<<
>>

§ 20. Конструкции собственно сравнительные

Синтаксическая сущность сравнительных отношений как отношений зависимости основана на том, что предмет или явление характеризуется путем уподобления его другому предмету или явлению.

Эта характеризующая функция сравнения хорошо видна на примере предикативного сочетания, где сравнение одного предмета с другим воплощается в форму подлежащего и сказуемого: Ты как заря; Наш двор как сад. Показатель сравнительного отношения – союз – входит в состав сказуемого, поскольку именно сравнение создает данный предикативный признак. Точно так же, в других условиях, сравнение принадлежит определению, создавая атрибутивный признак, например: Вошел худой, высокий парень с руками как грабли. Союзы сравнения позиционно принадлежат одному из членов предложения, именно тому, который несет в себе характеризующую функцию (сравнительный член) – это и доказывает, что с грамматической точки зрения сравнительные отношения являются отношениями подчинительными (см. § 10). Но сравнительные отношения одновременно близки и к отношениям, выражаемым сочинительными союзами[22]. Близость основана на том, что всякое сравнение есть частный случай сопоставления. Сравнение – это обычно метафорическая интерпретация сопоставления. Метафоричность обеспечивает сравнительному обороту определительно-характеризующую функцию. Сопоставление, лишенное указанной значимости, обнаруживает семантическую связь с соединительно-противительными отношениями. Например: В нем [Горицветове], как в Алексее, было что-то подпрыгивающее, лишнее и, кажется, злое (М.Г.). Ср.: в нем и в Алексее. Есть точки соприкосновения и с пояснительными отношениями. Семантической близости соответствует формальная общность сравнительной и сочинительной конструкций – параллелизм словоформ. Выражая сравнительное отношение между предметами или признаками, союз ставит соответствующие словоформы в положение независимых друг от друга, аналогично однородным членам предложения, например: И гневом, будто мглою ночи, покрылось старое чело (П.); Как тополь киевских высот, она стройна (П.); В очах, как на небе светло, в душе ее темно, как в море (Л.); Пес дружества слывет примером с давних дней, а дружбы между псов, как будто меж людей, почти совсем не видно (Кр.); Ему обрадовались, как отцу родному (Ч.); Женщины, как от вина, опьянели от музыки и от сказочной обстановки вечера (Купр.); Кругом медленно, словно в дремоте, с чуть слышным рокотом волновалась рожь (Верес.); Звуки, как лебеди, полетели за горизонт, где родное село (Бок.).

Указание на связь параллельных членов – это только одна сторона синтаксической функции сравнительного союза. Всякое сравнение имеет некоторую основу, которая и обусловливает возможность сравнительного отношения между параллельными членами. Так, основой сравнительного отношения звуки как лебеди является признак ‘полетели’; основой сравнительного отношения она как тополь является признак ‘стройная’. Поэтому сравнение в идеале имеет трехчленный состав. Основание сравнения – это тот общий член, который обусловливает параллелизм двух других членов. В предложении Переднюю стену сорвало взрывом, точно занавеску (Леон.) – одинаковый падеж словоформ стену и занавеску обусловлен их аналогичным объектным отношением к члену предложения сорвало.

Правилом сравнительной конструкции является отнесенность общего члена к обоим параллельным членам: покрылось гневом и покрылось мглою; обрадовались ему и обрадовались отцу.

Трехчленный состав конструкции с сравнительными союзами наиболее полно отражает логическую схему сравнения: предметы сравнения

основание сравнения

Третий член конструкции является семантическим предикатом. Это глагол или прилагательное. В предложении он не обязательно занимает позицию сказуемого, например: Погасла последняя багровая, узенькая, как щель, полоска (Купр.); Мирон… встал и ушел, шагая, как журавль (М.Г.).

Общий член необходим, когда параллельные члены имеют предметное значение. Если же это слова признаковые, то сравнительное отношение устанавливается непосредственно между ними, как между предикатами. Например: Катились волны, гладкие, как отполированные, вспыхивая мгновенным блеском и потухая (Н.-Пр.).

С синтаксической точки зрения предметы сравнения не рядоположены, а относятся друг к другу как определяемое и определяющее. Это обусловлено образным характером сравнения, его метафорической природой. Союз указывает на недействительность тождества предметов, на условный характер приравнивания, которое делается ради характеристики предмета и его действия. Нереальность тождества особенно подчеркивается союзами-частицами: точно, словно, будто, как будто. Сравнительный член (как лебеди, точно занавеску) выражает зависимое синтаксическое отношение, характеризуя одновременно и предмет (звуки как лебеди), и заключенный в общем члене признак (полетели как лебеди). Оба отношения даны синтаксически: выражены союзом, который таким образом оформляет две линии связи одновременно, что можно представить в виде схемы:

сорвало

точно

стену ––––––– занавеску

точно

Каждое из этих двух отношений, оформляемых союзом, имеет достаточно самостоятельный характер для того, чтобы составить отдельное сочетание. Например: Под ним Казбек как грань алмаза снегами вечными сиял (Л.): 1) Казбек как грань алмаза, 2) сиял как грань алмаза.

Первая линия связи оформляет отношение между параллельными членами. Там, где они имеют субстантивный характер, синтаксическое отношение предстает как атрибутивно-характеризующее; и значит, оно потенциально предикативно. Его относительную самостоятельность доказывает возможность употребления без третьего члена: сравнительный член может быть в позиции определения, например: Поодаль бой гремел в ночи, когда солдата внесли с лицом как мел в землянку медсанбата (Ванш.) или сказуемого, например: Если сравнить с цветами, то масленок как одуванчик (Сол.).

Вторая линия связи оформляет обстоятельственно-характеризующее отношение: сравнительный член определяет слово, обозначающее действие или признак предмета – глагол, прилагательное (рычит как зверь, стройна как тополь, опьянели как от вина), т.е. выступает в той же функции, что и адвербиальная словоформа, (ср.: поступил как герой / геройски).

Логическим основанием для этого синтаксического отношения служит скрытое суждение о принадлежности данного признака, названного общим членом, тому предмету, который назван в сравнительном члене (или о реальной связи этого признака с тем или иным обстоятельством), т.е., чтобы сказать Она стройна, как тополь, нужно считать, что тополь строен. Мало того, нужно иметь в виду специфику проявления признака именно в данном предмете, ср.: звенит – звенит как натянутая струна (т.е. звенит особым образом). Это то знание, которое есть в опыте говорящих: оно составляет пресуппозицию сравнения.

Как и первая линия связи, вторая тоже относительно самостоятельна, о чем говорят устойчивые сочетания (лететь как стрела, красный как рак и т.д.) и варианты употребления без параллельных членов. Например: Как мальчик кудрявый, резва, нарядна, как бабочка летом; значенья пустого слова в устах ее полны приветом (Л.). Кроме самого союза, есть и дополнительные показатели обстоятельственно-характеризующего отношения: а) порядок слов, а именно – постпозиция по отношению к определяемому слову: Мое существование однообразно, как забор и серо, как солдатское сукно (Купр.); б) местоименно-относительные слова, коррелирующие с союзом: Я к ней, наконец, так привык, как к дочери (Л.); в) включение сравнительного члена в ряд с адвербиальными словоформами: Окна домов блестели переливчато, как фольга (Т.) – в этом варианте конструкции лексически (наречием) обозначена специфика признака, ср.: блестят, как фольга (= переливчато).

Какая из двух линий связи играет преобладающую роль, определяется в каждом конкретном предложении, в зависимости от его содержания и коммуникативной задачи высказывания. Роль атрибутивно-характеризующего и обстоятельственно-характеризующего отношения устанавливается главным образом при помощи порядка слов, создающего для одних компонентов непосредственную связь (контактное расположение), а для других опосредованную связь (дистантное расположение).

Нейтральным является местоположение оборота между двумя членами базовой структуры, по типу: Луна, как бледное пятно, сквозь тучи мрачные желтела (П.). Обособление подчеркивает значение обеих линий связи.

Не всегда, а только в определенных условиях, дают себя знать особые конструктивные принципы и правила оформления сравнительных отношений.

1. Правило именительного падежа. Последовательно выдерживается в сравнительных конструкциях с субъектными отношениями: именительный падеж обязателен при субъектно-направленных глаголах (топает как слон), при прилагательных или полных причастиях (черный как ночь, черную как ночь, бегущего как олень и т.д.), при существительных в двучленных конструкциях (лицо как лепешка, с лицом как лепешка). Именительный падеж в сравнительном обороте является показателем скрытого субъектно-предикатного отношения и поэтому сохраняется при любой форме глагола и прилагательного: Книжка была прикреплена к тоненькой как нитка, золотой цепочке (Купр.); И вдруг, как зверь остервенясь, на город кинулась (П.); Нельзя же сидеть в гостях как пень и хлопать глазами (Стан.).

2. Правило смещения. В трехчленной конструкции действует принцип синтаксического смещения. Он состоит в следующем. При сравнении предметов акцент может быть перенесен на их признаки, например: Младший брат, как и старший, учится игре на скрипке. Сравниваются братья, но в конструкции позицию параллельных членов занимают слова, называющие их отличительные признаки (младший – старший). Таким образом, при лексическом тождестве отношение смещается на слова-распространители. Например: Волю первую твою я исполню как мою (П.).

3. Парный параллелизм. Сравнение может строиться по принципу парного параллелизма (характерного и для сопоставительных отношений при союзе а): союз устанавливает отношения между двумя (теоретически и более) рядами параллельных членов, попарно; например, одну пару составляют параллельные члены в позиции подлежащего, другую – параллельные члены в позиции обстоятельства или дополнения: К ребятам он относился с доброй снисходительностью, как мастер к ремесленникам (Орл.); Я всегда любил тебя гораздо сильнее, чем ты меня (Кетл.).

Наличие парного параллелизма приближает конструкции к сложному предложению.

Обратимся к семантической специфике простого сравнения. Итак, мы выяснили, что сравнение может быть выражено двумя различными по предикативному признаку конструкциями: одна (предложение со сравнительным оборотом) является простой, другая (сложноподчиненное предложение) – сложной. Наличие в языке двух соотносительных конструкций получает в синтаксической теории самые различные толкования – грамматические, семантические, логические. Последние представляют большой интерес и могут многое дать для понимания природы «простых» конструкций. Есть разные пути логико-семантического анализа [см. 13]. Один из них такой. Между предложениями с придаточным сравнительным и предложениями со сравнительным оборотом находят семантическое тождество, которое объясняют с помощью понятий «постпозиция», «ситуация», «событие». Во многих предложениях со сравнительным оборотом, как и в сложном предложении, можно видеть отражение двух ситуаций, находящихся в отношениях сходства, подобия.

Ср.: Девочка разговаривает, как птичка щебечет. – Девочка поет как птичка. Не только к первому, но и ко второму предложению приложима формула «S1 как S2»: первая ситуация S1 – действие девочки, вторая ситуация S2 – действие птички. В пропозициях, с помощью которых осмысляются ситуации, предикаты одинаковы, а субъекты различны, что и позволяет говорящему назвать только предикат первой пропозиции, не называя предиката второй. Действительно, когда мы говорим Дрожит, как осиновый лист, мы имеем в виду, что листья осины дрожат, и на этой основе строим сравнение. Из приведенного рассуждения не вытекает, что предложение со сравнительным оборотом имеет структуру сложного предложения. Семантическая сложность не тождественна синтаксической (см. § 31), но дальнейший анализ самих ситуаций и отношений между ними может объяснить синтаксическую специфику предложения со сравнительным оборотом. Сравнительный оборот представляет не всю S, а только ее определенную часть: именно такое представление двух взаимосвязанных ситуаций составляет коммуникативную задачу. Этой задачей как раз и оправдано существование непредикативных форм сравнения, т.е. сравнительных оборотов. Говорящий не ставит в равноправное положение S1 и S2. Он обращается ко второй только ради первой, так что отражение S2 в синтаксической структуре играет служебную роль: из нее взято, отобрано то, что нужно для характеристики первой. Оно и составляет содержание сравнительного оборота.

Тот факт, что в обороте отражена вторая ситуация, позволяет говорить о значении дополнительной предикативности. Однако это значение остается скрытым, на него в самом обороте ничто непосредственно не указывает. Вывод о дополнительной предикативности делается по косвенным показателям. Одним из них является форма именительного падежа существительного в обороте: Ночь нема, как дух бесплотный (Фет); Как буря, смерть уносит жениха (П.). Здесь падеж имеет субъектное значение: он указывает на субъектно-предикатную связь имени, составляющего оборот, со словом в основной части; это прежде всего грамматический предикат, сказуемое, как в наших примерах: буря уносит, дух нем, или второстепенный член предикатной семантики, например: Она обернулась ко мне, бледная, как мрамор, только глаза ее чудесно сверкали (Л.). Косвенным показателем дополнительной предикативности выступает и словоформа, соответствующая по значению детерминанту, например: Солнце жгло, как в пустыне (О.Г.); Пообедав, Левин сел, как и обыкновенно, с книгой на кресло (Л.Т.). В обороте отражена лишь семантика предиката – основного или дополнительного, заключенного в основной части, но не его грамматические значения – время, модальность; в нем нет акта предикации. Взятый вне связи с основной частью, оборот лишается предикативного значения.

Заключенная в обороте скрытая предикативность, на которую указывают косвенные показатели, не делает его придаточным предложением: эта предикативность тем и отличается от явной («настоящей», «полной»), что не образует предложения, в том числе и придаточного. Предложение со сравнительным оборотом не является простым, элементарным, но оно не совпадает и со сложным – ни по форме, ни по значению; это осложненная, но монопредикативная структура, в ней нет второго предикативного ядра.

Полипредикативные и монопредикативные сравнительные предложения имеют разное значение. Казалось бы, предложение со сравнительным оборотом можно развернуть в сложное предложение – достаточно повторить сказуемое. Однако подобное преобразование не дает адекватного результата. Чтобы высказывание осталось полноценным, мы должны хотя бы частично изменить его смысл. Ср., например: Молодые офицеры шалили, как школьники (Купр.) – ‘шалили, как шалили школьники’? ‘как шалят школьники’? или ‘как будто они школьники’? При любом варианте второй предикат конкретизован в отношении времени и модальности. Но именно это значение отсутствует в исходном предложении, что и составляет специфику оборота, в отличие от придаточного. При повторении предиката обе части уравниваются в правах с точки зрения сообщения о действительности (шалили, как шалят школьники), – в то время как в монопредикативной структуре актуализировано лишь одно предикативное отношение (офицеры шалили). В сравнительном обороте предикат не просто «не повторяется» (ради краткости): единственность предиката соответствует семантической структуре простого сравнения.

Проблема соотношения двух структур – полипредикативной и монопредикативной касается далеко не всех сравнений. Она не затрагивает сравнительных оборотов, отнесенных к непредикативной части предложения (тонкая, как нитка, цепочка; руки как грабли; мягкая, словно бархатная травка).

Таким образом, понятие «простое сравнение» относится к непредикативным конструкциям вообще – как спорным, так и бесспорным.

<< | >>
Источник: А. Ф. Прияткина. Русский язык Синтаксис осложненно гопредложения. 2016

Еще по теме § 20. Конструкции собственно сравнительные:

  1. ЭВРИСТИЧЕСКОЕ ВЛИЯНИЕ ФИЛОСОФИИ НА ФИЗИКУ:МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ЭВРИСТИЧЕСКОГО РЕАЛИЗМА И КОМПАРАТИВИСТСКИЙ (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ) АНАЛИЗ
  2. § 107. Несобственно-прямая речь
  3. § 2. Исключительное право и право интеллектуальной собственности: генезис, соотношение и перспективы развития
  4. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  5. § 1. Способы возникновения права собственности
  6. § 3. Суть права частной собственности
  7. Глава третья Право собственности
  8. 6. Сравнительное правоведение во второй половине XX в.
  9. Параграф второй. В поиске целей и методов сравнительного правоведения
  10. Параграф второй. Методология общего сравнительного правоведения
  11. 5. Право собственности на жилое помещение
  12. КОНСТРУКЦИИ СО СРАВНИТЕЛЬНЫМИ СОЮЗАМИ
  13. § 11. Понятие о союзной конструкции
  14. Основные типы конструкций
  15. § 20. Конструкции собственно сравнительные
  16. § 21. Конструкции несобственно сравнительные
  17. Конструкция с союзом чем
  18. Конструкция с союзом как и
  19. § 22. Синтаксическое единство конструкций с параллельными членами
  20. § 3. Использование специальных знаний при расследовании преступлений против собственности, совершаемых на транспорте. Назначение экспертиз и оценка их результатов