<<
>>

43. Синтаксическое и актуальное членение предложения. порядок слов и контекст

Предложение как единица синтаксиса имеет в своем составе компоненты, именуемые членами предложения, которые занимают определенные синтаксические позиции. Членение предложения с точки зрения его структурных компонентов есть членение синтаксическое, или грамматическое; оно предполагает выделение структурного ядра предложения - подлежащего и сказуемого - и распространяющих его членов.

Однако каждое предложение, реализуясь в речи в виде конкретной единицы сообщения, оформляется в соответствии с определенным коммуникативным заданием, и его грамматическая структура зависит от задач целенаправленного сообщения. Приспособление грамматической структуры предложения в результате включения в ту или иную речевую ситуацию к задачам коммуникации и есть его актуальное членение (термин чешского лингвиста В. Матезиуса [См.: Mathesius V. О tak zvanem aktualnim členĕni vĕtnem // Cĕstina a obecnyjazykozpyt. Praha, 1947.]). Единицы, фигурирующие при актуальном членении, Матезиус назвал основой и ядром высказывания. Основа высказывания - это исходный пункт высказывания, часто это то, что известно, а ядро высказывания - это то, что сообщается, то, ради чего строится и функционирует предложение.

Существуют и другие термины для обозначения двух частей предложения, отражающих его актуальное членение: тема и рема, данное и новое, основа и предицируемая часть и др.

Таким образом, в речи возникает новый аспект структуры предложения, поэтому предложение с одним и тем же грамматическим составом может получать разное актуальное членение. И следовательно, актуальное членение противопоставляется грамматическому, хотя, безусловно, в отдельных случаях они могут и совпадать.

В состав темы и ремы могут входить как главные, так и второстепенные члены предложения; их распределение между темой и ремой регулируется коммуникативным заданием предложения. В результате актуального членения предложение становится динамической единицей речи.

Актуальное членение предложения может по-разному соотноситься с его грамматическим членением. Возьмем повествовательное предложение Отец приедет завтра. Его можно перестроить в вопросительное Отец приедет завтра? Однако такое «нейтральное» вопросительное предложение в речи не может существовать, так как неясно, какой ответ ожидается. Интонационное выделение слова, с которым связано содержание вопроса (осуществляемого посредством логического ударения), дает возможность приспособить это предложение к нуждам общения. Задавая вопрос Отец приедет завтра?, мы используем речевую ситуацию, при которой беседующим известно, что отец приедет, и неизвестно время приезда. При развернутом ответе предложение будет выглядеть так: Отец приедет завтра (или послезавтра). С точки зрения актуального членения темой сообщения в этом предложении является отец приедет, а ремой (новым в сообщении) - завтра, так как цель построения данного предложения состоит в обозначении времени, поскольку все остальное известно. С точки зрения грамматического членения предложение делится на иные отрезки: отец - подлежащее; приедет завтра - состав сказуемого.

Грамматический состав предложения сохранится в неизменном виде и при иных коммуникативных заданиях, которые спроецируют разные по смыслу сообщения.

Так, при необходимости выяснить, приедет отец или не приедет, мы задаем вопрос, акцентируя именно эту мысль: Отец завтра приедет? В ответе Отец завтра приедет сочетание отец завтра войдет в состав темы, а глагол-сказуемое приедет займет позицию ремы. Возможен и третий вариант вопроса (задания), целью которого окажется выяснение того, кто приедет. В ответе на такой вопрос исходным пунктом высказывания (темой) окажется сочетание завтра приедет, а наименование лица (отец) составит рему: Завтра приедет отец.

Примечание. С помощью постановки вопроса можно вычленить состав темы и ремы. Например, сообщение Брат вернулся из города допускает три вопроса: Кто вернулся из города? Откуда вернулся брат? Вернулся (или не вернулся) брат из города? Те компоненты предложения, которые включаются в вопрос, войдут в тему предложения-ответа; тот же компонент предложения, который составит суть ответа, займет позицию ремы. Ср.: Кто вернулся из города? - Из города вернулся брат; Откуда вернулся брат? - Брат вернулся из города; Брат из города вернулся (или не вернулся)? - Брат из города вернулся.

Тема сообщения может быть определена контекстом. Например: В нашем саду водились белки. Но появлялись они редко (Тих.). Первое предложение содержит сообщение о наличии белок. Поэтому во втором предложении это известное (раз они водились, могли и появиться) помещается вначале - Но появлялись они, а далее сообщается новое - редко. Таким образом, при актуальном членении предложение распадается на части, но появлялись они и редко; грамматически же предложение членится по-другому: Они (подлежащее) и появлялись редко (состав сказуемого). При актуальном членении в данном случае объединились оба главных члена в один компонент, а второстепенный член предложения выделился в особый компонент актуального членения.

Грамматическое членение предложения на состав подлежащего и состав сказуемого определяется позиционной структурой самого предложения. Актуальное членение зависит от причин, внешних для данного предложения: от контекста, речевой ситуации. Например: Мы вошли в комнату и услышали странный звук. Поскрипывала дверь. Первое предложение определило тему следующего - поскрипывала. Ремой при такой конситуации оказалось существительное дверь, т.е. подлежащее при грамматическом членении. Контекст определяет положение темы в начале, а ремы - в конце предложения. Такой порядок расположения «актуальных» компонентов является естественным. Однако ту же мысль можно передать и по-другому. Ср.: Мы вошли в комнату и услышали странный звук. Дверь поскрипывала. Рема дверь оказалась в препозиции. Поскольку с точки зрения актуального членения эта позиция ремы является необычной, появилась необходимость использовать дополнительные средства для обозначения данной функции. Таким средством оказалось логическое ударение. Логическое ударение - это «особое акцентное средство», служащее в основном для выделения в предложении ремы (в реме выделяется слово, выражающее наиболее существенное в сообщении). В сочетании предложений В лучах тянется на много километров старое русло Оки. Его зовут Прорвой (Пауст.) интонация более спокойная, естественная, так как рема второго предложения - Прорвой - занимает соответствующую ей позицию. Однако не все предложения нуждаются в таком акцентировании (во всяком случае, нуждаются не в одинаковой степени), поскольку не всегда предложение членится на тему и рему. Предложение, например, может целиком представлять собой рему: Была пасмурная, холодная осень (Казак.); Наступило давно ожидаемое нами время (Пришв.).

Рема является главным коммуникативным компонентом предложения, поэтому предложение без ремы невозможно. В то же время тема, по условиям контекста, может быть «опущена, например, в неполном предложении, так как она, как правило, содержит нечто уже известное. Ср.: Офицер вынул красный карандаш, не торопясь очинил его лезвием безопасной бритвы, закурил, прищурился и, выискав что-то на карте, поставил жирный крест. Потом, примерившись, провел через все море ровную линию от Петровска до отмеченного места (Пауст.). Во втором предложении опущена тема-подлежащее.

При актуальном членении обычной последовательностью компонентов считается переход от темы к реме, так как тема дается предшествующим контекстом или речевой ситуацией, и предложение повторяет ее, а затем помещается компонент, сообщающий о неизвестном, новом. Поэтому порядок расположения слов при переходе от темы к реме является прямым (по Матезиусу, объективным), а при переходе от ремы к теме - обратным (по Матезиусу, субъективным). Обратный порядок называется иначе инверсией.

Таким образом, при рассмотрении вопроса о порядке слов нельзя исходить из таких категорий, как члены предложения.

«Расположение слов в речи опосредствовано расположением других единиц, в состав которых они входят, - темы и ремы, а в состав и той и другой единицы могут входить слова любых категорий». Поэтому не вполне правомерно определять, например, расположение подлежащего перед сказуемым как прямой порядок слов, а расположение сказуемого перед подлежащим как обратный порядок. И при прямом порядке слов грамматическое сказуемое может занимать первое место, если цель высказывания состоит в обозначении действующего лица. Значит, порядок слов в предложении нельзя рассматривать в отрыве от его актуального членения, и понятия «прямой» и «обратный» порядок слов означают не последовательность расположения грамматических членов предложения (подлежащего, сказуемого, определения, дополнения и обстоятельства), а последовательность расположения темы и ремы и их компонентов. Порядок слов в предложении зависит от его «сообщительного» смысла и не может самоопределяться. Порядок слов - не внутреннее качество определенной структуры предложения, а качество, навязанное ему извне: структурой и семантикой предшествующих предложений, коммуникативным заданием и т.д.

Прямая зависимость словопорядка от актуального членения предложения проявляется в очевидной связи его с контекстом. Словопорядок отдельного предложения не столько определяется его собственной грамматической структурой, сколько структурой и семантикой предшествующих предложений. Словопорядок каждого отдельного предложения, включенного в контекст, не произволен, а подчинен этому контексту. Инверсия членов отдельного предложения очень часто является отражением закономерностей построения сложного синтаксического целого (см. раздел «Сложное синтаксическое целое»). Возьмем пример: «Осенний день в Сокольниках» - единственный пейзаж Левитана, где присутствует человек, и то его написал Николай Чехов. После этого люди ни разу не появлялись на его полотнах. Их заменили леса и пажити, туманные разливы и нищие избы России, безгласные и одинокие, как был в то время безгласен и одинок человек (Пауст.). Порядок слов относительно свободен лишь в первом предложении, которое открывает повествование. Что касается последующих, то здесь порядок расположения слов всецело подчинен контексту, отражающему последовательное развертывание мысли. Так, обстоятельство после этого начинает второе предложение явно под влиянием семантики первого, подлежащее люди также подтягивается ближе к первому предложению из-за упоминания данного понятия в первом предложении (ср. словопорядок сказуемое - подлежащее после детерминанта в отдельно взятом предложении). В третьем предложении объект их явно оказался перед управляющей формой глагола из-за необходимости указать на впереди стоящие словоформы. Препозиция сказуемого был безгласен и одинок тоже связана с текстом - наличием впереди однокорневых обособленных определений безгласные и одинокие. Еще пример: Эти стихи вызывали у Кипренского слезы. В них было все, что он любил еще с детства, - старые сады, холодный ветер, ночные тучи и нежное сердце. Потом эта любовь к бурной природе и неспокойному человеческому сердцу окрепла под влиянием времени (Пауст.). Первое предложение строится относительно свободно. Последовательность подлежащее - сказуемое, расположение зависимых словоформ (эти стихи; вызывали у Кипренского слезы) - все фиксирует прямой порядок слов. Второе предложение строится иначе: отрыв зависимой словоформы в них, последовательность сказуемое - подлежащее (ср.: Все было в них...). Этот словопорядок «навязан» первым предложением. Далее, в третьем предложении, которое начинается детерминантом потом, ожидаемый обычный порядок (обычный применительно к данному, отдельно взятому предложению) сказуемое - подлежащее нарушается. Так семантика впереди стоящего предложения определила тему последующего, а в данном случае темой оказалось грамматическое подлежащее, потому оно и помещено непосредственно после детерминанта.

Основными средствами выражения актуального членения являются порядок слов и место ударения (интонация): последовательность тема - рема (объективный, прямой порядок слов) и ударение на компоненте рема. Однако существуют и дополнительные средства выражения актуального членения - это некоторые частицы, которые указывают либо на тему, либо на рему. Например, частицы же, то, ведь, а чаще всего выделяют тему: Заброшенные усадьбы сразу зарастают крапивой, бурьяном и лебедой. Бурьян ведь символическое обозначение запустения и заброшенности (Сол.); У Ваганова же пропала охота разговаривать дальше. И досадно стало на кого-то (Шукш.); Он был остряк и любил уснастить речь. А уснащивал он речь множеством разных частиц (Г.). В вопросительном предложении частица же выделяет рему: Зачем же приобретать вещь, решительно для меня ненужную? (Т.). Показателем ремы, однако, чаще всего бывает частица не, употребленная не перед сказуемым: Сама по себе она [водная гладь] не очень пугала меня (Сол.); Проснулся я уже не в полутемной, а в солнечной яркой избе (Сол.); Теперь меня обогнал не юноша с запущенной бородой, а худой шестидесятилетний человек (Сол.).

<< | >>
Источник: Валгина Н.С.. В15Синтаксис современного русского языка: Учебник М.: Агар,2000 416 с.. 2000

Еще по теме 43. Синтаксическое и актуальное членение предложения. порядок слов и контекст:

  1. 282. Синтаксическое и актуальное членение предложения
  2. § 9. Коммуникативный аспект изучения синтаксиса
  3. ПОРЯДОК СЛОВ В ПРЕДЛОЖЕНИИ
  4. § 64. СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ АКТУАЛЬНОГО ЧЛЕНЕНИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
  5. 282. Синтаксическое и актуальное членение предложения
  6. АКТУАЛЬНОЕ ЧЛЕНЕНИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
  7. ПРЕДЛОЖЕНИЯ С ИЗМЕНЕНИЕМ НЕЙТРАЛЬНОГО ПОРЯДКА СИНТАКСИЧЕСКИХ ГРУПП И ИХ КОМПОНЕНТОВ
  8. ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ[1]
  9. СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ АКТУАЛЬНОГО ЧЛЕНЕНИЯ
  10. СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ АКТУАЛЬНОГО ЧЛЕНЕНИЯ
  11. 43. Синтаксическое и актуальное членение предложения. порядок слов и контекст
  12. 1.1. Порядок следования синтаксических сегментов на разных ярусах синтаксиса как предмет изучения
  13. 1.2. Освещение проблемы порядка следования элементов словосочетания и предложения в синтаксической литературе
  14. 2.5. Порядок слов на уровне простого предложения