<<
>>

Глава первая Русский язык и русскоязычное образование в царской России и в СССР: страницы истории


Древнерусский язык, сформировавшийся на землях Киевской Руси, в IX-XII веках утвердился в качестве средства общения восточных славян, а также других географически соприкасавшихся с ним народностей.
В последующий период он стал языком государственности не только самой Киевской Руси, но и Литовского и Молдавского княжеств и лег в основу единого церковно-славянского языка (языка православной церкви). Его письменной основой стал кириллический алфавит, разработанный около 863 года братьями Кириллом (Константином) и Мефодием[3]. Первоначально он получил распространение в Болгарии, затем проник Сербию и уже оттуда - в Киевскую Русь. В 988 году в Киеве князем Владимиром было учреждено первое на Руси образовательное учреждение (дворцовая школа «книжного учения» при Десятинной церкви, контингент которой насчитывал 300 учащихся). Вторая подобная школа на Руси была создана в 1030 году в Новгороде при Софийском соборе Ярославом Мудрым[4].
Язык Киевской Руси, по мере удаления от столицы к окраинным поселениям, менялся плавно и жители вполне понимали друг друга. Усилившаяся феодальная раздробленность, последующие татаро-монгольские вторжения, установление власти Золотой орды (период т. н. татаромонгольского ига в XIII-XV веках) и польско-литовские завоевания привели к распаду древнерусской народности и единого древнерусского языка и формированию различных славянских наречий и диалектов, ставших со временем самостоятельными языками[5], среди которых русский язык стал доминирующим.
Объединение русских княжеств вокруг Москвы в конце XV-начале XVI веков превратило ее не только в политический, но и в культурный центр, а московское наречие постепенно стало нормативным языком на территории расширяющегося Русского царства. Для обучения русской грамоте использовались рукописные богослужебные книги «Псалтырь», «Часослов» и другие.
Важной вехой в развитии и распространении русского языка стало появление книгопечатания. Первую русскоязычную книгу («Малую подорожную книжицу») издал в 1522 году в Вильнусе (столице Великого княжества литовского) Георгий (Франциск) Скорина — белорусский просветитель родом из Полоцка. В ней содержались сведения о различных праздниках, датах затмения луны и солнца, молитвы и т. д. Тираж Малой подорожной книжицы был небольшой (менее 500 экземпляров). Несколько десятилетий спустя (в 1564 году) во Львове (в то время — столице Русского воеводства Речи Посполитой) московский книгопечатник Иван Федоров выпустил первую славянскую азбуку (букварь) «Апостол» тиражом около одной тысячи экземпляров. На протяжении последующих двухсот лет были разработаны и изданы несколько печатных грамматик, самыми известными из которых стали учебники церковно-славянского языка «Грамматика словенская» Лаврентия Зизания (1596 г.) и «Словенская грамматика правильная синтагма» Мелетия Смотрицкого (1619 г.). Оба этих учебника появились в Литве[6]. Проводилась подобная работа и на Украине. Так, в Киеве в 1627 году Памва Беренды составил пособие по восточнославянской лексикографии «Лексикон словенороський». Разрабатывалась грамматика церковно-славянского (русского) языка и по поручению московского царя Алексея Михайловича[7]. В 1755 году в Санкт-Петербурге в типографии Императорской Академии наук вышла знаменитая «Российская грамматика» М.
В. Ломоносова, ставшая классической: по ней в школах и гимназиях России учились ещё почти 100 лет. В первой половине XIX века большим признанием пользовалась также «Практическая русская грамматика» Н. И. Греча (1827 г.). Очень известным был и появившийся в 1869 году «Учебник русской грамматики, сближенной с церковно-славянскою, с приложениями грамматического разбора» для средних учебных заведений Ф. И. Буслаева (в 1907 году вышло ее 10-е издание). Однако наиболее популярным и распространенным стал учебник русского языка «Родное слово» Д. К. Ушинского, выпущенный первоначально в 1864 году и выдержавший до 1917 года более 150 изданий общим тиражом в 10 миллионов экземпляров.
Наряду с русским языком в системе российского образования начала изучаться и русская литература (на гимназическом уровне данные предметы объединялись в единый курс «Русский язык и словесность»). Первым учебником по русской литературе стала опубликованная в 1822 году хрестоматия «Опыт краткой истории русской словесности» Н. И. Греча.
В XVI-XVII веках языками учености в России считались греческий и латынь. Так, в Москве в 1670-1680-х годах существовали 4 греко-латинские школы, а в 1687 году была основана Славянско-греко-латинская академия. Ее первыми преподавателями были два выходца из Греции. Вначале число учащихся академии составляло около 10 человек и они учили в основном греческий язык и греческую культуру. В дальнейшем началось изучение церковно-славянского и латинского языков, арифметики, истории, географии, поэтики, риторики, богословия, философии, а также современных европейских языков. Число учащихся за несколько лет возросло почти до 200 человек и данная академия к концу XVII века стала крупнейшим учебно-просветительским центром России.
В первой половине XVIII века общее число обучавшихся на русском (церковно-славянском) языке в России было сравнительно невелико: примерно 20 тыс. чел., занимавшихся в различного типа школах (епархальных, технических, цифирных, гарнизонных и т. д.), а общее количество учебных заведений едва ли достигало 100. Системы подготовки учителей, в том числе русистов, не существовало. Преподавали различные предметы и науки в основном иностранцы, нередко слабо владевшие, а иногда и вообще не знавшие русского языка. Не случайно первая в России гимназия, открытая в 1701 году в так называемой Немецкой слободе в Москве, была немецкоязычной. Также иноязычной являлась и гимназия, созданная в 1726 году при Академии наук в Петербурге (преподавание на русском стало вестись в ней лишь с 1747 года).
Во второй половине ХVШ века сеть российских учебных заведений расширилась: в каждом губернском городе учреждали главные училища с 4-мя классами образования, а в уездных центрах — малые народные училища с 2-мя классами. Было введено предметное преподавание, в том числе русского языка, появились первые методики преподавания и учебные планы. Был открыт также Московский университет, Академия художеств и т. д. К концу века в России насчитывалось уже 550 различных учебных заведений с 60-70 тысячами учащихся. Растущая потребность в отечественных педагогических кадрах, владеющих родным языком, обусловила организацию в 1786 году на базе Петербургского главного народного училища первой учительской семинарии, где будущие учителя изучали русский язык, всеобщую и русскую историю, географию. В 1803 году учительская семинария была преобразована в Учительскую гимназию, а затем — в Педагогический институт (за 1786-1803 годы в этом образовательном учреждении было подготовлено около 500 учителей). После окончания обучения выпускники обязаны были прослужить в должности учителя не менее 6 лет.
В XVIII-XIX веках почти все учителя русского языка и словесности (русской литературы), равно как и учителя по другим предметам, были мужчинами. Лишь в конце XIX века женщинам предоставили возможность учиться в педагогических классах и на педагогических курсах гимназий и они могли преподавать в начальной школе. Высшее образование, в том числе педагогическое и филологическое, стало доступно для них лишь в начале XX века. Так, в 1903 году в Петербурге был создан Женский педагогический институт[8]. В нем имелось два отделения: словесно-историческое (т. е. русистики) и физико-математическое, обучение продолжалось от 4 до
  1. лет. Институт готовил преподавательниц женских учебных заведений и младших классов мужских гимназий, домашних и классных наставниц. Можно также отметить, что в связи с определенной дискриминацией женщин в области образования практически все учебники, пособия, орфографические словари и т. п. по русскому языку и русской словесности начиная с древнейших времен и вплоть до 1920-х годов разрабатывались мужчинами.

Важным этапом в русскоязычном образовании стало учреждение в 1802 году в России Министерства народного просвещения. Ему были подчинены приходские и уездные училища, губернские гимназии и университеты, при каждом из которых в дальнейшем были созданы педагогические институты, выпускавшие учителей (преподавателей русского языка или русской словесности готовили на отделениях истории и словесности, преобразованных в дальнейшем в историко-филологические факультеты). В 1804 году Россия была разделена на 6 учебных округов (Московский, Петербургский, Казанский, Харьковский, Виленский, Депртский), в которые входили по несколько губерний. Учебными центрами этих округов являлись соответствующие университеты (существовавшие к тому времени в Москве, Вильно и Тарту и позднее открытые в Петербурге, Казани и Харькове). Существовали также церковные начальные училища или церковно-приходские школы (одно — и двухгодичные, с 1864 года — в ведении Синода), военные училища, а также небольшое число сословных женских гимназий и институтов благородных девиц, подчинявшиеся Ведомству учреждений Императрицы Марии. Однако самыми массовыми русскоязычными учебными заведениями стали двухгодичные земские школы, открывавшиеся в сельской местности и находившиеся в ведении земств. В программу их обучения входили: русский язык и чистописание, простейшая арифметика, Закон божий и церковно-славянский язык, церковное пение.
В связи с составлением Министерством народного просвещения централизованных учебных планов и определением различных академических нормативов по всем изучаемым предметам, начали разрабатываться и соответствующие методические рекомендации, в том числе по русскому языку и русской литературе. Классикой методики по обучению русскому языку стал изданный в 1844 году труд Ф. И. Буслаева «О преподавании родного языка». Заметной работой в этой области явилось и опубликованное в 1852 году «Наставление преподавателям русского языка и словесности» Н. И. Срезневского.
Наиболее распространенной формой повышения квалификации преподавателей-русистов России во второй половине XIX стали собрания и съезды учителей русского языка и словесности губерний, на которых руководители органов управления образованием (попечители учебных округов, инспектора народных училищ и т. д.) разъясняли требования Министерства народного просвещения к обучению по данному предмету, а участники собраний выступали с различными докладами и сообщениями и обменивались опытом работы. Причем эти мероприятия обычно носили целевой характер — как с точки зрения однородности аудитории (собирались отдельно учителя русского языка сельских школ, младших классов уездных училищ, гимназий и т. д.), так и по обсуждаемой тематике (методика оценки знаний по русскому языку поступающих в первые классы гимназий, особенности преподавания русского языка нерусским учащимся, содержание письменных упражнений по русскому языку и т. д.). Учителей- русистов также информировали о новых учебных пособиях и методических разработках по их предмету, а материалы этих съездов публиковались.[9]
Основными проблемами обучения русскому языку и словесности являлся дефицит квалифицированных преподавателей, особенно для земских школ, и нехватка учебной литературы. Наиболее сложная ситуация с кадрами русистов и русскоязычным образованием складывалась на национальных окраинах и территориях, населенных преимущественно нерусскими народами. Собственно сами русские — основные носители русского языка на территории Российской империи на рубеже XIX-XX веков были в меньшинстве. Однако с этнографичской и лингвистической точки зрения к русским в конце XIX века стали относить также жителей малороссийских и белорусских губерний. Исходя из близости русского, украинского и белорусского языков (их алфавиты почти идентичны) в России в тот период существовала точка зрения о том, что украинский и белорусские языки — лишь диалекты нормативного русского языка, а украинцы и белорусы рассматривались как часть русского народа с некоторыми этнографическими отличиями. Это находило отражение и в государственной статистике: согласно первой всеобщей переписи населения России 1897 года русские (великороссы, малороссы и белоруссы) составляли 2/3 населения империи, другими наиболее крупными национально-этническими группами являлись поляки, евреи, казахи, татары и немцы (см. ниже таблицу 1.1).
В целях интеграции присоединявшихся к России на протяжении последних столетий земель (Левобережной Украины - в XVII веке, Эстляндии, Лифляндии, Ингрии и части Карелии — в XVIII веке, Кавказа, Закавказья, Средней Азии, Финляндии, Польши, новых территорий на Дальнем Востоке — в XIX веке) царское правительство стремилось к распространению в них русского языка. Он повсеместно становился языком администрации, судопроизводства, господствовал в школьном обучении и превращался в единственный язык высшего образования. Функционирование местных (национальных или так называемых туземных) языков в различных сферах и прежде всего — в образовании ограничивалось.
Таблица 1.1
Национально-этнический состав Российской империи в 1897 году1
Национальности Число, тыс. чел. Доля в %
1. Русские, в том числе: 83 933,6 66,8
- великороссы 55 667,5 44,3
- малороссы 22 380,6 17,8
- белоруссы 6 475,8 5,2
2. Поляки 7 931,3 6,3
3. Евреи 5 063,2 4,0
4. Киргизы-кайсаки (казахи) 4 084 3,3
5. Татары 3 737,6 3,0
6. Немцы 1 790,5 1,4
7. Узбеки и сарты (оседлые узбеки) 1 696,1 1,3
8. Литовцы 1 658,5 1,3
9. Латыши 1 435,9 1,1
10. Армяне 1 373,1 1,1
11. Башкиры 1 321,4 1,1
12. Молдаване 1 121,7 0,9
13. Мордва 1 023,8 0,8
14. Эсты (эстонцы) 1 002,7 0,8
15. Чуваши 843,8 0,7
16. Грузины 823,9 0,7
17. Лезгины 600,5 0,5
Другие 7 518,5 6,0
Всего 125 640,0 100,0

Первоначально усилия по просвещению нерусских народов сводились преимущественно к их религиозному воспитанию и обращению в православие. Поэтому в первых школах для иноверческих и языческих подданных империи готовили преимущественно миссионеров-священников из числа местных жителей. Таких школ в XVI-XVII веках были единицы, в основном в Поволжье, но со второй половины XVIII века их география и количество расширилось и они стали учреждаться также в Приуралье, Сибири, на Крайнем Севере и даже на Камчатке. Появились и «новокрещенские» школы для обучения детей из нерусских семей, принявших православие, а с 1863 года стали учреждаться так называемые «братские» православно-религиозные школы (по системе Н. И. Ильинского)[10] с двухгодичным обучением на местных наречиях, но с обязательным изучением русского языка. Сравнительно широкое распространение они получили в Поволжье (150 школ с 5000 учениками в конце XIX века), в то время как в Средней Азии и на Кавказе открытие таких школ вызывало большие сложности.[11]
Ввиду того, что большинство нерусских народов, проживавших на территории Российской империи, не имели своей письменности (например, многие тюркские, иранские, кавказские, финно-угорские народности и практически все малочисленные народности Крайнего Севера), для обучения их русскому языку первоначально использовались учебники для русских школ[12]
Систематическое и более массовое распространение русского языка через систему образования среди нерусских народов началось в последней трети XIX века. Основные направления этой новой политики были сформулированы в докладе Министра народного просвещения Д. А. Толстого «О мерах с образованием населяющих Россию инородцев», получивших резолюцию Императора Александра II «Высочайше утверждено»[13].
Согласно данному докладу, все инородцы с учетом религиозного признака (которому придавалось важнейшее значение), были разделены на две основных группы: инородцев-христиан и татар-магометан, а с точки зрения степени владения русским языком - на три группы: 1. Мало обрусевших и почти не знающих русского языка (в местностях с однородным нерусским населением; 2. Владеющих русским языком в той или иной степени (в местностях с населением, смешанным из природных русских и инородцев; 3. Свободно владеющих русским языком (достаточно обруселые инородцы, живущие смешанно с русскими или со сплошным русским населением).
Для обучения инородцев-христиан, совсем не знающих или почти не знающих русского языка, были установлены следующие обязательные правила: первоначальное обучение (первый год или два) должно осуществляться на родном языке; учителя школ для инородцев-христиан должны быть из их среды и хорошо знающими русский язык или же русские учителя, но хорошо владеющие местным наречием; создание отдельных классов или школ (смен) для девушек из семей инородцев-христиан.
Для данной категории с нулевым или очень слабым знанием русского языка первоначальное обучение предписывалось осуществлять на инородческих наречиях, по учебным книгам на том же наречии (букварям, молитвам, кратким рассказам из священной истории Ветхого и Нового завета и религиозно-нравственных книг). Причем для облегчения перехода к изучению русского языка все эти учебные книги должны печататься на инородческом наречии русскими буквами, желательно с переводом на русский язык. После усвоения разговорного русского языка посредством наглядного обучения и знания достаточного количества русских слов и выражений, дети начинают обучаться русской грамоте (чтению и письму совместно) с продолжением совершенствования разговорной русской речи. Причем все прочитанное на русском языке должно обязательно сопровождаться переводом на местное наречие. Счислению дети также должны обучаться сначала на своем инородческом наречии, а потом — на русском языке.
В местностях со смешанным из природных русских и инородцев населением все обучение должно вестись на русском языке учителем, владеющим как русским, так и местным наречием, используемым для устных объяснений. Начальные училища являются общими для русских и инородческих детей, однако для тех из них, кто недостаточно усвоил русский язык для обучения совместно с русскими учениками, устраиваются при училищах особые отделения.
В местностях с достаточно обруселыми инородцами, живущими смешанно с русскими или со сплошным русским населением и поэтому свободно владеющими русским языком, должны учреждаться начальные народные училища на общих для русских училищ основаниях.
Следует также отметить, что все дети из семей инородцев-христиан осваивали (на разных стадиях обучения) закон божий на русском языке, заучивали главные молитвы на русском и церковно-славянском языках и учили в кратком изложении православный катехизис. Кроме того, во всех школах для обучения инородцев было введено церковное пение (на местных наречиях и на церковно-славянском языке).
Сходным образом организовывалось и использование русского языка в обучении (просвещении) татар-магометан (т. е. мусульманского населения). В местностях со сплошным татарско-магометанским (мусульманским) населением учреждались за счет правительства (казны) начальные сельские и городские училища, учителями в которых, пока не было подготовлено достаточно местных жителей, хорошо знающих русский язык, становились русские по национальности, свободно говорящие на местном наречии. При этом сами мусульманские общины приглашали в данные училища за свой счет законоучителя своей веры, который вел свой предмет в определенные часы по обоюдному соглашению с учителем русского языка.
Для содействия получения русскоязычного образования детям из мусульманских семей рекомендовалось создание приготовительных классов при общих начальных народных училищах с целью научить этих детей русскому разговорному языку, а при уездных училищах и гимназиях — для подготовки их к поступлению в первый класс данных образовательных учреждений. Кроме того, для облегчения процесса учебы на русском языке мусульманских детей они освобождались: в сельских и городских начальных училищах от чтения по церковно-славянским книгам, в уездных училищах — от изучения церковно-славянского языка, а в гимназиях — от изучения церковно-славянского, греческого и немецкого языков.
Местным магометанским обществам предлагалось учреждать на собственные средства классы русского языка при мектебе[14] и медресе[15] с тем, чтобы в эти классы, впредь до подготовки учителей из мусульманской среды, были назначаемы учителя из русских, хорошо знающих местное наречие, с возложением на них обязанности обучать детей русскому языку, т. е. разговору, чтению и письму и началам арифметики. Обучение в русских классах как при мектебе, так и при медресе рекомендовалось сначала осуществляться на местном наречии или при помощи его с тем, чтобы дальнейшее преподавание, по мере того как дети будут усваивать устную русскую речь, продолжать преимущественно, а затем — и полностью на русском языке. Посещение особых классов, учрежденных при мектебе, должно быть обязательно для всех учащихся, а при медресе — для юношей до 16-летнего возраста. При этом, для устранения со стороны мусульманских общин всякого подозрения относительно содержания этого преподавания, дозволялось лицам, руководившим мектебе и медресе или обучающим в них, присутствовать на уроках в русских классах. Наконец, условием открытия новых мектебе и медресе являлось обязательство иметь при них учителей русского языка на счет местных общин.
Все начальные училища для детей из мусульманских семей должны были в обязательном порядке иметь смены для обучения девочек; там же, где вместо особых училищ организовывались русские классы при мектебе и медресе, предписывалось устраивать на счет казны училища для девочек.
Можно также отметить, что в целях стимулирования мусульманского населения к усвоению русского языка и получению русскоязычного образования, вводилось требование к лицам, желающим занять духовные должности в мусульманских общинах, предъявлять свидетельства об удовлетворительном знании ими русского языка, русской грамоты (чтения и письма) и первых четырех действий арифметики и вообще общего начального курса магометанских училищ. Аналогичное правило распространялось и на представителей мусульманского населения, избираемых в общественные должности (земские, городские, сельские) или определяемые в канцелярские должности по магометанскому духовному управлению[16].
Значительная потребность в национальных кадрах с хорошим знанием русского языка (как для просветительских, так и административно-хозяйственных, военных и других нужд) особенно ощущалась на Кавказе, в Закавказье и Средней Азии
Для массовой подготовки учителей русского языка и других предметов для национальных школ и классов на протяжении 1870-х годов было создано несколько десятков специализированных учебных заведений, как, например, Закавказская семинария в Тифлисе (1876 г.), учительская семинария в Дерпте (1878 г.), семинарии и педагогические классы в гимназиях в Баку, Казани, Гори, Уфе, Симбирске, Симферополе, Иркутске и т. д.
Одной из самых крупных была Казанская учительская семинария с 3-х летним курсом обучения, имевшая 240 учеников, половина из которых были русскими, половина — инородцами, пропорционально представлявшими основные народности Казанского учебного округа (мордву, черемисов, чувашей, вотяков, крещенных татар). В семинарию (и на русское, и на национальное отделения) отбирались лучшие ученики народных училищ по рекомендации инспекторов этих училищ. Кроме того, принимались и желающие пройти курс учительского обучения за свой счет. Было предусмотрено прохождение педагогической практики: для обучавшихся на русском отделении — в одной из начальных русских школ Казани, для татарских учащихся — в местном училище для крещенных татар, а для представителей мордвы, черемисов, чувашей и вотяков — в одном из четырех инородческих начальных училищах, специально учрежденных при Казанской учительской семинарии.
Выделялись «квоты» (места) для обучения национальных кадров (особенно для представителей местной знати) в русских военных учебных заведениях[17].
В разработке новых учебников и различных пособий для русскоязычного образования нерусского населения с учетом особенностей их языков принимали участие и инородческие авторы. В их числе можно назвать Я. С. Гогебашвили, окончившего Тифлисскую духовную семинарию и Киевскую духовную академию и составившего фундаментальный учебник «Русское слово» (часть 1 «Букварь» вышла в 1885 году, часть 2 «Книга для чтения» - в 1888 году). Я. Г. Гогебашвили разработал «Методическое руководство для учителей и учительниц грузинских начальных школ к преподаванию по книге «Русское слово». Его учебник стал основным для обучения русскому языку в школах Грузии в последующие 100 лет[18] руководство к русскому языку для грузинских школ» (1887 г.).
Заслуживает упоминания и выдающийся татарский просветитель Каюм Насыри, получивший подготовку в Казанском университете, организатор первой русскоязычной татарской школы и первый татарский учитель русского языка, составивший русско-татарский и татарско-русские словари, оригинальные и переводные учебники родного и русского языка, русской истории и т. д. Еще один выпускник Казанского университета — чуваш И. А. Яковлев, ставший инспектором чувашских школ Казанского учебного округа, разработал методики преподавания русского и родного языка в чувашской школе, перевел с русского языка на чувашский классические произведения русской литературы. Пионером русскоязычного образования в Казахстане стал Ибрай Алтынсарин, окончивший русскоязычную школу при Оренбургской пограничной комиссии и явившийся первым учителем- казахом, а затем назначенный инспектором казахских школ и организатором школ-интернатов с изучением русского языка для местного кочевого населения. Он составил и первые учебники для казахских детей на основе русской азбуки.
Политика в области русского языка и русскоязычного образования в различных частях Российской империи имела определенные отличия, связанные с национально-этническим и религиозным составом местного населения, особенностью его культуры, различными историческими и геополитическими обстоятельствами. Например, в малороссийских областях масштабное распространение русского языка началось сразу после присоединения польской части левобережной Украины к Московскому царству[19]. В 1720 году Император Петр I выпустил указ, требующий издавать литературу на всей территории России, включая новоприсоединенные земли, только на русском языке, а созданной в 1722 году Малороссийской коллегии (органу управления украинскими землями) было поручено ввести русский как обязательный язык обучения во всех школах Малороссии и печатать на нем все книги. Учебные программы и учебники, по которым учились на Украине, были в основном такими же, что и школах для великороссов. Можно упомянуть и циркуляр 1853 года министра МВД России Петра Валуева о приостановлении продолжавшихся публикаций учебных и религиозных книг на малороссийском (украинском) языке, но допускавшим издание украиноязычной художественной литературы. В то же время ввоз каких-либо книг и материалов на украинском языке из-за границы данным циркуляром запрещалось. Не дозволялось играть и спектакли «на малорусском наречии» на профессиональной сцене. Поэтому закономерно, что первый построенный на Украине профессиональный театр (в 1789 году в Харькове) давал постановки только на русском языке и первая выходившая на Украине газета «Еженедельник» (с 1811 года в Харькове) также являлась русскоязычной. До первой русской революции 1905 года на украинском языке обучали лишь в некоторых воскресных школах в сельской местности. Кроме того, в деревнях Полтавщины и Черниговщины существовали так называемые дъячковые школы, содержащиеся на средства родителей. Нанимавшиеся крестьянами местные священнослужители обучали их детей (в основном на украинском) чтению букваря, часослова, псалтыря, церковному пению. Под влиянием революционных событий в России и протестов малороссийского населения, особенно интеллигенции, возобновился выпуск религиозной литературы на украинском языке (Евангелия) и стало постепенно развиваться украиноязычное школьное образование[20].
Существовавшая в XVI-XVIII на территориях современной Польши, Западной Украины, Белоруссии, Литвы, а также частично Латвии, Эстонии, Литвы, Молдавии федерация Королевства Польского и Великого княжества литовского, именовавшаяся Речь Посполитая, в 1772-1814 годах в ходе военных конфликтов четыре раза делилась между Россией, Австрией (Австро-Венгрией) и Пруссией. В итоге к России в 1815 году отошла вся центральная часть современной Польши, населенная также белорусами, украинцами, литовцами и другими национальностями. Она была названа Царством Польским и разделена на несколько губерний[21]. Первые десятилетия своего существования Царство Польское пользовалось значительной автономией, закрепленной дарованной «Конституционной хартией». Оно имело собственное гражданство, польские монеты, национальную армию и полицию, польский язык был единственным языком местной администрации и судебной системы, весь процесс обучения, включая школьное, осуществлялся на польском языке. Однако после двух национальных восстаний (1830 и 1863 годов) автономия Польши была сокращена и к концу XIX века ликвидирована. Русский язык стал государственным, на нем вели дело- и судопроизводство, лица польской национальности вытеснялись из административных учреждений (полякам было запрещено занимать более 50% мест на государственной службе). Почти прекратилось использование польского языка и в системе образования. Был учрежден Варшавский учебный округ, подчиненный Министерству народного просвещения России и процесс обучения в высших и средних учебных заведениях, а затем и в начальных школах с последней четверти XIX века стал переводиться на русский язык[22]. Началась разработка новых учебников на русском языке (в том числе по польской литературе и даже польской грамматике) и по массовому обучению русскому языку польских школьников и взрослых. Русский язык должны были освоить прежде всего польские педагоги. Так, в Варшавском университете всем преподавателям, не знавшим русского, был дан 2-х — летний срок для его изучения, после чего они обязаны были вести занятия только на русском языке (все обучение в университете вплоть до 1917 года было русскоязычным, а абитуриенты, помимо обычных вступительных испытаний, должны были сдавать специальный экзамен на знание русского языка и русской истории). В школах Польши обучение стало полностью русскоязычным примерно с 1885 года. Приглашались и преподаватели из России (их назначали также руководителями учебных заведений).
В начале XX века, под влиянием революции 1905 года и польского национального движения, было разрешено преподавать на польском родной (польский) язык и католический Закон Божий, расширились языковые права частных школ. Еще через год было позволено учиться на польском в начальной школе.
За период с 1870-х годов и до начала первой мировой войны значительная часть населения польских земель, входивших в состав России, в той или иной мере овладела русским языком: оценочно — это около четырех миллионов человек из 12 миллионов жителей Привислинского края. Причем среди поляков доля знавших русскую грамоту еще в 1897 году составляла 13,4%, в том числе среди мужчин — 17,6%. Русских по национальности (включая малороссов и белоруссов) в Привислинском крае было сравнительно немного — в целом около7% (в том числе в Люблинской губернии — 21,1%, в Варшавской — 5,4%, а в большинстве остальных губерний — от 1 до 3%). К 1915 году общее количество учебных заведений в польских землях превышало 6000, а число школьников, гимназистов и студентов, изучавших русский язык и обучавшихся на нем, достигло почти полумиллиона человек.
На территории современной Литвы русский язык исторически имел прочные позиции: ещё в конце XIV века он стал официальным письменным языком Великого княжества Литовского (сокр. — ВКЛ)[23]. Православных церквей в тот период в Литве было в два раза больше, чем католических[24], и они являлись центрами русскоязычного просвещения. При каждой церкви и монастыре существовали школы (училища), в которых обучали русской грамоте[25]. В последующие два столетия Великое княжество Литовское стало центром русскоязычного книгопечатания (только в XVI веке в было издано 385 наименований книг, в основном в типографиях Вильнуса) и одним из основных источников распространения русской словесности не только в России, но и в других населенных славянами землях. После унии с Польшей русский язык стал заменяться польским языком и культурой (этот процесс начался с последней трети XVI века). В 1697 году Сейм Речи Посполитой принял указ о переходе делопроизводства в литовских землях на польский язык и типографиям запретили печатать книги на русском языке, сфера использование его резко сократилась (до этого времени даже в училищах при католических костелах обучение велось на западнорусском и латыни).
После разделов Речи Посполитой и включения Литвы в состав Российской империи[26], русский язык вновь вернулся в Литву, став официальным. Во второй половине XIX на русский было переведено и школьное обучение (оно велось в основном на польском и литовском), типографиям было запрещено печатать книги и учебники латинским шрифтом. В Вильнусском университете действовала кафедра русского языка, а также кафедры русской литературы и русской истории. Постановки в театрах стали переходить с польского на русский язык, был открыт и русский театр, стали выпускаться русскоязычные газеты. К началу первой мировой войны русский язык имел в Литве достаточно широкое распространение во всех слоях населения, немало представителей литовской интеллигенции получили высшее русскоязычное образование в ведущих российских университетах (например, виднейший литовский поэт Юргис Балтрушайтис, будущий президент независимой Литовской Республики Антанас Смятона и др.).[27]
Молдавия интегрировалась в Россию (в том числе в языковом аспекте) также неравномерно. Небольшая ее часть (Тираспольский уезд, ныне — Приднестровская Молдавская Республика) еще в конце XVIII века была включена в состав Российской империи и административно относилась к Новороссийской губернии. Русский язык в ней был государственным, а местное население было в высокой степени русифицированным.
Основная территория Молдавии (Молдавия и Валлахия) присоединилась к России в 1812 году (по Бухарестскому мирному договору, завершившему русско-турецкую войну) в качестве автономной Бессарабской области. Молдавский (румынский) язык в ней почти до 1850-х годов оставался господствующим (в образовании, делопроизводстве и т. д.). Однако при императоре Николае I автономия Бессарабии, в том числе языковая, постепенно упразднилась. Русский язык стал основным в государственных учреждениях, школах и т. д., исключительно на нем предписывалось вести богослужение. Хотя все государственные школы в середине XIX века перешли на российские учебные программы, в начальной школе можно было факультативно учить молдавскую грамоту, а часть церковноприходских школ продолжало учебный процесс на молдавском. Как предмет молдавский язык изучался также в гимназиях и уездных училищах. В 1873 году в Бессарабии было полностью запрещено преподавание молдавского языка, он, естественно, более не мог быть и языком обучения. К концу XIX века Бессарабская область была превращена в обычную российскую губернию, разделенную на 8 уездов. Доля русских (включая малороссов) по переписи населения 1897 года составляла в Бессарабии 27,8%.
В Латвии и Эстонии (Остзейские или Прибалтийские губернии Лифляндия, Эстляндия и Курляндия, занятые Россией в ходе Северной войны со Швецией в 1700-1721 годах)[28], вплоть до начала 1870-х годов обучение в начальной школе велось на немецком, а также латышском и эстонском языках, а обучение в гимназиях и в университете — только на немецком (этот язык являлся государственным в Прибалтике с XII века, улицы и площади большинства городов носили немецкие названия и все вывески до конца 1870-х годов были только на немецком). Русский язык изучался в основном в православных приходских школах, а в латышских и эстонских был факультативным. Первый указ о необходимости учить русский язык в качестве школьного предмета в Остзейских губерниях был подписан императором Александром I ещё в 1820 году, однако он фактически не исполнялся, ибо не было соответствующих учебников и словарей (первые русско-немецкие лексиконы появились в латышских школах в 1825 году, а первый учебник русского языка для эстонских детей - в 1835 году), мало кто из учителей владел русским, не хотели им заниматься и сами учащиеся. К изучению русского языка в конце 1820-х годов приступили лишь в отдельных гимназиях (Рижской и Ревельской). В 1840-е годы в Латвии и Южной Эстонии крестьяне, в знак протеста против гнет немецких помещиков, стали переходить из лютеранства в православие, надеясь также получить от царской власти землю и освобождение от барщины[29], Для новообращенных православных в каждом приходе появилась отдельная школа, где, наряду с родным языком, полагалось учить русский и церковно-славянский.
В Прибалтике в этот период функционировали и несколько образовательных учреждений с обучением на русском языке. В их числе — Рижская духовная семинария (с 1847 года), Александровская гимназия в Риге (с 1870 года), Учительская семинария в Кулдиге и некоторые другие. С 1869 года стала выходить и первая ежедневная русскоязычная газета «Рижский вестник».
В 1874 году в прибалтийских губерниях, одновременно с введением всеобщей воинской повинности, было предписано обязательное изучение русского языка во всех местных учебных заведениях. В Эстонии школьники стали учить русский на 3-ем (последнем) году обучения, два часа в неделю. С 1885 года — в Эстонии, и с 1888 года — в Латвии русский язык стал языком делопроизводства, а с 1889 года — и судопроизводства. Все начальные школы (училища) были в 1887 году переданы в ведение Министерства народного просвещения России и уже с 1893/1894 учебного года почти все предметы в государственных и даже в частных школах стали преподаваться на русском, в школы стали централизованно поступать русскоязычные учебники (в Эстонии исключение было сделано для преподавания религии в двух первых классах сельских школ и для изучения эстонского языка, а в Латвии обучение на русском начало осуществляться во всех школах со 2-го класса). Нарушителям данных предписаний грозило наказание[30]. В учебных программах стало увеличиваться количество часов на изучение русского языка. Например, в волостных школах Эстонии в 1887 году на это выделялось 6 часов в неделю, а с 1891 году — уже 8 часов на младшей ступени, и по 7 часов — на средней и старшей (на изучение эстонского отводилось на 2 часа меньше). Всеобщий переход на русскоязычное обучение (растянувшийся на несколько лет) нанес определенный ущерб системе школьного образования и привел к снижению грамотности, ибо педагоги с многолетним опытом работы, но не освоившие государственного языка, были вынуждены покидать свои места, а им на замену приходили люди, подчас вообще не имевшие опыта преподавания тех или иных предметов, но зато владевшие русским.
Одновременно со школьными реформами Дерптский (ныне — Тартусский) университет, основанный в 1652 году шведским королем Густавом II, был переименован в Юрьевский университет (равно как и город Дерпт сменил название на Юрьев), а весь учебный процесс в 1893 году также был переведен на русский язык (на немецком осталась только теология). В 1836 году в университете была введена должность лектора русского языка, а позднее открыта и кафедра русского языка, несколько десятков студентов ежегодно учились по специальности «Русский язык и словесность». В 1894 году в университете была также сооружена православная церковь. Как и в школах, определенной проблемой стало отсутствие достаточного числа университетских преподавателей, свободно владеющих русским языком. Часть местных педагогов (немцев, эстонцев, латышей), не знавших язык обучения, была уволена, на их место приглашались русские и русскоязычные преподаватели2.
С конца XIX века в государственных учреждениях Лифляндии, Эстляндии и Курляндии стала проходить замена русскими чиновниками части местных служащих, и в первую очередь - не знавших русского языка. Поэтому владение им стало давать определенные карьерные преимущества (без русского языка нельзя было работать не только в системе образования, но и в адвокатуре, судебной системе, полиции, органах административного управления и т. д.).
В связи с восшествием на российский престол нового императора Николая II и улучшения отношений с Германией, а также под влиянием событий первой русской революции, в начале ХХ века вновь дозволялось вести обучение в гимназиях на немецком языке. При этом, с целью нейтрализации германского культурного влияния было параллельно допущено и преподавание на латышском и эстонских языках в начальной школе.
Наиболее либеральной культурно-языковая политика царской России была в Финляндии, вошедшей в состав российского государства в качестве Великого княжества Финляндского (сокр. — ВКФ) в 1809 го ду после окончания войны со Швецией (частью которой на протяжении предшествовавших 600 лет являлись финские земли). Страна продолжала управляться местными властями и на основании местных законов. Господствующим языком в ВКФ (в делопроизводстве, судебной системе, образовании) почти до конца XIX века был шведский (впоследствии он был вытеснен финским). Так, в столице ВКФ г. Генсильгфорсе (Хельсинки) в 1881 году на нем говорило 55% жителей, на финском — 36%, на русском — 9,0%. Русских в ВКФ в начале ХХ века насчитывалось 6,5 тысячи человек (чиновники, военные, купцы и их семьи). Они составляли 0,3% населения и проживали в основном в столице ВКФ, а также в Выборге. В Гельсингфорсе был открыт и русский театр, выходили русскоязычные газеты и журналы. Русский язык в школах изучался факультативно (в 1813 году появился первый учебник по русскому языку для шведов, а в 1833 году — для финнов). В середине XIX века предпринималась попытка сделать его языком обучения, однако в 1863 году это решение было отменено, равно как и требование к студентам, желавшим поступить в университет Гельсингфорса, сдавать экзамен на знание русского языка (обучение в университете велось на шведском языке, но с конца 1860-х годов стали читаться лекции и на финском языке; в университете имелась также кафедра русского языка и словесности). Тем не менее на рубеже XIX-XX веков в ВКФ действовали 15 начальных русскоязычных школ и 4 средних (Александровская мужская и Мариинская женская гимназии - в Гельсигфорсе и женская гимназия и реальное училище - в Выборге), имелся и один русскоязычный детский сад. В этих образовательных учреждениях учились в основном дети из русских семей.
Государственным языком (наряду со шведским и финским) русский был объявлен в Финляндии лишь в 1900 году. С этого времени начался перевод на русский деятельности Сената и администрации княжества. От финских служащих стали требовать обязательного знания русского языка. Была предпринята также попытка перевести на русский и деятельность учебных заведений, однако реализовать ее полностью не удалось (из-за протестов местного населения и отсутствия достаточного числа русскоязычных учителей) и в дальнейшем царское правительство от нее отказалось. Тем не менее с 1910 года в Финляндия стала управляться на основании общероссийских законов, официальные документы, адресованные местным учреждениям, перестали снабжаться прежде обязательным переводом на шведский и финские языки. Были распущены национальные воинские формирования (финские стрелковые батальоны) и введена всеобщая воинская повинность. С 1912 года право на государственную службу в Финляндии было предоставлено выпускникам всех российских учебных заведений, а не только финских и т. д.
К моменту выхода Финляндии из состава России в 1917 году число владевших русским языком среди финнов было сравнительно немного (хорошо знали русский язык прежде всего чиновники, окончившие университеты в России). Доля православных в Финляндии составляла менее 2% населения и в части приходов (в местностях, населенных карелами) службы велись на финском языке.
Достаточно сложным был процесс распространения русского языка на Кавказе и в Закавказье. Территории данного региона военным путем присоединились к России на протяжении XIX века (Грузия — в 1801 году, Северный Азербайджан - в 1813 году, Кабарда - в 1825 году, Армения - в 1828 году, Чечню и Дагестан окончательно присоединили (усмирили) в 1859 году, Адыгею — в 1864 году). Для обучения местного населения русскому языку, а также для противодействия религиозному экстремизму среди мусульманских общин, распространявшегося, в том числе, через традиционные учебные заведения (мектебе и медресе) началось создание сети начальных училищ по российскому образцу (русско-туземных школ, горских школ[31] и т. д.). Обучение в данных школах, в соответствии с принятой ранее концепцией просвещения инородцев, осуществлялось на русском языке, за исключением уроков мусульманской религии, которые вели местные духовные лица. Уровень преподавания в этих школах (одногодичные и двухгодичные начальные училища, ремесленные училища, женские училища, гимназии, школы грамотности и т. д.), был значительно выше, чем в традиционных мусульманских учебных заведениях, они были лучше оборудованы и снабжались необходимыми пособиями. Для работы в этих школах приглашались учителя из Европейской части России, получавшие надбавку до 25% от своей обычной заработной платы. Особое внимание обращалось на подготовку молодежи из знатных семей для последующей службы в местной администрации и на различных государственных должностях. В этих школах учились и дети из русских и русскоязычных семей.
Для более эффективной организации процесса изучения русского языка и русскоязычного образования в 1848 году был учрежден Кавказский учебный округ (до этого северо-кавказские учебные заведения относились к Харьковскому учебному округу). Несмотря на прилагавшиеся усилия, количество русскоязычных учебных заведений, подведомственных Министерству народного просвещения, росло медленно. Так, к концу XIX века в Терской области (состоявшей из 6 административных отделов - Владикавказского, Грозненского, Хасавьюртовского, Кизлярского, Нальчикского, Пятигорского и Сунженского) насчитывалось всего 112 государственных школ, что составляло менее 30% учебных заведений на её территории (мектабов и медресе было 154, православных школ и семинарий — 95). При этом в государственных школах до 70% учащихся были детьми из славянских (русских, украинских, белорусских) семей (преимущественно из терских казаков), хотя их доля среди населения Терской области составляла 33,7%. Преобладали ученики славянской национальности и в двух высших учебных заведениях этого региона — Ставропольской и Тифлисской классических гимназиях. Наименьшее желание учить русский язык выражали представители горских народов: доля умевших писать и читать по-русски среди них в 1897 году была всего 0,6% - самый низкий показатель по всей Российской империиЗДля привлечения в правительственные учебные заведения большего числа детей из семей горцев ещё в 1871 года в учебные программы гимназий и прогимназий был введен «Закон Божий иноверческого исповедания» (основы ислама), а преподавателем данного предмета являлся мусульманский законоучитель, принимаемый в штат образовательного учреждения (одновременно детей мусульман стали освобождать от изучения православного «Закона божьего» и церковно-славянского языка). Тем не менее значительных успехов в области русскоязычного просвещения горских народов Кавказа на рубеже XIX-XX веков достичь не удалось.
Неоднозначно складывалась ситуация с русским языком и русскоязычным образованием и на территориях проживания так называемых кавказских инородцев-христиан, грузин и армян, имевших древнюю культуру и свои традиции образования. В первые десятилетия нахождения Грузии и Армении в составе России в них разрешалось вести обучение на местных языках (грузинском, армянском, азербайджанском) в первых двух классах уездных училищ, а русский язык преподавался как учебный предмет, обязательный для всех учащихся. Однако с третьего класса все обучение непременно должно было осуществляться на русском (при этом русские по национальности также должны были учить местные языки как предмет). В целях ускорения русификации местного населения в Грузии и Армении на рубеже XIX-XX веков несколько раз запрещалось обучение на национальных языках и даже закрывались сотни школ. Создание же горских школ с обучением на русском языке или преобразование национальных гимназий в полностью русскоязычные не встречало поддержки местных жителей.
Вместе с тем в царской России поддерживалось изучение национальных языков, они преподавались в российских университетах. Так, в Санкт-Петербургском государственном университете еще с первой половины XIX века действовала кафедра грузинского языка и грузинской словесности, а ее профессор Давид Чубинашвили составил в 1840 году первый грузинско-русский и русско-грузинский словарь.
Знание русского языка давала молодежи Закавказья получить хорошее высшее образование. Так, студенты из Армении и Грузии учились в университетах Москвы и Санкт-Петербурга, Киева, Xарькова, Одессы, Дерпта и ряде других русскоязычных высших учебных заведений.
Доля русского населения в Закавказье в конце XIX века была невелика. Так, в Эриванской губернии (Армении) они составляли всего 1,9% населения, в Кутаисской и Батумской губернии — 2,2%, в Тифлисской — 8,2%, в Бакинской - 9,4%?
Русскоязычных газет в Закавказье было немного. Первая из них именовалась «Кавказ» и появилась в 1850 году (позднее она стала именоваться «Арарат»). В 1870-1880-х годах в Тбилиси выходили также газеты «Обзор» и «Новое обозрение»
Русскоязычное просвещение в Туркестане[32] осуществлялось в соответствии с общими принципами национально-языковой политики царского правительства. Русский язык был объявлен государственным и с 1890 года прошения в органы местной администрации (руководимой русскими чиновниками) можно было подавать только на государственном языке, что было призвано стимулировать его изучение. Вехой в русскоязычном образовании Туркестанского края можно считать введение с середины 1880-х годов так называемых русско-туземных школ. Они были одноклассные с 3-х годичным обучением. Преподавание в них велось на русском языке, поэтому детям из местных семей, поступавших в данные школы, полагалось иметь минимально необходимые знания русского языка или проходить дополнительное (предварительное) обучение по русскому. В школах также преподавались основы мусульманской религии. Именно данные учебные заведения стали в дальнейшем основой системы начального школьного образования во всех среднеазиатских республиках. Данные школы постепенно завоевали популярность у местного неграмотного в своей массе населения, их количество росло. Так, в Семиреченской области, ранее практически не имевшей светских учебных заведений, в 1903 году насчитывалась 21 русско-туземная школа, в большинстве из которых преобладали выходцы из туземного населения. По просьбам местных жителей, подобные школы стали открываться также за их счет. Создавались и школы для девушек.[33] К 1916 учебному году общее количество русско-туземных школ в Туркестанском крае увеличилось до 166, однако при этом там же действовали свыше 6,6 тысяч мусульманских учебных заведений, составлявшие подавляющее большинство учреждений образования Туркестана (число учащихся мектебе и медресе достигало почти 100 тыс. чел.)[34].
Еще одним типом русскоязычных учебных заведений в Средней Азии стали интернаты, куда отдавали своих детей семьи местных кочевников. Интернаты образовывались обычно при городских училищах.
Сдерживающим распространение русскоязычного образования фактором являлась нехватка преподавателей русского языка, владеющих местными языками. Долгое время единственным учебным заведением в Туркестанском крае для подготовки подобных педагогических кадров была созданная в 1879 году Учительская семинария Туркестана (в последствии переименованная в Ташкентскую учительскую семинарию). Лишь в 1904 году в городе Верном (ныне — Алмааты) при местном городском училище были открыты специализированные педагогические курсы, ориентированные на русско-туземные школы.
Помимо командирования чиновников в местные администрации и размещения воинских контингентов, царское правительство одновременно стимулировало приезд в Туркестан из российских губерний врачей, инженеров, ирригаторов, агрономов, ветеринаров и представители других высококвалифицированных квалифицированных профессий, которыми не владело местное население. Русские селились почти исключительно в городах. Так, в городах Ферганской области доля православных с единоверцами и старообрядцами (ortodoxes) на рубеже XIX-XX веков составляла 3,27%, Самаркандской области - 7,25%, Сыр-Дарьинской - 12,57%.Тем не менее доля русского и русскоговорящего (славянского и православного населения) в Туркестанском крае была в целом незначительна. Так, в той же Ферганской области мусульманами были 99,09% всех жителей, в Сырдарьинской - 96,62%, в Самаркандской - 96,37% и т. д.[35]
Усилия по распространению русскоязычного образования по всей империи, в том числе среди инородцев, постепенно давали свои плоды. Так, если к началу 1860-х годов общая численность обучавшихся на русском языке (прежде всего в начальных училищах Министерства народного просвещения, а также церковно-приходских школах Синода) достигала одного миллиона человек, то к 1900 году это число увеличилось примерно до четырех миллионов человек, а общий охват детей в возрасте 8-11 лет начальной школой составил 1/3. В то же время 2/3 детей оставались неграмотными.
Как следует из данных первой всеобщей переписи населения, русский язык, включая малороссийское и белорусское наречия, был родным для 2/3 населения, но при этом писать и читать на нем могли менее 1/5 (общий показатель грамотности жителей в конце XIX века составлял 21%).
Представляют интерес сведения о «грамотных по-русски» среди представителей различных национально-этических групп Российской империи (помимо великороссов, малороссов и белорусов, русским языком в той или иной мере владели примерно 26,5 миллиона нерусских подданных империи) (см. ниже таблицу 1.2).
Согласно данным таблицы 1.2, наиболее высокой доля умевших читать и писать по-русски была среди представителей германских национальностей, евреев и некоторых нерусских славянских народов, в то время как почти не знали русской грамоты горские народы Кавказа, коренные жители средней Азии и современного Азербайджана, турецко-татарское население. Этот же показатель свидетельствует и о доле вообще владевших русским языком (в той или иной мере понимавших его и умевших на нем общаться) среди соответствующих национально-этнических групп Российской империи в конце Х!Х века.
Таблица 1.2
Доля грамотных по-русски (умеющих читать и писать на русском языке) среди подданных Российской империи в 1897 году в зависимости от их родного языка, %'
Родной язык Доля грамотных по-русски
Русский 18,4
Польский 13,4
Остальные славянские языки 23,8
Литовско-латышские 17,4
Романские (французский, итальянский, испанский, португальский, румынский) 6,9
Немецкий 24,5
Прочие германские (английский, нидерландский, исландский, датский, шведский и т. д.) 33,5
Восточно-индо-европейские (греческий, персидский, хинди и другие) 5,2
Еврейский 23,7
Картвельские (грузинский, менгрельский, лазский, сванский языки) 4,3
Горские народы Кавказа 0,6
Финские 13,9
Турецко-татарские 1,4
Монголо-бурятские 2,2
Культурные народы Крайнего Востока 1,8
Народы северных племен 2,5
Прочие языки 4,0
Не указавшие родного языка 14,6

Русские по национальности - носители языка, то есть те, для кого русский (в том числе малороссийский и белорусский языки или, как тогда считалось - наречия) являлся родным, в основном были сконцентрированы в Европейской части России и Сибири, в то время как на национальных окраинах доля носителей русского языка (особенно в Польше и в Средней Азии) была незначительна (см. ниже таблицу 1.3).
В последнее десятилетие существования Российской империи количество школ с обучением на русском языке и число их учеников особенно стало увеличиваться, совершенствовалась и система управления учебными заведениями (вся Россия была поделена к тому времени на 15 учебных округов),[36] обеспечение их учебно-методической литературой, в том числе по обучению русскому языку нерусских народов.
Таблица 1.3
Распределение населения Российской империи, для которого русский язык являлся родным в 1897 году, по основным регионам2
Регионы* Число жителей, для которых русский язык (включая малор оссийский и белорусский) - родной, тыс. чел. Доля жителей, для которых русский язык (включая малороссийский и белорусский) - родной,% Число жителей, для которых великорусский язык - родной, тыс. чел. Доля жителей, для которых великорусский язык - родной, тыс. чел.
Привислинские
губернии
631,8 6,7 267,2 2,8
Средняя Азия 690,4 8,9 587,9 7,6
Кавказ 3 154,9 33,7 1 829,8 19,7
Европейская
Россия
74 796,9 79,4 48 558,7 76,5
Сибирь 4 659,4 80,6 5 784,4 76,5
Всего по империи 83 933,6 66,8 55 667,5 44,3

Общее число получавших образование на русском языке составляло в 1913/1914 учебном году составляло примерно 9,5 миллиона человек[37], в основном — учащихся начальных школ Министерства народного просвещения и церковно-приходских школ Святейшего Синода — самых массовых образовательных учреждений на территории России (около 8 млн. чел.). В их учебные программы в качестве обязательных предметов входили русский язык и чистописание. Министерство народного просвещения ставило задачу расширения количества русскоязычных школ во всех национальных губерниях и областях империи (к 1915/1916 учебном году начальным 4-х летним образованием было охвачено уже более половины всех детей в возрасте 8-11лет, а в течение последующих 14 лет предполагалось сделать его всеобщим).
На русском языке в 1913/1914 учебном году получали образование и семь тысяч иностранных граждан (без учета уроженцев Польши, Финляндии, а также прибалтийских, кавказских и среднеазиатских губерний и областей, входивших в состав Российской империи), в том числе
  1. тыс. человек - в мужских гимназиях, 1,2 тыс. человек - в реальных училищах, 2,4 тыс. человек - в женских гимназиях, около двух тыс. чел. - в высших начальных, городских и уездных училищах, университетах и технических институтах. В основном это были представители европейских стран и в первую очередь Германии, а также Франции. В этой же связи можно отметить, что еще в 1900 году в российских университетах насчитывалось 2,4 тысячи иностранных студентов, составлявших 16,5% всего контингента учащихся университетов (35,7 тыс. чел.). В связи с начавшейся Первой мировой войной число иностранных студентов (прежде всего немецких) в вузах России резко сократилось.1

По численности своего населения Россия в 1914 году занимала первое место среди всех так называемых цивилизованных стран2 (см. таблицу 1.4) и темпы его прироста в начале ХХ века были одними из наиболее высоких в мире (более 4% в год накануне Первой мировой войны). По подсчетам выдающегося русского ученого Менделеева, к 2000 году население России должно было достигнуть более 596,6 миллиона человек3. Благоприятной демографической ситуации сопутствовал и экономический фактор: экономический рост России был самым высоким в Европе накануне Первой мировой войны. Владевших русским языком в мире к концу 1914 года - началу 1915 года насчитывалось оценочно 140 миллионов человек и это равнялось примерному числу владевших английским языком (включая англоязычное население США, Англии и ее основных колоний). Таким образом, русский язык, наряду с английским, был мировым лидером по степени своей распространенности, безусловно лидировал среди мировых языков. Общая же доля владевших русским языком в населении Земли (1 782 млн. чел. в 1915 году) составляла 7,9% и значительно опережала число владевших испанским, французским, португальским и другими европейскими и восточными языками.
Таблица 1.4
Численность населения ведущих стран мира накануне Первой мировой войны
Страны Численность населения, тыс. чел.
1.Россия (на 1 января 1915 года) 182 182,6
2. США (1910 год) 93 402,2
  1. См.: Всеподданейший отчет Министра народного просвещения за 1913 год. Пг., 1916 - URL: http:// www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Stat/38.php.

2
Численность населения Китая в 1914 году составляла 534 млн. чел., Британской Индии (включая Пакистан и Бангладеш) - 320 млн. чел.
3
Продолжение таблицы 1.4
Страны Численность населения, тыс. чел.
3. Германия (1910 год) 65 140,0
4. Япония (1911 год) 51 591,4
5. Австро-Венгрия (1910 год) 51 340,4
6. Англия (1910 год) 45 365,6
7. Франция (1908 год) 39 267,0
8. Италия (1911 год) 34 686,7
9. Бельгия (1910 год) 7 516, 7
10. Румыния (1909 год) 6 866,7
11. Голландия (1910 год) 5 945,2
12. Швеция (1910 год) 5 521,9

Вступление России в Первую мировую войну и крушение царизма существенно изменили функционирование русского языка в самой стране и траекторию его распространения в мире.
Победившие в революции 1917 года и в последующей гражданской войне большевики, в целях закрепления своей власти в национальных республиках и привлечения на свою сторону местного населения, провозгласили программу «коренизации» - замене русского языка на национальные в работе административных органов, в сфере образования и культуры (был отменен обязательный государственный язык, изучать грамоту предписывалось на родном или русском языке по желанию). Так, если в царской России в 1900 году свыше 90% учащихся начальных школ получали образование на русском языке, то в советской России уже в 1925 году эта доля уменьшилась на 1/3, а использование национальных языков в образовании значительно расширилось (см. таблицу 1.5). Русский при этом не был обязательным предметом в школах с обучением на национальных языках. Преподавание каких-либо религий в учебных заведениях было запрещено, учеба также стала бесплатной, дети мужского и женского пола могли учиться совместно.
Таблица 1.5
Распределение учащихся школ I ступени (1-4 классы) по языку обучения в СССР на 1 декабря 1925 года1
Языки
обучения
Число учащихся, тыс. чел. Языки
обучения
Число учащихся, тыс. чел. Языки обучения Число учащихся, тыс. чел.
Русский 4 906,5 Вотяцкий 10,2 Карачаевский 0,9
Украинский 1 203,2 Корейский 7,5 Персидский 0,8

1 Составлено по: Статистический справочник СССР. 1927. ЦСУ СССР. М., 1927, стр. 32-33.
Продолжение таблицы 1.5
Языки
обучения
Число учащихся, тыс. чел. Языки
обучения
Число учащихся, тыс. чел. Языки обучения Число учащихся, тыс. чел.
Белорусский 241,2 Туркменский 7,3 Якутский 0,6
Татарский 192,6 Румынский 7,1 Аварский 0,6
Армянский 108,5 Греческий 6,8 Лакский 0,5
Тюркский 99,1 Финский 6,4 Ногайский 0,5
Грузинский 97,5 Черкесский 4,9 Чешский 0,5
Немецкий 61,8 Осетинский 4,7 Ново-Сирийский 0,4
Узбекский 56,3 Болгарский 3,6 Карельский 0,3
Чувашский 37,3 Бурятский 3,6 Алтайский 0,2
Еврейский 35,9 Кумыкский 3,5 Даргинский 0,2
Казахский 31,0 Таджикский 3,1 Венский 0,2
Киргизский 18,7 Эстонский 2,3 Китайский 0,1
Польский 17,8 Пермяцкий 2,2 Прочие языки 1,3
Башкирский 17,8 Чеченский 2,1 Нераспределенные по языкам 547,3
Мордовский 14,7 Таранчинский 1,8 Всего учащихся 7 799,2
Зырянский 14,0 Латышский 1,3
Марийский 10,7 Калмыкский 1,2

В качестве иллюстрации новой языковой политики в Советской России приведем пример Украины. В этой крупнейшей после РСФСР советской республике она фактически началась с сентября 1920 года, после принятия Совнаркомом УССР постановления о введении украинского языка в школах и в государственных учреждениях республики. Постановлением предусматривалось расширение выпуска учебников и художественной на украинском языке, а также периодических изданий. Во всех городах должны были создаваться вечерние школы и курсы украинского языка для работников госучреждений. В августе 1923 году было выпущено ещё одно постановление Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета и Совета народных комиссаров УССР «О мерах по обеспечению равноправия языков и содействии развитию украинского языка». Все русскоязычные рабочие и служащие, партийные и советские работники под угрозой увольнения были обязаны выучить украинский язык. Ещё одним постановлением ЦИК и Совнаркома УССР (от 30 апреля 1925 года) был предписан переход к 1 января 1926 года всего делопроизводства на украинский язык. В период с 1920 по 1926 годы произошла и массовая замена русского языка как основного языка обучения украинским во всех типах учебных заведений. Особенно радикальные изменения произошли в школьном образовании. Так, если в 1920/1921 учебном 2/3 всех школьников на территории советской Украины обучались на русском языке и лишь 1/3 — на украинском, то в 1925/1926 учебном году это соотношение стало прямо противоположным. Ещё через два года (в 1927/1928 г.) доля учащихся, посещавших украинские школы, возросла до 78%. Ликвидация неграмотности населения также стала осуществляться на украинском языке[38]. Заметнее всего русский язык был «потеснён» в начальной школе (самом массовом типе учебных заведений того времени): количество русскоязычных школ сократилось в 1930/1931 учебном году до 1 504, в то время как украиноязычных - увеличилось 14 430. В ряде городов с традиционно значительным преобладанием русскоязычного населения (например, Одессе и Мариуполе)[39]все школы были переведены на украинский язык обучения. Показателен процесс украинизации образования в Донецкой области, где до революции было лишь 7 украинских школ: в 1932/1933 учебном году из 2 229 школ области 1 760 стали украинскими, 207 - двуязычными (русско-украинскими) и лишь 260 школ остались с русским языком обучения. Параллельно сворачивалась подготовка школьных учителей русского языка и литературы: в 1933/1934 учебном году были закрыты последние русскоязычные педагогические техникумы.
В связи с присоединением к УССР в 1926 году пограничных районов Брянской, Воронежской и Гомельской губерний их школы также стали переводиться на украинский язык обучения.
В системе профессионально-технического образования (школы ФЗУ, техникумы) доля обучавшихся на русском языке снизилась в 1930 году до 40%, а доля обучавшихся на украинском превысила 55%.
С наибольшими затруднениями процесс дерусификации столкнулся в высшей школе. Это было связано с дефицитом высококвалифицированных преподавателей на украинском, а также других национальных языках, невозможностью адекватной замены русскоязычных учебников по инженерно-техническим и естественнонаучным специальностям, медицине. Тем не менее к концу 1920-х годов полностью русскоязычным обучение осталось только в двух вузах УССР, ещё в 23 оно было двуязычным (но я явным с преобладанием лекций и семинаров на русском языке), а в 14 вузах (в основном гуманитарно-педагогического профиля) обучение стало осуществляться только на украинском. В целом доля студентов, получавших высшее образование на украинском языке, составило 30%, обучавшихся на русском - 70%.
Для организации обучения на национальных языках в структуре Народного комиссариата просвещения (сокр. - Наркомпроса) был учрежден Совет по делам просвещения национальных меньшинств. Началась массовая подготовка учителей для национальных школ, в течение нескольких лет были также разработаны школьные учебники на различных языках, созданы специализированные издательства для их выпуска (самым крупным было Туркестанское государственное издательство в Ташкенте, выпускавшее книги почти для всех народов Средней Азии). Для кочевых народов учреждались школы с интернатами, имелись и школы-комуны. Учитывая, что многие народы России не имели своей письменности, российскими лингвистами была проделана очень большая работа в этой области и в итоге удалось создать литературные формы и письменность на основе латиницы для 50 бесписьменных языков (азербайджанцев, дунган, кабардинцев, карачаевцев, ингушей, ненцев, ногайцев, осетин, якутов и т. д.) и народов с неразвитой письменностью (башкир, казахов, узбеков, чукчей, эскимосов и др.). Переводился на латиницу и язык ряда восточных народов, использовавших арабский алфавит. Разработали даже латинский алфавит китайского языка, на нем была издана азбука и ее тираж отправлен в Китай. Координировал данную деятельность Всесоюзный центральный комитет нового алфавита (первоначально именовавшийся Всесоюзный центральный комитет по введению ново-тюркского алфавита). Выбор латиницы как основы новых алфавитов народов СССР был обусловлен политическими соображениями, связанными с ожидаемой мировой революцией и планами создания единого универсального пролетарского языка на базе латиницы, понятной большинству народов Европы, а также остального мира. Кроме того, считалось, что латиница свободна от колониального прошлого народов царской России и не несет на себе груз негативных ассоциаций, как кириллица. В этой же связи обсуждались и планы перевода на латиницу русского языка.
Пиком обучения школьников на родном языке стал 1932 год, когда в советских начальных и средних школах преподавание велось на 104 языках, в том числе некоторых мировых. Например, в РСФСР насчитывалось 414 школ с преподаванием на немецком языке, на Украине — 628 немецких школ, на Дальнем Востоке (в Хабаровске, Никольск-Уссурийске, Владивостоке) действовали более 20 китайских школ и одни китайский педагогический техникум, а всего в учебных заведениях Дальневосточного края обучалось около четырёх тысяч детей китайских мигрантов и т. д. Доля школьников, обучавшихся на русском языке в национальных республиках, резко снизилась (например, на Украине она составляла в 1931/1932 учебном году всего 15,6%).
В конце 1930-х годов был взят курс на русификацию образовательных учреждений, в связи с чем Совнарком принял постановление о постепенном переводе обучения на русский язык. Он был также восстановлен в качестве обязательного учебного предмета в национальных школах (решение пленума ЦК КПСС от 30 октября 1937 года и постановление Правительства СССР от 13 марта 1938 года). . С 1938 года было также отменено требование к русскоязычным рабочим и служащим предприятий и учреждений национальных республик об обязательном владении национальным языком. Русский язык вернулся на радиовещание, начало увеличиваться и количество издаваемой в республиках русскоязычной литературы С 1938 года также начался (и в 1941 году завершился) перевод языков народов СССР на кириллицу.
В предвоенный период русские по национальности были прежде всего городскими жителями (в 1939 году они составляли более 2/3 всех горожан). Это было связано во многом с процессами промышленного развития и более высоким уровнем образования и профессиональной подготовки русских по сравнению с целым рядом других народов СССР, находившихся на стадии доиндустриального общества.
Роль русского языка в системе образования повысилась в послевоенный период в связи с переходом к всеобщему 7-летнему образованию, к которому не были готовы все языки народов страны. Увеличению доли школьников, получающих образование на русском языке, способствовало принятие в 1958 году закона, согласно которому изучение национальных языков и обучение на них стало добровольным (многие родители из нерусских семей в национальных республиках начали отдавать своих детей в русские школы, ибо путь к карьере лежал через получение русскоязычного образования). В последующие 20 лет (с 1960 по 1980 годы) были приняты ещё 4 постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР о расширении функционирования русского языка в национальных школах. К концу 1980-х годов почти во всех средних общеобразовательных школах (98%) работали кабинеты русского языка и литературы, в том числе в каждом шестом из них имелось лингафонное оборудование[40]. Постоянно увеличивался выпуск соответствующей учебно-методической литературы и расширялась подготовка учителей-русистов. Они получали 15% надбавку к заработной плате.
В Институте русского языка Академии наук СССР была создана специальная рабочая группа, которая совместно с Академией педагогических наук СССР участвовала в разработке новых учебных программ, пособий и учебников по русскому языку для национальных школ и вузов.
Общее число преподавателей русского языка 4-10 (11) классов в школах СССР в 1970/1971 учебном году в школах Министерства просвещения СССР и Министерства путей сообщения (им подчинялось примерно 98% всех школ) составляло 319,5 тысячи человек, из которых более 70% (226,3 тыс. человек) работали в школах с русским языком обучения, а 29,1% (93,2 тыс. человек) - в национальных школах. Родной язык (кроме русского) и родную литературу преподавали 121,2 тысячи учителей.[41]
Русский язык в школах с преподаванием на национальных языках дети начинали осваивать со 2-го класса. Аналогичным образом (со 2-го класса) начиналось изучение национальных языков и в русскоязычных школах (но оно носило более формальный характер). Русскую (а соответственно и национальную) литературу в 1960-х годах учили с 5 класса, в 1970-1980-х годах — с 4-го класса. На изучение этих предметов отводилось примерно одинаковое количество учебных часов. Одновременно в эти годы проводилась кампания по повсеместному введению русского языка как языка воспитания и обучения в дошкольных детских учреждениях национальных республик.
К концу 1970-х годов среднее образование можно было получить лишь на 14 языках народов СССР, что соответствовало поставленной КПСС задаче формирования новой исторической общности — советского народа на базе русского языка. Доля советских школьников, обучавшихся на русском языке, достигла в 1989/1990 году 68% (28,3 млн. чел.), в том числе в национальных республиках их насчитывалось 9,2 миллиона человек или 42,6% всего школьного контингента этих республик (наиболее массовым русскоязычное обучение было в Белоруссии, на Украине, в Казахстане, Латвии, Молдавии, Киргизии, Эстонии).
На протяжении 1980-х годов практически во всех республиках СССР численность школьников, обучавшихся на русском языке, и их доля в общем контингенте учащихся, неуклонно возрастала (см. таблицу 1.6).
Таблица 1.6
Численность учащихся общеобразовательных школ, обучавшихся на русском языке в 1980/1981-1986/1987 учебных годах, по союзным республикам1

Республики

1980/1981

1984/1985

1986/1987
Всего, тыс. чел. Доля к общей численности учащихся, % Всего, тыс. чел. Доля к общей численности учащихся, % Всего, тыс. чел. Доля к общей численности учащихся, %
СССР 24479 62,7 25895 64,3 27163 65,7
РСФСР 16832 97,0 17551 97,7 18320 98,1
УкраинскаяССР 2895 44,5 3176 48,7 3412 50,6
Белорусская ССР 907 65,0 1003 72,8 1095 76,9
Узбекская ССР 520 13,6 587 14,2 611 14,7
Казахская ССР 1879 62,2 1987 65,4 2047 66,8
Грузинская ССР 187 21,1 201 23,2 204 23,8
Азербайджанская
ССР
202 14,2 227 16,9 241 18,3
Литовская ССР 67 12,8 72 14,3 80 15,2
Молдавская ССР 238 36,9 259 38,8 284 40,6
Латвийская ССР 135 44,1 143 45,6 155 46,9
Киргизская ССР 279 34,0 304 34,6 313 35,8
Таджикская ССР 103 10,0 111 9,8 115 10,3
Армянская ССР 66 11,8 82 14,5 87 15,2
Туркменская
ССР
107 15,2 123 15,8 125 15,9
Эстонская ССР 62 32,5 69 34,4 74 34,9

1 Составлено по: Образование в СССр Статистический сборник. М., 1988, стр. 27.
Если в начальных и средних школах союзных республик СССР доля школьников, обучавшихся на русском языке, составляла в целом менее половины, то в системе среднего и высшего профессионального образования данных республик русский язык заметно доминировал, особенно в образовательных учреждениях технического профиля. На нём в общей сложности обучалось более 2/3 студентов. Однако жестких ограничений в преподавании тех или иных предметов на украинском или русском языках не было. Студенты могли при ответах преподавателю пользоваться национальным или русским языком. Аналогично лекции могли читаться и на русском, и на национальном языках. Поэтому среднее специальное и высшее образование в союзных республиках в 1960- 1980-х годах было фактически двуязычным, значительная часть населения в равной мере владела родным и русским и оба этих языка являлись равноправными.

<< | >>
Источник: Арефьев А. Л.. Русский язык на рубеже XX-XXI веков. [Электронный ре- А80 сурс]. — М.: Центр социального прогнозирования и маркетинга,2012. - 450 стр.. 2012

Еще по теме Глава первая Русский язык и русскоязычное образование в царской России и в СССР: страницы истории:

  1. Оглавление
  2. Глава первая Русский язык и русскоязычное образование в царской России и в СССР: страницы истории
  3. КАК МОЛОДЫ МЫ БЫЛИ, КАК ИСКРЕННЕ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ЛЮБИЛИ...
  4. 3. Кошмарный эффект “русской матрешки”
  5. Глава 4. Политико-правовое положение этнических групп в Китае в 1920-40-е годы
  6. ПРИМЕЧАНИЯ