<<
>>

Лекция 10. Омонимия частей речи

- Омонимия частей речи как результат трансформации.

- Виды и механизмы трансформации.

Части речи расширяют свой состав, прежде всего, за счет образования новых слов при помощи морфологического способа, но достаточно активен и морфолого-синтаксический, или переход слов или словоформ из одной части речи в другую (трансформация).

Так возникает омонимия частей речи.

Чаще переходят слова знаменательных частей речи в служебные, обратных же случаев перехода мало. Внутри знаменательных частей речи одни части речи переходят в другие лексико-грамматические классы чаще (например, прилагательные в существительные), другие же – реже (например, глаголы в личных формах в существительные).

При переходе слова из одной части речи в другую оно не изменяет своего внешнего облика, формы, а лишь меняются его семантические, морфологические и синтаксические свойства. Такой переход не разрушает системы частей речи: их количество, отношения и связи между собой от такого перемещения не меняются.

В современном русском литературном языке имеется довольно большая группа слов, которые или перешли окончательно из одной части речи в другую, или находятся на пути такого перехода. В одних случаях переход слова одной части речи в другую становится фактом языка, т. е. образованное таким образом слово становится общеупотребительным, регистрируется словарями, например, слова дежурный (существительное образовано из прилагательного), вверх (наречие из предложно-падежной формы существительного) и др. В других случаях слово одной части речи лишь употребляется в значении другой, т. е. имеет место окказиональный переход, используемый только в данном тексте. Такие случаи в словарях не регистрируются. Например: Ему тридцать три, а мне шестьдесят. Его тридцать три уютно восседают в кресле, а мои шестьдесят стоят, ждут элементарной вежливости. Но тридцать три никогда не скажут, чтобы шестьдесят сели (из газ.).

В существительные переходят, прежде всего, прилагательные, которые связаны с существительными и по своим семантическим свойствам (обозначают признак предмета), и по грамматическим (прилагательные обладают категориями, которые зависят от рода, числа и падежа существительных). Такие субстантивированные прилагательные в современном русском языке составляют значительную группу. Они утратили значение признака и приобрели значение предмета на основе пропуска имени существительного в сочетаниях «прилагательное + существительное».

Большинство субстантивированных прилагательных имеет более узкое и конкретное значение, чем соответствующие прилагательные. Например, прилагательное белый обозначает признак, который может относиться ко многим предметам, понятиям (белый цвет, снег, цветок, костюм и т. д.). Перейдя в существительное, это слово приобретает только одно, узкое и конкретное значение («человек, принадлежащий к белой армии»).

Субстантивированные прилагательные изменяют и грамматические свойства: род становится постоянным, изменяются они только в числе и падеже, как и существительные. В предложении такие слова выполняют те же функции, что и существительные, например: Белая армия отступала . – Белые отступали. В первом предложении белая – прилагательное, является согласованным определением; во втором – существительное, является подлежащим.

Процесс субстантивации – процесс длительный, он может быть завершен, и тогда прилагательные как прилагательные уже не употребляются (полная субстантивация: запятая, портной, мостовая, домовой, жаркое и др.), и не завершен, т. е. слова ведут себя то как прилагательные, то как существительные (неполная (непостоянная) субстантивация: больной, буланый и др. (ср.: больной человек – больной; буланый конь – буланый).

Можно выделить несколько тематических групп субстантивированных прилагательных: названия лиц по профессии, происхождению, положению (военный, рядовой, ротный, звеньевой, пленный и др.); названия лиц по каким-либо признакам (прохожий, родной, больной, конный и др.); названия животных по внешним признакам (гнедой, сохатый и др.); названия предметов (скорый, товарный и др.); большую группу составляют слова-названия помещений (приемная, душевая, учительская и др.); широко употребляются названия отвлеченных понятий (доброе, вечное, хорошее, давнее),

Могут субстантивироваться и причастия, которые имеют общие свойства с прилагательными.

Например: Великая тайна великих исполнителей в том, что они исполняемое силою своего таланта освещают изнутри (В. Серов).

Субстантивация причастий, как и прилагательных, может быть полной и неполной. Так, употребляются только как существительные слова приданое, суженый, подсудимый. Например: У Турусиной тысяч двести приданого (А. Остр.). А такие слова, как подчиненный, управляющий, избранные и др., могут быть как причастиями, так и существительными. Например: Машина, управляющая процессом разливки стали.

Некоторые субстантивированные причастия частотны в современном русском языке (учащийся, трудящийся и др.).

Могут переходить в существительные слова других частей речи. Так, субстантивируются притяжательные местоимения. Например: Тут наши как тряханули, как чесанули... (Фурм.) Субстантивация притяжательных местоимений характерна для разговорной речи.

Субстантивируются числительные, собирательные и порядковые. Например: Семеро одного не ждут; «Трое вышли из леса» (название кинофильма); На первое был суп, на второе жареная рыба.

Все изменяемые слова при переходе в разряд существительных из других частей речи сохраняют свой тип словоизменения.

Субстантивируются и слова неизменяемых частей речи. Например, субстантивируются наречия (хотя эти образования имеют окказиональный характер): Дорога из ниоткуда в никуда (Струг.).

Глаголы переходят в существительные редко. Например: В ней было хладное презренье Души, готовой отцвести, Последней мысли выраженье, Земле беззвучное прости (Л.) – здесь глагол в форме повелительного наклонения, перешедший в существительное, определяется прилагательным.

Могут переходить в существительные слова служебных частей речи и междометия. Это всегда окказиональная субстантивация. Например: Далече грянуло ура…. (П.) – слово выступает в качестве подлежащего; В некоторых произведениях сто ахов, в других тысячи (из газ.) – междометие, употребленное как существительное, стоит в форме Р. падежа мн. числа, сочетается с числительными.

В прилагательные переходят, прежде всего, причастия, так как они имеют общие с прилагательными признаки. Такой переход связан с изменением семантических и грамматических признаков слов.

Так, переходя в прилагательные, причастия типа решающий (момент), выдающийся (ученый) теряют значение времени, вида, залога и развивают качественные лексические значения («самый важный, главный; известный, крупный»). Если же причастия сочетаются с В. п. имени со значением прямого объекта, то сохраняют значение переходности (действительного залога) и полностью видовременную соотносительность (Это был решивший судьбу сражения момент). В этом случае причастие остается в системе глагола.

При адъективации у причастий развиваются переносные качественные значения. Они перестают выражать процессуальный признак и соответственно грамматические признаки глагола, например, в сочетании цветущий вид нет соотносительности с глаголом цвести. Это причастия, лексические значения которых связаны с характеристикой человека или явлений природы, например: В его отяжелевшей голове бродили одни и те же мысли (Купр.).

Причастия могут адъективироваться, если входят как составная часть в терминологические сочетания: режущий инструмент, пушущая машинка, шагающий экскаватор, шипящие звуки, согласованное определение и др. В таких случаях они обозначают непроцессуальный постоянный признак и теряют соотносительность с другими видовременными формами причастий (нет сочетаний «написанная машинка», «писавшая машинка»).

Если при таких бесприставочных образованиях, как крашеный, драный, кипяченый, сушеный, битый, гнутый, ломаный, путаный, мороженая рыба есть зависимые от них слова, то они квалифицируются как причастия. Ср.: Стриженая голова. – С большущей сивой гривою, чай, двадцать лет не стриженной, С большущей бородой, дед на медведя смахивал (Н.)

Прилагательные такой структуры обозначают признак постоянный, причастия же – признак временный.

Могут переходить в прилагательные и местоимения. Например: «Свои люди – сочтемся» (пьеса А. Островского) – слово свои имеет значение «близкие» (ср. употребление местоимения свои в значении притяжательного местоимения: свои книги, свои взгляды).

В местоимения могут переходить отдельные существительные, прилагательные, числительные и причастия (процесс прономинализации). Например: А дело уж идет к рассвету (Гр.) – слово дело имеет здесь широкое местоименное значение; Сама Вера поделилась с подругами секретом, а какие бывают секреты у ихнего брата, всем известно (Макар.) – предложно-падежная форма у ихнего брата имеет значение «у них»; Ваш брат, дворянин, дальше благородного смирения или благородного кипения дойти не может (И. Т.) – слово брат означает «вы».

В приведенных примерах существительные теряют конкретные значения предмета и только указывают на предметы, т. е. приближаются по значению к местоимениям.

Причастия при переходе в местоимения теряют свои глагольные признаки. Ср.: Задача, данная группе, была успешно решена. – Данная группа успешно решила эту задачу. В первом предложении причастие данная имеет соотносительность с глаголом дать, во втором оно такой соотносительности не имеет и означает «эта группа».

В наречия переходят формы имен и глаголов. Процесс адвербиализации – процесс медленный, поэтому в современном русском языке есть группа слов, которые упот­ребляются и как наречия, и как слова других частей речи. Напри­мер: Он увидел на листке капельку росы. – Я капельку устал.

Словоформы, перешедшие в наречия, становятся неизменяемыми и выполняют обстоятельственную функцию. Ср.: Мы любовались четким шагом солдат. – Кибитка шагом поехала за нами (П.). В первом предложении словоформа шагом – существительное муж. рода, ед. числа, Т. падежа, во втором предложении это слово обозначает признак действия, не изменяется, является обстоятельством.

Иногда адвербиализация влечет за собой и перенос ударения: стоять насмерть – идти на смерть, разбить наголову – надеть на голову, идти верхом – ехать верхом и др.

Переходят в наречия беспредложные и предложные падежные формы существитель­ных. Например: Татьяна мигом обежала Куртины, мостики, забор (П.); Все это ужас меня беспокоит (П.).

Более многочисленны случаи перехода в наречия предложно-падежных форм существительных (без оглядки, без толку, с размаху, до отказа, вначале, наголову, навылет и др.).

Переходят в наречия некоторые местоимения. Например: Уединение любя, чиж робкий на заре Чирикал про себя (Кр.) – форма про себя равна по значению наречию тихонько.

Переходят в наречия и отдельные деепричастные формы глагола, чему способствует отсутствие у деепричастий зависимых слов. Деепричастия при этом теряют значение добавочного действия и приобретают обстоятельственное значение. Ср.: Стоя в дверях, он осматривал комнату. – Разговаривал стоя; Сделал это, не хотя его обидеть. – Говорил нехотя.

Слова различных частей речи, теряя значения предмета, свойств, качеств, могут выражать значение состояния (в широком смысле слова). Это прежде всего значительная группа кратких прилагательных и наречий на -о. Так возникает омонимия трех частей речи. Например, слова хорошо, весело, холодно, тихо и др.

В отличие от кратких форм имен прилагательных слова категории состояния не обозначают признака предмета, не изменяются по родам и числам, не согласуются с существительными. Краткие прилагательные являются именной частью составного именного сказуемого в двусоставных предложениях, а слова категории состояния – главным членом односоставного безличного предложения. Ср.: Выражение ее лица было весело (она была весела, они были веселы) – краткая форма прилагательного; Ему весело (ей весело, им весело) – слово категории состояния.

Слова категории состояния отличаются и от наречий. Так, если наречие обозначает признак (прежде всего признак действия), то слова категории состояния выражают состояние лица, среды и т. д.; наречие примыкает к глаголу (прежде всего), а слова категории состояния подчиняют себе глагол; в предложении наречия бывают чаще всего обстоятельственными словами, а категория состояния – главным членом односоставной безличной конструкции. Ср.: Он хорошо рисует. – Ей хорошо здесь (в первом предложении – наречие, во втором – категория состояния).

Реже в категорию состояния переходят существительные. В таком случае они теряют значение предмета и выражают значение состояния. Кроме того, существительные, перешедшие в категорию состояния, теряют значения рода, числа и падежа; изменяется их синтаксическая функция. Ср.: Была та смутная пора, Когда Россия молодая, В бореньях силы напрягая, Мужала с гением Петра (П.); Всему пора, всему свой миг. Смешон и ветреный старик, Смешон и юноша степенный (П.). В первом предложении выделенное слово – существительное, оно имеет категории рода, числа и падежа, в предложении является подлежащим, определяется прилагательным. Во втором предложении это слово категории состояния, у него нет рода, числа, падежа, оно является главным членом односоставного предложения.

Переход знаменательных слов в служебные и междометия характеризуется тем, что такие слова утрачивают свою основную синтаксическую функцию и получают служебное назначение в речи; изменяемые слова теряют способность изменяться.

Так, переходят в предлоги многие наречия, причем в современном языке довольно значительную группу составляют слова, которые употребляются и как наречия, и как предлоги, т. е. возникает омонимия частей речи. Ср.: Тихо вокруг. – Вокруг костра сидели люди; Ходить вокруг да около. Около дома парк.

В предлоги переходят и существительные и некоторые глагольные формы. Например: Они пошли ближайшим путем. – Эта задача решается путем сложения; Верить в силу дружбы. – Не смог выполнить поручение в силу сложившихся обстоятельств.

Омонимичные существительные и предлоги в современном русском языке составляют довольно многочисленную группу (вследствие – в следствии, в течение – в течении, насчет – на счет; ср. также: за исключением, в отношении, в области, по части, в деле, по линии). Большинство таких предлогов характерно для официально-деловой речи.

Переходят в предлоги и отдельные деепричастные формы (благодаря, включая, исключая, спустя, не считая и некоторые другие). Ср.: Мы ушли, благодаря гостеприимных хозяев за ночлег. – Он все сделал благодаря помощи своих друзей.

Есть омонимичные формы знаменательных частей речи (прежде всего местоимений и наречий) и союзов. Например: Всего, что знал еще Евгений, Пересказать мне недосуг (П.). – Известно, что слоны в диковинку у нас (Кр.). В первом предложении слово что – относительное местоимение, указывает на предмет, склоняется, в предложении является дополнением. Во втором – это союз, служит только для соединения главной и придаточной частей предложения; не изменяется.

Знаменательные слова могут переходить в частицы. При таком переходе знаменательные слова теряют свое лексическое значение и изменяют грамматические свойства. Например: Он взял книгу себе. – Бывало, лучину зажжет и прядет себе, Глаз не смыкая (Н.). В первом предложении слово себе является возвратным местоимением, указывает на предмет, склоняется (здесь стоит в форме Д. падежа), выполняет функцию дополнения. Во втором – частица, так как ни одного свойства местоимения это слово не сохранило (оно не изменяется, не является членом предложения).

В междометия переходят слова и сочетания слов из знаменательных частей речи, утрачивая свое лексическое значение и грамматические свойства. Например, переходят в междометия существительные: «Батюшки! – изумился тонкий. – Миша! Друг детства!» (Ч.) – здесь слово батюшка не имеет значения лица, как существительное, а служит для выражения чувства радостного удивления; оно не склоняется, не является членом предложения.

Отмечаются случаи перехода в междометия и местоимений. Например: Ничего, ничего, я так, петушком, петушком побегу за дрожками (Г.).

Переходят в междометия и сочетания слов. Например: Вот тебе и на! – здесь все сочетание служит для выражения чувства удивления, досады.

Итак, в современном русском языке имеется довольно значительная группа частей речи – омонимов. Такой способ пополнения словарного состава частей речи не приводит к появлению в языке новых корней; словоформы, не изменяя своего внешнего вида, изменяют комплекс признаков. Причины такого перехода слов из одной части речи в другую – изменение категориального и лексического значения слова, их морфологических и синтаксических свойств.

Контрольные вопросы

1. Какие признаки помогают определить частеречную принадлежность слова в случае грамматической омонимии?

2. Охарактеризуйте все виды трансформации.

<< | >>
Источник: Никонова М.Н.. Современный русский язык: учеб. пособие / М.Н. Никонова. – Омск: Изд-во ОмГТУ,2008. – 164 с.. 2008

Еще по теме Лекция 10. Омонимия частей речи:

  1. Чистота речи
  2. Часть 1. Структурные и коммуникативные свойства языка. Культура речи. Речевое общение
  3. Тема № 5. Культура речи как особая прикладная дисциплина
  4. Ответственность позиции и целостность теории.
  5. Модуль 5. «Служебные части речи. Особые части речи»
  6. Лекция №15     
  7. Лекция №25
  8. Явление переходности в системе частей речи
  9. РАЗДЕЛ V МОРФОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА
  10. учебно-практическое пособие
  11. Тема 4. лексическая омонимия
  12. СОДЕРЖАНИЕ
  13. Лекция 3. Графика и орфография
  14. Лекция 4. Слово как основная единица языка и объект изучения лексикологии. Отношения между словами