<<
>>

§ 20. Порядок слов.

Различие между современным и древнерусским порядком слов довольно значительно. Наиболее характерные отличия следующие:

I. От современного порядка слов старинный наиболее отличается, среди другого, тем, что он принципиально передает сначала конструкцию без сопроводительных членов (развернутых' приложений, присоединяемых союзами параллельных членов предложения и под.), а последние дает как бы дополнительно к уже соответствующим образом округленному сообщению.

Такого рода построение фразы мы имеем, напр., в «Русской правде»: Оже при- деть кръвав муже на двор или синь, то видока ему не искати (204). Се яз, князь Володимерь, сын Василков, внук Романов, даю землю свою всю и го роды по своем животе, брату своему Мьстн- славу и стольный свои город Володилшр (Дух. грам. Владимир.

«а Волыни князя Влад. Васильк., 1289 г.). Аще бо кто усрящеть черноризца, то възвращается, ли единець, ли свинью... (Лавр. спис, летоп., под 6576 годом) = «если кто встретит монаха, то возвращается, или кабана, или свинью». А мне в твое великое княженье и в твоей братьи вотчину данщиков не всылати, ни приставов своих не давати, ни закладней, ни оброчников не держати, ни сел не купити, без нашого веданья, ни моим бояром (Догов, грам. вел. князя Василия Вас. с княз. серпух.-боров. Вас. Яросл., 1433).

2. Родительный падеж определительный в др.-русском часто выдвигается вперед.

Или которой хоромины кровля гнила или обетшала (Домостр., 58). Изо всех городов приезжают к нам столники и стряпчие, и дворяне, и дети боярские, и всяких чинов люди... (Грам. Пожар.). Чтобы Московского государьства всяких чинов людем от болшаго и доменшаго чину суд и росправа была во всяких де- лех всем ровна (Улож. ц. Алекс. Мих.). ...Большаго собора поп Киприан сказал... (Дело Ник., №13). И в том приказе ведомы гости... и серебряного дела мастеры, и многих городов торговые люди (Котош., 97).

Хочет де брянских стрелцов голова Афонасей Боев изо Брянска переехать к Стенке Разину (Мат. Раз., I, № 1), и мн. др. - .

Большею частью такой порядок слов характерен для сочетаний устоявшихся, ходовых, относящихся определенно к_ письменному языку. Ср. и из языка XVIII в.: Всей Франции высоких фамилий дети... имеют воспитание зело изрядное (А. Матв.). Особенно же высоких фамилий дамы между собою повседневно съезжаются (А. Матв.). К крайнему сердец наших сокрушению ни в дали, ни вблизи не видно было мимоидущего судна (Радиш,., 17). Наконец, судна нашего правитель... решился или нас спасти, спасайся сам, или погибнуть в сем благом намерении (там же). При отправлении оной писала она к дяде, благодарила за содержание меня у себя и просила о скорейшем меня отпущении (Болотов). Верст за дватцать от него находилось одно нарочитой величины озеро (Болот.). — По традиции такой порядок слов в некоторых выражениях сохранялся еще в канцелярском языке до самой Революции.

Из XVIII в. переходит в ХІХ-й и держится первые три десятилетия в деловой и эпистолярной прозе порядок слов — выдвинутый вперед родительный падеж собственного имени со значением лица — владетеля, автора и под.: Я не знаю, поймешь ли меня, но мне кажется, что лучше прочесть страницу стихотворной прозы из «Марфы Посадницы», нежели Шишкова холодные творения (Батюшк., 1809 г.). Мы взяли почтовых под все экипажи с Введенского села, оставя тут своих лошадей, с тем, чтобы они, выкормя, дошли до нас в Русиьо, Владыкина деревню (И. М. Долгорукий, 1813 г.). Козлова и Языкова стихотворения вышли, два антипода, но тут не по шерсти им дано, и забодает не Козлов (Вяземск., 1833 г.).

Такой порядок слов возник, вероятно, под влиянием обычного в древнерусском и в языке XVIII и начала XIX в употребления притяжательных прилагательных, хотя Карамзин и его последователи также в отношении последних обнаруживали пристрастие к тому, чтобы их ставить после определяемых существительных.

3. Для управления инфинитива двумя дательными—заместителем логического подлежащего и другим — падежом объекта существовало правило порядка слов, исключавшее возможность недоразумения— кто лицо действующее (обязанное действовать) и кто объект действия.

Первым ставилось название действующего лица, вторым — объект: А добра вы мне хотети везде, во всем... (грам, кн. Юрия Дм. вел. кн. Вас. Вас.), т. е. вы должны хотеть мне добра...; ...а то вы мне поведати в правду, безъ примышленья (Догов, грам. вел. кн. Вас. Вас. с князьями галицкими, 1434 г.), т. е. «вы должны сказать мне».

4. Современный язык не допускает при прилагательных (причастиях) отрывать управляемые ими слова, ставя между ними и последними существительные, с которыми эти прилагательные (причастия) согласованы. В языке XVIII и начала XIX вв. такой порядок слов встречается нередко: ...о свободных днях от трудов (Генер. регламент, 1720 г.). Дружба склонного человека к гневу честным людям весьма не сносна (Приклон., 20). В спасшем Кур- ции отечество свое от пагубоносныя язвы никто не зрит ни тщеславного ни отчаянного или наскучившего жизнью, но героя (Ра- дищ., 87). Теперь бы мы сказали: «В Курции, спасшем свое оте-^ чество...» — Долго в благой перемене в стихосложении препятствовать будет привыкшее ухо ко краесловию (Радищ., 138). Ср.: «...ухо, привыкшее к...» И сие первородное чадо стремящегося вооружения по непроложенному пути (Радищ., 178). В них сосавшие уста сладости Цицероновы и Демосфеновы растворяются на велеречие (Радищ., 181). ...от мгновенного блеска падающих капель воды с вершины весел (Радищ., 15). Ты огорчаешь давно уже огорченное сердце естественною казнию (Радищ., 166). Хранящий муж честные нравы... (Держ.). ...Плывущих птиц на луг И крыл их трепетанье (Держ., Прогулка в Сарском селе).

Особенно долго подобный порядок слов держится в языке поэтов: Давно ль Аргоса царь стал жалостив душей, Сей не жалевший царь о дочери своей? (Озер.). Всегда ревнующий дух Ферзена к служенью От левого крыла приступит к укрепленью (Ир. Завалишин). Скопившаяся мгла над градом кровных туч (Завал.). Пусть на омытые луга росой денницы Красивая весна бросает из кошницы Душистую лазурь и свежий блеск цветов (Вяземск.). Или разыгранный «Фрейшиц» Перстами робких учениц...

(Пушк.). ...давно закравшийся недуг В младую грудь подруги милой (Рылеев).

Такие конструкции вообще редки в древнерусских памятниках, но несомненно, что установились они уже задолго до XVIII в.; ср.: Послании же ели Игорем придо^ра к Игореви (Ипат. спис, лет., 21), при Послании же Олгомъ посли приидоша ко Олгови...

(Лавр, сп., под 6420 г.) или: ...Рече Володимер: «Се придоша послании нами мужи, да слышим от них бывшее»... (Лавр. спис, летоп., под 6495 годом).

4. Случаи употребления прилагательных в функции определений за именами существительными в древнерусском гораздо чаще, чем в современном языке, и, повидимому, нередко они не имеют специальной стилистической установки. Ср.: Травы розныя ядят; в снастех золотых; олмаз великий; на кровати на золотой; доспех булатный (Хож. Аф. Никит.). Церковное платье, и пелены... и сосуды серебряные (Котош., 73). КружиЕО низано жемчугом мелким, кушак золотной по алой земле (Выходы), и под. Но при всем этом, преобладающий порядок слов, вне стилистических устремлений, тот же, что и теперь.

Постпозиция прилагательных в древнерусском, видимо, — результат церковнославянского влияния, в свою очередь отражающего греческое. Этим объясняется по преимуществу приподнятоторжественный характер сочетаний, выступающих с таким порядком слов: ...Чтоб ты, государь наш князь великий Василий Иванович, жаловал свою отчину старинную (Сказ, о Псковск. взятии, 8). И по его государеву указу никакой бы вещи без устроения уря- женаго и удивительнаго не было (Уряди.). И зело потеха сия полевая утешает сердца печальныя и забавляет веселием радостным (Уряди.).

Такого рода использование постпозиции прилагательных, проходит через весь XVIII в. и в основном дожило до нашего времени.

Постпозиция характерна также для намерения подчеркнуть признак, противопоставить его и т. д. Такого рода употребление, широко известное и современному языку, следует считать на славянской почве исконным:

Чтобы у вас вечья не было, да и колокол бы вечной сняли (Сказ, о Псковск.

взятии, 9). Ино у него много силы готовой (там же). А река большая скрозь по саду прошла и пала в море в том устье, где к Венецеи ворота морские (Отч. Я. Молвян.). ...Принес... Якову чепу золоту, да ферези бархат темносинь гладкой, да кафтанец объяринен (там же). ...Чтобы всякий чести себе добывал и имяни славнаго (Сказ, о Магм.-салт.).

Почти правилом в древнерусском является постановка имен прилагательных за существительными, сочетающимися с названиями чисел:

Степенной ключник да 4 человека путных, честию будут они против дворян (Котош., 74). В крюках алмазы да три яхонта черв- чаіых (Выходы).

5. Для конца XVII и всего XVIII в. характерна постановка по латинскому образцу глагола на конце предложения (обычно — придаточного).

И от корабля, которой из Царя города пришел в Ливорну, вести, что бунты, которые осталися в Азии, усмиряются, и вели- кия для того радостныя огни учинены были, а паше вавилонскому, которой о том ведомо дал, великие подарки послал (Куранты). ...На острове нобую и зело угодную крепость построить велел... и тое крепость на свое государское имянование прозванием Пи- тербургом обновити указал (Вед. 1703 г.). ...дабы и вы красоту [sic!] сего парадиза (в котором добрым участником трудов был и есть), в заплату трудов своих с нами купно причастником был... (Петр I, Меншикову, 1710 г.).

Того же рода явление представляет постановка зависимых существительных впереди инфинитива: Сие привело генерала в немалое удивление, и он не мог от смеха удержаться (Болотов).

Около конца XVIII в. латинский порядок слов уже явно уступает место русскому, хотя дань традиции время от времени еще платят, напр., Фонвизин, Болотов, Новиков, молодой Крылов и др. Ср.: Учители и ученики совсем ныне других свойств, и сколько тогдашнее положение сего училища подвергалось осуждению, столь нынешнее похвалы заслуживает (Фонвиз.). ...опеле- нал его сухими пеленками... которые в избе тогда развешены были (Новик., Живоп.). ...А, может быть, ты и того мнения, что год со всякого нового дня начинается (Крыл., Почта духов).

Могу ли я верить своим глазам, чтобы ты, будучи бессмертна, пленилась дурачествами существ, которые едва живыми назваться могут? (там же), — не говоря уже о Екатерине: Олимпиаду я бы и уступил им, если б только Христину получить мог (Имен, г-жи Вор- чалкиной). ...А с таким сокровищем люди не столь разборчивы бывают (там же). И это надобно, чтобы завтра было, что порассказать той благодетельнице, к которой колобовый пирог везу (Передняя знатн. бояр.).

Явление, параллельное постановке глаголов на конце предложений, представляет употребление в XVIII в. причастий на‘ конце ритмических отрезков, т. е. так, что зависимые от них слова предшествуют им; ср., напр.: Потом, отдав почтение Гикиму,. вступил с Мирамондом на корабль для их приготовленной, и отправился в Тунис, Королевство на берегах Африканских лежащее (Эмин, Непостоянн. Фортуна, или Похождение Мирамонда, 1792 г., стр. 23). Но увидели молодого Турка за кормило их корабля хватающегося и своего спасения ищущего (там же, стр. 29) [454].

6. Старинный язык не только допускал постановку подлежащего среди частей деепричастной группы, но и обычно держался такого именно порядка слов, унаследованного от того времени, когда деепричастия еще не развились из причастий, а последние, как прилагательные, предшествовали определяемым ими существительным: И шед мы за Москву реку, и наняли подводы до Волхова... (Памяти. Смутн. врем., 20). Тут же сведав Пашков и ис- полняся зависти, збил меня с тово места и свои ловушки на том месте велел поставить (Аввак., 113). А пришед Кирсан к нововыборному, молвит... (Уряди., 18). И взяв его те рядовые два сокольника, Никитка и Мишка, под руки, поставляют на полянов,. между четырех птиц, сиречь на попоне (Уряди., 19). Ведая они, что Никон патриарх патриаршеской свой престол оставил самоволно... и они для чего к патриарху к благословению ходили? (Дело Ник., № 36). И видя царь, что в тех денгах не учало быти прибыли... велел делати на дворех своих денги медные (Котош., 100). И пошед я от князя, ночевал ту ночь в городе на дворе... (П. А. Толстой).

Особенно характерны случаи, где подлежащее к сказуемому другое: И вшед Третьяк в вече, и посадники псковские и псковичи начаша ему говорити... (Сказ, о Пск. взятии, 10). И от- пустя я, холоп твой, обоз с теми ратными людми, был у меня, холопа твоего, бой (Мат. Раз., III, № 7).

В отличие от современного правила, и в языке XVIII в., и в первые десятилетия XIX в. еще допускается такой отрыв подлежащего от сказуемого частями обособленной деепричастной группы, впрочем, главным образом в стихотворном языке;

Такого-то Диоген ища человека, Не сто свеч даром изжег и был смехом века (Кант., Сатира V). Желая некогда преславный остров Род Пловущих по морю спасать от непогод... Поставил на брегу пречудную громаду (Ломон., Надп. на иллум., 1752 г.). Но, будучи я столь чудесен, Отколе происшел? (Держ., Бог). Запасшися крестьянин хлебом, ест добры щи и пиво пьет (Держ., Осень во время осады Очакова). Услыша в кабаке он шум тот мимоездом, Хоть не был чумаку ни сват, ни брат, Вступился за него (В. Майк.). Отечество мы зря низверженно в напасть, В отчаяньи его оплакиваем часть (Княжн.). ...И чтобы узы рвать стремяся мы в неволе, Не отягчили бы сих уз еще и боле (Княжн.). Оставя вольность я, блаженство в сих стенах, На нас воздвигшихся свергаю гордость в прах... (Княжн.). Уж с нами становя своих рабов он в ряд, Остатки вольности и наших прав отъемлет (Княжн.). Увидя Волк, что шерсть пастух с овец стрижет, «Мне мудрено», сказал... (Хемн.). Пришедши Птичник в лес, Гнездо на дереве увидел... (Хемн.). Жена о сем ни чуть не дует в ус, Имея с малых лет она в амурах вкус (Аблесимов, Модная жена). Услыша Крот про это, Орлу взял смелость доложить (Крыл., Орел и Крот). На ель Ворона взгромоздясь, Позавтракать совсем было уж собралась (Крыл., Ворона и Лис.). Ср. особенно: Ты сердце суетной надеждой возманя, Против желания, ах! любит князь меня, Влюбясь не предузнав хотенью следства злова... (Сумар., Синав и Трувор).

«Козьма Прутков» пародирует старинный порядок слов, напр., в стихах: «Трясясь Пахомыч на запятках, Пук незабудок вез с собой».

Примеры из прозы: Имея стихотворец наш издать свои сочинения, чаял нужно оправдать себя перед теми, кои хотели бы его осудить, что упражнялся в сочинении стихов... (Кантемир). На завтра собравшись вся наша компания ко мне на квартиру, пошли явиться генералу-адмиралу... (Неплюев). Вшедши и учиня его величеству посол по чину европейскому три обычные поклоны в пояс, отправлял последующую речь, в которое время король стоял (А. Матв.). С одной стороны отец, у которого детей кроме меня не было, говорил, что бывши я единственный сын, оставил его... (Письмо Ломон. Шувалову). Не отступая она от девической кротости, размышляла о оном три дня (Карам., Дерев, нога). ...Взяв я от тебя деньги, лихие люди мало ли что подумают? (Радищ., 86).

Ломоносов находил уместным в качестве примера приводить в своей «Российской грамматике» (1755 г.), § 467, — «Написав я грамотку, посылаю за море».

Того же самого порядка слов, что и в предложениях со сказуемыми в изъявительном наклонении, древний язык держится при инфинитивных конструкциях с дательным падежом: ...А изымав ему татя или разбойника, не отпустите (Судебн. 1550 г,, 53). А едучи ему дорогою на Дон и с Дону назад, от Стенки Разина быть опасну... (Мат. Раз., IV, №2). А приехав мне в монастырь, мантия архиерейская и посох у него, Никона, взять (Дело Ник., № 77).

Но возможен и порядок слов вроде: А убив Андрея, он, Васка, выбрав на Ломовахохотников, пошел под Шацкой (Мат. Раз., III, № 44) или: И ему, взяв у атаманов и казаков отписки, ехати к Москве на скоро (Мат. Раз., IV, № 2).

7. Относительные придаточные предложения, обычно с условным смыслом, выдвигаются в древнерусском впереди главных: А кому к нему прийти беседы ради духовныя, и он прийди не в трапезное время... (Поел. Иоанна IV игумену Кир.-Белоз. мон.). В котором царстве люди порабощены, и в том царстве люди не храбры и к бою против недруга не смелы (Сказ, о Магмете-салт.).

8. Управляемые относительные который, кой до самого XIX в. обыкновенно вводят придаточное предложение, хотя встречаются и случаи обычного теперь порядка слов:

И отягченным взорам моим представлялися сгущенные облака, коих черная тяжесть, казалось, стремила их нам на главу и падением устрашала (Радиш,., 15). Римляне строили большие дороги, водоводы, коих прочности и ныне по справедливости удивляются (Радиш., 116). Сей добродетельный муж, которого заслуг Россия позабыть не должна, принял нас весьма милостиво (Фонвиз., Чистосерд, призн.). Богиня сама входит... в прекрасных башмаках, которых тоненькие каблучки придавали ей вершка три росту (Крыл., Почта духов). ...за эту речь, о которой красоте я уверена... (там же). Из подошвы возвышений сих истекает тихая река, коея воды составляет множество совокупившихся источников (Карамз., пер. Галлера, 1786 г.). Тогда движение, коего испытал он на себе всю силу, не понимая оного, повергло его на колени (Вечерние часы, II, 1788 г.). Здесь покоится глава Нихтланда в мире и бесстрашии на буграх своих, до коих высоты никто не достигал еще (там же). Сочинитель ввел в свою комедию два смешные подлинника, которых представлявшие актеры весьма искусным и живым подражанием, выговором, ужимками и телодвижениями, также и сходственным к тому платьем, зрителей весьма смешили (Новиков о комед. Лукина «Мот, любовью исправленный»). Корабельной Капитан велел кинуть к нему веревку, за которую он ухватившись, на корабль был втащен... (Эмин, Непостоянн. Фортуна или Похождение Мирамонда, 1792 г., стр. 29). ...за несколько лет перед тем Циклоида выходила для него спокойнейшее состояние, в котором живучи в независимости, имел он волю наслаждаться удовольствием приключать беспокойство всему свету (Вечерние часы, II, 1788 г.). ...начал оное [расформирование]... разными обрядами, коими обезоружа до 8000 таковых войск, отпустил их с пашпортами в свои домы (Завалишин).

В средине XIX в. одинаково допускались оба возможных порядка слов (ср. Буслаев, Ист. гр., II Синт.). К нашему времени вполне победил тот, который соответствовал нормальному для управляемых имен существительных, т. е. за управляющим словом. У писателей старшего поколения можно иногда еще встретить который на первом месте[455].

9. Относительное местоимение в древнерусском не следовало за словом определяемым с тою обязательностью, которая принята в современном литературном русском языке; ср.: ...чтобы они освободили некоторых твоих сюды в нашу землю, которые умеют учити языка того (Грам. Иоанна Гр. шведск. королю, 1573 г.). Вашего архипастырства письмо, августа 13 писанное, мне отдано сентября в 9 день, из которого выразумел вашей святости доброжелание и молитвы... (Письмо Петра I патр\ Адр., 1697 г.).

Поэтому в древнерусском языке возможны были случаи выражений, которые с нынешней точки зрения представлялись бы искажающими смысл высказывания: «Список с грамоты князя Ивана Федоровича рязанского с Витовтом, что ся ему дал в службу» (около 1430 г.): в службу - отдался не Витовт князю Ивану Федоровичу, а последний первому: Господину, осподарю моему, великому князю Витовту, се яз, князь велики Иван Федорович рязанськы, добил есми челом, далъся есми ему на службу...

Правило о том, что относительное который должно в придаточном предложении следовать за определяемым словом главного, и в XVIII в. строго не соблюдалось: Из того добра никакого ожидать можно, кроме дряхлаго тела и червоточины, которое с лености тучно бывает (Юности честн. зерц., 12). О пользе Истории не потребно бы толковать, которую всяк видеть и ощущать может (Татищев). Ум колеблется, когда приведу на память, что после всех этих веселий меня постигло, которые мне казались навеки нерушимы будут (Зап. Н. Б. Долгорукой, 1767 г ). Что же надлежит до второй части руководства к красноречию, то она уже нарочито даЛече и в конце октября месяца, уповаю, из печати выдет, об ускорении которой всячески просить и стараться буду... (Ломон., Пис. Шувалову). Также обычай у нас в деревнях сторожам быть на наших дворех, которые приходят с однеми голыми руками... (Инструкция дворецкому). Оснельда во слезах пред очи предстает, которые она о мне при смерти льет (Сумар., . Хорев).

10. В древнерусском, наряду с употреблением для и ради в качестве предлогов, они были известны и в постпозитивном употреблении: ...и ты поедь в свою землю за море, а на том тебя имать нечево для... (Грам., в списке, царя Иоанна Вас. лифл. королю Магнусу, — пис. в 1579 г.); случая ради скораго (Сборн. XVII в., — Бусл., стр. 1416). Жены для в пир, а детей для в мир (Стар, сборн., 973). И понеже корень всему злу есть сребролюбие, того для всяк командующий аншеф должен блюсти себя от лихоимства. ...Того ради всякому командиру надлежит сие непрестанно в памяти иметь и от оного блюстися (Морск, устав 1720 г.). Ты должен мне сказать: Каких ради причин ты вздумал отказать? (Судовщиков, Неслых. диво, 1802 г.).

К более редкому употреблению относятся случаи разрывов вроде: А для ему береженья тех шуб взяти с собою к Москве розсылыциков... (Наказ Ш. Кубасову, 1611 г.), так же в наказе П. Апраксину этого же года. Или: ...для ж государева крестного целованья... (Письмо Т. Бирдюкина-Зайцева, 1608 г.).

11. Наречия-предлоги иногда употреблялись за управляемыми ими именами: Корабль как ярых волн среди... (Ломон.). Не смеют слуги и дохнуть, Тебя стола вкруг ожидая (Держ.). Ходит милого вокруг (Дмитр.).

Ср. в первые десятилетия XIX в.: Швейцара мимо он стрелой Взбежал по мраморным ступеням (Пушкин). Здесь, когда их мимо Я проезжал верхом при свете лунной ночи. Знакомым шумом шорох их вершин Меня приветствовал (Пушкин).

12. Допускался в древней письменности отрыв предлога от управляемого им слова вставленным между ними обращением: И для, государь, тово он ис Павловского отпущен к Москве (Хоз. Мороз., I № 69). ...И для де, государь, того отошел .он от Олаторя к Арзамасу в ближние места (Мат, Раз., III, № 14). И против де, государь, моих отписок он, околничей и воевода, к тебе, великому государю, писал о указе (там же, № 19).

13. Поэтический язык XIX в. допускает отрыв предлога от управляемого им слова выдвинутым родительным падежом другого слова, зависящим от этого последнего, но обыкновенно не разрешает зависящее слово выдвигать впереди предлога.

Употребление, параллельное в этом отношении поэтическому языку XIX в., встречается в старинной прозе: А сам на великого князя службе (Юрид. акты, 1479—1481 г.) ...по отца

своего благое лов ленью... (Раздельная кн. Угойьских, 1541 г.). Писан во государя нашего царя и великого князя отчине въ Смо- леньску... (Смоленск, грамота 1580 г.). И приезду есмя твоему добре ради, а того будем радостнее, как от тебя услышим про великого государя, царя и великого князя Московского здоровье (Отч. Я. Молвян.). А лошади стояли в городе Падве на Вене- цейского ж князя корму (там же), и нередко оно в XVIII в.: ...От славных вод Балтийских края (Ломон.). Так не все ли равно, что оно в того хозяина или в другого сундуках?.. (Сумар. Опекун).

Редко — с дательным: Уже для обществу покрова Согласно всех душа готова В ней дщерь Петрову возвратить (Ломон., Ода 18).

Но наряду с этим XVIII в. и начало XIX в. еще шире пользуются сочетаниями с выдвинутым родительным вроде: Едва часы протечь успели, Хаоса в бездну улетели (Держ., На смерть князя Мещерск.). ...И честолюбия избег от жала (Держ., Евг.). Иль, утомясь, идем скирдов, дубов под сень (там же). Так дедовских времен с любезной простотою Вчера один старик беседовал со мною (Дмитр., Чужой толк). ...Сребристыя луны сражался с лучами... (Дмитр., Причудн.). Спускается на пух из роз в сплетенном нише (там же).

Значительно реже такие конструкции в языке прозы:

Женился полковника Ивана Ивановича Чагина на дочери (Запис. Данил.). Переписался из Глуховского гарнизона служить Гвардии в Семеновский полк солдатом (там же, — Бусл.). Ср. и с дательным: Изволь... обходиться со мною, как себе с равным (Болот.). Буслаев замечает, однако, что «такое расположение слов и теперь допускается в деловом слоге», т. е. в канцелярском слоге средины XIX в.

В письменности древнерусской мы встречаем такой порядок слов очень часто. XVIII век в этом отношении только продолжает традицию предшествующего времени: А князь Иван Васильевич Шуйский сидит на лавке, локтем опершися отца нашего о постелю, ногу положив (Поел. Иоанна Гр.# Курбск.). И он, Постничко, суды и кормщиков, и гребцов под. Датцких посланников взял наших дворцовых сел со крестьян (Грам, из Новгор. Чети Новгород, воеводам, 1602 г.). ...И собрався тех городов со всякими ратными людьми, идти в Володимер, к Москве... (Отписка нижегородцев к вологж.). ...запустело от дорогого хлеба и от литовских людей и от крымских людей войны (Челобитье серпуховичей 1611 г.). А на которые статьи в прошлых годех прежних государей в судебниках указу не положено... (Улож. ц. Алекс. Мих.). ...да тот же, государь, Прокофей пахал тово ж Володки на лошади двенадцать недиль... (Челобитная, поданн. боярину Ф. И. Шереметьеву, 1639 г.). 168 года, февраля в 21 день сказал патриарш подьяк Матвей Степанов... (Дело Ник., Кч 13). А вчерась они [бесы] воопче просили, чтоб им поволили опять пребывать здешняго города в некоей сапожной жене, которой имяни не сказали, или некоторого господина в слуге (Куранты). ...Те бесы просили, чтоб священник, который их выгоняет, поволил, чтоб они, от нее вышедши, вселилися в тетку ее, матери ее родной в сестру... (там же). ...а Михаила митрополита в скаске тово не написано... (Дело Ник., № 9). Да митрополита ж Питирима в скаске написано... А Михаила митрополита в скаске написано... (там же). А полской король в то время женился брата своего на королеве (Котош., 57). ...А печатают в том Приказе грамоты и памяти, которые посылаются всего Московского государства в городы (Котош., 113). Была замужем тое ж слободы за крестьянином (Мат. Раз., III, № 26).

14. Да в повелительном наклонении теперь не отделяется от формы глагола. В XVIII в. и в начале XIX в. это допускалось: Да честь твоя пройдет все грады... (Держ.). В прозе у Батюшкова: Да Музы спасут вас и его от бед и горестей житейских. Ср. и да в значении союза: ...да праха ног твоих коснусь (Держ.). ...да словом подтвердит их клятвы он печать (Хераск.).

15. Отодвинутый от начала придаточного предложения союз или относительное неизменяемое слово до XVIII в. встречаются в общем не часто: ...И вам о том государь как наказал, и вы мне скажите (Отч. Я Молвян.). ...Ино возят аче морем, иным пошлины не дають... (Хож. Аф. Никит.). А товарыщ мой холопа твоего околничей и воевода князь Костянтин Осиповичь Щербатово где ныне, того я, холоп твой, не ведаю (Мат. Раз., III, № 16).

В XVIII в. и в самом начале XIX в. главным образом поэты разрешают себе здесь большую свободу: О, коль доволен я, оставил что людей И честолюбия избег от жала (Держ., Евг.). Я медны изваял громады, Злодеев внешних чтоб карать (Радищ.). И слово собственностью числит, Невежства чтоб развеять прах (Радищ.). Словом: жег любви коль пламень, Падал я, вставал в мой век... (Держ., Признание). Неискусной хотя его напев, но нежностью изречения сопровождаемой проницал в сердца его слушателей (Радищ., 162). Лицо любови толь прекрасно, В ночи горят коль звезды ясно... (Ломон.). Песчинка как в морских волнах, Как мала искра в вечном льде, Как в сильном вихре тонкий прах, В свирепом как перо огне, Так я, в сей бездне углублен, Теряюсь, мысльми утомлен (Ломон., Вечерн. размышл.). ...корабль как ярых волн среди... (Ломон.). Престол чугунный разрушает, Самсон как древле сотрясает Исполненный ко* варств чертог (Радищ.). И ты, вельможа, в блеске новом Не так ли, твой как пышен цуг... (Держ.). К тебе душа моя вспаленна, К тебе, словутая страна, Стремится, гнетом где согбенна, Лежала вольность попрана (Радищ.). Но дале чем источник власти — Слабее членов тем союз (Радищ.). Не видят грозного владыки, Закон веселью кой дает (Радищ.). Награда тут едина слава, Во храм бессмертья что ведет (у него же). Прехрабрый Ахиллес как в Трое росскакался, Не только страшен он и силен всем казался (Чулков, Плач, падение стихотворцев).

16. Частица бы условного наклонения, теперь никогда не примыкающая к заключительному союзу то, в XVIII в. могла отходить в это положение: ...Но если бы ты знал, как там хорошо сочиняют оперы Буффо, то бы ты сделался театральным Буффоном (Крыл., Почта дух.).

В языке XVIII в. допускался также отход бы к относительному склоняемому местоимению: Тогда и то, чтобы нас при благополучном плавании утешать могло, начинало приводить в отчаяние (Радищ.).

17. Стихотворный язык XVIII в. в духе классической латыни относительно широко культивирует гипербаты (инверсии, изменения естественного порядка слов), и это делает его фразу трудной -для понимания, значительно более трудной, нежели стихотворная фраза Карамзина (конец века), Батюшкова, Жуковского х.

Благородство, будучи заслуг мзда, я знаю Сколь важно... (Кант.). И мечет горстью твоих мозольми и потом Предков скоплено добро (Кант.). Самых числу дивишься ты знаний, И в один всех мозг вместить смертных столь мнишь трудно, Сколь дворецкому не красть иль судье жить скудно (Кант.). ...И алчный пламень пожирает Минервин с громким треском храм! (Ломон.). Чудовища, что легковерным Раченьем древность и безмерным Подняв на твердь, вместила там, Укройтесь за пределы света! (Ломон.). Не приклони к их уха слову (Сумар.). Горько плакала Филлида, Очи простирая в понт, Из ея в которой вида Скрылся вечно Демофонт (Сумар.). О, радость, торжество! о, слава наших дней, Безмрачных с красотой сравнившихся лучей! (Петров). При солнечном простер поезд веселый свете (Петров; ср. пародирующие его манеру стЪхи в «Елисее» В. Майкова: Под воздухом простер свой ход веселый чистым Поехал как Нептун по вод верхам пенистым). ...чюб брег твой пепл хотя мой скрыл (Радищ.). Смеяся мнимого прещенья, Подъял луч Лютер просвещенья (Радищ.). Я, будучи и сам товарищ тех певцов, Которых действию дивился он стихов, Смутился... (Дмитр., Чужой толк). ...а был у ней рожок, Пастух зовет коров в которой на лужок (Чулков, Плач, падение стихотворцев). ...и малинькой брусочик, которой изъявлял бесчестие тому, Сей жезл уже давно принадлежал кому (там же).

При многих бесспорных художественных достоинствах слога Державина, ему никак в заслугу нельзя поставить ясность. Среди другого последняя очень страдает от чрезвычайно произвольного у него расположения слов. Вот, напр., начало оды «Афинейскому витязю», которое, совершенно естественно, требует филологического комментария: «Сидевша об руку царя Чрез поприще на колес- [456] нице, Державшего в своей деснице С оливой гром, иль чрез моря Протекшаго в венце Нептуна, Или с улыбкою Фортуна Кому жемчужный нектар свой Носила в чаше золотой — Блажен, кто путь устлал цветами И окурил алоем вкруг, И лиры громкими струнами, Утешил, бранный славя дух».

Я. К. Грот справедливо замечает (2 акад. изд. сочин. Державина, 1868 г., стр. 524): «Расположение периода в этой строфе затрудняет понимание ее; вот естественный порядок слов: «Блажен, кто устлал цветами путь сидевшего об руку царя» и т. д.

Если говорить в целом о результатах изменений в порядке слов русского литературного языка, то общие тенденции можно было бы свести к таким:

1. Порядок слов в языке художественной литературы, отчасти в других жанрах, устанавливающийся в конце XVIII в. и упрочивающийся в XIX в., делается более соответствующим русской разговорной речи, более свободным от книжных иностранных влияний (ср. отказ от постановки сказуемых на конце предложений, родительных определительных впереди управляющих ими существительных, наречий-предлогов за управляемыми ими именами).

2. Планировка слов в ряде случаев порывает со случайностями их размещения, с возможною их разбросанностью в разговорной речи (ср. пример из конца XVII в.: ...В тех амбарах танцуют люди на веревках мужеска полу и женска преудивительно, также и девицы. — П. А. Толст.).

3. Гипербаты (инверсии), принципиально разрешаемые в художественном языке, особенно в языке поэзии, становятся в общем менее свободными. Среди других отметим хотя бы урегулирование места союзов и относительных слов.

4. В ряде случаев произошло выравнивание конструкций по родственным образцам. Сюда относится, напр., правило о месте постановки косвенных падежей от который, что и под., управляемых именами существительными (желания которых... вм. «которых желания», ...потребность в чем вм. «в чем потребность»), правило о неотрывании прилагательных и причастий от управляемых ими существительных (отказ от сочетаний типа «Сгружденные полки в защиту На брань ведешь ли знамениту За человечество карать», — Радищ., 193).

5. Предлоги последовательно заняли место перед управляемыми словами - (ср. др.-русск. грех наших ради-, ...бога для, господо, постерегите матери моей и деток моих... Дух. Ост. ок. 1396 г.,— Срезн.).

<< | >>
Источник: Л. А. БУЛАХОВСКИЙ. КУРС РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА. ТОМ II (ИСТОРИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ). КИЕВ —1953. 1953

Еще по теме § 20. Порядок слов.:

  1. Порядок слов в простом предложении
  2. 7.31. Членение предложения и порядок слов в простом предложении
  3. § 169. Порядок слов в простом предложении и понятие об инверсии
  4. ПОРЯДОК СЛОВ В ПРЕДЛОЖЕНИИ
  5. ПОРЯДОК СЛОВ В СУБСТАНТИВНЫХ СЛОВОСОЧЕТАНИЯХ
  6. ПОРЯДОК СЛОВ В СТИХОТВОРНОЙ РЕЧИ
  7. 26. Порядок слов в предложении и словосочетании. Описательный и повествовательный строй предложения. Инверсия.
  8. § 9. Порядок слов в предложении
  9. § 20. Порядок слов.
  10. ПОРЯДОК СЛОВ.
  11. 42. Порядок слов и его роль в организации речи
  12. 43. Синтаксическое и актуальное членение предложения. порядок слов и контекст
  13. 44. Порядок слов стилистически нейтральный и стилистически значимый
  14. 2.5. Порядок слов на уровне простого предложения
  15. 3.1. Порядок слов и предикативных частей в сложном предложении
  16. § 11. Коммуникативная перспектива и порядок слов в русском предложении
  17. 48.понятие об актуальном членении предложения. Порядок слов: стилистический и нормативный аспект.
  18. 35. Порядок слов и актуальное членение предложения. Коммуникативно-стилистическая функция порядка слов. Устранение ошибок, связанных с порядком слов в предложениях.
  19. 35. Порядок слов и актуальное членение предложения. Коммуникативно-стилистические функции порядка слов. Устранение ошибок, связанных с порядком слов в предложении.
  20. ПОРЯДОК СЛОВ В ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ БЫТИЙНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЯХ