ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ.

Учение о формах, в каких строится слово вне связной речи и какие оно принимает в речи связной, составляет, как мы видели, предмет морфологии. Учение о способах соединения слов в большие целые (словосочетания, предложения и т.

д.) составляет предмет синтаксиса.

Способы, которыми пользуется синтаксис русского языка, как и других славянских: 1) формальные элементы слова, главным образом — флексия; 2) служебные (неполнозначные) слова; 3) некоторые полнозначные местоименные слова; 4) порядок слов; 5) ритмомелодические приметы.

Полное изучение синтаксиса требует двустороннего анализа — от внешних (формальных) примет к содержанию высказывания, т. е. с позиций слушателя или читателя, и от мысли — содержания к словесному выражению, т. е. с позиций говорящего или пишущего. Практически можно в интересах экономности изложения в основном ограничиться первым аспектом, наиболее важным для установления присущих именно данному языку категорий выражения. При этом надо, конечно, твёрдо помнить, что «какие бы мысли ни возникли в голове человека и когда бы они ни возникли, они могут возникнуть и существовать лишь на базе языкового материала, на базе языковых терминов и фраз»[257] (И. В. Сталин).

Синтаксические сочетания выражают характер связи понятий, образуемый в сознании говорящего (пишущего) и передаваемый с тем же значением слушающему (читающему). Эти сочетания в основном бывают двух родов: а) сочетания однотипных единиц и б) сочетания определяющего с определяемым.

Сочетания однотипных единиц иначе называются рядами или незамкнутыми сочетаниями. В этих сочетаниях представления или понятия семантически одинакового порядка (не всегда, однако, выраженные теми самыми формальными средствами) идут одно за другим, не вступая в отношения подчинённости. Количество таких параллельно идущих понятий может быть, теоретически рассуждая, безгранично. Ср.: «...Соседи поминутно ездили к нему поесть, попить, поиграть по пяти копеек в бостон с его женою, а некоторые для того, чтобы поглядеть на дочку их, Марью Гавриловну, стройную, бледную и семнадцатилетнюю девицу» (Пушк.).

«Налицо была острая, бесспорная, глубоко проникавшая сила действия» (Фурм.). «За время их отсутствия Давыдов описал имущество в двух кулацких хозяйствах, выселил самих хозяев, потом вернулся к Титку во двор и совместно с Любишкиным перемерил и взвесил хлеб, найденный в кизешнике» (Шолох.). «Но вот рука большевика В борьбы невиданном накале Взяла лопату и кирку — И выросли Магнитострои, Дворцы рабочим и станку, Турбины, школы и забои, Комбайны, клубы, города, Дома', музеи, парки, ясли...» (Безым.).

Сочетания определяющегос определяемым (в логическом смысле), в отличие от первых, представляют собою группы (словосочетания) замкнутые или количественно ограниченные. Характерный для них тип связи понятий есть результат активного познавательного процесса, при котором одно понятие ставится в зависимость от другого. Установление этой зависимости чаще всего совершается бинарно (парами полнозначных слов) как результат одного движения мысли, осуществляющей каждый раз при этом акт такой, а не иной направленности.

Возьмём, напр., предложение: «Глеб до боли в суставах сжимал железные полосы перил» (Гладк.). Ориентируясь в связях при помощи нормального языкового средства логической ориентации — вопросов, мы получаем пары: Что делал Гле б?— сжимал; как сжимал? — до боли; до боли в чём? — в суставах;, что сжимал — полосы; полосы чег о?— перил; какие полос ы?— железные.

Примечание. Нужно, однако, иметь в виду, что, хотя подобная разбивка на грамматические пары обычно совершается легко и соответствует природе синтаксической структуры речи, дело не обходится в ряде случаев без тех или других усложнений. Иногда бывает необходимо, напр., учитывая смысл определённых членений, разбивку при помощи вопросов производить не парами, а большими группами слов, предполагающими один общий ориентирующий вопрос. Ср.: «Не даром сны её ласкали, Не даром он являлся ей С глазами, полными печали, И чудной нежностью речей (Лерм., «Демон»).

Смысл фразы предполагает по отношению к слову «являлся» не вопрос счем?, на который ответом было бы с глазами и нежностью, а к а к и м? или как? — с ответом в виде целой словесной связи — С глазами, полными печали, И чудной нежностью речей.

Подобное имеем и в предложениях: «Узкие, мрачные дома с открытыми крышами, с железными дверями—как вымершие...». (А. Н. Толст.). «По маленьким крепким коням с крутыми толстыми шеями можно было сразу узнать монголов» (Ян). «Приземистая широкоплечая фигура Осипа Иваныча, с красным затылком и высокой грудью, служила как бы олицетворением преисполнявшей его энергии» (Мамин-Сибиряк)!

Со стороны синтаксических отношений грамматические пары бывают трёх основных типов:

1) определяющий член пары или согласуется с определяемым,

2) или управляется им,

3) или примыкает к нему.

Согласование — это вид связи, при котором формы находятся одна с другой в таком отношении, что с изменением одной (определяемой) соответственно меняется и другая (определяющая). Пример такой связи представляет прилагательное с именем существительным: Красная Армия, Красной Армии и т. д.; новая фабрика, новые фабрики и под.

Согласование может быть полным и неполным. Полным мы называем такое согласование, которое совершается при максимальном использовании имеющихся у соединяемых членов морфологических средств. Ср.: Мы строим новую фабрику. Строим с мы согласовано в числе и лице; других средств согласования формы глагола наст. врем, не имеют,— таким образом согласование здесь полное. Точно так же новую согласовано с фабрику в роде, числе и падеже, т. е. во всех сторонах, в каких возможно согласование склоняемого прилагательного с существительным,— тут, следовательно, тоже согласование полное. Но, напр., во фразах: Делегация посетила фабрику, на которой только недавно начали вырабатывать бекон; Советский Союз выдвинул первым радикальный проект по вопросу о разоружении,— на которой по отношению к фабрику, первым по отношению к Союз представляют примеры неполного согласования: и в первом и во втором случае имеем тот же самый род и число, но нет согласования в падеже.

Управлением называется такая связь между членами пары, когда определённый косвенный падеж употребляется потому именно, что его для выражения определённого смысла требует то или другое слово в определённой форме (или формах); ср.: подписать договор, подписал договор (вин.

пад.), подписание договора (род. пад.); благодарить бригаду (вин. пад.), но благодарность бригаде', руководить предприятием, руководят предприятием (твор. пад.), но встречать представителей, встречают представителей и под.

Управление может быть непосредственным — когда в зависимость от управляющего слова вступает косвенный падеж

имени существительного (см. приведённые примеры), и предложным— когда косвенный падеж находится ещё в зависимости от предлога: встретиться с товарищем, рассказать о съезде и под.

Важно также различить более и менее тесное управление. Степеней зависимости может быть очень много: начиная от сочетаний, в которых управляемая форма слова выступает обязательно как дополняющая определённое слово или немногие слова, образуя с ними цельные речения: побить (поставить) рекорды, чреватый последствиями, и кончая такими свободными сочетаниями, как мы с вами, чайник без носка, смотреть при тусклом свете лампы, сидеть всю ночь и под. В одних случаях управляющее слово может редко употребляться без зависимой от него формы существительного, напр.: встретиться, хвалиться, предпринимать, утратить, в других —оно в них может нуждаться мало: бедный, высокий, стол, соображать, выть.

Примыкание. Так называется тот тип связи, в который вступают полнозначные слова, лишённые флективной гибкости (наречия, деепричастия, инфинитивы): сильно ударить, выступить вперёд, протекает журча, говорить спеша, желание встретиться, надежда победить.

Меньшее, чем все другие, значение и распространение имеет тип связи, который можно назвать тяготением. Он представляет собой грамматическую пару из глагола и прилагательного, согласуемого с первым в числе и роде; со стороны смысловой эта связь обозначает, каков предмет-подлежащее в момент осуществления приписываемого ему сказуемым действия: пришёл весёлый, ходил задумчив, слушает довольный.

Что пары обыкновенно замкнуты, мы видим в тех относительно редких случаях, когда говорящий или пишущий из-за некоторого ослабления своего внимания нарушает контаминацией нормальную для языка направленность известного типа связи.

В одном, напр., очень известном учебнике по истории русского языка автор допустил по недосмотру такую ошибку против синтаксиса: «Мы не предлагаем ни на чём не основанных гипотез и не предаёмся лингвистическим мечтаниям (вошедшим, увы, в моду в молодую науку о русском языке)». Ясно, что правильно сказать можно было бы только «вошедшим в моду в молодой науке о русском языке», так как, хотя отдельно вполне законны пары «вошедшим в моду» и «вошедшим в науку», такая комбинация, при которой направленность связи нарушает принцип замкнутости пары, тут недопустима, и мы вынуждены, чтоб сообщить предложению правильную форму, заменить направленность одной из пар, переводя её вопросом где ? на другой синтаксический путь. Ср. и разг. «Чем вы недовольны мной?», неприемлемое для организованной письменной речи.

Замкнутость группы не исключает возможности, что тот же тип зависимости будет во фразе дан параллельно; ср., напр., при зависимости дательного падежа: Она радовалась солнцу, воздуху и снегу яркого зимнего дня.

Характер связи тут тот же самый — радовалась солнцу, радовалась воздуху, радовалась снегу’, но будет ли дано одно понятие в таком направлении зависимости, или же будет выступать параллельный ряд одинаково зависящих слов,— это замкнутости сочетания принципиально не нарушает.

Наиболее замкнутый тип связей— управление. Нарушение замкнутости пар с отношением управляющего и управляемого встречается довольно редко — в случаях, главным образом, предложного управления, таких, напр., как: Д. родился в... году в степном краю в семье крестьянина-бедняка.

Не замкнуты, а только ограничены связи согласования прилагательных. В примерах вроде: «Большое засохшее фруктовое дерево»; «.Широкий шёлковый голубой кушак» (А. Погорельский); «Алёша подал ему маленькое складное кругленькое зеркальце, стоявшее на комоде» (Дост.); «Огромные удивительные тёмносиние махаоны» (Пришв.) — все определения к именам существительным имеют одинаковый характер направленности, но не образуют рядов (они не сопровождаются перечислительной интонацией и не могут быть соединены такими союзами параллельности, как и).

С точки зрения собственно-логической справедливо рассматривать в приведённых примерах большое, маленькое, огромные как определения к «засохшее фруктовое дерево», «складное кругленькое зеркальце», «удивительные тёмносиние махаоны» и под.г. Повидимому, подобные группы определяющих слов практически вне случаев обособления (см. стр. 382—383) редко выходят числом за три.

Связи примыкания обнаруживают разную степень замкнутости или ограниченности в зависимости от морфологической природы сочетающихся членов и от их значений: однотипные морфологически наречия на о, образованные от прилагательных, обычно в своём отношении к глаголам замкнуты: сочетания «быстро сильно бьёт» или «медленно твёрдо шагает» звучали бы необычно; деепричастия того же вцда обыкновенно вместе не примыкают к глаголу: необычно звучали бы сочетания «Раздумывая работая, он морщил лоб» или «Увидев поняв уловку врага, она сейчас же приняла решение». Несколько необычно поэтому звучит у Л. Н. Толстого («Анна Кар.»): «Точно так же он поступил и со Свияжским, уехав не простившись», где возможность сочетания двух однотипных деепричастий облегчается однако, приближением деепричастия не простившись к обыкновенным наречиям[258] [259].

Но, напр., свободно примыкают к тому же члену предложения инфинитивы и наречия, наречия и деепричастия, наречия времени и обстоятельства и под.

Понятие предложения употребляется в синтаксисе в двух смыслах: более широком — законченной мысли, выраженной словами (в таком смысле употребляется ещё и термин фраза), и в более узком — синтаксической единицы, характеризующейся наличием сказуемого.

Внутренняя сторона того синтаксического построения, которое называется предложением (в у з к о м смысле), сводится прежде всего к особенностям главной грамматической пары, вокруг которой группируются все остальные. Ниже на этих особенностях мы остановимся подробнее, а пока заметим только, что наиболее распространённый тип главных грамматических пар — это объединение «носитель постоянного признака» (предмет) и «приписанная ему во времени деятельность» (реже — свойство и под.).

Грамматически этой связи соответствует сочетание «именительный падеж существительного и согласованный с ним глагол в личной или родовой форме». Этот тип является наиболее распространённым. Но имеется и ряд других типов предложения.

„Вокруг основных стержней предложения — именительного падежа существительного (или его замены).и глагола в личной форме (или его замены) — группируются остальные словосочетания (пары):

«Длинная колонна разнообразно замаскированных ребят уже вступала в залу» (П. Павленко). Главная пара — колонна вступала. К подлежащему колонна относится согласуемое с ним прилагательное — определение и управляемое слово ребят со своим определением — замаскированных, к которому примыкает наречие — обстоятельство разнообразно. К сказуемому относятся—примыкающее наречие — уже (со значением обстоятельства времени) и зависимый управляемый предлогом в винительный падеж имени существительного — залу (со значением обстоятельства места).

Предложениям в их морфологических признаках соответствуют выступающие с большей или меньшей выразительностью признаки ритмомелодические. Отчётлива тенденция1 одно предложение от другого отделять паузами той или другой длительности

%

к трону, далеко обходя Клеопатру, явно опасаясь её» (из перевода пьесы Б. Шоу).

Можно указать даже писателя—Г. Коновалова («Университет»), дли которого употребление деепричастий, примыкающих к деепричастиям,— характерная манера его синтаксиса вообще: «...И, засмеявшись, блеснув зубами, сказал...». «Смеясь, качая головой, Прокопий ушёл спать». «Дорогая, подай нам водочки, топ, что настоена на лимонной корке,— сказал Богучаров Уте, садясь за стол, потирая сухие руки с длинными холеными пальцами», и под.

1 Тенденция эта выступает, однако, среди многочисленных усложнений основного ритмомелодического рисунка.

и характерными изменениями тональности (повышением в направлении к границе, за которою начинается новое движение тона, или снижением, за которым далее идёт повышение): 1. «Оперов особенно понравился мне теми свободными мнениями, I которые он высказывал о профессорах» (Л. Толст.). 2. «Все заглядывали вперёд, I где качалось и реяло красное знамя» (Ґорьк.). 3. «На чайнике на плите запрыгала крышка, | и вода весело забулькала, зашипела» (Фад.).

(Об интонации параллельных предложений — ниже).

Характерно также для предложений выступающее на одном из их членов (но необязательно на главном) доминирующее над остальными логическое ударение; ср. в приведённых примерах: мнениями, о профессорах (I); вперёд, красное знамя (2); крышка, забулькала, зашипела (3).

Типы предложений.

Предложение, взятое со стороны синтаксической, называется простым, если имеет одно или несколько сказуемых, согласованных с тем же самым подлежащим или подлежащими: Нагульнов проскакал по направлению к Тубянскому саженей сто (Шолох.).— Звёзды движутся перед нашими глазами постоянно с востока на запад вокруг оси мира.— Волны, падая, разбиваются в брызги и спокойно лепечут, плещутся о камни (Жига).

Объединение предложений при помощи тех или иных синтаксических признаков в развёрнутое целое, являющееся выражением одной законченной мысли и с внешней стороны характеризующееся интонацией законченности, представляет сложное предложение: На синеве белели косым парусом рыбацкие лодки, а у горизонта чуть приметно дымил уходивший пароход (Сераф.). Под утро мороз свирепеет, и снова удар за ударом катится над рекой, и будто от этих ударов расступается тьма и на окна ложится предрассветная прозелень (Ильенков). Там, где ветры слизали снег, земля по ночам гулко лопается (Шолох.). Перед рассветом в степи холодно и строго: сквозь шинели и сквозь рубаху впиваются тонкие ледяные шилья (Фурм.).

Одинаково и простое и сложное предложение по выражаемому ими смыслу и соответствующей этому смыслу интонации могут выступать в трёх видах: предложения повествовательного, вопросительного и восклицательного.

Повествовательные предложения служат в основном выражению мысли без отчётливой эмоциональной её окраски. Типический их внешний признак—специфическая падающая интонация, особенно заметная главным образом на логическом центре высказывания (отдельном слове или грамматической паре): Слушали информацию Витьки Долгунова, что плоты будут готовы через четыре дня (Иорданский). Волчиха, испугавшись, схватила что первое попалось в зубы (Чех.).

Повествовательные предложения — самый распространённый в языке синтаксический тип.

Вопросительные предложения характеризуются с внутренней стороны тем, что они заключают в себе (по крайней мере, по идее) вопрос и побуждение собеседника к ответу. С внешней—они могут характеризоваться особыми вопросительными частицами разве, неужели, ли или специальными полнозначными вопросительными словами-местоимениями (типа существительных, прилагательных и наречий): кто? что? какой? сколько? где? куда? зачем? и под.

Типична также для них особая восходящая интонацияг, выступающая тем отчётливей, чем более устранены раньше названные признаки вопросительности: Разве ты об этом не слышал? —Что делать? — Вы этого хотели? — Вы слыхали когда-нибудь шум водопада? (Жига).

Восклицательные предложения с разными степенями восклицательности—от еле заметной, напр., в: Приходи ко мне завтра, до ярко выраженной, напр., во: Вставай, проклятьем ' заклеймённый Весь мир голодных и рабов! — имеют специальную восходящую интонацию: музыкальное и силовое (динамическое) ударения сосредоточиваются на ударяемом слоге эмоционального члена или членов предложения; причём за этим слогом происходит сразу ослабление и тона и силы. Со стороны внутренней для восклицательных предложений характерны, хотя и не обязательны, повелительные формы, обращения и междометия.

2.

<< | >>
Источник: Л. А. БУЛАХОВСКИЙ. КУРС РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА. ТОМ I. КИЕВ - 1952. 1952

Еще по теме ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ.:

  1.                 01 ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ К ВЫВЕДЕНИЮ ЕДИНСТВА И БЕСКОНЕЧНОСТИ ВСЕЛЕННОЙ 
  2. 1. ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  3. ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  4. КРИТИЙ ИДЕАЛИЗАЦИЯ СТАРИНЫ
  5. Вступительные замечания
  6. I ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ[I]
  7. ОГЛАВЛЕНИЕ[XLVII] ЛЕКЦИИ ПО ФОНЕТИКЕ СТАРОСЛАВЯНСКОГО (ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКОГО) ЯЗЫКА
  8. 1.3.6. Реальность/ирреальность как семантический признак[130] Вступительные замечания
  9. Вступительная статья М. И. Гольдсмит[10] Из области научно-философских взглядов П. А. Кропоткина[11]
  10. УПОТРЕБЛЕНИЕ ВИДОВ. Вступительные замечания
  11. СОДЕРЖАНИЕ
  12. ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ