<<
>>

Языковые и текстовые признаки ключевого слова


Т. В. Шмелевой [Шмелева 1993] были определены основные лингвистические параметры ключевых слов. Назовем и прокомментируем их.
  1. Частотность. Возрастание частотности употребления ключевого слова интуитивно ощущается всеми носителями языка, это «одна из первых, видимых “невооруженным глазом” (...) характеристик» [Шмелева 1993: 34].
    Дополнительными объективными свидетельствами частотности того или иного слова, которое «у всех на слуху», являются метаязыковые высказывания говорящих, подтверждающие его популярность.
  2. Текстовое пространство. Ключевые слова нередко помещаются в названия статей и рубрик. «“Выдвинутость” реалии в центр общественного сознания выдвигает именующее ее слово в центральную позицию газетных текстов, которую, без сомнения, представляют собой заголовки» [Там же: 35]. Ср., например, заголовки: «Яваучер вместо креста»,«Путирование власти», «Ленинградская путина». Добавим, что ключевое слово обладает текстообразующими свойствами, может использоваться в качестве центрального или связующего компонента текста, вводимого в наиболее значимые части: начало, конец, центр, основные смысловые швы текста. Маркированность ключевого слова способствует его употреблению в агитационных жанрах дискурса СМИ, например, в предвыборных выступлениях депутатов и лозунгах партий («Мы за русских! Мы за бедных!» (ЛДПР)), а также в названиях партий («Справедливая Россия»).
  3. Грамматический потенциал е л о в а (возможности формо- и словообразования). Активизация словообразовательных возможностей у ключевого слова связана с актуальностью того или иного фрагмента действительности и потребностью в новых номинациях. Г. В. Скляревская отмечает «лавинообразный характер» производства новых слов и формирование широко употребительных словообразовательных гнезд, возникающих вокруг слова, отражающих наиболее актуальные понятия нашего времени [Скляревская 1998: 8]. Отметим, что имена политиков являются одной из самых активных групп среди ключевых слов.
  4. Синтагматика — изменение или расширение сочетаемостных возможностей слова.
  5. Парадигматика. Формирование новых синонимических, антонимических и других связей определяется накоплением новых коннотаций и сем в процессе активизации употребления слова, погружения слова в новые контексты и новые понятийные сферы.
  6. Дефиниции. Один из признаков ключевого слова — «склонность употребляться в высказываниях определенного смыслового типа — предложениях-дефинициях, близких к словарным толкованиям» [Шмелева 1993: 37]. Необходимость по-новому определить значение слова, обозначить вновь возникшие смыслы находит выражение в этом свойстве ключевых слов.
  7. Языковая рефлексия. Она связана с названным выше признаком. Включенность ключевого слова в метаязыковые высказывания, в тексты-реф- лексивы обусловлена необходимостью эксплицировать новое отношение говорящих к слову или именуемой им реалии, зафиксировать новое значение слова или новые коннотации.
  8. Языковая игра.

По нашему мнению, необходимо разделить языковые признаки ключевого слова (свойства слова в системе языка: синтагматическое, парадигматическое и деривационное измерение слова) и текстовые признаки (жизнь слова в тексте).

Помимо этого, свойствами «ключевых» могут обладать не только единицы лексического уровня языка, а например, сами словообразовательные модели, активизирующиеся в языковой системе того или иного синхронного среза:
«Семь “Д”, или сколько шагов мы должны сделать в будущее»
...Автор пишет о «Семи “Д”»: Департизация, Демилитаризация, Денационализация, Деколлективизация, Демонополизация, Деинструализация — экологическая, Деанархизация (МН, № 1,05.01.1992).

(Ср.: [Земская 1996: 111—113] о «наименовании процессов уничтожения того, что составляло сущность прошлого» в начале 90-х годов — именах с приставками де-, раз-, контр-.)
При именовании и переименовании социальных явлений используется противопоставление самих словообразовательных значений созданных ключевых именований. Например, ключевое слово 30—60-х годов коллективизация заменяется в дискурсе 90-х словом раскрестьянивание. При этом противопоставление лексико-семантическое (коллектив — крестьянин) усиливается противопоставлением словообразовательных значений: наделить тем, что названо мотивирующим словом — лишить свойств, признаков того, заставить перестать быть тем, кто (что) назван(о) мотивирующим словом.
По-прежнему активной остается в современном русском языке, и прежде всего в дискурсе СМИ, группа слов на -изация, именующая значимые социальные процессы. Если дискурс конца XX столетия выделил в качестве ключевых слов эпохи компьютеризацию, долларизацию, ваучеризацию, криминализацию, американизацию, то первые годы XXI — исламизацию, китаизацию, маргинализацию (России). Наряду с официальным нейтральным клише монетизация льгот для именования замены льгот денежными выплатами в 2003 году возникает экспрессивное соответствие обманизация населения и переносное употребление экономического термина при его освоении публичным дискурсом: «У нас, в России, В. Распутин или А. Солженицын идут по графе “списанные герои”. Властителями дум стали В. Сорокин и эстрадные смехачи-похабники. Идет “монетизация ” нации и морали» (В. Костиков, Исповедь на русскую тему, АиФ, № 5.2005. С. 10).
К выделенным Т. В. Шмелевой параметрам, по нашему мнению, необходимо добавить очень значимый, важный признак — образное, метафорическое именование, возникающее на основе ключевого слова. Как показала Л. О. Чернейко, в сочетаемости слова и частотных, типичных метафорических моделях эксплицитно выражаются существенные семантические параметры абстрактных имен [Чернейко 1998]. Метод анализа сочетаемости и метафорики абстрактного имени служит средством обнаружения его семантической структуры.
Важным аспектом анализа метафорического потенциала ключевого слова является выход в прагматический контекст существования слова в дискурсе СМИ.
Например, в следующем тексте столкновение ключевых слов президент Путин — контрактник отсылает нас к другим ключевым словам эпохи, связанным с новой экономической ситуацией в стране:
На вопрос о роде занятий во время переписи населения президент
В.              Путин ответил: «Контрактник. Я заключил контракт с обществом на 4 года». «Перед подписанием контракта вас, наверное, забыли предупредить, что ООО ".Россия” — это общество с ограниченной ответственностью...»
(/a if/114 7/02_04.php. 16.10.02).
Та же метафора развивается С. Степашиным, председателем Счетной палаты РФ:
Можно условно назвать Россию в качестве открытого «акционерного общества». Его акционеры — все граждане-налогоплательщики. Парламент, правительство, руководители регионов —менеджеры, нанятые акционерами управлять делами АО «Россия» (АиФ, №31. 2003. С. 3).
А вот как ответил на этот же вопрос Николай Второй:
Род занятий — хозяин Земли Русской — так ответил на вопрос первой переписи населения, происходившей в России более ста лет назад, Николай Второй. Вопросы тогда не слишком отличались от сегодняшних. Не было графы — национальность, но нужно было указать сословие и вероисповедание (НТВ, Видеохроника, 09.10.2002,16:53).
Симптоматичными для современного периода являются факты квазисино- нимичного, «безразличного», взаимозаменяемого использования ключевых слов царь, генсек, генеральный секретарь и президент. Ср.:
«Паша демократия на ближайшие тридцать лет, она простая-простая. Вот есть царь, президент или генсек. Его избирает весь народ, и ему дается право назначать всех губернаторов» (А. Лебедь, АиФ, № 13.2002).
Особенно характерны такие образные номинации по отношению к Ельцину: «Выборы царя на Руси действительно будут всенародным делом» (ТВ, Итоги, 18.02.1996, о выборах Ельцина).
Узуальные образные соответствия «номенклатурного» названия президент — царь Борис, царь Бориска, контрастирующие с понятием института президентства, можно интерпретировать и как выражение архетипа русского сознания (вершину в иерархии власти занимает царь), и как свидетельства недемократического стиля управления страной.
Предложенный Т. В. Шмелевой набор лингвистических параметров ключевых слов эпохи с необходимыми дополнениями может служить алгоритмом анализа актуального словаря общества того или иного исторического периода.
<< | >>
Источник: М. Я. Гловинская, Е. И. Галанова и др.. Современный русский язык: Активные процессы на рубеже XX— XXI веков / Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова РАН. — М.: Языки славянских культур,2008. — 712 с.. 2008

Еще по теме Языковые и текстовые признаки ключевого слова:

  1. Технология исследования и создания рекламного образа
  2. Методика социолингвистического анализа
  3. Оглавление
  4. Структурно-стилистическая организация текстов (на примере речевого жанра «беседа»)
  5. Языковые и текстовые признаки ключевого слова
  6. БИБЛИОГРАФИЯ
  7. Контрольные вопросы и задания
  8. 4. Общая теория права
  9. 3.3.2. Интердискурсивные связи текстов УПД
  10. 3.4. Подкатегория парафрастичности учебно-педагогического дискурса