<<
>>

Анализ модели торговли

проживем... и будем торговать, и получать прибыль

(4:13 Иакова) А чего я не знаю, Ты научи меня

(34:32 Иов)

Если в вышеприведенных мною соотношениях перейти к средним величинам, и всё математически правильно усреднить с учётом законов распределения соответствующих случайных параметров, данных в формуле, то этим можно определить для статистиков среднюю цену, которая автоматически установится на данном свободном рынке по данному товару.

При этом все продавцы в первом приближении могут рассматриваться как один продавец-монополист. И никаких понятий земельной ренты, нормы прибыли и даже любимой всеми зарплаты вводить не нужно. Цена на рынке, в т.ч. на рынке труда, или на рынке земли определяется видом товара, его себестоимостью для продавца, "производительностью" для покупателя и, естественно, поведением покупателей и продавцов. Очень трудно продать по высокой цене шёлк в Китае, где много мастеров по его производству и там: [Пс] ~ [С], но он идёт по баснословной цене в Европе, где никто не может его производить и где: [Пс] » [С].

Трудно устроится на работу по специальности инженеру с его-то высокой себестоимостью, когда на рынке труда со стороны работодателей, или покупателей "рабочей силы" (это по Марксу), потребительная стоимость инженеров минимальна. Исследуем эту формулу, имея в виду, что потребительная стоимость или "полезность" товара всегда больше себестоимости и должна быть больше его цены, иначе спроса на рынке не будет, и нам считать будет нечего.

- Если у покупателя нет времени ([Тпк] ~ 0), то: [Ц] « [Пс] и товар уйдёт по потребительной стоимости (аукцион). Поэтому продавцам выгодно торговать там, где масса спешащего по своим делам народа: у выходов метро, в местах пересечения транспортных потоков, у входов на стадионы и т.д.. Именно по этой причине богатые и бизнесмены всегда переплачивают: у них очень высока цена каждого часа, и торговаться за копейку или бегать по рынку в поисках более дешёвого товара, выйдет, в конечном итоге, себе дороже. Именно поэтому бедняки мало покупают, и не по причине отсутствия денег: им выгодней всё делать самостоятельно.

- Если торопится продавец ([ТПр] ~ 0), то: [Ц] - [С] и товар "уйдёт" по его себестоимости для продавца (вариант распродажи). Поэтому покупать всегда выгодней на привокзальных рынках, или в конце дня, когда торговля сворачивается, и продавцы торопятся уехать, или в местах массового производства данного товара, или в конце месяца, когда производителям срочно нужны деньги для выплаты зарплат, налогов, или процентов.

- Во всех остальных случаях цена конкретного товара будет лежать в пределах: [С]...[Пс] и определяться именно только в самом процессе конкретного торга.

- Если на рынке 1 шт. товара и один продавец, и он не торопится, а покупателей много, то формула примет вид: [Ц] = тах[Пс] - это настоящий вариант чистого аукциона.

- Если на рынке много продавцов и один покупатель, и он не торопится, то формула примет вид: [Ц] = min[C] - это полная распродажа одной единицы товара почти по себестоимости.

- Если продавец свой товар украл, или нашёл, или продаёт вообще не товар, а некоторый природный продукт, или вообще даёт советы за деньги, то: [С] ~ 0.

И, при прочих равных условиях, цена подобного товара по этой формуле становится прямо пропорциональной потребительной стоимости покупателя и определяется только ею. Иначе говоря, цена подобного товара (при нулевых трудозатратах) определяется только спросом на него, как оно обычно и бывает для ворованного или дармового товара. А у Маркса имеется очередное его открытие, состоящее в том, что: "вещь формально может иметь цену, не имея стоимости".

Рис.6.2 Структура рыночных цен товара

На Рис.6.2 в качестве иллюстрации приведена картинка распределения возможных вариантов цен некоторого товара на рынке. Пусть это товар, ежедневно поставляемый на рынок, и постепенно теряющий от времени своё качество, например те же овощи. Тогда распределение количества товара на рынке от его качества (читай, от цены) будет носить убывающий характер. Продаваться будут только хорошие товары по качеству, а плохие будут накапливаться. Поэтому часть товара продавцы вынуждены продавать с убытком, или даже вообще выбрасывать, поскольку их цена со стороны покупателей (потребительная стоимость) падает ниже себестоимости производителя - [С]. В этом случае в ценовом отношении покупатель (если не отравится) получает максимальную прибыль, а продавец прямой убыток. Часть товара подлежит распродаже, - это те товары, величина спроса на которые (по уровню цены покупателей) приближается к себестоимости. Товар очень хорошего качества может пойти по аукционной цене, которая близка к потребительной стоимости покупателей - [Пс]. И случайно, поддавшись на рекламу или поверив речам продавца, кто-то может купить товар по цене выше своей потребительной стоимости, и продавец получит сверхприбыль, а этот кто- то он понесёт прямые убытки. Если установится "нормальная рыночная" цена - [Ц] в зоне рыночных цен, то прибыль продавца от продажи будет: ([Ц] - [С]), а выгода, или прибыль покупателя от экономии времени, выраженная в деньгах, будет: ([Пс] - [Ц]). Суммарная, или же прибавочная стоимость для "всего общества" в целом, созданная на рынке продажей товара будет: ([Пс] - [С]) и делится между контрагентами уровнем цен. На равновесном, т.н. эластичном рынке (см. JV-ю часть) прибыль фактором цены делится точно пополам.

Здесь ещё повторюсь, Маркс отмечал: "Вещь может быть потребительной стоимостью и не быть стоимостью. Так бывает, когда ее полезность для человека не опосредствована трудом. Таковы: воздух, девственные земли, естественные луга, дикорастущий лес и т.д.". И даже следующее: "Вещи, которые сами по себе не являются товарами, например совесть, честь и т.д., могут стать для своих владельцев предметом продажи и, таким образом, благодаря своей цене приобрести товарную форму. Следовательно, вещь формально может иметь цену, не имея стоимости. Выражение цены является здесь мнимым, как известные величины в математике". Увы, цена здесь никакая не формальная или мнимая, а реальная и определяется, как я показал выше, при отсутствии трудозатрат, только потребительной стоимостью со стороны покупателя и рассчитывается по формуле, где мнимых значений быть не может. Интересно, учил ли Маркс математику вообще, или только где-то слышал о мнимых числах, не понимая, откуда они и что означают? В этих цитатах, Маркс сам расписывается в собственной беспомощности, говоря, что цена, стоимость и потребительная стоимость вообще: "живут каждая сама по себе". И я делаю вывод, что его трудовая теория стоимости и теория эквивалентов - мнимые пустые абстракции, навязанные экономике извне, поскольку некоторые вещи они вообще не могут пояснить. Маркс с наивностью ребёнка сам иногда признаётся, что в ряде случаев: "цена вообще перестаёт быть выражением стоимости" и работает над "Капиталом", утверждая там же, что: "Цена... выражает стоимость товара".

В науке, где открыт всеобщий закон, исключений из закона не бывает. Представьте, что Ньютон открыл закон всемирного тяготения, гласящий, что массивные тела притягиваются друг к другу, но отметил, что могут притягиваться и тела, не имеющие массы покоя, например фотоны и... на этом завершил теорию. В науке такого абсурда нет. Если ты предположил, что товары обмениваются по стоимости, а выражением для этой стоимости является цена, и провозгласил это всеобщим законом экономики, то любой факт, не соответствующий твоему предположению должен быть тщательно исследован и выяснены причины отклонения или несоответствия. Именно так поступал современник Маркса, дилетант, но учёный - Дарвин.

Если вещи имеют цену, не имея стоимости, то надо выяснить, как, где, по каким причинам формируется бесстоимостная цена, и чем-таким она отличается от цены стоимостной. Имеем, что цена - более общее понятие, чем стоимость. Типа, каждая селёдка - рыба, но не каждая рыба - селёдка, каждая стоимость имеет цену, но не каждая цена стоимость имеет. Хотя из жизни можно привести факты, когда стоимость (себестоимость), не находя спроса, цены не имеет, а имеет нулевую или отрицательную цену. Просроченные ядохимикаты или боеприпасы и устаревшее оружие (ракеты) не только никто не купит, но они требуют затрат на утилизацию, они как-бы: "идут по отрицательной цене". Не исключено, что цена не зависит от стоимости, а стоимость только иногда сопутствует цене, поскольку у них может быть какая- то общая причина существования. Или именно цена определяет стоимость, и является для неё первичной. Более того, согласно диалектическому методу, возможно, придется ввести два противоположных понятия: "стоимость" и "халява" по отношению к вещам вообще. Для собственника "стоимостью" обладают продукты труда или продукты рыночного обмена, а всё ворованное, или природного происхождения образуют противоположное. Возможно, это как- то упростит экономику, как науку. В приведенной мной формуле стоимость не фигурирует и к цене отношения не имеет, а цена [Щ определяется себестоимостью [С], потребительной стоимостью [Пс] и умением людей торговаться в интервале: [С] < [Ц] < [Пс]. В этом плане моя формула всеобщая и универсальна, поскольку со стоимостью не связана. Стоимость Маркса, при отсутствии прибыли (себестоимость), определяет нижний предел цены, ниже которого цена товара не опускается, иначе будет убыток у продавца. Фантом стоимости у Маркса формируется только в производстве как сумма себестоимости (затрат) и некоторой прибыли. Но прибыль можно получить только во второй фазе производства - на рынке, а эти две фазы разделены как в пространстве, так и во времени. Значит стоимости, как некоторой реальности, а, тем более, как атрибута товара, в природе этого товара - нет, и не бывает.

Назовём полноценной семьёй брак мужчины и женщины при наличии детей. Свойство полноценности может быть, а может не быть, и об этом можно узнать только через время, когда родится (или не появится) ребёнок. Так и товар, имея себестоимость (аналог брака), не всегда обеспечит при продаже прибыль (ребёнка) и не всегда обретает стоимость по Марксу как сумму себестоимости и прибыли (аналог полноценной семьи). А по Марксу получается, что любой брак - это всегда полноценная семья, поскольку детей (прибыль) рано или поздно всегда гарантирует господь Бог или принесёт известный аист (рынок). А это далеко не так.

Реальная цена товара на рынке всегда выше себестоимости, но ниже потребительной стоимости со стороны покупателя, что и обеспечивает всегда в известном диапазоне цен взаимную выгоду покупателю и продавцу. Здесь всё соответствует многовековой практике рынка. Ещё откровение Маркса: "цена вещей, которые сами по себе не имеют стоимости... может определяться комбинацией очень случайных обстоятельств". А я скажу, что никакой случайности нет, а цена определяется потребительной стоимостью покупателя, которая у каждого очень индивидуальна и, потому, со стороны продавца может рассматриваться как случайная, а точнее заранее не заданная. И продавец, пока имеет время, ждёт для своего товара нужного ему случайного покупателя. И ещё там же: "Чтобы продать [такую] вещь, для этого не требуется ничего иного, как только чтобы она способна была сделаться объектом монополии и отчуждения". Если под отчуждением понимать банальное воровство, то тут всё тоже ясно, ворованная вещь стоимости или себестоимости не имеет, но тоже... продаётся.

- Если продавец с помощью рекламы раздует потребительную стоимость [Пс] в глазах покупателя, то цена товара вырастет, за счёт дутого роста [Пс] (проверьте по формуле).

- Если конкурент с помощью анти рекламы опустит потребительную стоимость товара до нуля, доказав покупателю вредность товара, то его цена не упадёт до нуля, а станет лишь ниже себестоимости. Однако изначально, эта формула выводилась при условии ненулевой потребительной стоимости и, поэтому, её аппроксимация в "запретную" область может оказаться неверной. Хотя, как показывает практика, снижая цену можно продать практически всё, и даже нечто никому уже вообще не нужное. Так Великий Комбинатор, - Остап Бендер, умудрился и продал на рынке в городке никому не потребную астролябию.

После каждого акта купли-продажи имеем факт получения денежной прибыли продавцом (или в деньгах его части от общей прибавочной стоимости) и выгоды покупателем (по теории предельной полезности - "потребительской ренты") - его части прибавочной стоимости:

- прибыль продавца: [Ц] - [С] = ([Пс] - [С])*[Тпр]/([Тпр] + [Тпк]). Численные значения из предыдущих примеров составят 6, 8 и 4. Это только часть прибыли продавца за то, что он сумел из безликого для себя товара создать на данном рынке потребительную стоимость для покупателя, это и есть его доля прибавочной стоимости, доход от его капитала-товара;

- выгода покупателя: [Пс] - [Ц] = ([Пс] - [С])*[Тпк]/([Тпр] + [Тпк]). Численные значения из предыдущих примеров составят 6, 4 и 8. Если эту сумму перевести во время, или в другую "меру труда", то это будет время, сэкономленное покупателем на покупке, время за которое он уже на "своём" производстве сможет произвести добавочную продукцию для общества или уже общественную прибавочную стоимость, - это доход от экономии труда. По терминологии теории предельной полезности - это "потребительская рента". Мне только не ясно, почему рассматривая "ренту потребительскую", основателям теории предельной [бесполезности одновременно не рассмотреть и ренту продавца (производителя), то, что Маркс и называл собственно прибылью или прибавочной стоимостью. Маркс видел исключительно прибыль продавца, "теория предельной [бес]полезности" видит прибыль только у покупателя, а моя примитивная математическая модель автоматически раздаёт: "всем сестрам по серьгам".

Почему надо считать, что прибавочная стоимость возникает в товарном производстве, а "потребительская рента" на рынке? По логике обе они и для производителя и для покупателя должны возникать в одном месте и в один момент - в момент установления их равновесия, как цены. Тот факт, что цена динамически уравновешивает спрос и предложение - в системе массового производства затушёван бирками на товарах с их ценами. Назначение этих бирок иное - экономия времени на торге, а время это деньги. Если при массовой купле-продаже торговаться с каждым, то на это просто не хватит времени. Сторонники "теории предельной полезности", отвергая трудовую теорию стоимости Маркса, которая стоит на позициях объективной стоимости вещей, впали совсем в другую крайность - в субъективизм, когда прибавочная стоимость определяется только некой "полезностью" вещи для покупателя. Моя концепция где-то на золотой середине, ибо я исхожу из факта, что продавец в процессе торговли ничего не знает о полезности вещи для конкретного покупателя, а видит только степень его ажиотажа, а покупатель ничего не ведает о наличии себестоимости у продавца и только наблюдает за его (уже продавца) поведением. И на такой примитивнейшей "первичной информации" оба сходятся именно на цене, которая создаёт одновременно и прибавочную стоимость продавцу и "потребительскую ренту" покупателю. Всё просто, как и сам рынок.

И ещё раз отвлечемся на один момент, но не в пользу теории Маркса. Капиталист в результате всех своих торговых и производственных операций в итоге получает денежную прибыль. Это означает, что производство и торговля дают ему выгоду, ибо он из этого процесса извлекает для себя некоторое добавочное количество (денег). А в чём же тогда состоит количественная выгода покупателя на рынке и зачем он туда вообще ходит? Ведь по Марксу на рынке обмен в среднем эквивалентный по стоимости и от такого акта обмена никто количественно не выигрывает. Как же обществу удавалось наращивать количество богатств до капитализма? И зачем мне при эквивалентном обмене вообще ходить на рынок, если я, затратив эквивалентный труд, смогу то же сделать самостоятельно? Маркс на это ответит, что на рынке покупатель выигрывает, а, точнее, он вероятно может выиграть в "качестве" (обмен вина на хлеб, или зерна на Библию), - и в этом вся его выгода. Но лично меня, как покупателя, это не устраивает, и мне бы желательно с рынка заиметь нечто более существенное, а эквивалентное по стоимости нужное мне качество я могу сделать и сам. А из моей теории следует, что купец покупатель, общаясь на рынке, оба получают прибавочную стоимость: капиталист-купец в виде денег, а покупатель в виде сэкономленного времени. Ведь по Марксу стоимость и время имеют одинаковую размерность, что подтверждается фразой: "время - деньги", и, следовательно, оба имеют выгоду в одинаковом материале.

По теории Маркса получается просто "бьющий в глаза" перекос. Капиталист или купец бесконечно накапливает (имеет возможность накапливать) количество прибыли, а покупатели бесконечно меняют "шило на мыло", не имея количественной выгоды, и... как-то выживают. А наш если покупатель - рабочий, то имеем вообще чудеса из ряда вечного двигателя. На работе рабочего обкрадывает эксплуататор, который на нём имеет прибыль. На рынке его, рабочего, обсчитывает продавец, который тоже имеет прибыль. Выгоду имеют только они, а работяга в силу: "общественной привычки", от нечего делать подыгрывает Марксу в качестве статиста на рынке, и как-то... выживает. Подобные перекосы долго держаться не могут, и в итоге одни обязательно должен лопнуть, а остальные вообще исчезнуть в силу диссипации у них энергии на бесполезную эквивалентную статистическую деятельность. И выход у "эквивалентных" покупателей Маркса один. Чтобы не умереть с голоду надо после посещения рынка существенно неэквивалентно приворовывать, или подрабатывать на стороне, или заводить собственный огород для поддержания растраченных на работе и на рынке сил. Причина перекоса рынка у Маркса в неправильном определении им понятия экономики, где Маркс ограничился рассмотрением собственно производства (где он видел прибыль) и обмена (эквивалентного, где прибыли нет). Если бы он занялся и вопросами потребления, то явно обнаружил бы наличие прибыли и на рынке, рынок бы выпрямился и перекошенная тоже проблема эксплуатации рабочих капиталистом, обрела бы равновесие в том плане, что и рабочие тоже "эксплуатируют" (потребляют) капитал. А подобная взаимная эксплуатация в производстве не есть эксплуатация, как таковая, и она снята в равновесии производства. Равно как и взаимное воровство на рынке снято в равновесии одинаковой прибыли и для продавцов и для покупателей. Когда прибыль сильно разная, то говорят о жульничестве, в противном случае обе стороны... молчат, подсчитывая в углах каждая лишь свою прибыль.

Повторю, что у Маркса: "с понижением цены часть капитала оказывается потерянной... эта потеря для продавца может быть в свою очередь, выиграна покупателем". Здесь Марксом, по-моему, намеренно не указано, какой капитал промышленный или торговый имеется в виду. Опять мы находим неуверенное построение фразы в привычном нам словосочетании "может быть". Почему бы ему ни привести противоположный пример, когда от понижения цены или никто не выигрывает или покупатель даже в чём-то проигрывает? Но поскольку у Маркса на его перекошенном рынке функционируют только капиталисты, которые покупают средства производства и продают свои товары, то отсюда его вывод: "Что потерял один [капиталист], то выиграл другой", - нет проблем. И ещё отвлекусь на критику понятия "стоимости" Маркса. По его теории все товары реализуются на рынке по цене в среднем равной стоимости. Отсюда следует, что только стоимость и определяет цену товара с небольшими случайными отклонениями. В то же время во 2-м томе, 2-го отдела в главе XV есть раздел, который называется: "V. Влияние изменения цен". Изложение темы скомкано, всего на 8 страниц, где Маркс мимоходом сообщает, что рыночные цены фактически случайны: "продукт понизился в своей рыночной цене, только вследствие случайной конъюнктуры". Что это за зверь такой - конъюнктура, почему он влияет на цену только в сторону понижения, а значит и на трудовую стоимость, как рыночные цены связаны с трудовой стоимостью, и чем же рыночные цены отличаются от великого множества других типов цен, - этого мы уже никогда не узнаем.

Как видим, по приведенным формулам суммарная выгода обеих сторон не меняется и составляет величину: [Пс] - [С] = 12 и, в зависимости от "темперамента" или менталитета (или от дохода) участников, перераспределяется между ними. И здесь один оказывается в большей выгоде, другой в меньшей, но в прибыли всегда оба. Точное распределение выгоды на 6 и 6 практически невероятно. Всегда, хоть на копейку, а один получит больше другого. Это и есть формула для прибавочной стоимости по данному товару, выраженная в деньгах за счёт экономии времени. Если товаром будет китайский шёлк в Европе, то при ажиотаже покупателей его цена будет на уровне: [Пс] ~ 13.9 и такое неравновесное состояние рынка может длиться столетиями. Если товаром будут апельсины в Италии, то при отсутствии ажиотажа покупателей в сезон уборки их цена будет: [Пс] ~ 2.1 и такое тоже неравновесное состояние рынка может длиться достаточно долго, вплоть до окончания сезона уборки.

Отсюда следствие. Если каждый человек с одинаковыми затратами труда может сделать всё для себя сам, если: [Пс] ~ [С], то рынок не нужен. Поскольку прибыли от обмена также никакой, то и прибавочной стоимости от обмена не будет, ибо каждый будет делать для себя, что ему нужно, а лишнее - так лишним и останется: и для него и остальным. И только разделение труда, равно как и разные возможности и разная производительность труда у людей делают взаимно выгодным товарообмен. При каждом акте купли продажи экономится общий труд, выраженный в размерности времени в размере (виртуальной до продажи) прибавочной стоимости: [Пс] - [С] > 0, и создаётся потенциальная прибавочная стоимость покупателя, и продавца, поскольку за сэкономленное время каждый сможет произвести дополнительно ещё что-то. А то, как эта экономия между ними распределится - зависит от чисто субъективных факторов: от способностей торговаться, от их темперамента и ажиотажа. Особо отметим, что задолго до капитализма, при индивидуальном производстве и обмене, когда ещё нет "эксплуатации", торговый обмен всегда приносит натуральную прибыль, или прибавочную стоимость обеим сторонам, а не только купцу или товаропроизводителю, - и приносит её, как минимум, в факторе экономии сторонами своего трудового времени.

Маркс рассмотрел один момент образования прибавочной стоимости у производителя, состоящий в наращивании прибавочного продукта (за счёт придуманной им эксплуатации) и, полностью проигнорировал его вторую сторону - экономию общественного времени, или того же труда у покупателя. Экономию, которая позволяет косвенным образом позже наращивать добавочный продукт, и может сводиться к нему. Он отмечал, что: "благодаря посредничеству купца производитель и потребитель сберегают деньги и время". Он знал, что: "Поскольку он [купеческий капитал] содействует сокращению времени обращения, он косвенным образом может содействовать увеличению прибавочной стоимости, производимой промышленным капиталистом". Но выводов из этих знаний не сделал никаких. Опять видим оговорки типа: "может содействовать", и нет никакого исследования самого смысла для людей процесса сберегания времени и денег. Ну, вот, просто так, люди хотят почему-то сберегать время и деньги, но к экономике это отношения не имеет, а, скорее, относится к области психологии. И рядом с этими двумя фразами на той же странице абсурдное резюме: "Купеческий капитал есть не что иное, как капитал, функционирующий в сфере обращения... Но в процессе обращения не производится никакой стоимости, а потому и никакой прибавочной стоимости". Но, как всё человечество существовало и обогащалось до капитализма, когда были только купеческий капитал, рабство, феодализм, - тайна за семью замками. По Марксу получается, что бартерный товарный рынок в силу принципа эквивалентного обмена, никому прибыли не даёт, а рынок денежный вдруг обретает перекос: одна сторона (купцы) начинает из воздуха получать прибыль, а другая сторона (покупатель) ничего прибыльного как не имела, так и не имеет, как и на прежнем бартерном рынке. Так же как и в физике, по выражению одного школьного учителя, есть силы, которые никуда не направлены, так и в экономике Маркса имеется капитал (купеческий особенный), который... не производит прибавочной стоимости, но фактически имеет прибыль. Марксу это явление непонятно и потому метится ярлыками спекуляции и шарлатанства. Почему этот бред и явные противоречия в экономической "науке" обнаружил только я, а не профессура из институтов марксизма-ленинизма, или экономики социализма - для меня тоже загадка. Но если определить сферу торговли, как необходимую 2-ю сторону промышленного производства, то "противоречия" в виде особого капитала и особых товаров типа "рабочей силы", или денег - полностью снимаются.

C этих позиций подлежат пересмотру экономические категории типа ренты, прибыли, нормы прибыли и пр., которые все вместе затуманивают святую простоту и необходимость прибыльности рыночного обмена. Если в производстве создаётся реальный товар, как потенциальная потребительная стоимость, то во второй фазе производства, в торговле, создаётся потенциальная прибавочная стоимость для покупателя и продавца, в виде экономии времени, которая потом, после обмена, может быть превращена и в реальную прибавочную стоимость на производстве реальных товаров. Ещё раз подчеркну, что в торговле или товарообмене выгоду или прибавочную стоимость получают оба её участника.

А в теории трудовой стоимости Маркса - только производитель получает прибавочную стоимость, а зачем и почему покупатель идёт на рынок, и в чём состоит выгода именно для покупателя - не ясно. По моей интерпретации прибыли, - прибавочная стоимость создаётся на рынке лишь совместным "трудом" продавца и покупателя и "делится" между ними в соответствии с сиюминутным договором о цене. В теории предельной полезности, наоборот, в пику марксизму "потребительскую ренту" на рынке имеет исключительно покупатель, а о выгоде производителя там не говорится вообще. В этой теории некоторые её "школы" вообще предлагают ориентироваться на сиюминутную выгоду, не учитывая прежние затраты. Вьі купили дрель за 70 и если ею не пользуетесь, то вам выгодно её продать за 20. Ниже, в 1У-Й части, где исследуется модель обменного рынка, я докажу, что прибавочная стоимость на массовом рынке при равенстве спроса и предложения делится пополам между участниками. Случайные отклонения возможны, но это тоже есть некий аналог обмена эквивалентов, но не по непонятной стоимости товара, а по ощутимой и реальной прибыли от потребления.

Ещё особенности бартера и денежного обращения. Вернёмся к шилу и мылу. Пусть их себестоимость для производителей = 1, а потребительная стоимость для покупателей = 9. Тогда при бартерном обмене шила на мыло по моей теории каждая сторона получит прибыль равную 8, а обе вместе - прибыль 16. При наличии денег и при одинаковом темпераменте контрагентов на рынке установится цена на шило и мыло = 5, как среднее значение между себестоимостью и потребительной стоимостью этих товаров. После акта купли-продажи покупатель получает прибыль равную: 9 - 5 = 4, как разницу потребительной стоимости и цены, а продавец такую же прибыль: 5-1 = 4, как разницу цены и себестоимости. Общая прибыль сторон составит: 4 + 4 = 8, а не 16, как при бартере. О чём это говорит? А говорит это о воровской или паразитической сущности денег. Ибо полная и реальная прибыль в 16 единиц получится, когда продавец избавится от паразитических денег и купит себе другой товар, всучив воровские деньги другому продавцу. Происходит это потому, что покупатель получил уже свои 4, когда ранее обменял товар и получил пустые деньги. При бартере каждый может прямо оценить свою выгоду, а при купле-продаже, когда получение полной прибыли зависит от двух актов купли-продажи и цены между ними, возможны различные "фокусы", и равный (разовый) обмен выгодой или прибылью очень маловероятен.

И ещё явное противоречие рынка у Маркса. Основа рыночных отношений у него - это обмен эквивалентов, от которого обе стороны вообще никакой выгоды не имеют, а лишь обмениваются товарами разного качества. Пусть будет так. Бартерный рынок полностью подходит под эту теорию. Контрагенты взаимно обменялись и разбежались, и есть выгода или её нет, - после обмена явно не видно, поэтому можно предположить, что обмен в чём-то эквивалентный. Но с появлением денег, начинаются непонятные явления. Люди сами производят товары, меняют их на том же рынке, но не в один этап (товары-товары), а в два этапа (товары-деньги и деньги-товары) и при этом у одних появляется прибыль, и эти другие даже образуют специальную касту или даже класс - купечество. Эксплуатации нет, каждый кустарно что-то производит, но при бартере результат полного равенства, а при деньгах появляется непонятная прибыль. "Этого не может быть, потому, что этого не может быть никогда", - и это слова не Чеховского героя, а из теории самого Маркса. При эквивалентном обмене прибыли вообще не может быть, и потому все, кто её имеют, а это целый купеческий класс - спекулянты, шарлатаны и прочие аморальные личности. По Марксу, когда нет "эксплуатации", в обществе не может быть и... прибыли. А вот когда появляется капитализм и начинает эксплуатировать рабочих и на производстве возникает прибавочная стоимость, - тогда всё правильно. Прибавочный продукт промышленности продаётся на эквивалентном рынке Маркса практически по его стоимости и даёт прибыль капиталисту. Промышленная прибыль обретает у Маркса "права гражданства", а значит, и прибыль купца-спекулянта под шумок тоже... отмывается и превращается, хотя и с натяжками в особый финансовый капитал. И нет никаких доказательств, почему это так. Почему при кустарном производстве и бартерном обмене прибыли вообще не бывает и не может быть в принципе. Почему при кустарном производстве и денежном обращении прибыль по Марксу... преступна. И почему только при капитализме прибыль в любой её форме приобретает права гражданства в экономике, хотя тоже с помощью присвоения. То, что прибыль была и до капитализма, но на денежном рынке, было издавна известно: "и будем торговать и получать прибыль (4:13 Иакова)", а с чего жили люди до денег и эксплуатации на рынках бартерного обмена - покрыто мраком истории, ибо Маркс начал строить теорию экономики прямо с капитализма. И (повторю) фраза Маркса, о том, что: "политическая экономия анализировала... стоимость и величину стоимости и раскрыла скрытое в этих формах содержание". - блеф чистой воды, ибо, по его словам: "в стоимость... не входит ни одного атома вещества", но и: "стоимость... равна рабочему времени", а по Энгельсу: "определить стоимость... вещи... по потраченному на нее времени - нелепость". Форма для стоимости придумана, а наполнить её... нечем.

C рыночной т.з., ростовщичество, или банковское дело, или кредитование, представляет собой аренду, для которой товаром служит время-деньги. Если потребительная стоимость денег даёт прибыль, то их можно арендовать, как товар, по некоторой цене. Для цены денег можно вывести формулу, если ввести нужные параметры торга. Подчеркну, что эта простая формула выведена для случая - торговли одного покупателя с одним продавцом, которые "нашли друг друга". Как обеспечить контакт, и убедить покупателя в том, что его [Пс] » [С], - этим занимаются маркетологи, для этого есть реклама или... чёрный пиар. Применять эту формулу для рынка, путём усреднения параметров нельзя, поскольку параметры зависят от... времени и рынок с утра не такой, какой он вечером. Да и налоги государства на обе стороны не учтены, не учтено, чем дольше товар на рынке, тем выше его себестоимость у продавца.

А теперь вопрос к читателю. Каким боком стоит "общественно необходимая" стоимость [Сс], как средняя величина себестоимостей [С] товара отдельных товаропроизводителей к цене конкретного товара для конкретного покупателя у конкретного продавца на конкретном рынке? Ответ, - то никаким боком! Если трудовая стоимость товара [Сс] изменится, то для конкретного продавца с его себестоимостью товара [С] и для конкретного покупателя с его потребительной стоимостью [Пс] - цена покупки не изменится никак. Коль скоро состоялся контакт покупателя с продавцом, коль скоро покупатель решил приобрести себе это благо, и приобрести именно у этого продавца, с этого момента все четыре книги "Капитала" можно отложить в сторону и понаблюдать за процессом их торговли, - пользы больше будет. А ещё интересней и полезней понаблюдать за таким наблюдающим, особенно если он при этом пытается писать "Капитал". Если потребительная стоимость [Пс] очень большая, те. сам покупатель никогда не сможет изготовить вещь (монополия продавца), то не то, что стоимость [Сс], но и даже себестоимость [С] на цене по приведенной формуле никак не сказываются. Яркий пример - монопольный рынок энергоресурсов. Эта формула вполне работоспособна и даже в первом приближении верна и для прикидочных количественных расчётов.

6.2.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Анализ модели торговли:

  1. III.2. Моделирование экономической преступности в новых экономических условиях (тенденции генезиса экономической преступности в финансово-кредитной системе)
  2. 1.5. АНАЛИЗ СОСТОЯНИЯ И ИЗМЕНЕНИЯ ТОВАРНЫХ ЗАПАСОВ
  3. 2.1. Модель раздельного бухгалтерского учета сумм НДС, предъявленных поставщиками товаров (работ, услуг)
  4. 1.1. Концептуальные основы формирования моделей экономического поведения предпринимательских структур
  5. Глава 33. СОЦИОЛОГИЯГЛОБАЛИЗАЦИИ: ГЛОБАЛЬНЫЙСОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ  
  6. ФИЛОСОФИЯ ПРАВА. ПОЛИТИКА, ИДЕОЛОГИЯ, ГОСУДАРСТВО. ГЕОПОЛИТИКА: КЛАССИЧЕСКАЯ И НЕКЛАССИЧЕСКАЯ МОДЕЛИ
  7. ФУНКЦИОНАЛЬНО-СТОИМОСТНОЙ АНАЛИЗ — НОВАЯ ФОРМА ТЕХНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
  8. Графические методы технического анализа
  9. 6.1. Модель единичного акта торга (обмена)
  10. Анализ модели торговли
  11. Модель расчёта земельной ренты
  12. 2.4. Анализ простейшей рыночной модели
  13. Модель макроэкономики и кризисов
  14. Теоретические модели, описывающие особенности ценообразования компаний в условиях развития электронной торговли.
  15. Моделирование процесса установления цены на информационное благо на основе особенностей потребительского выбора в условиях электронной торговли.
  16. Подготовка и анализ финансовой отчетности в оценке бизнеса