<<
>>

6.1. Модель единичного акта торга (обмена)

будет прибыль от торговли его, чтобы они... имели

(23:18 Исаия)

за настоящую цену отдай мне его, чтобы (21:22 1-я Паралипоменон) торговали выменивая товары (27:13 Иезекииль)

Рассмотрим модель акта товарообмена, - почему он самодостаточен, вообще объективно происходит на рынке, что он количественно даёт сторонам, и почему он одновременно "выгоден" и покупателю и продавцу, даже если проходит далеко не по "стоимости" Маркса.

Предположим, я как покупатель, изготовил шило и нашёл продавца мыла, который согласен обменять со мной шило на мыло. Предположим также, что на изготовление шила у меня ушло такое же общее время и средства, как и у продавца мыла, на его мыло, т.е. положим их себестоимости и затраты времени для нас одинаковыми. Ещё раз специально подчеркну, что я уже нашёл продавца мыла, и его товар для меня - по Марксу уже есть потребительная стоимость или ценность. Мыло у остальных продавцов меня не интересует. Рассмотрим подробнее сам процесс такого индивидуального торга, и почему вообще происходит торг.

Как говорил Маркс: "Продается ли товар выше или ниже своей стоимости, - это... зависит на практике от соотношения сил... между покупателем и продавцом". Естественно, что здесь под силой надо понимать отнюдь не силу физическую. А какую? Это мы сейчас и выясним.

Итак, если мне нужно мыло, то оно для меня представляет "ценность", потребительную стоимость, или благо по Марксу. А какова для меня величина этой "ценности", или же: какая: "стоимость потребительной стоимости" блага? Мыло мне надо. А сколько я согласен, за него заплатить? Иначе (без денег) сколько своих шил я готов за него отдать? Для решения этой квази-"проблемы" в пику марксистской трудовой теории, современными экономистами разработана новая теория "предельной полезности", которая "учитывает" практически всё, от состояния кошелька покупателя до^состояния его желудка.

Однако, если эту [лже]"теорию" прочтёт, учивший математику (см. ]\/-ю часть Приложение), и если он очистит её от заумных экономических терминов, то он обнаружит, что её основа - это плагиат в постановке одной задачи, которую (и давно) решила линейная алгебра. Это задача об оптимизации функции многих переменных при ограничениях на диапазон их изменения. Плагиат в постановке и... масса парадоксов в попытках её "решения". Но сейчас не об этом. Поскольку предельная полезность влияет на решение покупателя приобрести товар и (именно на рынке обмена) она продавцу не доступна, то на обменном рынке она... бесполезна. То, сколько я согласен заплатить за товар, экономисты назвали предельной полезностью, хотя Маркс именовал это потребительной стоимостью, и в нулевом приближении рассматривал просто как благо или не благо. Для его (материалистической и "объективной") теории, где покупатель (субъект) ни на что не влияет, этого было достаточно. А вот как проблему предлагаю решить я, дилетант в экономике и, потому, ни сторонник Маркса, ни сторонник некой "предельной полезности". В этом моё преимущество перед сторонниками экономических "школ". поскольку я вообще не знаю и не хочу знать их догматов. Итак, я решил "купить" данное мыло. Слово купить взято в кавычки, поскольку расплачиваться я могу только своими шилами. Если это не удастся, то вопрос о покупке вообще не стоит. Какую же максимальную "цену" я согласен заплатить, и на какой реальной цене завершится торг? Вот простейшие рассуждения и модель оценки:

- Себестоимость (затраты) производителя-продавца мыла ему известны и составляют [С]. Себестоимость, так как её я понимаю, Маркс называл издержками производства: "Низшая граница продажной цены товара дана издержками его производства". Кстати, интересный термин: "продажная цена". Цена может быть оптовая, розничная, VIP и прочее, но все цены продажные, ибо со стороны продавца и назначается такая цена, чтобы товар можно было продать, и других цен не бывает.

И Маркс правильно отмечает, что при ценах ниже издержек производства производители разоряются. Понятно, что этим же способом я могу определить экспериментально и мою потребительную стоимость, как величину моих полных личных затрат времени и средств на изготовление куска мыла. В итоге имеем логичное и в контексте с методикой определение потребительной стоимости [Пс] - как моих затрат на изготовление товара не его профессионалом-производителем, а... мною - неопытным-покупателем. Естественно, если я обычный человек, а продавец мыла опытный мастер мыловаритель, то: [Пс] » [С], и у меня имеется прямая выгода обменять шило на мыло, поскольку я выигрываю в трудозатратах или времени именно при обмене шила на мыло, а не при изготовлении мыла самостоятельно мною, неопытным. Если же я "народный умелец", или "мастер левша", или просто обладаю талантом всё делать хорошо и быстро, тогда может оказаться, что: [Пс] < [С] и, хотя мне и очень нужно мыло, мне выгодней сварить его самостоятельно - дешевле и быстрее обойдётся. Предельная полезность мыла (не в смысле его себестоимости, а именно как она определяется по т.н. "теории предельной полезности") для неопытного покупателя и "народного умельца" могут быть почти одинаковы, а их поведение на рынке - диаметрально противоположное, ибо "умельцу" на таком рынке вообще выгодней стать производителем- продавцом, а не покупателем. Этот факт предельная полезность не объясняет. Как видим, и теория Маркса, и "теория предельной [бесполезности" на рынке простого товарообмена (на рынке бартера) не применимы. Утверждения, что, якобы, теория Маркса справедлива для макроэкономических показателей, а теория предельной полезности правильно описывает микроэкономику, оставим на совести их авторов, ибо обе эти теории терпят полный крах на простейшем бартерном базаре, где сталкиваются и макро, и микро интересы.

- Вот ещё вариант для оценки потребительной стоимости, но с учётом имущественного расслоения общества.

Если я бедный, или же безработный, или у меня низкий доход и много свободного времени, то потребительная стоимость [Пс] большинства вещей на рынке для меня низкая, поскольку я практически всегда смогу их изготовить сам, даже имея весьма низкую производительность труда. Например, я, безработный, могу изготовить за год вполне приличный мотоцикл из металлолома, фактически "бесплатно", и на рынке мотоциклов мне делать нечего. Если я имею высокий доход и вечную нехватку времени, то такой же мотоцикл, который может себе позволить изготовить безработный выльется мне, занятому бизнесмену, в "копеечку", ибо даже при моей высокой квалификации, как сборщика мотоциклов, я потеряю много ценного времени, отняв его у своего бизнеса. Значит, потребительная стоимость [Пс] по изготовлению мотоцикла для бизнесмена очень высока. Как безработный, так и бизнесмен пользуются мотоциклом с одной целью, чтобы покататься часок в воскресенье за городом. А потребительные стоимости мотоцикла для них разные. Ниже я покажу, что цена на рынке при индивидуальной торговле пропорциональна [Пс] и поэтому богатые переплачивают. И переплачивают не потому, что у них больше денег, и они не хотят торговаться, а по причине высокой [Пс] любых, покупаемых ими товаров, ибо их время - это... очень большие деньги.

По этой причине существуют и выгодны магазины VIP персон. На обычном рынке богатый всё равно переплатит, так лучше это сделать в специальном магазине: "назло кондуктору", да и рейтинг имеет не последнее место в этом плане. Отсюда вывод, что страна, где много "народных умельцев", - бедная страна, а страна, где для закрутки шурупа вызывают одну бригаду мастеров, а для его выкручивания - другую, это страна богатых. И что причина, а что следствие - это большой вопрос. Если в общественном сознании будет господствовать принцип, что каждый должен уметь всё делать сам, то такое общество не сможет разбогатеть, поскольку производительность труда у "умельцев" низкая.

Это будет общество вполне свободных, а, точнее материально независимых, но и бедных людей (СССР). И, напротив, ежели в обществе господствует принцип "делать деньги", то это будет общество высокой производительности труда, очень богатое, но полностью... не свободное, или материально зависимое общество (США). Деньги порабощают человека не тем, что целью его жизни становится погоня за деньгами, а тем, что они делают индивида полностью не способным к жизни вне такого общества, поскольку он может выполнять только одну работу, которой его обучили деньги. И мой "вывод" в стиле Маркса. Произведение трудовой универсальности народа на общее его богатство есть величина постоянная, равно как и для блондинок - произведение красоты на интеллект, и для философов - произведение разума на количество философских работ. Т.Эдисон - досадное исключение из этого, мною открытого, "закона". ®

- Вот ещё вариант определения потребительной стоимости, или "предельной полезности", уже более нам современный. Предположим, я сам не могу никак произвести данную вещь, например: автомобиль, ПК, телефон, бензин, бумагу и пр.. В этом случае потребительная стоимость вещи будет определяться оценкой общих моих потерь от её не приобретения плюс возможная добавочная прибыль от её использования. В принципе, без большинства современных нам вещей можно как-то и обойтись, но это вызывает известные неудобства и издержки, а их покупка может дать и сверх того. Вот величина этих издержек, или оценка неудобств за определённый период времени (за, гарантийный срок службы товара) в моей субъективной её оценке на текущий момент и составит для меня потребительную стоимость вещи. Кому-то мобильный телефон или автомобиль вообще не нужен, и потребительная стоимость для него этих аппаратов нулевая, - не с кем говорить и некуда ездить, а для кого- то их потеря означает и нервный стресс, и потерю смысла существования, или "конец всей жизни". Оценку потерь каждый производит самостоятельно в зависимости от тысяч внешних и внутренних причин.

Если я потерял мобильник, а мне звонят кредиторы, то его "полезность" для меня ниже бордюра, а если я должен звонить девушке, и на карту поставлена "судьба", - то никакая цена мобильника не превысит его даже сиюминутную потребительную стоимость.

- Более реальный вариант оценки потребительной стоимости товара покупателем - это когда покупатель, видя товар и "зная" его цену, прикидывает, сколько такой товар ему прослужит (при известной ему интенсивности потребления), и за какое время он вообще "окупится", если новым товаром заменить его старый аналог. Если оценочное время службы, новинки больше времени, за которое окупится товар, то покупатель его берёт, а противном случае: он или некоторое время торгуется на понижение цены, или просто уходит с рынка.

- Если я покупаю на рынке не предмет окончательного потребления, а орудие труда или средство производства, то я оцениваю его по сравнению с бывшим у меня до этого средством в плане его более высокой производительности, что сводится опять-таки к экономии рабочего времени. Я всегда прикидываю, сколько я на нём смогу "заработать" если куплю его вместо старого моего образца, а точнее, опять-таки за какой интервал времени он окупится и затем... начнёт приносить прибыль. И я покупаю вещь-орудие, если её цена, ниже той общей выгоды, которую я получу от его применения за период гарантийного срока его работы.

- В современном нам информационном мире потребительная стоимость, а, точнее, то её величина (или её уровень) в равной степени формируется и массовым общественным сознанием. При выборе вещи, например, не для непосредственного потребления, а для "вкладывания денег", индивид пользуется общественным мнением, или приобретает те вещи, которые постоянно растут в цене. Это приобретение создаёт дефицит этих вещей, их потребительная стоимость, а значит и цена, растут, и это вызывает ещё больший рост спроса и т.д.. Так и формируется на основе положительной обратной связи пузырь пирамиды раздутой потребительной стоимости. Стоит нескольким владельцам дутого дефицита выбросить на рынок партию товара с целью получить реальные деньги, дефицит исчезает, потребительная стоимость и цена падают, и начинается обвал пирамиды, когда все хотят уже избавиться от раздутого товара-эквивалента. Обвала пирамиды может не быть (естественно до поры до времени) если количество товара вообще ограничено: уникальные предметы, антиквариат, земля и пр. Ничего нового я не открыл, а лишь продемонстрировал ещё один (религиозный, основанный исключительно на вере в "правильность" общественного мнения) способ формирования именно величины потребительной стоимости конкретной вещи, или группы вещей, принцип, основанный уже не столько на личном, сколько на общественном мнении, а это, в его пределе, - чисто "идеальная" часть потребительной стоимости.

- При покупке на рынке "предметов роскоши", их потребительная стоимость определяется субъективно, как оценка возрастания престижа в глазах окружающих от такой покупки. А рост престижа поднимает потребительную стоимость в глазах тех же окружающих, и, потому, я для них начинаю "больше стоить". А известная фраза американцев: "Ты выглядишь на миллион", и определяет рейтинговую потребительную стоимость подобных "предметов роскоши". Это описание, так называемого демонстрационного потребления, о котором будет сказано ниже.

Как видим, величина потребительной стоимости вещи очень субъективный параметр. Но эта величина в каждом конкретном случае может быть посчитана, или как-то оценена, самим покупателем и, в силу её субъективности, на неё можно сильно влиять извне, как намеренно (реклама), так и случайно (слухи), так и общим менталитетом общества (сало, гашиш, водка для украинца и араба). Часто потребительная стоимость определяется эмоционально, иногда спонтанно, и у человека в течение дня может меняться от нуля до максимума. Сравните себестоимость и потребительную стоимость таблетки, способной спасти жизнь больного и этой таблетки для здорового человека, или пачки сигарет для обычного и курящего человека, и все вопросы отпадают. Более того, повторяю, и это подчёркивал Маркс, вещь может иметь высокую потребительную стоимость и не быть стоимостью вообще, как, например, вода в пустыне. Читаем: "Вещь может быть потребительной стоимостью и не быть стоимостью. Так бывает, когда ее полезность для человека не опосредствована трудом. Таковы: воздух, девственные земли, естественные луга, дикорастущий лес и т.д.". А как это стыковать с его противоположным заявлением: "потребительная стоимость, или благо, имеет стоимость"? А это показывает, что несуществующая стоимость Маркса и потребительная стоимость если и взаимодействуют, то, выражаясь по Марксу: "весьма поверхностно". В теории предельной полезности, введённая Марксом, потребительная стоимость - [Пс] авторами этой "теории" именуется простой предельной полезностью. Но многие авторы не знают, как её определить, некоторые считают, что она не определима, некоторые пытаются измерять её в деньгах, или (как и Маркс с его стоимостью) в придуманных "от фонаря" единицах - в неких «ютилях».

Экономист А.Маршалл предлагал определять "полезность", как максимальную цену, которую индивид согласен заплатить за этот товар. В моём определении такая полезность и есть потребительная стоимость. И с этим положением почти можно согласиться, но как тогда быть на обменном рынке, когда денег нет? По-моему, правильно видоизменив понятие потребительной стоимости, вместо абстрактного "благо - не благо" у Маркса на ту величину, которую определяет и соотносит со своими возможностями покупатель из вышеприведенных примеров, можно обобщить "ценность" Маршалла на все случаи жизни. Теория предельной полезности основана на "анализе" спроса и предложения, но конкретных формул, ввиду нечёткости понятия спроса, предложения, да и понятия "полезности" там нет. Здесь я приведу соответствующие формулы, связывающие в первом приближении все эти экономические понятия: спрос, предложение, собственные затраты, "предельную полезность" и цену товара в разумные соотношения и покажу, как ими можно пользоваться на практике.

Но вернёмся к шилу и мылу. Аналогичную выгоду получает от обмена и собственник (или продавец) мыла на моё шило, поскольку его затраты на изготовление шила много больше моих затрат. Здесь я показал, что товарообмен, даже эквивалентный по труду, которого "в природе" практически не бывает, всегда выгоден обеим заинтересованным в нём сторонам. Даже если моя выгода от приобретения мыла много больше выгоды владельца мыла, которому не очень нужно шило, то такой не эквивалентный (по себестоимости) обмен тоже может состояться, и будет выгоден обеим сторонам. Только один, сообразуясь со своей на данный момент потребительной стоимостью, получит реальной выгоды больше, а другой меньше, но в выгоде будем оба. Выгода обмена определяется потребительной стоимостью вещи, а это весьма и весьма субъективный момент. А вот при наличии воровского посредника в виде золота, или бумажных денег, могут происходить и определённые "фокусы" в плане "железной" закономерности не эквивалентного обмена. Будем (пока только для наглядности и краткости) выражать цены в цифрах, по "методике" знатока арифметики Маркса.

Пусть средняя себестоимость мыла: [Сс] = 1. Продавец на рынке "достал" его по другой себестоимости. Пусть для него: [С] = 2. Я, как покупатель, могу обойтись и без покупки мыла, изготовив его самостоятельно. Но для меня оно обойдётся в: [Пс] = 14. Пусть средняя цена мыла на рынке: [Щ = 8. Почему она возникает, и почему покупатели не протестуют, зная, что она в 8 раз выше средней себестоимости, и в 4 раза выше себестоимости, и как эту цену найти будет сказано ниже. А теперь, по пословице "время - деньги", введём дополнительные понятия, имеющие размерность времени. И только после этого выведем формулы для расчёта величины спроса и предложения на конкретный товар, и для расчёта реальной цены товара. Итак, введём (оцифруем) следующие субъективные моменты торговли. Пусть:

- [Тпр] - время, которым располагает продавец на рынке для продажи товара. Если это время большое, то у него не будет времени на изготовление товаров, а если это время мало, то он не успеет распродать, и в обоих случаях, - будет в убытке. Значит, имеется некоторое оптимальное время работы продавца на рынке (это время производства потребительной стоимости), когда он с минимальными затратами продаст весь товар и пойдёт изготавливать новый. Наличие двух человек производителя и продавца, объединённых в некий "кооператив" положения не меняет, и может его ухудшить, когда время производства товара существенно отличается от времени продажи. Обратная величина этого времени: 1/[Тпр] - характеризует рыночный "темперамент" продавца. Если он спешит, то: [ТПр] - маленькое и обратная ему величина, "темперамент" или ажиотаж - большая и, наоборот. Понятие ажиотажа шире, чем понятие конкуренции, и конкуренция может быть сведена к нему. Например, на рынке много продавцов данного товара. Причём здесь под рынком понимается не конкретный базар, а все торговые точки, где есть данный товар. Продавцы этого товара даже могут и не подозревать о существовании друг друга, но если их много, то они видят только пониженный спрос на свой товар со стороны покупателя. При этом продавец не знает: или действительно упал спрос, или появились конкуренты, и часть покупателей "перешла" к ним. В любом случае действие продавца однозначно - он снижает цену и, тем, повышает скорость продажи, а это и есть по определению сам спрос. Кстати, спрос - это скорость продажи товара. Ажиотаж продавца - это его желание повысить именно спрос на товар, то ли по причине избытка у него товара, то ли по причине нехватки времени, то ли по причине "невидимой" для него конкуренции.

- [Тпк] - время, которым располагает покупатель на рынке для покупки товара. Если это время большое, то он не торопится, и может найти товар по низкой цене, а если это время ограничено, то он вынужден брать товар у первого же продавца. Обратная величина для этого времени тоже характеризует некий рыночный "темперамент", или ажиотаж, но уже у покупателя. Здесь ажиотаж покупателей понятие более широкое, чем их конкуренция. И, как это будет следовать из приведенных ниже формул, с ростом этого ажиотажа цены растут и весьма нелинейно. Вообще над понятиями [ТПр] и [Tnij надо "работать" для каждого случая индивидуально, точнее, правильно определять их для каждой модели рынка. Что имеется ввиду. Если продавец приехал на ярмарку продать корову за 3 дня и покупатель тоже приехал на ярмарку за коровой и может там пробыть тоже 3 дня, то эти величины одинаковы. Однако если продавец хочет продать за три дня 10 коров, то по сравнению с одним покупателем его поведение более ажиотажное и: [ТПр] < [ТПк] по отношению к одной корове. Короче, все эти параметры должны сводиться не ко времени вообще, а ко времени реализации единицы товара. На практике это отражается в том, что: опт и получается дешевле розницы; богатые всегда платят дороже, и всё это будет лишь следовать из выведенных ниже формул.

А теперь определим вид конкретных формул для расчёта спроса и предложения при единичном акте покупки-продажи товара, т.е. когда покупатель и продавец уже нашли друг друга и начали торговаться, или когда продавец - это монополист рынка и все покупатели идут только к нему, но пусть они тоже торгуются с продавцом.

Назовём спросом в единичном акте торговли не скорость распродажи товара вообще, а безразмерную величину, определяемую по формуле: спрос = ([Пс] - [Ц])/[ТПк];

Назовём предложением в таком же акте тоже не скорость поступления товаров на рынок, а безразмерную величину, определяемую по формуле: предложение = ([Ц] - [С])/[ТПр].

Подчеркну, что это не универсальные определения терминов для рынка в плане объёмов покупаемых и продаваемых товаров в единицу времени, а именно конкретные величины, определяющие безразмерные параметры интереса покупателя в этом товаре и интереса продавца в продаже товара по некоторой цене именно этому покупателю. Ведь под спросом и предложением многие понимают именно интерес к товару и приведенные формулы - это и есть математическое выражение подобного интереса. То, что эти величины безразмерны, ясно из того, что в числителе и знаменателе стоят величины, имеющие размерность времени, поскольку себестоимость измеряется вообще-то во временных трудозатратах или может быть сведена к таковым через цену в деньгах единицы рабочего времени конкретного индивида. Реальные же спрос и предложение на товары на рынке это размерные величины и имеют размерность скорости продаж в любых единицах: [шт./день], [$/месяц], [тонн/год] и т.п..

А теперь, проанализируем формулу спроса на данный товар. В числителе стоит разница потребительной стоимости товара для покупателя и его "продажной" цены у выбранного им продавца. Естественно, что чем эта разница больше, тем желанней и выгодней такой товар для покупки. Если потребительная стоимость равна цене, то это значит, что покупатель и сам может изготовить себе товар, или покупка не даст ему прибыли и спрос у покупателя будет нулевой, а проще говоря - никакого спроса не будет. Если потребительная стоимость меньше цены, то это значит, что спрос становится отрицательной величиной и покупатель... может превратиться в продавца товара на этом рынке, ибо ему гораздо прибыльнее изготовить и продавать данный товар на этом дорогом рынке, чем покупать данный товар для себя здесь. Как видим, чисто математически доказано, что противоположности рынка могут замещать друг друга, и даны условия, когда покупатель может стать... продавцом. В знаменателе формулы стоит время, которым располагает покупатель на рынке. Если времени [ТПк] у него достаточно много и покупатель там практически "гуляет и смотрит на товары", то, вполне естественно, и спрос на товар с его стороны очень низок. И, напротив, если времени мало, а купить надо непременно, то у покупателя возникает ажиотажный или завышенный спрос.

Рассмотрим формулу для предложения. В числителе стоит разность цены товара на рынке и себестоимости товара для продавца. Чем она выше - тем желанней для продавца данного товара именно этот рынок. Уровень желания продавца попасть на тот, или иной рынок (всегда пропорциональный разности цен и себестоимости у продавца) и определяет его "предложение" товара на рынке. Если цена будет равна себестоимости, то предложения товара данным продавцом на данном рынке не будет. Если цена ниже себестоимости, то предложение становится отрицательным и это означает, что наш продавец диалектически, автоматически и... математически превращается в покупателя, поскольку ему становится уже выгоднее покупать, чем производить и продавать свой дорогой товар на этом дешёвом для него рынке. В знаменателе формулы стоит время, которым располагает продавец на рынке. Если времени [Тпр] очень много и продавец фактически "может там и просто так сидеть", то и предложения товара с его стороны практически нет. И, напротив, если времени мало, или товар скоропортящийся, то у продавца возникает ажиотажное предложение своего товара, типа выкриков, зазываний, рекламирования, хватания покупателя за рукава и т.д..

Предположим, что торг завершается тогда, когда спрос равен предложению, а это означает равенство интересов прибыли сторон в торговле при покупке и продаже. Подчеркну, что не равенство самой прибыли, о которой нам пока ничего не известно, а желание или интерес получить наибольшую прибыль для себя. Именно тогда может состояться обмен. Составим уравнение, для тех, кто знает алгебру (спрос = предложение), откуда, решая уравнение относительно цены, найдём формулу для такой цены в единичной торговле, или в торговле одного продавца с одним покупателем, или при монопольной торговле на рынке, той цены, которая устроит их обоих: [Щ = ([ПС]*[ТПР] + [С]*[Тпк])/([ТПр] + [Тпк]).

Предположим, что рыночные темпераменты покупателя и продавца равны, или они имеют одинаковый резерв времени на продажу и покупку, т.е. положим: [ТПр] ® [Тпк]. Подставив вышеприведенные численные данные, получим уже цену, устраивающую стороны: [Ц] = 8. Предположим, что покупатель торопится и по отношению к продавцу у него: [Тпр] « 2»[Тпк]. В этом случае быстрой торговли со стороны покупателя цена будет уже выше: [Ц] = 10. Если торопится продавец, например, распродать к концу дня свой товар, то пусть: [Тпр] « 0.5»[ТПк]. Цена в таком торге упадёт и составит: [Ц] = 6. Пример этот несколько абстрактный, поскольку предполагается, что продавец торгуется с каждым покупателем, и для каждого покупателя у него получается своя цена. Но в принципе для единичных товаров так и должно быть, и имеет место на настоящих рынках (восточный базар), не извращённых массовым потреблением, когда цены так низки, что долго торговаться не выгодно, и на товар вешается ценовая бирка.

Кстати, покажем, как в формуле для цены [Щ можно учесть доходы покупателя и продавца, и как разница в доходах приводит к тому, что богатые всегда переплачивают. Богатые (под таковыми здесь и далее я понимаю не имеющих наличные деньги, а имеющих высокий доход) ценят своё время и, поэтому, их ажиотаж пропорционален их доходу. Следовательно, в формулу для цены в торговле правильно следует подставлять для покупателя и продавца не величину: U-I а величину: [Т...]/[Д...], где: ^J...] — доход контрагента. Если выполнить эту замену, то получим реальный результат, что богатые на экономии своего ценного времени всегда теряют часть прибыли от покупки, и это находит отражение в этой формуле цены.

Вот ещё одна модель процесса торговли, связанная с ростом производительности труда, возникающей при естественном процессе разделения труда. Себестоимость [С] вещи состоит из постоянной - [Сс] (цена материалов), и переменной - [Cv] (затраты труда и времени) составляющих. Для не профессионала себестоимость изготовления будет: [Пс] = [Сс] + [Cv] и является для покупателя верхним пределом потребительной стоимости вещи. Это означает, что если цена на рынке по данной вещи будет выше [Пс], то покупателю выгоднее сделать её самому. Пусть у профессионала производительность труда в К раз выше, т.е. переменная составляющая затрат труда на одну вещь будет: [Cv]/K, и себестоимость вещи, изготовленной профессионалом, будет: [С] = [Ce] + [Cv]/K. При цене вещи на рынке ниже значения [С], у продавца будет убыток. При торговле покупатель назначает свою цену, ниже потребительной стоимости, а продавец - выше себестоимости. При одинаковом ажиотаже у торгующихся сторон они сойдутся в цене равной: [Ц] = [Сс] + 0.5»[CV]*(1 + 1/К). Отсюда видим, что при высокой производительности труда каждая сторона получает свою выгоду, равную половине трудозатрат покупателя, максимальная прибавочная стоимость (затраты труда покупателя) каждого товара - [Cv] делится пополам между продавцом и покупателем. Но! При высокой производительности труда у продавцов (в среднем) примерно и в К раз больше товаров, чем есть покупателей, т.е. и ажиотаж их будет в К раз выше. C учётом этого цена товара будет определяться по формуле: [Щ = [Сс] + 2»[CV]/(1 + К). Здесь, при высокой производительности труда цена товара приближается к цене материалов, или себестоимости, что и должно иметь место на массовом рынке. И ещё существенный момент. Пусть производительность труда у всех одинаковая и минимальная: (К = 1). В этом случае все приведенные формулы дают одинаковый результат: [Щ = [Сс] + [Cv], означающий, что цена равна себестоимости. А это и означает, что при равной и одновременно при минимальной производительности труда рынок становится бессмысленным, - ибо каждый может обеспечивать себя самостоятельно.

Именно здесь стоит показать, что товар объективно стоимости не имеет. Действительно, себестоимость у товара есть, это атрибут. Апельсины на юге, имеют свою себестоимость, а в теплице на севере - свою. Говорить об "общественно необходимой" себестоимости апельсин (товаров), беспредметно. Себестоимость - это конкретная материальная сторона, свойство- атрибут каждого товара или вещи. У двух одинаковых товаров может быть весьма разная себестоимость. Потребительная стоимость - величина чисто субъективная и различна для каждого покупателя. Цена товара на конкретном рынке в среднем даёт одинаковую прибыль продавцу и покупателю после продажи. Здесь всё понятно и просто, исключая одного Маркса.

Рыночная цена, рассматриваемая со стороны продавца, это та же стоимость по Марксу, ибо она даёт продавцу денежную прибыль. У Маркса покупатель прибыли не имеет. По моей теории прибыль каждого контрагента торга равна полу разности потребительной стоимости и себестоимости. Но себестоимость - материальна, а потребительная стоимость, - величина чисто субъективная, идеальная, хотя и выражена в реальных деньгах. Для определения прибыли, надо вычесть из идеального объекта нечто материальное и разделить результат пополам. Для определения цены надо найти сумму этих объектов и разделить пополам. Всё это возможно, только если изначально не стоять на позициях только материализма, и свести материальную себестоимость и идеальную потребительную стоимость к их общей мере. Маркс был жёстким материалистом и, потому, субъективных моментов в экономике не мог допустить, а если допускал, то по необходимости, для спасения своей теории, поскольку ошибочно утверждал, что: "общественное бытие определяет общественное сознание". Если бы он принял, как этого требует диалектика Гегеля, и обратный вариант, что и общественное сознание (идеология) влияет на общественное бытие и, в частности, на экономику в области, признания денег, ценообразования и прибыли, то и результаты его теории были бы иными. При религиозности общественного сознания, фундамент которого есть вера и доверие к мнению общества, богатство общества - величина больше субъективная, чем объективная. Каждый человек богат, если считает себя богатым, или если его все считают таковым.

Тем не менее, знатоки марксизма могут меня опровергнуть, поскольку в библии Маркса можно встретить и некие идеалистические утверждения, как: "Политэкономия рассматривает товары не как вещи, а исключительно как отношения между людьми". Если бы он эту фразу применил не к товару, а к придуманной им стоимости товара, или к понятию богатства, то, обрёл бы истину. Действительно, с т.з. цивилизованного человека богатство вождя племени "Ням-Ням" - простая груда мусора, хотя соплеменники с этим категорически не согласятся. Аналогично и стоимость акций на финансовой бирже больше держится на субъективном общественном сознании несуществующей стоимости этих бумажек, чем на каком-либо их материальном обеспечении, и здесь мнение вождя относительно "богатства" цивилизованных белых людей будет аналогичным. А если учесть, что стоимости вообще нет, то и часть "богатства" современной цивилизации как минимум на ту её половину, что составляют деньги и всякого рода "бумажки" - это идеализированный дрожащий мыльный пузырь веры.

Отсюда вывод: все общественные науки, в том числе и экономику, надо рассматривать не с позиций только материализма, или идеализма, а с позиции дуализма, введя в фундамент их аксиоматики, как общественное бытие, так и неразрывно с ним связанное религиозное, по сути, и иногда, в его снятии, вполне самостоятельное общественное сознание. И религиозные моменты общественного сознания, основанные на вере в нечто, или доверия кому-либо, или не веры в нечто, или недоверия кому-либо (гуру, мессия, деньги, "ценность", мораль или государство), просто обязаны присутствовать во всех общественных науках, включая саму историю. Иначе чем пояснить факт, что восточный сосед государства - друг и торговый партнёр, а сосед на западе - кровный враг. А через сто лет всё меняется "до наоборот". Как пояснить факт, что на выборах победила эта партия, а на следующих выборах - оппозиция? Программы и лидеры партий не изменились, а результат - противоположный. Общественное бытие Финляндии и Эмиратов - это капитализм, но общественное сознание в них, например, по отношению к алкоголю или к ставкам на верблюжьих гонках, сильно отличается.

"Вещное богатство" - это не те вещи или идеи, что мы имеем, а иногда то, что об этих вещах, или идеях думают в данный момент ваши соседи, а точнее общественное сознание в лице этих соседей. Иначе чем вы объясните, что "великие" художники, произведения которых ныне составляют целое состояние, в своё время умирали в нищете? Или чем объяснить, что папуас, обладающий стеклянными бусами, в сознании соплеменников сказочно богат? Или чем объяснить, что некоторые идеи в своё время не были признаны, поскольку: "опередили свое время"? Идея, или картина не изменились и даже устарели и морально и физически, а изменилось общественное сознание, и из абсурда идея обрела свою реальную истину и своё должное величие. А потрёпанный от времени кусок ткани с пятнами краски обретает по этой же причине небывалую, но... дутую цену. Религией общественного сознания можно пояснить и обратный факт, когда некоторые идеи (марксизм, спиритизм), владевшие общественным массовым сознанием в настоящее время практически забыты. Но, по словам Дизраэли: "Если помнить выгодно, никто забыт не будет", - читай, забывают то, что не даёт прибыли.

Себестоимость вещи на любом рынке величина объективная - это атрибут товара, а потребительная стоимость товара - это "вещь" субъективная и определяется как конкретным в это время и в этом месте общественным сознанием, так и личным сознанием покупателя, на которое можно влиять: чем угодно, как угодно и где угодно. Пока товар не вступит в потребление и не даст реальную прибыль, мнение покупателя о его полезности и оценка им товара чисто субъективны. А потребительная стоимость бумажных денег это вообще чистая фикция, ценность которой держится на всеобщем и, потому, их общественном признании, которое формируется силовыми структурами государства, ответственными за ту или иную форму нужной государству идеологии общества, в т.ч. идеологии признания ценности денег. Деньги настолько прочно срослись с торговлей, что мы не замечаем их истинного родителя и творца - родное государство. Государству имманентно насилие. Откуда вывод на основании простейшей логики: все действия государства есть насилие. Как говорил журналист-Марке: "если бы деспотическое государство захотело быть лойяльным. то оно уничтожило бы само себя". А не деспотических государств в истории не бывает. А если когда-либо и были, то по этой цитате Маркса, они давно уничтожили сами себя. Кстати, не в этом ли феномене есть разгадка гибели многих древних цивилизаций: они становились лояльными к гражданам и к соседям (сейчас это проявляется в т.н. "правах человека", в правах сексуальных меньшинств, в правах наших "братьев меньших" и пр.), а результат был (и будет у нас...) предопределён.

6.2.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме 6.1. Модель единичного акта торга (обмена):

  1. § 1. Преступление – акт поведения человека
  2. 1.3. Модное поведение индивида и социальной группы в трансформирующемся обществе
  3. ФАКТОРНО-ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ
  4. Полуклассическая модель атома П. Бора (старая квантовая механика).
  5. Насущные вопросы психологии игры в дошкольном возрасте
  6. Глава 8. Т. ПАРСОНСИЕГООБЩАЯТЕОРИЯ ДЕЙСТВИЯИСОЦИАЛЬНЫХСИСТЕМ  
  7. Глава 25. СОЦИАЛЬНЫЕВЗАИМОДЕЙСТВИЯ  
  8. Глава 29. СОЦИАЛЬНАЯДЕЯТЕЛЬНОСТЬ  
  9. 1. ПСИХОЛОГИЯ ВООБРАЖЕНИЯ
  10. Нотариат по данным частных актов
  11. 11.1. Качественная динамика как основа онтологии Хаоса. "Идеальный мир движений"
  12. Действие
  13. § 1. Цивилистическое понимание собственности и права собственности
  14. Частнопредпринимательская деятельность
  15. 6.1. Модель единичного акта торга (обмена)
  16. ОГЛАВЛЕНИЕ
  17. 1. Предпосылки анализа процесса накопления
  18. 4. Воспроизводство и обращение всего общественного капитала: накопление и расширенное воспроизводство
  19. I. ОСНОВЫ ТЕОРИИ РЕЧЕВЫХ АКТОВ «ТЕОРИЯ РЕЧЕВЫХ АКТОВ» КАК ОДИН ИЗ ВАРИАНТОВ ТЕОРИИ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ