западноевропейской философии, как философия жизни, философская антропология, французский персонализм, феноменологические направления в философии, неопротестанская теология, различные варианты экзистенциализма, ряд психоаналитических школ. При всем разнообразии они могут быть объединены общей идеей суверенности личности.

Тексты, относящиеся к национальной общественной мысли, естественно, занимают доминирующее положение в -книге, поскольку они является главным предметом анализа. Но это наследие используется не только в виде источников. Оно является важным материалом, характеризующим проработанность проблемы человека в русской гуманитарной традиции. Принятое в советской философской науке деление всего наследия русской общественной мысли на два направления - прогрессивное и реакционное, на наш взгляд, не соответствует Действительному положению дел. Реальность была много разнообразней и интересней. Эволюция антропологических представлений как важный элемент истории русской общественной мысли существенно обогащает наши представления об этой истории.

Автор считает, что продуктивное понимание русской общественной мысли и ее антропологического содержания возможно при ясном понимании диалектики мировоззренческих и идеологических элементов в творчестве того или иного мыслителя.

Христианская антропология есть ключевой пункт, от которого отправляется русская общественная мысль 19 - 20 веков. Она выступает контекстом, фоном, к ней либо обращаются как к источнику истины, либо ее критикуют и отрицают.

Первоначальные варианты антропологического философствования связаны с осознанным индивидуализмом, становлением независимой, суверенной личности. Движение в сторону цивилизации европейского типа было начато Петром, но зрелые плоды этих усилий появились лишь в первой четверти 19 века. Вначале это единое интеллектуальное движение, не имевшее внутри себя радикальных противоречий, при всем богатстве и разнообразии ориентации. Несомненно, ключевой фигурой в истории культуры дая этого периода является

  1. С.Пушкин,              воплотивший в себе новый тип личности и новый стиль творчества. Но одновременно с ним, например, развивалось творчество П.Я.Чаадаева, а также разнообразных литературно-философских кружков: "Любомудры"(В.Ф.Одоевский, Д.В.Веневитинов,              И.В.Киреевский,              С.П.Шевырев, М.П.Погодин, А.И.Кошелев и др.); несколько позже появились - кружок Н.В.Станкевича, куда входили М.А.Бакунин,
  2. Г.Белинский,              В.П.Боткин, и кружок А.И.Герцена. Все эти, достаточно многолюдные собрания были едины в своем интересе к немецкой классической философии, которая и составляла главный предмет, обсуждаемый в этих неформальных объединениях.

Дальнейшее развитие русской'общественной мысли раз                            «_gt;                                          и              и

деляет единый поток на два основных течения - "западники" и "славянофилы".

Оба течения русской общественной мысли зародились на почве нашего национального варианта западной .индивидуалистической мировоззренческой традиции. Однако их исторические пути привели к разрыву и конфронтации. Западничество, пережив увлечение Гегелем, эволюционировало к антрополо-

гическому материализму Л.Фейербаха (Герцен, Белинский), а затем, в своих радикальных вариантах, к социалистической теории (Герцен, Чернышевский). Исключительно антропологическая установка в начале этого движения постепенно заменяется господством объективной, позитивистской социологии (через традицию народников к Лаврову и социал-демократическому движению).

Славянофильство, напротив, начиная с онтологических, объективно-социальных установок (Киреевский, Хомяков) и отправляясь от философских систем Шеллинга и Гегеля, через почвенничество (Достоевский) приходит к своим поздним утопически-консервативным вариантам (Леонтьев) и к религиозно-идеалистическим философским системам последней четверти 19 и начала 20 веков (Соловьев, Бердяев, Булгаков, Лос- ский, Франк, Шестов и многие другие), где антропологические, индивидуалистические начала получают самое широкое распространение. Особое место в русской антропологической традиции занимает русская классическая художественная литература, и особенно творчество Л.Н.Толстого и Ф.М.Достоевского. Именно вокруг их наследия развернулась мировоззренческая и философская полемика, которая существенным образом повлияла на становление русской религиозно-идеалистической философии рубежа 20-19 веков.

Таким образом, рассматривая историю русской общественной мысли сквозь призму реализации антропологического подхода, мы получаем сложную разноплановую картину.

Исходя из анализа обозначенных выше факторов становления русской философии, можно сформулировать основную цель работы - провести методологический и исторический анализ антропологического подхода в различных направлениях гуманитарной традиции России в XX веке. Достижение этой цели возможно через решение следующих задач:

1. Выявить субстанциональное, методологическое содержание антропологического принципа в тех его формах, в которых он реализован в западно-европейской традиции. Показать, насколько специфика проявления антропологического подхода в традиции русской общественной мысли отличается от европейского аналога.

2. Проанализировать, каким образом теоретические формы разрешения проблемы человека связаны с контекстными, подсознательными явлениями общественного сознания, как происходит их взаимное опосредование. Обозначить, насколько это возможно, механизм воздействия теоретического и идеологического на массовые формы сознательной деятельности.

    1. Раскрыть содержательное богатство этих связей через анализ диалектически-противоречивых отношений таких явлений общественной мысли, которые обозначаются понятиями "мировоззрение" и "идеология". Связать диалектику этих явлений с содержательными доминантами антропологического подхода.
    2. Продемонстрировать различные способы разрешения проблемы человека в главных, противостоящих друг другу мировоззренческих и методологических системах: рационалистически-научной и интуитивно-мифологичесчкой. Выяснить возможности и перспективность обоих этих методов мышления в русле антропологической проблематики.
    3. Показать, что антропологические построения в русской и европейской философских традициях оформляются в непосредственной связи с христианской антропологией, которая во многом определяет границы и характер применения антропологического подхода.
    4. Провести сравнительный анализ конкретно-исторических форм разрешения проблемы человека в отечественной социально-философской культуре. Показать неодназначность и взаимообращаемость антропологических элементов в разных и даже противостоящих идеолого-мировоззренческих традициях.

Автор исходит из синтетического методологического единства, которое внутри единого метода удерживает разнонаправленные методологические тенденции; стремится сочетать ясность рационалистического дискурсивного анализа с возможностями интуитивногоЛ аксиологически-целостного рассмотрения проблемы человека; научный объективизм с теми аспектами субъективно-ценностного подхода, которые позволяют удержать экзистенциально-наполненные определения действительности. Однако, эта методологическая двойственность не отрицает единства мировоззренческой позиции. Опираясь на диалектику субъекта и объекта в процессе познания автор следует идеалу непредвзятости и научной объективности, который только и может быть основой любой научной деятельности.

Таким образом автор основывается на методологическом плюрализме в сочетании с мировоззренческим монизмом. Автор стремится построить свое исследование таким образом, чтобы в нем имело место сбалансированное применение двух типов аргументации - точного, логико-дискурсивного с его формально-научной доказуемостью и идеально-типической проработкой смыслов и интуитивно-феноменологического, способного оперировать гибкими понятиями, с трудом поддающимися однозначной интерпретации-

Основные идеи развиваемые автором заключаются в следующем:

      1. Антропологическая доминанта общественного сознания есть неотъемлемая часть европейского типа цивилизации, который сформировался на основе античного индивидуализма, сбалансированного на закате античности христианско-иудей- ской общинностью. Диалектически-противоречивое единство индивидуализма и общинное™ составляет отныне главное условие драматической разорванности сознания европейского человека, с одной стороны, но и главный фактор динамичного, экстенсивного развития "западного" типа цивилизации. Целостное бытие, разорванное на субъективность и объективность, породило эффективные объективные способы научно- рационалистического постижения действительности, но также и частичного, атомизированного человека, мечтающего отныне вернуться в лоно родовой общинной слитности. Мистика и иррационализм отныне неизбежно сопутствуют объективизму и рационализированному опыту.

В истории общественного сознания России, антропологический подход утверждается начиная с 19 века. До этого исторического периода можно говорить лишь о вторичных ослабленных формах этого типа сознательной деятельности. Однако утвердившись он начинает экстенсивное развитие, приобретает гипертрофированные формы и отодвигает на второй план, также необходимый для полноценного общественного развития здоровый онтологизм.

      1. Автор считает, что конкретно-исторические формы разрешения проблемы человека вызревают в процессе диалек- тического взаимодействия мировоззрения и идеологии. При всей условности, многозначности, трудной определимости этих понятий, они выражают главные, существенные моменты сознательной деятельности человека. Термин мировоззрение используется в диссертации в более узком и инструментальном смысле, чем это обычно принято. Эта текучая, изменяющаяся, аморфная, аксиологизированная совокупность представлений, которая развивается и вырабатывается отдельным индивидом, человеческой личностью, является, однако, главной подлинной реальностью сознания. Идеология, напротив, являет собой консолидирующую, интегрирующую форму общественного сознания. Она вызревает и функционирует на базе более или менее крупных социальных образований. Эти две формы, как уже говорилось, противоположны, но и неразрывно связаны. Мировоззрение, как выраженная, консолидированная форма сознательной деятельности, невозможно без идеологии. Идеология без живого существования индивидуального сознания, мертвая и пустая форма. -Поэтому анализ конкретных форм общественного сознания через диалектику мировоззрения и идеологии есть эффективный инструмент реконструкции главных элементов общественной мысли.

3. Адекватное понимание исторических феноменов общественного сознания возможно лишь при условии владения определенной методологической культурой. Исследователь должен быть подготовлен для использования в процессе анализа различных методологических рядов для формирования исчерпывающих теоретических представлений. Антропологический элемент общественного сознания может быть реализован в различных уровнях: Это может быть уровень "текста,11 - любых ясно оформленных знаковых структур. Или уровень

И              И              lt;-gt;              lt;-»

"контекста" - некой идеальной целостности, некоторого поля подсознательных устремлений, основных фоновых векторов напряжения общественной мысли. Уровень "текста," * это культурно-исторические следы сознательной деятельности человека, поддается научному дискурсивному анализу и подпадает под классификационные ряды. Этот уровень открыт для широкого применения научно-рационалистической методологии. Уровень "контекста" открывается посредством напряженного поиска интуитивно-ценностных соответствий, через этическое и эстетическое постижение, через открывающуюся человеку достоверность, через то, _ что в религиозной традиции называется откровением. Эта иррациональная реальность, или "безбрежный океан непостижимого, из глубин которого возникли лишь небольшие острова познанной реальности", как писал С.Л.Франк [313,0.207], постигается интуитивно-образным способом и фиксируется в мифологических формах сознательной деятельности.

        1. Антропологическая заданность мыслительной деятельности обладает качеством транзитивности и определенной независимости в системе исторически сложившихся направлений общественной мысли, достаточно легко преодолевает границы устанавливаемые различными философскими направлениями и школами. Например, антропологическая задан- ность характерная вначале для позитивистски-научного, социалистического направления русской общественной мысли (Герцен, Белинский, Чернышевский), впоследствии, почти полностью изживается здесь и заменяется марксистским, социалистическим вариантом общинности. Напротив, религиозно-идеалистическая мысль, начиная с объективно-социологической установки, к концу 19 века приходит к самым крайним вариантам антропологизма и индивидуализма.
        2. Особое место в диссертационном исследовании занимает христианская антропология. По мнению автора, именно она является одной из самых удачных попыток создания сбалансированного учения о человеке, где реализованы в жизнеспособных вариантах основные "текстовые" и "контекстные" формы общественной мысли древнего мира.

Именно в христианской антропологии были зафиксированы и актуализированы жизненно важные архетипы древних форм общественного сознания.

Христианское учение о человеке последовательно противопоставляет индивидуальное и общинно-родовое начало, чем создает сильное динамической напряжение внутри этой мировоззренческой системы. Разрешая это основное непрерывно воспроизводящееся противоречие в конкретно-исторических формах бытия человека, христианство на протяжении тысячелетий умело пластично адаптироваться к изменяющимся условиям объективного социального бытия.

Для всех направлений русской общественной мысли христианство служит некоторой доминантой определенности.

Оно может быть воспринято позитивно и служить развитию оснований мировоззренческой системы. Это, например, имело место при становлении и развитии русской религиозно-идеалистической философии. Или, напротив, христианская традиция может быть отрицаема и ниспровергаема, как это мы можем наблюдать внутри революционно-демократической идеологии. В обоих случаях мы имеем либо положительное, либо отрицательное отношение к идейному образованию, которое выше, древнее, значимее, находится как бы вне этих идеологических споров.

        1. Антропологический подход, вычлененный из целостности общественного сознания и получивший достаточное теоретико-методологическое обоснование и разработанность, становится важным инструментом для систематизации и классификации социокультурного материала. Являясь конкретно- исторической формой разрешения диалектических отношений мировоззрения и идеологии, он позволяет при анализе социально-философских источников доходить до существенных идеологических ориентации того или иного мыслителя, правильно находить и понимать тот ретроспективный ряд, куда встраивается анализируемые направления и персоналии.
        2. По мнению автора, исследование антропологического содержания любой цивилизационной традиции позволяет делать достаточно емкие и адекватные культурологические выводы. Человеческой измерение конкретных исторических явлений, изученное в различных теоретико-методологических срезах, при удержании рационалистического и интуитивно- мифологического элементов анализа, позволяет сделать продуктивным сознательное освоение действительности. Это может быть средством герменевтического проникновения в действительное содержание ушедших культурных эпох. Это может быть также средством прогностического видения возможных путей будущего развития цивилизации.

 

| >>
Источник: Федчин B.C.. Социально-философская антропология в России в XX веке. Иркутск: Иркутский государственный университет,1999. - 160 с.. 1999

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
  16. ВВЕДЕНИЕ
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. ВВЕДЕНИЕ
  19. ВВЕДЕНИЕ