<<
>>

§ 35. Современные процессы в русском словообразовании

Развитие словообразовательной системы языка нагляднее и ярче всего проявляется в тех изменениях, которые происходят в сфере его словообразовательных моделей и касаются в первую очередь способов словопроизводства и инвентаря словообразовательных морфем.

Изменения на словообразовательном уровне могут быть то большими, то меньшими. Многое здесь определяется самой внутренней логикой развития словообразовательной системы. Однако в еще большей степени это находится в прямой зависимости от интенсивности эволюционных процессов, происходящих в языке в целом. Особенно важными оказываются сдвиги в лексической системе и в способах номинации, обусловленные изменениями в общественной жизни.

Именно поэтому словообразовательная система языка меняется быстрее и серьезнее в те эпохи, когда кардинальные изменения наблюдаются в социальной сфере и сознании говорящих.

Великая Октябрьская социалистическая революция представляет собой совершенно особый — переломный — этап в развитии общества. Именно поэтому она привела к резким изменениям в словарном составе и формах называния явлений окружающей нас объективной действительности, а тем самым и в словообразовательной системе русского языка.

Преобразования в области политической и экономической жизни, развитие социалистического производства, расцвет науки и техники, культуры и искусства, сдвиги в общественном сознании — все это повлекло за собой хотя и не революцию, однако весьма глубокую и многоплановую перестройку лексической системы русского языка, что неизбежно вызвало также и определенные инновации в словообразовании.

Нового в русском словообразовании советской эпохи довольно много, все сюда относящееся нельзя даже перечислить. Остановимся на том, что является наиболее ярким и важным.

Самым заметным и в то же время значительным процессом, происходящим в лексике современного русского литературного языка, является процесс пополнения ее новыми словами.

Вызванные к жизни появлением в нашей советской действительности новых предметов и понятий, эти словарные инновации отражают те огромные изменения, которые произошли в политической, экономической и культурной жизни нашей Родины после Октябрьской революции.

Подавляющая масса лексических неологизмов советской эпохи выступает как новообразования, возникшие с помощью тех способов словопроизводства и по тем правилам и моделям, которые существовали в русском языке как образующие и даже продуктивные и прежде. Сложившийся в течение целого ряда эпох словопроизводный механизм продолжает действовать в общем и в наше время, и новые слова создаются преимущественно по старым образцам, по аналогии с образованиями, принадлежащими к давним регулярным и продуктивным типам, в пределах старых моделей и рядов. В качестве примеров подобного рода слов — послереволюционных по времени своего возникновения — можно назвать такие производные, как тепловоз, атомоход, сухофрукты, новостройка, оперативность, газоснабжение, программирование, болельщик, чекист, целинник, звеньевой, антифашист, допризывник, стахановец, вузовец, бульдозерист, передовик, октябренок; долгоиграющая, нестандартный, околоземное, комсомольский, телевизионный; сработаться, прилуниться, шефствовать, отфутболить, перевыполнить, отгружать; по-товарищески, по-быстрому, самокритично и т. д.

Особенно много новых слов, образованных при помощи продуктивных и ранее способов словопроизводства, появилось среди имен существительных с суффиксами -ние (-ение), -ость, -ик, -щик (-чик), -ист, -ка (для обозначения женского пола лица), а также сложных. Однако в советскую эпоху словообразование начинает осуществляться во многих случаях и посредством таких способов, которые до революции либо проявляли себя слабо, либо — как определенная модель —¦ отсутствовали вовсе.

Такие принципиально новые способы словообразования наблюдаются лишь в сфере имен существительных. Это сложение сокращенных основ, сложение сокращенной основы и полного слова, словосложение, приводящее к возникновению (в отличие от основосложения) раздельно оформленных, сложносоставных слов, и аббревиация.

Сложносокращенные слова в качестве отдельных лексических единиц были известны русскому языку и до революции (ср. относящиеся еще к концу XIX в. слова ЦК, ЦО; эсер, кадет; вошедшие в общее употребление во время первой мировой войны слова главковерх, комбат, начдив, командарм и др.). Тем не менее этот структурный тип слов несоответственный ему способ словообразования справедливо считаются одной из наиболее ярких инноваций русской словообразовательной системы, поскольку формирование сложносокращенных слов как регулярной и, более того, продуктивной словообразовательной модели произошло действительно только после Октябрьской революции.

Все существующие в настоящее время типы сложносокращенных слов сложились в качестве словообразовательных образцов в 20-е годы XX в., когда создание и возникновение аббревиатур было особенно интенсивным и свободным. Сейчас выделяется четыре типа сложносокращенных слов: инициально-звуковой, который составляют сложения из начальных звуков слов полного наименования (вуз, дот, загс, МХАТ, СЭВ, ООН, СМУ, ГЭС, ТАСС, ГАИ, ГЭК, АЭС,ЛЭП, МОК, ГУМ и т. д.), инициально-буквенный, в который входят сложения из начальных букв слов исходного сочетания (КПСС, СССР, МГУ, МВД, МК, ВДНХ, БСЭ, ВЦСПС, кпд, ГТО и др.), слоговой, к которому относятся сложения из начальных слогов или частей слов полного названия (нарком, спецкор, медсанбат, комбат, истмат, колхоз, парторг, комсомол, полпред, литфак, ликбез, гост, прораб и т. п.), и смешанный, который образуют слова, представляющие собой комбинированные сложения; среди них многочисленную группу составляют лишь слого-звуковые существительные, вроде главк, районо, сельпо, самбо, лавсан (Лаборатория высокомолекулярных соединений Академии наук СССР) и пр.; звуко-слоговые, букво-звуковые и звуко-слого-зву- ковые типа Г ИТ НС (Государственный институт театрального искусства), ЦДСА (Центральный Дом Советской Армии) единичны. Продуктивность этих типов разная (активнее всего сейчас себя проявляют инициальные способы), однако все они являются производящими.

Не менее яркое словообразовательное новшество, чем сложносокращенные слова, представляют собой близкие им по структуре и лексическому характеру существительные, образованные путем соединения сокращенной основы прилагательного (очень редко причастия) и полной основы существительного, также в качестве регулярной и продуктивной модели сформировавшиеся в советскую эпоху. Несмотря на то что исходный материал, на базе которого такого рода существительные создаются, ограничен рамками атрибутивных словосочетаний, их образование происходит чрезвычайно интенсивно и свободно. Сложение основ при этом, как правило, осуществляется по образцу сложносокращенных слов, т. е. без помощи соединительных1 гласных (ср.: партбилет, стенгазета, стройматериалы, автозавод, профсоюз, агитпункт, горсовет, медсестра, хозрасчет, зарплата, мультфильм, танц- плоіцадка, метеосводка, детсад, авиапочта, пединститут и т. д.), однако встречаются случаи., аналогичные сложениям из полных основ, т.е. имеющие «межосновный» гласный (ср.: эвакопункт lt; эвакуационный пункт, кубометр •lt; кубический метр, лесополосы lt; лесные полосы, стеклопосуда lt; стеклянная посуда, рыбопродукты lt; рыбные продукты и др.).

Как послереволюционный по своему возникновению в качестве регулярной и продуктивной модели может быть охарактеризован и такой способ словообразования, как словосложение модели «определяемое + определяющее». В отличие от основосложенияt приводящего к возникновению единооформленных слов, распадающихея на морфемы (ср.: железобетон, рельсоукладчик, льноволокно и т. д.), с помощью словосложения образуются сложносоставные слова, членимые по составу уже не на морфемы, а на словные компоненты, имеющие самостоятельное структурно-грамматическое оформление (ср.! изба-читальня, фабрика-кухня, мать-героиня, диван-кровать, булочная-кондитерская ит. п.). Сложносоставные слова очень похожи на сочетания определяе- мого слова с приложением, вднако их четко и определенно отличает наличие одного, а не двух основных ударений, отсутствие синтаксических отношений между составляющими их частями и свойственная им смысловая цельность.

Особенно интенсивно образуются сложносоставные слова, принадлежащие к типу «определяемое + определяющее», в последние годы. В настоящее время это, пожалуй, самый активный способ образования сложных существительных вообще. В качестве характерных примеров подобных образований можно указать: город-герой, телефон-автомат, вечер-встреча, самолет-снаряд, ракета-носитель, матч-реванш, школа-интернат. Следующим способом словообразования существительных, ставшим в наше время из периферийного если не продуктивным, то по крайней мере весьма заметным и ярким, является аббревиация. До революции образование существительных аббревиацией было редким и спорадическим и осуществлялось только путем сокращения «заключительного» отрезка образующего слова или оборота (ср.: Питер lt; Петербург, Каспий lt; Каспийское море, унтер lt; унтер-офицер, экс lt; экспроприация и пр.).

В советскую эпоху (в последнее время, несомненно, не без влияния западноевропейских языков) словообразовательная деятельность аббревиации резко возросла, сокращение стало четко осознаваться как особый способ словообразования, в речи стали появляться не только «финальные» аббревиатуры, но и образования, созданные сокращением середины (ср., например, тол с тринитротолуол, рация lt;С радиостанция) и даже начала слова (вожатый lt;; пионервожатый, плитка lt; электроплитка и др.).

В качестве примеров аббревиатур, образованных после Октября усечением «финальных» отрезков образующих слов и оборотов, можно привести существительные спец lt; специалист, зав lt; заведующий, Волео-Балт lt;;Волго-Балтайский канал, Октябрь lt; Октябрьская революция, уд lt; удовлетворительно, хор lt; хорошо, стационар «lt; стационарное отделение, интим lt; интимность, примитив lt; примитивность, плекс lt; плексиглас и т. д.

Отмеченная выше общая тенденция к сжатию словосочетаний в слова (сосуществующая, правда, с противоположными процессами разложения слов на перифрастические выражения) объясняет также и очень резкую активизацию в послеоктябрьский период некоторых — бывших производящими и ранее — словообразовательных моделей.

Здесь следует сказать, во-первых, о сложениях, в качестве первой основы которых выступают иноязычные (по распространению и характеру Интернациональные) корневые элементы, выполняющие роль «определяющих морфем», и, во-вторых, о существительных с суффиксом -ка, возникших на базе словосочетаний «прилагательное + существительное». '

Тип сложных существительных с иноязычной «определяющей морфемой» как определенная словопроизводная модель возник на основе образований, представляющих собой сложение сокращенной основы (прилагательного) и полного слова (существительного) исходного словосочетания. Поэтому среди слов с иноязычным корневым элементом в первой части эти два генетически связанных между собой способа следует четко разграничивать. Так, если слова автоколонна, авиабомба, зоосад, микроорганизмы были образованы путем сложения окрашенной основы прилагательных автомобильная, авиационная, зоологический, микроскопические и соответствующих существительных, то существительные автоцистерна, авиапочта, зоогигиена, микроклимат возникли уже от слов цистерна, почта, гигиена, климат непосредственно, с помощью «определяющих морфем» (авто, авиа, зоо, микро).

Среди последних наиболее частотными являются радио, кино, фото, теле, авто (автомобильный), авиа, электро, микро, авто (автоматический ), агро, вело, гидро и аэро (ср.: радиотехника, кинонеделя, фотолюбитель, телебинокль, автослесарь, авиаспортсмен, электроаппаратура, микрорайон, автопилот, агрогород, велокросс, гидростанция, аэровокзал и т п.). Созданные по только что указанной модели новые существительные появляются, как правило, в публицистике и терминологии, переходя затем в какой-то своей части в общее употребление.

Совершенно из иной сферы приходят возникающие как сжатие оборота в слово существительные с суффиксом -ка. Как и ранее, они поступают в литературный словарный стандарт из разговорно-обиходной речи.

Способ стяжения сочетания «прилагательное + существительное» посредством суффикса -ка в слово, в результате которого функции опорного слова исходного оборота (сезонный билет gt; сезонка, зачетная книжка gt; зачетка, электрический поезд gt; электричка и т. д.) берет на себя названный суффикс, был продуктивным давно. Достаточно указать на производные типа винтовка, антоновка, тимофеевка ветрянка, треуголка, овсянка, двустволка и пр.[V].

Однако в советскую эпоху деривационная активность суффикса -ка стала особенно яркой. Не являясь принципиально новой, данная словообразовательная модель выступает все же как одна из наиболее характерных черт словообразовательной системы русского языка нашего времени. Ср. хотя бы такие образования, как шоссейка, зенитка, фугаска, дежурка, тушенка, пятилетка, десятилетка, комиссионка, многотиражка, моторка, взрывчатка, мореходка, неотложка и т. п.

Следует здесь же отметить и одну словообразовательную инновацию в сфере имен прилагательных. Это не менее частое и распространенное, чем в существительных, производство сложносоставных производных, объединяющих в своем составе для выражения целостного понятия равноправные прилагательные (не только качественные, но и относительные). Раньше такие прилагательные встречались в общелитературном употреблении очень редко и были характерны прежде всего — в качестве отдельных индивидуально-авторских неологизмов— для стиля художественной литературы. Сейчас в общеязыковой фонд прилагательных они поступают из публицистической речи, причем в последние годы все больше и разнообразнее (ср.: марксистско-ленинский, идейно-теоретический, отчетно-выборный, историко-революционный, комсомольско-молодежный, морально-политический, образцово-показательный, культурно-бытовой, инженерно-технический, научно-исследовательский, декоративно-прикладной, планово-экономический, трамвайно-троллейбусный, административно-хозяйственный и т. д.).

Развитие словообразовательной системы языка, помимо сдвигов в способах словообразования, особенно наглядно проявляется в тех изменениях, которые наблюдаются в составе, «творческом» характере и диапазоне действия словообразовательных аффиксов. И здесь заметные инновации просматриваются лишь в пределах имени существительного (в прилагательных можно отметить, пожалуй, только появление несомненной продуктивности у приставок анти- и ультра-', ср.: антинародный, антинаучный, антисоветский', ультраправый, ультракороткий, ультрамодный и т. д.). Это явление объясняется несколькими причинами, но в первую очередь классификационными свойствами суффиксов существительных и предельной унифицированностью и устойчивостью аффиксов в сфере прилагательных, глаголов и наречий, словопроизводство которых почти полностью и сейчас происходит в рамках старых словообразовательных типов.

Одной из наиболее ярких словообразовательных инноваций советского времени является утрата образующих свойств суффиксом -ш(а) для обозначения женщины — жены такого-то и, напротив, приобретение им продуктивности для образования названий профессии лиц женского пола. Слова типа музыкантша, фабрикантша, опекунша, великанша, обозначавшие лиц женского пола, были до революции единичными и появлялись спорадически. В советскую эпоху суффикс -ш(а) в соединении с некоторыми основами (в частности, с основами, оканчивающимися на р) является единственно образующим и активным (ср.- призерша, лифтерша, юбилярша, кондукторша, партнерша и т. д.).

В результате экстралингвистических причин е послереволюционную эпоху становится продуктивным — в связи с бурным развитием науки и техники — суффикс -тель со значением действующего предмета; превращается в активно образующий (в результате больших успехов в медицине и фармакологии и появления многочисленных лекарств искусственного происхождения) суффикс -ин.

Прежде всего в силу различных изменений в морфологической структуре слова и пополнения лексики русского языка новыми словами в качестве регулярных и образующих морфем сформировались после Октября суффикс -аж, начавший свободно производить новые слова,'в том числе и от исконно русских основ (ср.: инструктаж, километраж, метраж, листаж, типаж и т. д.); суффикс -чанин (ср.: ростовчанин, харьковчанин, серпуховчанин и др.); суффикс -емость (ср.: заболеваемость, успеваемость, избираемость, обращаемость, посещаемость и т. п.); суффикс -ность, имеющий функцию количественно-качественной характеристики обозначаемых понятий (ср.: этажность, сортность, цветность, адресность и др.). По тем же причинам расширяют в советскую эпоху свои словообразовательные связи такие суффиксы, как -ик, -ец, -щик и -ация. С помощью суффикса -ик в наше время начинается образование слов от прилагательных на -онный, -альный и -озный (ср.: операционник, эксплуатационник, гриппозник и т. д.); суффикс -ец начинает сцепляться, образуя новую словообразовательную модель, с основами отглагольных существительных на -ение (ср.: выдвиженец, просвещенец, снабженец, лишенец, примиренец и т. д.); формируется разряд существительных с суффиксом -щик пейоративного (отрицательного) значения (ср.: зажимщик, перестраховщик, халтурщик, конъюнктурщик, анонимщик и т. д.). Посредством суффикса -ация начинается активное производство существительных от глаголов на -изировать, в том числе также и возникших на базе исконно русских слов яровизация, экранизация, модернизация, паспортизация, диспансеризация и т. д.

Как видим, наиболее ощутимые изменения, касающиеся словообразовательного инвентаря, относятся к области существительных аген- тивного и абстрактного значения. Это и понятно: именно эти семантические разряды возникают в наше время особенно интенсивно.

Таковы основные словообразовательные новшества в русском языке советской эпохи. Не затрагивая существо прежней словообразовательной системы, они все же очень значительны, особенно для такого небольшого периода (по масштабам языкового времени).

<< | >>
Источник: Н. М. Шанский, А. Н. Тихонов. Современный русский язык. Учеб. для студентов пед. ин-тов С 56 по спец. № 2101 «Рус. яз. и лит.». В 3 ч. Ч. 2. Словообразование. Морфология / Н. М. Шанский, А. Н. Тихонов. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Просвещение,1987. — 256 с.. 1987

Еще по теме § 35. Современные процессы в русском словообразовании:

  1. 103. Морфологическое словообразование
  2. 5.13. Лексико-семантическое словообразование (возникновение омонимов).
  3. § 35. Современные процессы в русском словообразовании
  4. СЛОВООБРАЗОВАНИЕ
  5. Словообразование
  6. АКТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ КОНЦА XX — НАЧАЛА XXI ВЕКА
  7. Активные процессы в групповых жаргонах
  8. АКТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ОБПАСТИ УДАРЕНИЯ
  9. АКТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СЛОВООБРАЗОВАН ПН
  10. СРЕДСТВА И СПОСОБЫ СЛОВООБРАЗОВАНИЯ
  11. О понятии основы в русском словообразовании и словоизменении
  12. Валентина Ивановна Стоянова РУССКИЙ ЯЗЫК В ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ПРОЦЕССЫ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ
  13. Владимир Хънтов СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАТУС СЛОВА ХОРУНЖИЙ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ
  14. ЗАМЕТКИ ПО РУССКОМУ СЛОВООБРАЗОВАНИЮ*
  15. 103. Морфологическое словообразование
  16. §4. Словообразование.
  17. СЛОВООБРАЗОВАНИЕ СУФФИКСАЛЬНЫХ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ СО ЗНАЧЕНИЕМ ЛИЦА В СОВРЕМЕННЫХ ЗАПАДНЫХ СРЕДНЕРУССКИХ ГОВОРАХ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ
  18. ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ РУССКОЙ ФОНЕТИКИ
  19. ГЛАВА 1 РУССКИЙ ЯЗЫК НАЧАЛА XXI ВЕКА В СВЕТЕ ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОВОЙ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ МИРА