<<
>>

Модель рынка инвестиций

он будет давать тебе взаймы, а ты не будешь давать ему взаймы,

он будет главою, а ты будешь хвостом

(28:44 Второзаконие)

вложу закон Мой во внутренность их... они будут Моим народом

(31:33 Иеремия)

взял... золота... и добычи из города вынес очень много

(12:30 2-я Царств) в земле той и получил в тот год... во сто крат

(26:12 Бытие)

Рассмотрим модель рынка инвестиций, когда более высокопроизводительный капитал инвестируется в страну с капиталом низкой производительности, вытесняя последний.

Рассмотрим, что с этого будет иметь инвестор, в плане повышения прибыльности от таких вложений. Модель будем строить по принципу, изложенному в разделе 6.6, где была рассмотрена модель формирования нормы прибыли на капитал. Пусть имеется некоторое "бедное" государство, в которое "богатый сосед" инвестирует капитал.

Обозначим цену всей товарной массы бедного общества - t. Это совокупная цена всех нереализованных товаров на данный момент. Цену (тоже на данный момент) всех средств производства обозначим - К. Это земля, заводы, орудия труда, транспорт и пр.. Рассмотрим всего один "оборот" капитала и предположим, что государства с налогами нет, и общество экстенсивно не "развивается", а всё, что оно производит, то и проедает. Обозначим через - х совокупную цену рабочей силы общества, при которой каждый еле сводит концы с концами, работая полный рабочий день. Короче - х, это себестоимость рабочей силы за один цикл "оборота" капитала. За один "оборот" капитала рабочие всё воспроизведут, включая как средства производства, так и товары, и суммарное богатство общества увеличится и станет (по его цене) равным: К + t + х. Обозначим через р - коэффициент потребления общества. Это часть общего богатства, которое потребляется и возобновляется. Поскольку общество, сколько производит, столько^же и потребляет - х, то получим первое уравнение, аналогичное уравнению из раздела 6.6 Ш-й части, отражающее равновесие производства и минимального потребления: (К + t + χ)·ρ = х. Таким образом, это уравнение отражает тот факт, что данное общество и производит минимум, и его же потребляет за один "оборот" капитала.

Пусть производительность труда в "бедном" обществе увеличилась в η раз. Тогда за один оборот капитала всё общество произведёт продукции в η раз больше, т.е. (на прежнюю цену "рабочей силы") - η·χ. Здесь: η > 1. В этом случае образуется избыток, и производители претендуют на добавочную долю из "общего котла". Капиталисты получат пропорционально капиталу - К, а "эксплуатируемые" рабочие получат пропорционально своему капиталу (труду) - х. Обозначим среднюю норму прибыли - С. Капиталист авансирует в производство капитал - К, рабочий - свой капитал в виде рабочей силы, точнее, в виде труда - х и каждый должен получить свою прибыль пропорционально своему капиталу, равную соответственно: OK и Ох. По аксиоматике модели, общество прибыль потребляет, и мы получаем второе уравнение, уже для реального производства и проедания: (К +1 + η·χ)·ρ = х + (К + х)»С. Если менталитет потребления - р, несмотря на рост богатства, не изменился, то, решая совместно эти два уравнения, получим среднюю норму прибыли на капитал, принятую равной для всех: C = χ2·(η - 1)/(К + х)/(К + X + t).

Ничего нового по сравнению с разделом 6.6 здесь пока нет. Общество, хотя и "бедное", но производит и имеет, хотя и небольшую, но реальную прибыль.

Рассмотрим промежуточную, но аналогичную задачу, когда в обществе имеется много капиталов: kj со своей производительностью: nj каждый. Все капиталы работают на "общий котёл" и у каждого своя норма прибыли: Cj. Поскольку общество не развивается, то положим сумму капиталов величиной постоянной: К = Ikj. Определим среднюю производительность труда для этого случая. Число рабочих: г на предприятии с производительностью труда: η и с капиталом: к пропорционально величине капитала: к и обратно пропорционально этой производительности, т.е. г « а*к/п, где: а - коэффициент пропорциональности. Полное число рабочих будет: R ~ a*I(k/n) и суммирование идёт по всем капиталам. Действительно, если на капитал требуется некоторое число рабочих, то, при увеличении их производительности труда вдвое, на этот капитал потребуется рабочих вдвое меньше. Следовательно, в нашем случае: r/R-я часть от всех рабочих общества имеет производительность труда: п. Средняя производительность труда равна средневзвешенной по числу рабочих производительности для каждого рабочего: N = I(r*n)/R = K/I(k/n). В этом случае второе уравнение примет аналогичный вид: (К + t + Ν·χ)·ρ = х + Icj»[kj + x»(kj/rij)/I(k/n)]. Здесь в квадратных скобках заключены капиталы, по которым распределяется прибыль: kj - это собственно капитал капиталиста, а второе слагаемое - это за минимальный труд (или капитал) рабочих. Из предыдущего выражения для средней нормы прибыли видим, что: C ~ (п - 1), поскольку для данного общества величины: К, х и t всегда взаимосвязаны, и рост одной из них "тянет" за собой пропорциональное увеличение остальных. Действительно, рост в равновесном обществе капитала в два раза требует в два раза больше рабочей силы и в два раза больше сырья и расходных материалов для производства, которое всегда затратно. Поэтому для каждого капитала: kj можно записать норму прибыли: Cj = A»(nj - 1), где: А - коэффициент. Пропорциональности, масштаб. Подставив Cj во второе уравнение, получим: (К + t + Ν·χ)·ρ = х + A»I(nj - 1)*kj*[1 + x/nj/I(k/n)]. Решая совместно первое и второе уравнения, путём исключения параметра р, получим соотношение для определения А: х2/(К + t + χ)·[Κ - I(k/n)] = A»I(nj - 1)»kj»[I(k/n) + х/nj]. Определив величину А, сможем для каждого общественного капитала kj найти норму прибыли: Cj = A»(nj -1). А теперь рассмотрим модель инвестиции.

Предположим, что в общество с капиталом: К = 1 и производительностью труда: η « 1 инвестируется путём модернизации низкопроизводительного капитала относительная масса капитала - у с большей производительностью: N > n. В этом случае имеем рассмотренную выше модель при наличии всего двух капиталов: одного (старого) в его массе: (1 - у) с производительностью: η и инвестиционного массой: у с производительностью: N > п. Здесь под относительной массой капитала будем понимать его величину, отнесённую ко всему капиталу. Обозначив для сокращения записей: R(y) = I(k/n) ξ y/N + (1- y)/n, получим для определения параметра А инвестиционного рынка простое уравнение: χ2·(1 - R)/(1 + t + х) = Α·[(η - 1)·(1 - y)*(R + x/n) + (N - 1)*y*(R + x/N). Норма прибыли для инвестиционного капитала уже будет: С(у) = A(y)»(N - 1). На Рис. 2.28 в качестве примера даны зависимости нормы прибыли, как функции доли участия инвестиций в экономике общества.

Здесь принято: η = 2 и t = 1. Как видим, наибольшей норма прибыли будет при низкой доле инвестиционного капитала, при: у ~ 0. C повышением его доли норма прибыли на инвестиционный капитал падает, достигая минимального уровня, а затем снова растёт. Наихудший уровень для относительных инвестиций даёт формула: уМім = [(T + 1)05 - 1]/Т, где: T = (1 - n/N)/(n - 1).

И здесь ещё раз остановимся на абсолютной фикции самого понятия нормы прибыли в экономике. Если величины капитала: К и товарного запаса: t как-то можно определить, то значение: х зависит от времени, или от принятого цикла "оборота" капитала. Если для хлебопекарни в качестве: х можно принять ежедневную зарплату её рабочих, то это будет одна норма прибыли, а если принять годовой доход рабочих, то совершенно иная. На рисунке даны графики зависимостей нормы прибыли при: х = 1 и при: х = 2 (обратите внимание, что вертикальные масштабы у графиков разные). И хотя, с учётом масштабов, графики примерно подобны, но положение точек экстремума и кривизна линий графиков

Маркс делит капитал на постоянный: C и переменный: V капиталы, и при этом говорит нам, что: "под строением капитала мы понимаем... отношение между... переменным и постоянным капиталом". Здесь неясность: в каких единицах измеряются капиталы для последующего выяснения их отношения. Очевидно, в деньгах скажет мне, глупому автору, грамотный уже читатель и, увы, будет неправ, ибо по Марксу: "отношение между стоимостью переменного и постоянного капитала [образует] стоимостное строение". Так что строение и стоимостное строение капитала - суть разные вещи. Обосновывает Маркс деление капитала тем, что: "Определенное число рабочих приходится на определенное количество средств производства... Это отношение образует техническое строение капитала". В каких единицах измерять число рабочих - более или менее ясно (хотя для детского труда во времена Маркса и для того же труда взрослых число рабочих разное), а чем прикажете измерять количество средств производства - полный туман. И чем тогда это техническое строение отличается от строения (по первой цитате) - не ясно. И зачем вводить два термина для одного понятия - тоже. Ещё цитата: "определенное количество живого труда приходится на определенное количество труда, уже овеществленного в средствах производства... Это отношение образует техническое строение капитала". Опять проклятие размерности. Живой труд за день отличен от живого труда в год, а количество труда, которое овеществлено уже в чём-либо, можно измерить, и оно постоянно. Но, поскольку "бог любит троицу", то далее читаем: "Стоимостное строение капитала... мы называем органическим строением капитала". Зачем вводить третий термин для одного понятия, - тем более не понятно. И как тогда понимать такую фразу: "капиталы одинакового органического строения могут иметь различное стоимостное строение", которая противоречит первой? Привычная марксистская каша в терминологии. Ещё одно определение: "уменьшение переменного капитала по сравнению с постоянным... тождественно с... повышением... органического строения капитала". Это значит: переменный капитал стоит в знаменателе отношения. А в предыдущем определении он был в числителе:

"отношение между стоимостью переменного и постоянного капитала [образует] стоимостное строение [читай, что органическое строение - В.Ш.]". Трудовая теория стоимости гласит, что переменный капитал: (V) и: "...есть источник прибавочной стоимости". И вот поэтому Маркс произносит ключевое своё заявление: "Если бы капитал... [одного органического строения] ... производил столько же... прибыли, как и капитал... [другого строения]... то было бы ясно, как день, что... стоимость вообще, должна была бы иметь источник, совершенно отличный от труда, и вместе с тем отпала бы всякая рациональная основа у политической экономии". Любая иная школа экономики, не признающая трудового происхождения стоимости, по этому заявлению - не рациональна. Тем не менее, уже в рациональной политэкономии Маркса, в "Капитале", находим и не рациональные заявления: "Капитал даёт одинаковую прибыль, каково бы ни было его строение", или: "равные капиталы в равное время производят в среднем равную прибыль независимо от того, много или мало живого труда они применяют". Напомню, что "живой труд" по Марксу заключён в переменной части капитала: (V) или в зарплате. Или даже парадокс: "средняя прибыль действительно лишь случайно определяется неоплаченным трудом". Какой из указанных противоречивых цитат следует доверять, - то пусть решают специалисты высшей экономической категории, если таковая существует.

А мы покажем здесь, что и рациональная политэкономия Маркса, равно как и для неё иррациональные школы, но признающие роль труда в формировании прибыли, - все они не выдерживают элементарной критики и приводят к явным противоречиям с фактами. Ещё раз отметим противоречивость в определении переменного капитала. Если основной капитал: C ещё как-то можно определить (это цена зданий, земли, станков и пр., с которых начисляется амортизация на стоимость товаров), то с постоянным-переменным капиталом (это зарплата рабочих, расходные материалы, типа энергии, сырья и пр., который представляет оборотный капитал) возникают проблемы, поскольку затраты оборотного капитала пропорциональны времени: Т, и, потому, правильно его надо записывать в виде произведения: А*ОТ»к»Е, где: T - промежуток времени: к - производительность труда; E - затраты материалов, энергии, износа оборудования на единицу продукции; λ - коэффициент пропорциональности. И всё это ещё пропорционально величине постоянного капитала: С. Прибыль капиталиста в этом случае будет: M = А*ОТ*Е*(к - 1), т.е. равна новой стоимости переменного капитала минус издержки производства. Сам переменный капитал: (А*ОТ*к*Е) в зависимости от промежутка времени: T может принять любое (произвольное) значение. Прибыль: M растёт со временем. В принятых обозначениях норма прибыли по Марксу будет: N = А*ОТ*(к - 1)*Е/(С + А*С*Т*к*Е) = А»Т»(к - 1)·Ε/(1 + А»Т»к»Е), и не зависит от постоянного капитала, а есть отношение прибыли капиталиста ко всему применённому им капиталу. Как видим, диапазон изменения величины нормы прибыли находится в пределах: {0 ... (1 - 1/к)} и она есть функция... времени. Для любых двух капиталов с разным строением иногда можно выбрать такое время: T0, для которого пресловутые нормы прибыли будут равными. Действительно, имеем два разных капитала, первый с параметрами: {С, k, Е}, а другой - с параметрами: {с, К, е}. И пусть: К > к и E > е. Это означает, что у первого капитала ниже производительность труда и большая материалоёмкость продукции, т.е. первый капитал менее автоматизирован. Приравняв друг другу нормы прибыли для капиталов, получим: T0 = [(к - 1)/е - (К - 1)/Е]/(К - к). Откуда и вытекает, что при равной производительности труда: К = к ни для какого интервала: T0 невозможно получить на разные строения капиталов одинаковые нормы прибыли. При: к < К, когда у ручного труда производительность ниже производительности механизированного труда, величина: T0 определяется однозначно лишь при условии: (к - 1)/е > (К - 1)/Е, т.е. (при одинаковой материалоёмкость продукции: E = е) это может быть лишь при условии...: (к > К), что несовместимо с принятыми нами условиями, наложенными на производительность труда, когда с ростом капитализации предприятия обязательно должна расти производительность труда. В противном случае величина T0 вообще... отрицательна. Отсюда вывод. При данном определении нормы прибыли, она (при равной производительности) не будет одинаковой у капиталов разного строения, и только, когда рост материалоёмкости продукции опережает (?!) рост производительности труда: Е/е > (К - 1)/(к - 1) > К/к (а это маловероятно), в этом случае можно подобрать: T0 интервал времени для расчёта нормы прибыли, когда она будет одинакова для любой пары капиталов разного строения. Если в экономике в среднем, нормы прибыли на капиталы одинаковы, то определяются они, чем угодно, но не трудом и не производительностью труда. Можно создать с его высочайшей производительностью труда, завод-автомат, вложить массу капитала, но, если нет сбыта, то говорить о норме прибыли беспредметно. У многих товаров ценится ручное производство, и при малых капитальных затратах норма прибыли в их отрасли зашкаливает за разумные пределы. И причина тому простая. Прибыль определяется не на предприятии, не от "эксплуатации": M = А*ОТ»(к - 1)·Ε, а возникает на рынке, и может принимать любое разумное значение. Если норма прибыли велика, то капиталы переходят в эту отрасль, растёт выпуск продукции в отрасли, растёт предложение товара и... падает цена, а с нею прибыль, и это до тех пор, пока норма прибыли не стабилизируется на общем среднем уровне. Если и дальше наращивать производство, то норма прибыли упадёт ниже и начнётся обратный процесс оттока капитала. Это вещи всем, даже Марксу, известны, и каким боком к этому процессу формирования прибыли стоит труд, а, тем более, "эксплуатация" труда, - одному Богу, простите, конечно, Марксу, и известно. Я связи между трудом и прибылью не усматриваю. Не вижу я и причин для существования придуманной Марксом, несуществующей (как и фантом его стоимости) "эксплуатации".

Вот пример дутого материализма Маркса: "Мотив, по которому один человек оказывает услуги другому, - эгоистического порядка: человек требует вознаграждения за услуги. оказанные другому". Я, негодяй-эгоист, оказал вам услугу, потратил на это, как минимум, своё невосполнимое время, и смею требовать вознаграждения за это. Но не вознаграждение мне нужно, которое только компенсирует мои потери от оказания услуги, я, эгоист, хочу иметь и прибыль от услуги. Иначе, систематически оказывая убыточные для меня услуги, я просто вымру. От вымирания подобных альтруистов и спасает (их же) разумный эгоизм. Значит, по этой цитате, если всех людей так воспитать, чтобы они не были эгоистами, то, по моему мнению они вымрут, а по Марксу исчезнет мотив, точнее мотивация рыночных обменных отношений. Обмен товарами - это тоже некий обмен услугами со стороны двух эгоистов. Нет эгоизма - рухнет обмен. Маркс, за свою идеальную жизнь настолько привык к финансовому альтруизму со стороны Энгельса, что осуждал любые проявления эгоизма со стороны, а себя этим эгоистом не считал. По сути, Маркс был вор. Пользовался услугами Энгельса, ничего не предлагая взамен. Эгоисты за свои услуги требуют вознаграждения, воры - берут сами вознаграждение, и оказывают вам ту услугу, что вообще оставляют в живых.

Вся политэкономия, излагаемая в "Капитале" Маркса основана на делении им капитала на постоянный и переменный. А тот факт, что переменный капитал в его же определении этого понятия всегда должен быть пропорциональным времени, а постоянный капитал, тоже пропорциональный времени, но и плюс к нему амортизационные отчисления от основного капитала, - этот факт Маркс тихо опускает. И потому, все его многочисленные таблички, и все его арифметические подсчёты, сточки зрения "физики процесса" абсурдны, ибо всюду у него скорость процесса (а это оборотный капитал плюс амортизация основного) складывается с итогом реализации процесса роста капитала (накопленным постоянным капиталом, за счёт которого медленно, скачками наращивается и основной капитал). Что от такой операции можно получить? А всё, что вашей, точнее, Маркса, душе угодно, в т.ч. и трудовую теорию стоимости, и обмен эквивалентов и эксплуатацию пролетариата и необходимость революции.

Теперь относительно "взаимосвязи" нормы прибыли и нормы прибавочной стоимости. По Марксу норма прибавочной стоимости это есть отношение прибыли к переменному капиталу. В наших обозначениях она равна: (1 - 1/к) и зависит от производительности труда и только. От производительности труда зависит, как мы видели, и норма прибыли, но последняя зависит ещё и от времени и от материалоёмкости продукции. "Экскременты производства" (это выражение Маркса) или, по современной терминологии, - отходы производства также зависят от производительности труда. Чем она выше, тем имеем и больше отходов в единицу времени. Продолжительность рабочего дня также зависит от производительности труда и т.д.. Если множество различного рода переменных величин "зависят" от общего параметра, то утверждать, что между ними есть связь - по крайней мере, наивно, а, по большому счёту, - это спекуляция. В природе все переменные, так или иначе, но "зависят" от общего для них параметра - это параметр времени. Но никто на этом основании не сделает выводы, что процесс накопления заряда конденсатором как-то связан с процессом роста температуры при нагреве печки, или с "набором веса" растущим младенцем, или со скоростью падения тела во вязкой среде, хотя указанные процессы описываются общим для них параметром времени и примерно одинаковыми уравнениями (видом их формул). Маркс исписывал пачки тетрадей, пытаясь обнаружить эту нереальную связь между нормой прибыли и нормой прибавочной стоимости только на основании того, что они обе определяются (по его гипотезе) трудом. И Маркс со слов Энгельса занимался даже исследованием разности между нормой прибыли и нормой прибавочной стоимости и на этом делал очередные "открытия" о взаимном влиянии нормы прибыли на норму прибавочной стоимости, которые вообще в окончательный вариант редакции "Капитала" не вошли, за их ненадобностью. Повторю слова Энгельса: "Изложение отношения нормы прибавочной стоимости к норме прибыли... дали мало нового, позднейшие редакции сделали излишним пользование ими". Эта разность (между нормой прибыли и нормой прибавочной стоимости) в принятых мной обозначениях равна: (1/k - 1)/(1 + А»Т»к»Е) и вообще всегда есть величина... отрицательная. Какой же у неё может быть "физический смысл", - того мы никогда не узнаем: в "Капитале" мэтра этого нет.

То, что Маркс вообще иногда не понимал, что он пишет, говорят сами за себя вот такие его фразы: "понижение нормы прибыли не уравновешивается ее массой". Масса прибыли - это деньги, причём не просто деньги, а деньги в единицу времени, а норма прибыли - процент. И как их можно сравнить, чтобы уравновесить. - известно только Марксу. Ещё о том же: "масса прибыли перевешивает ее норму". Всё же у Маркса имелись особенные весы для операции взвешивания и сравнения: "логарифма с желтым цветом". Но не в этом дело. Это, второе его высказывание, превращает в пустопорожнюю болтовню приведенное мною первое. Если всегда масса прибыли перевешивает её норму, то тем более понижение нормы прибыли (и даже её повышение) не уравновесится массой, которая всегда перевешивает... жёлтый цвет.

2.29.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Азбука рынков (для нобелевских лауреатов). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 343, табл. 1, рис. 68. 2015

Еще по теме Модель рынка инвестиций:

  1. 4.5 Портфельные модели анализа стратегии
  2. 6.1. СМИ в условиях перехода к рынку
  3. ВИДЫ И МЕХАНИЗМ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ І./. ФИНАСОВОГО РЫНКА
  4. Экономическая сущность и особенности вывоза прямых инвестиций из динамично развивающихся стран (на примере БРИКС)
  5. Современные тенденции и перспективы развития экспорта прямых инвестиций из России
  6. Моделирование простейшего рынка услуг
  7. Модель рынка монополиста-продавца
  8. Модель рынка инвестиций
  9. Модель рынка продовольствия
  10. Модель рынка мясной продукции
  11. Благотворительность, социальные инвестиции и корпоративное гражданство