<<
>>

Выводы ко второй главе

Анализ языковых особенностей политического, литературного и научного типов текстов позволил выявить некоторую общность их функционирования в связной структуре идей начал ХХ века.

Каждый из этих типов текстов имеет директивный характер — призыв к борьбе с врагом в целях создания нового общества. Анализ политических документов в жанровом отношении наглядно демонстрирует директивный характер данных текстов, обязательность к исполнению. Это проявляется в выражении властных отношений правящей партии по отношению к тому, кому они адресованы. В результате деятельность всей страны должна была осуществляться согласно единым документам, исходящим от руководства коммунистической партии. Присутствие документов, имеющих отчетный характер о проделанной работе, закономерно, ведь выполнение приказов, распоряжений, директив предполагает наличие различных форм отчетности. Произведения футуристов программного характера, как показывает анализ их жанровых особенностей, также носят директивный характер. Выбор жанра манифеста, декларации показывает стремление футуристов придать своим произведениям статус официального. В такого рода текстах жанровые особенности выражают идейную сторону программы футуристов. Речевая стратегия, представленная в манифестах, реализуется как агрессия по отношению к старому искусству. Агрессия передается как глагольным составом используемой лексики, так и другими частями речи (существительными, прилагательными, наречиями) с ярко выраженной пейоративной окраской.

Наличие в политических, литературных, научных текстах лексем «мы», «наш», характеризующих некую общность на основе единых взглядов, воззрений, порождают образ оппонента, противопоставленного данному обществу. Разделение в партийных документах и произведениях футуристов программного характера видится по принципу «свои — чужие», где полюс

«чужие» ассоциируется с врагом. Образ врага мыслится как некий обобщенный, отвлеченный образ, однако имеющий определенную силу.

Поэтому, как показывает анализ лексических доминант, используемых в партийных документах, все документы, исходящие от руководства партии, направлены на установление жесткого подчинения в обществе и устранение врага, как внешнего, так и внутреннего. Компонентный анализ лексем, отражающих меры борьбы с врагом, показал нетерпимость партийного руководства ко всякого рода инакомыслию, стремление вытеснить врага радикальным способом, вплоть до физического уничтожения.

Функционирование большого числа лексики со значением «врага» в текстах документов партии и произведений футуристов программного характера передает состояние эмоционального напряжения. Адресант стремится к разрешению этого конфликта за счет моральной победы над адресатом. Ведь тексты, нагруженные эмоциональными оборотами, звучат эффектнее, ярче, убедительнее. Основной принцип использования инвектив в текстах футуристов обусловлен поиском выхода из состояния кризиса, снижения эмоционального напряжения, а также понижения социального статуса тех, кто оспаривает основные принципы футуристической программы. Поэтому при характеризации врага в манифестах и декларациях частое использование инвективной лексики оправдано. Требования футуристов, изложенные в манифестах, декларациях, имеют идеологизированный характер. Это выражается в лозунговом характере большинства произведений футуристов программного характера. Понимая под идеологией систему взглядов, идей, характеризующих какую-либо социальную группу, политическую партию, общество, можно говорить о создании идеологии авангарда, характеризующееся своей системой взглядов, идей на развитие общества.

Прагматический аспект всех типов текстов определяется стремлением преобразовать жизнь страны, создать новый тип мышления общества. При этом, хотя под «новым» в разных типах текстов понимаются разные реалии

(новое общество, новая идеология, новый язык, новое искусство, новая наука и т. д.), все же создание нового подчинено общей политической цели — установлению мирового господства с новым обществом.

В свою очередь, стремление к новому укладу жизни во всех типах текстов определяет негативное отношение к старому, которое «нельзя переделать, от него нужно только отказаться». При этом оппозиция «старое — новое» трансформируется в «свои — чужие», где под «чужим» понимается все изжившее себя, враждебное новому укладу жизни.

Политический уклон во всех направлениях общественной жизни, представленный в различных типах текстов, характеризуется присутствием всякого рода контроля в различных областях общественной и культурной жизни страны. В первую очередь, это касается общественной деятельности в области литературы, искусства, науки, поэтому огромное количество документов коммунистической партии было посвящено регламентации печатных изданий и типографий. Термин «политика» в текстах документов коммунистической партии имеет очень широкий синтагматический ряд: политическое редактирование печатных изданий, политический контроль, политический отдел, политическое управление, политический характер печатной продукции, политическая работа и т. д. Построение новой жизни видится футуристами через изменение структуры языка. Первоначальное провозглашение нового языка (заумного языка) трансформируется в стремление к единому, вселенскому языку, языку будущего. При этом «новое» осознается футуристами как «не существовавшее ранее, имеющее право на существование в будущем», «впервые созданное или сделанное, появившееся или возникшее». В результате достижение «нового» мыслится футуристами через устранение старого. Этим объясняется широкая сочетаемость данной лексемы: «новая поэзия», «новые пути слова», «новые люди», «новое искусство», «новая жизнь», «новые задания» и т. д. В попытках футуристов преобразовать жизнь общества, изменить характер его мышления также наблюдается стремление оказать влияние не только на изменение характера творчества, но и на изменение мира в целом. Несоответствие старого, традиционного языка (языка искусства) новой, изменившейся (изменяющейся) жизни — это не эстетическая проблема, не проблема искусства, это проблема философская. Философская проблематика является также основой идеологии. Таким образом, творческую деятельность авангарда можно расценивать как политическую и идеологическую активность.

Реализация указанных принципов (отказ от старого, провозглашение нового, стремление по-своему представить жизнь будущего и т.д.) находит выражение и в научном знании, в частности, в лингвистических работах Н.Я. Марра, где реализуется основная идея Н.Я. Марра о синкретизме языкознания, политэкономии, философии и идеологии, а также о создании единого мирового языка. Так, взаимодействие языка и мышления характеризует связь языка с философией и идеологией. При внедрении нового учения о языке Н. Я. Марр настаивал и на изменении характера мышления. Мышление дает то или иное осмысление, то есть направление и «сознательную технику этому приводному ремню — языку» (Марр). Язык представляется стержнем, составной частью политической идеологии, мощной силой, придающей движение и управляющей сознанием масс. Основной функцией языка выступает не коммуникация, а речевое воздействие. Политическая направленность языковой теории Н.Я. Марра подчеркивается широким применением идеологем в определении ключевого понятия: «пропаганда», «действие», «борьба», «средство», «подъем». Сравнение языка с пропагандой, действием, борьбой, средством, подъемом определяется основными функциями политического языка — воздействующей и информативной. Таким образом, «новое учение о языке» Н. Я. Марра выражает тесную связь и взаимовлияние идеологии и языкознания.

Согласно яфетической теории Н.Я. Марра, или «нового учения о языке», язык должен стать первым и основным объектом преобразования общества, с идеологизации науки о языке (построения науки марксистскими методами) должно было начинаться преобразование всей страны. При этом язык, как неотъемлемая часть строительства коммунистического общества, общества будущего, был основным объектом формирования сознания общества. Через создание особого типа мышления Н.Я. Марр в своем «новом учении о языке» констатирует факт и обосновывает необходимость создания единого, мирового языка, который будет функционировать в коммунистическом обществе. Данная идея удачно вписывалась в условия проводимой социалистическим государством языковой политики. Распространение основных положений господствующей идеологии среди бесписьменных народов, то есть политика внутри языка порождает наличие единой «нации» — «советского народа» со своим языком. Основа языковой политики, проводимой в двадцатые годы, предполагала искоренение национального единения русского народа и ставила своей задачей создание единого класса.

Таким образом, общая идеологическая направленность различных типов текстов в двадцатые годы ХХ века, отражая основные принципы коммунистической идеологии, характеризует эти тексты как речевую агрессию. Язык этих текстов направлен прежде всего на изменение сознания социума, изменение характера мышления, программирование поведения, что соответствовало основной цели коммунистической партии — созданию единого государства с единым языком, а следовательно, согласно принципу лингвистической относительности, единым мышлением.

<< | >>
Источник: ЗУЕВ КОНСТАНТИН ВЯЧЕСЛАВОВИЧ. Идеологизация языка в политических, авангардистских и научных текстах начала ХХ века. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Ставрополь 2005. 2005

Еще по теме Выводы ко второй главе:

  1. IX. Общие итоги второго периода в истории науки уголовного права в России
  2. Глава 9. Конструктивные и неконструктивные выводы
  3. Глава 13. Гипотетико-дедуктивный метод
  4. В третьей главе «Моделирование процесса управления развитием комплекса предприятий автомобилестроения»
  5. Выводы по первой главе
  6. Выводы по второй главе
  7. Глава 4. УЧЕНИЕ ОБ ОБЩЕСТВЕ И ГОСУДАРСТВЕ
  8. § 135. Характер р.-католического учения о церкви. Догматы о главенстве папы и его непогрешимости.
  9. ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ.
  10. Глава пятая.ЛИЦО, ОТВЕТСТВЕННОЕ ЗА ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ «ИСТОЧНИКОМ ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ»