Глава 60 Объектные личные показатели

1. He один только личный субстантив-первый актант проявляет тенденцию к превращению в простой личный показатель. Личный суб- стантив в функции второго или третьего актанта также может стать личным показателем.

И тогда это уже не субъектный (indice personnel su- jet), а объектный личный показатель (indice personnel rdgime). Так, во французском предложении Je le lui donne ’Я его ему (ей) даю’ je — это личный показатель-первый актант, в то время как 1е и lui — объектные личные показатели: 1е — личный показатель второго актанта, -a lui — лич­ный показатель третьего актанта.

2. Объектный личный показатель мужского рода может передавать содержание, заключенное в предшествующем предложении: ср. франц. Се fut ainsi qu’elle mourut un soir du mois d’octobre. Le jour de l’arrivde des grives, comme Isidore le fit observer a son pere (Murger. Le Sabot rouge, X) ’Она умерла в один октябрьский вечер. В день прилета дроздов, как это Исидор сказал отцу’. Объектный показатель 1е ’это’ анафорически указы­вает, что именно в день прилета дроздов умерла героиня.

3. В большинстве языков, имеющих субъектные личные показатели, мы видим и объектные личные показатели:

франц. Je le vois ’Я его вижу’.

ит. Lo vedo ’Я его вижу’.

брет. Me am eus hen gwelet 7 ,я его в ,

сербск. Ja sam ga vidao J

4. Но совершенно очевидно, что только личный показатель — первый актант может способствовать формированию системы окончаний или личных префиксов и, следовательно, парадигмы спряжения, поскольку глагол всегда согласуется в лице со своим первым актантом.

5. -6. [*]

7. Стремление показателей слиться с глаголом ведет к тому, что эле­менты, непосредственно примыкающие к глаголу, занимают в речевой цепи одни и те же места и поддерживают таким образом более или менее неразрывный характер группы. Так, например, во франц. Vous le lui don- nez ’Вы его ему даете’ личные показатели первого, второго и третьего актантов, группируясь все вместе непосредственно перед глаголом, образуют неразрывный блок (bloc indissociable).

8. [*]

9. Приведенные примеры подтверждают, что оба объектных личных показателя — второй актант 1е и третий актант lui — стремятся образовать неразрывный блок le lui (см. § 7) и что этот блок к тому же помещается непосредственно перед глаголом или после него: Vous le lui donnez и Le lui donnez-vous? наряду с donnez-le lui. Мы обозначим этот блок (le lui) термином блок объектных показателей (bloc indiciel rdgime).

10. Наконец, показатели могут репрезентировать все зависимые эле­менты, вводимые предлогами а и de, независимо от того, актанты это или сирконстанты. В этих случаях показатель еп заменяет всю группу зависимых элементов, вводимую предлогом de, а показатель у заме­няет группу зависимых элементов, вводимую предлогом а. [*]

11. Показатель еп может быть актантом, как в предложении: Pour avoir de vrais amis il faut etre capable d’en faire et digne d’en avoir (La Roch- foucauld) ’Чтобы иметь настоящих друзей, надо быть способным их най­ти и достойным их удержать’, где еп обозначает des amis. Еп может быть сирконстантом места, как в предложении: Alfred est a Paris, Bernard en vient ’Альфред в Париже, Бернар оттуда возвращается’, где еп означает de Paris.

12. Показатель у может быть актантом как во французском предло­жении: C’est lorsque nous sommes dloignes de notre pays que nous sentons surtout l’instinct qui nous у attache (Chateaubriand) ’Только вдали от родины мы особенно остро испытываем чувство, которое нас с ней связывает’, где у означает a notre pays. Y может быть сирконстантом места, как в предложении: Се qu’il у a de plus interessant, c’est la simplicite de mceurs de la ville de Vevey; on ne m’y connait que comme peintre, et j’y suis traite partout comme a Nancy (De Boufflers) ’Что самое интересное, так это простота нравов городка Вевей; меня знают только как ху­дожника, и я чувствую себя здесь как в Нанси’, где у оба раза обозна­чает a Vevey.

13. Французский язык все более избегает употребления показателей еп и у, когда речь идет о лицах. Если у Бальзака мы еще находим: C’est un jeune homme et il a du coeur. Nous ne pourrons jamais nous en emparer a son entree a Fougeres (Les Chouanes) ’Он молод и отважен. Мы не сможем схватить его при въезде в Фужер’, то современный французский все боль­ше стремится к замене еп сочетанием de lui. Ср.: Nous ne pourrons jamais nous emparer de lui a son entree a Fougeres. Точно так же там, где словарь Академии рекомендует: C’est un honnete homme, fiez-vous у ’Это поря­дочный человек, верьте ему’, в современном французском все более

очевидна тенденция говорить: C’est un honnete homme, fiez-vous a lui.

14. Показатели en и у представляют одну из ярких особенностей ро­манских языков, в частности французского, потому что самостоятельно и кратко они могут передать то же содержание, что и представляемые ими зависимые элементы, нередко очень развернутые. Иностранцы обычно не умеют употреблять еп и у, и текст, составленный иностран­цем даже на корректном французском языке, легко узнается по отсут­ствию этих показателей, которые естественно и легко выходят из-под пера человека, для которого французский язык является родным.

15. Хотя личные показатели столь тесно связаны с глаголом, что практически с ним сливаются, они пишутся по-прежнему как отдельные слова во французском языке: Vous le lui donnez. [*]

16. В испанском и итальянском языках объектные личные показа­тели всегда стягиваются в написании в одно слово, как друг с другом, так и с глаголом, если следуют за ним: ит. Lei glielo da ’Вы ему его (это) даете’, Glielo dia ’Дайте ему его (это)’, Bisogna darglielo ’Необходимо дать ему его (это)’; исп.

escribiendolo ’в момент писания этого’, prometidn- doselo ’обещая ему это’. Поэтому в грамматической терминологии ука­занных языков личные показатели часто называются связанными личны­ми местоимениями (pronoms personnels conjoints) (ср. гл. 59, § 8).

17н Связанные личные местоимения могут сливаться с существи­тельным, которому подчинены: ит. Communicare numero riferimento е nu- mero circolare ministeriale esatti specificando ogettole ’Сообщить точные номера отсылки и циркуляра министерства, определив их содержание’.

18. Агглютинированные формы пишутся в одно слово также в неко­торых французских диалектах, например, в гасконском, в котором, впрочем, было бы трудно написать отдельно т в предложении типа: Dechem droumi ’Дай мне спать’.

19. Аналогично обстоит дело и в бретонском, где, как в итальянском и испанском, тоже имеются настоящие приглагольные личные место­имения, то есть личные показатели, слившиеся с глаголом и составляю­щие с ним одно слово, например, -і ’ее’ в kemeret-i ’возьмите ее’.

20. В языках, в которых показатели всегда пишутся слитно с глаго­лом, которому они подчинены, их называют местоимениями-аффиксами (pronoms affixes). К таким языкам относится древнееврейский, где мы встречаем форму katabh ’он написал’, ktabho ’он его написал’, или ара­мейский: ср. знаменитую фразу, которая в Евангелиях от Матфея и Мар­ка приписывается распятому Христу, Eli, Eli, lama sabaqthani? ’Боже мой, Боже мой, для чего ты меня оставил?’, где к глаголу sabhaq при­соединяются два показателя: -ta- (2-го лица ед. числа, м.р. — первый актант) и -ni (1-го лица ед. числа, общ. р. — второй актант).

21. Местоимения-аффиксы почти отсутствуют в германских языках. В диалектах, правда, их находят, например в алеманских говорах немец­кого языка: sagi вместо sage ich ’говорю я’, bringem вместо bring ihm ’снеси ему’ (Hebei, Alemannische Gedichte, Предисловие).

22. Таким образом, показатели, которые изначально были абсолютно самостоятельными личными субстантивами, стали постепенно просто составной частью глагола, во многих языках — неотъемлемой. В ходе развития они постепенно утрачивают свободу в выборе позиции в пред­ложении и оказываются прикрепленными к глаголу, к которому изна­чально тяготели. Очевидно, они закрепились именно в той позиции, в которой находились в момент слияния с глаголом, уже лишившись первоначальной свободы передвижения.

23. Из сказанного выше следует, что правила, которые устанавлива­ют порядок следования агглютинированных показателей, отражают правила построения, относящиеся к тому времени, когда данные показа­тели еще были самостоятельными. Этим можно объяснить отдельные кажущиеся аномалии, которые в действительности являются лишь отго­лоском некогда свободных вариаций в структуре групп личных суб- стантивов. Например, во французском языке при одновременном упо­треблении показателей второго и третьего актантов показатель второго актанта обычно предшествует показателю третьего актанта, за исклю­чением случаев, когда показатель второго актанта употреблен в форме автоонтива или антионтива множественного числа, тогда этот показатель следует после показателя третьего актанта. Ср. Donnez-le moi ’Дайте это (его) мне’, Donnez-la lui ’Дайте ее ему (ей)’, но Donnez-nous la ’Дайте нам ее’, Tenez-vous le pour dit ’Имейте это в виду’, букв. ’Считайте это сказанным’.

24. Отметим, в частности, что позиция блока объектных показате­лей (см. § 9) в современном французском языке отличается от той, что была в XVII в., особенно когда этот блок подчинялся глаголу в инфинитиве, который сам зависел от глагола волеизъявления (вспомо­гательного модального глагола: vouloir ’хотеть’, pouvoir ’мочь’, devoir ’быть должным’). В XVII в. блок объектных показателей предшество­вал глаголу волеизъявления, в современном языке он следует за этим глаголом, но предшествует инфинитиву, который ему подчинен:

франц. язык XVII в. - Je le lui veux dormer _ . .

современный франц. язык - Je veux le lui dormer хочу его ( 0) емУ дать*

Элементы внутри блока имеют фиксированный порядок, но сам блок спаян с глаголом, занимая иную позицию, нежели в XVII в. Это свиде­тельствует о том, что тогда закрепление за позицией еще не было проч­ным и окончательным. Сначала блок объектных показателей проявлял тенденцию слиться с глаголом в одной позиции, а позднее окончательно слился с ним в другой.

25. В диалоге можно без труда определить грамматическое лицо говорящего, который указывает на себя употреблением формы автоон­тива, а на собеседника — употреблением формы антионтива. Значительно труднее определить лицо, о котором говорят, так как анонтив, при по­мощи которого оно обозначено собеседниками, можно отнести к любо­му третьему объекту, будь то лицо или предмет. Поэтому существитель­ные и показатели анонтива в принципе всегда анафоричны (см. гл. 43). Так, во французском предложении Je vous assure qu’il est parti ’Уверяю вас, что он отбыл’ сразу легко определить, что je обозначает говорящее лицо, a vous — лицо к которому обращена речь. Но тому, кто не присут­ствовал при начале разговора и не может поэтому установить смысловую направленность (см. гл. 42, § 19) анафорической связи с il, трудно определить, о ком идет речь и вообще идет ли разговор о человеке или о каком-то предмете, посланном, например, по почте.

26. Объектный личный показатель может подчиняться неполному слову-предложению (см. гл. 46, § 2 и сл.): Me voici ’Вот и я’, Те void ’Вот и ты’, Le voici qui vient ’Вот и он идет’.

<< | >>
Источник: Теньер Л.. Основы структурного синтаксиса: Пер. с франц. Редкол.: Г.В. Сте­панов (пред.) и др.; Вступ, ст. и общ. ред. В.Г. Гака. — М.: Прогресс,1988. — 656 с. — (Языковеды мира).. 1988

Еще по теме Глава 60 Объектные личные показатели:

  1. Глава 1Ситуации личностного развитиякак предметная деятельность психолога в кризисной ситуации
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. Характеристики эргативных языков
  4. 2.3. Характеристики активных языков
  5. ТЕОРИИ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ БЕЗЛИЧНЫХ КОНСТРУКЦИЙ В ИНДОЕВРОПЕЙСКИХ ЯЗЫКАХ (на примере английского языка)
  6. § 2. Объект и предмет хищения
  7. § 1. Основания и критерии деления хищения на виды
  8. ПОДЧИНИТЕЛЬНЫЕ СВЯЗИ СЛОВ И СЛОВОСОЧЕТАНИЯ. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ
  9. Роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин»
  10. Концептуализация предлогов в философском и поэтическом тексте
  11. п
  12. Жак Веренк ДИАТЕЗА И КОНСТРУКЦИИ С ГЛАГОЛАМИ НА -СИ